15 подвигов новорожденного

Содержание
  1. 15 поразительных книг о Великой Отечественной войне
  2. 2. «В окопах Сталинграда», Виктор Некрасов
  3. 3. «Седьмая симфония», Тамара Цинберг
  4. 4. «Молодая гвардия», Александр Фадеев
  5. 5. «Повесть о настоящем человеке», Борис Полевой
  6. 6. «Судьба человека», Михаил Шолохов
  7. 7. «У войны не женское лицо», Светлана Алексиевич
  8. 8. «Прокляты и убиты», Виктор Астафьев
  9. 9. «Живые и мёртвые», Константин Симонов
  10. 10. «Горячий снег», Юрий Бондарев
  11. 11. «Момент истины», Владимир Богомолов
  12. 12. «Блокадная книга», Алесь Адамович и Даниил Гранин
  13. 13. «Сотников», Василь Быков
  14. 14. «Жизнь и судьба», Василий Гроссман
  15. 15. «Сын полка», Валентин Катаев
  16. Героический подвиг на молдавской земле – внук смотрит на мир глазами прадеда
  17. «Нужно ли было спасать?» Что будет, если отказаться от реанимации новорожденного, который не выживет
  18. У родителей должна быть возможность дать ребенку спокойно уйти
  19. Принять решение не реанимировать – уголовно наказуемо
  20. 15 подвигов новорожденного
  21. Этапы эстафеты
  22. Тестовое задание

15 поразительных книг о Великой Отечественной войне

15 подвигов новорожденного

Автор одного из самых известных произведений о Великой Отечественной войне «А зори здесь тихие…» Борис Васильев добровольно отправился на фронт, когда ему было всего 17 лет. Закончив военную карьеру в 1954 году, он стал писателем и посвятил своё творчество войне.

«В списках не значился» — история о тех, чей подвиг остался в памяти, но чьи имена утеряны. О солдатах, которые шли в бой, не рассчитывая на славу. Действия разворачиваются в 1941 году в Бресте — городе, который одним из первых принял на себя удар врага.

Купить книгу

2. «В окопах Сталинграда», Виктор Некрасов

Автор прошёл почти всю войну, и был отправлен домой только после ранения в начале 1945 года. Он участвовал в битве за Сталинград и одним из первых написал о ней книгу.

Повесть «В окопах Сталинграда» вышла в 1946 году и поразила читателей свой честностью. Главный герой попадает в город незадолго до наступления немцев и успевает застать мирную жизнь людей, которые и не подозревают о том, что им вскоре придётся испытать.

Купить книгу

3. «Седьмая симфония», Тамара Цинберг

Отец писательницы был известным публицистом и знатоком еврейской литературы. В их семье книги почитались, поэтому, когда у Тамары была возможность покинуть блокадный Ленинград, она ей не воспользовалась, так как не могла бросить семейный архив. Именно этому сложному и страшному периоду посвящена повесть «Седьмая симфония».

героиня, девочка-подросток, спасает новорождённого, от которого отказалась мать. Цинберг вложила в образ девочки то, каким видела город — стойким, храбрым и несломленным.

Купить книгу

4. «Молодая гвардия», Александр Фадеев

Книга написана на основе реальных событий в городе Краснодон. Александр Фадеев восстановил историю подпольной организации «Молодая гвардия», которая оказывала сопротивление немецким оккупантам.

В неё входили совсем молодые парни, которые боролись до конца, но враг оказался сильнее.

Фадеев бережно работал с документами и опрашивал жителей города, прежде чем создать произведение о героическом подвиге подростков, чтобы тот не остался незамеченным.

Купить книгу

5. «Повесть о настоящем человеке», Борис Полевой

Борис Полевой во время Великой Отечественной войны работал корреспондентом и даже взял себе псевдоним, отражающий этот период жизни. Но в историю автор вошёл благодаря своей художественной прозе. Она освещает события, свидетелем которых являлся писатель.

«Повесть о настоящем человеке» рассказывает о храбром и волевом лётчике Алексее Мересьеве. Несмотря на то что он лишился обеих ног, герой находит в себе силы продолжать борьбу не только за свою жизнь, но и с фашистским врагом.

Купить книгу

6. «Судьба человека», Михаил Шолохов

С началом войны жизнь главного героя полностью меняется. Он оставляет работу и семью и отправляется на фронт. Вскоре его берут в плен фашисты и отправляют в концлагерь. Лишь чудом военному удаётся выжить и сбежать. Но тяготы преследуют его даже по возвращении домой.

Книга основана на судьбе реального человека, которого встретил Шолохов. Писатель настолько проникся историей, что решил посвятить ей своё произведение.

Купить книгу

7. «У войны не женское лицо», Светлана Алексиевич

Нобелевский лауреат Светлана Алексиевич собрала в своей книге истории девушек и женщин, прошедших войну. Они отправлялись на фронт, укрепляли тыл, боролись с врагом и переносили нечеловеческие условия.

Книга отражает одну простую мысль: в войне нет ничего естественного. Вокруг только боль, страх, слёзы и грязь. А в головах людей лишь одна надежда и мечта — выжить.

Купить книгу

8. «Прокляты и убиты», Виктор Астафьев

Писатель ушёл на фронт добровольцем, когда ему было всего 18 лет. Пережитое убедило Астафьева в том, что война — это преступление против всего разумного, что есть на земле.

В романе «Прокляты и убиты» автор показывает путь молодых испуганных призывников, которым предстоит стать храбрыми и сильными солдатами. Только помимо фашистов в их жизни есть и другие враги — зверские командиры, голод, страх и болезни.

Купить книгу

9. «Живые и мёртвые», Константин Симонов

Симонов отправился на фронт в качестве корреспондента газеты «Боевое знамя», стал участником наступления Красной армии и дошёл до Берлина. Во время войны автор вёл дневник, который затем лёг в основу трилогии «Живые и мёртвые».

Первая одноимённая часть цикла показывает самое начало войны глазами непосредственного участника. Поэтому тут есть место как героизму, так и простым человеческим чувствам — любви, дружбе и страху.

Купить книгу

10. «Горячий снег», Юрий Бондарев

Враги уже подошли к Сталинграду, и к ним спешит подкрепление. Помешать им дойти до города предстоит двум артиллерийским взводам. Солдаты должны дать отпор сотням немецких танков, ведь от результата этого противостояния зависит исход Сталинградской битвы.

На фоне сражения Бондарев показывает отношения между очень разными людьми, которых свела война. Борьба и вера в победу объединяют их, несмотря на разногласия.

Купить книгу

11. «Момент истины», Владимир Богомолов

У романа есть и другие названия, например «В августе сорок четвёртого…». Это одно из самых известных произведений о Великой Отечественной войне. Его перевели на десятки языков, а общий тираж превысил миллион экземпляров.

На территории уже освобождённой от врага Белорусской ССР располагаются немецкие шпионы, добывающие ценную информацию. Оперативно-розыскной группе СМЕРШ предстоит найти и обезвредить агентов. В книге показаны не только бои и военные действия, но и тонкая аналитическая работа контрразведчиков.

Купить книгу

12. «Блокадная книга», Алесь Адамович и Даниил Гранин

Алесь Адамович воевал в составе партизанского отряда. Даниил Гранин был в танковых войсках. Писатели объединились, чтобы рассказать историю осаждённого Ленинграда.

«Блокадная книга» в первую очередь история невероятного героизма, но не того, что показывают в фильмах о неуязвимых воинах.

Жители совершали подвиг каждый день тем, что выживали и не сдавались, защищая свой город. Они изливали свои уставшие души в дневниках и устных пересказах.

Авторы собрали эти истории и сохранили память о людях, на чью долю выпали суровые испытания войной, голодом и смертью.

В издание 2017 года вошли архивные фотографии блокадных лет.

Купить книгу

13. «Сотников», Василь Быков

Василь Быков сам участвовал в боях и написал о них множество повестей. «Сотников» примечателен тем, что автор стирает грань между чёрным и белым, добром и злом. Быков показывает, что на войне не так просто отделить друга от врага. Тот, кто ещё вчера был с героем заодно, сегодня может оказаться его палачом.

Два солдата попадают в плен, но у каждого свой путь. Вскоре жизнь одного оказывается в руках второго. Повесть фокусируется на внутреннем выборе, который на фоне войны перерастает в муки совести и попытки, не всегда удачные, сохранить достоинство.

Купить книгу

14. «Жизнь и судьба», Василий Гроссман

Книга «Жизнь и судьба» была опубликована только через 28 лет после создания. В 1961 году рукопись конфисковали и запретили издавать с формулировкой «антисоветская». В этом романе Гроссман проводит параллели между идеологиями Германии и СССР. Но на самом деле писатель ищет истоки зла, которые привели к страшной и беспощадной войне.

В центре сюжета семья Шапошниковых и их знакомые, чьи судьбы витиевато переплетаются. В их жизнь врываются Сталинградская битва, бомбардировки и обстрелы. Но многим удаётся сохранить человечность и доброту, например советскому и немецкому солдатам, которые в одном окопе спасаются от пуль.

Купить книгу

15. «Сын полка», Валентин Катаев

В повести Катаев поднимает страшную тему детей во время войны. Книга написана в 1944-м, когда до Дня Победы оставался ещё целый год.

У главного героя Вани Солнцева погибла вся семья: родителей убили немцы, а жизни бабушки и сестры отнял голод. Но мальчик не желает отсиживаться в тылу, он хочет служить Родине. Двенадцатилетний сирота становится солдатом. Повесть местами горькая и печальная, но не лишена юмора и доброты. Это отражает двойственность натуры героя.

Купить книгу

Источник: https://lifehacker.ru/knigi-o-velikoj-otechestvennoj-vojne/

Героический подвиг на молдавской земле – внук смотрит на мир глазами прадеда

15 подвигов новорожденного

Время не властно над памятью, как и подвиг тех, кто освобождал молдавскую землю от фашистской скверны. Память о тех днях и о тех героях сегодня живет в сердцах и душах их внуков и правнуков, которые поразительно похожи на своих предков.

КИШИНЕВ, 30 окт – Sputnik, Андрей Петрик. В Молдове есть особое место в Хынчештском районе – “высота Шабанова”.

Именно так ее называют молдавские поисковики, члены Русского военного историко-патриотического клуба и поискового отряда “Август”. 

В далеком августе 1944-го с этой высоты смотрел на встающую на дыбы молдавскую землю старший лейтенант 595-го стрелкового полка 188-й стрелковой дивизии Иван Петрович Шабанов, готовясь принять свой последний бой. Именно там, на высоте 236,0 погиб доблестный советский офицер, а память о нем на долгие десятилетия оставалась лишь в сердцах его родственников, живших в Воронежской области России. 

Идя в решительную схватку в августе 44-го, Шабанов, наверняка, помнил о них, о тех, кто остался дома, пытаясь приблизить Великую Победу, чтобы вернуться домой и начать мирную жизнь. Но ему, к сожалению, не суждено было рассчитывать на такое будущее.

 

Старший лейтенант Шабанов насмерть стоял на отметке 236.0, на рубеже, через который пыталась прорваться обреченная многотысячная фашистская орда, окруженная в ходе Ясско-Кишиневской операции.

Храбрый офицер косил из пулемета наседавшего врага до последней возможности, истребив несколько сотен фашистов.

Немцы смогли одолеть храброго лейтенанта только после тяжелого ранения и истощения запаса патронов. Посмертно Иван Шабанов был представлен к званию Героя Советского Союза. В боях за Каракуй тогда пало более 250 красноармейцев, однако останки Ивана Шабанова долгое время найти не удавалось.

К истории подвига и гибели старшего лейтенанта Шабанова у молдавских поисковиков – особое отношение. Много лет назад они нашли на опушке леса братскую могилу. При одном из бойцов был обнаружен компас, а на нем заветная выцарапанная надпись – “Шабанов И.П.”.

После длительной работы с документами Центрального архива Минобороны России, поисковикам удалось идентифицировать останки советского бойца и узнать, какую героическую смерть он принял для того, чтобы территория республики стала свободной от фашистского зла.

 

“Сохранилось несколько воспоминаний о бое за Каракуй, мне самому лично довелось брать интервью у подполковника Петра Михина, дивизион которого поддерживал тогда огнем нашу пехоту.

Но лучше всех об этом, конечно, рассказал бы сам Иван Петрович Шабанов, если бы остался жив”, – рассказал корреспонденту Sputnik Молдова руководитель Русского историко-патриотического клуба Алексей Петрович. 

Будучи в Воронеже и рассказывая о тех бойцах Красной Армии, чьи останки удалось найти поисковикам в молдавской земле, Петрович на миг оцепенел, когда представлял фотовыставку.

Из зала на него смотрел старший лейтенант 595-го стрелкового полка 188-й стрелковой дивизии Иван Петрович Шабанов. Только он почему-то был одет в гражданский костюм.

Конечно, Алексей понял, что это – не Шабанов, который навсегда остался в огненном молдавском августе 1944-го.

“За годы поисковой работы мне не раз доводилось наблюдать наяву, что такое генетика. Как через два и три поколения внуки и правнуки солдат, погибших в годы войны, снова воплощают на своих лицах черты героических дедов и прадедов. А из зала на меня смотрел Василий Шабанов, подполковник внутренних войск МВД России, праправнук старшего лейтенанта Ивана Шабанова, ветеран боевых действий в Чечне”, – уточнил Петрович.

О подвиге предка Василий Шабанов узнал примерно в те же годы, что молдавские поисковики. Тогда же он установил связь с поисковым отрядом “Август”, стал следить за мероприятиями по увековечению памяти в нашей стране. Василий от всего сердца поблагодарил жителей Молдовы за память о своем погибшем прапрадеде, за то, что его подвиг не забыт по сей день.  

Потомку героя известно, что в 2016-м году на высоте 236.0 был установлен поклонный крест и плита в честь его героического предка. А в нынешнем году была проведена реставрация воинского мемориала в селе Каракуй, и с воинскими почестями преданы земле останки 68-ми солдат и офицеров Красной армии, погибших в августе 1944-го.

“Я пригласил его к нам в Молдову, побывать в селе Каракуй, своими глазами увидеть холмы и поля, подняться на высоту 236.0, которую мы сегодня называем “высотой Шабанова”, – резюмировал Петрович.

За минувшие три десятилетия, особенно в начале 90-х, неоднократно предпринимались попытки переписать историю, подвести события Великой Отечественной войны, происходившие на молдавской земле, под нужные лекала. Однако фальшь, которую пытались навязать, – ничто по сравнению с памятью и искренним чувством благодарности народа за свободу и мир.

Сегодня, когда с огненного ада на Днестровских плацдармах прошло 75 лет, к многочисленным мемориалам приходят правнуки и праправнуки тех, кто ценой своих жизней отвоевал их право на мир и счастье. И эта признательность – самая сильная, вопреки воле некоторых либеральных политиков.

Будь в курсе всех событий в стране и мире: узнай первым, что происходит сейчаc>>>

Смотреть видео  Cлушать радио Перейти к другим новостям 

Узнать,что мы сообщаем в OK

Источник: https://ru.sputnik.md/moldova/20191030/28030538/geroyskiy-podvig-na-moldavskoy-zemle-vnuk-smotrit-na-mir-glazami-deda.html

«Нужно ли было спасать?» Что будет, если отказаться от реанимации новорожденного, который не выживет

15 подвигов новорожденного

Сначала мать «прессуют», чтобы она абортировала ребенка, предлагая ввести уже на поздних сроках фитоциды в сердце, чтобы ребенок родился мертвым, но если он уже родился, то его точно будут реанимировать и маме вообще не разрешат принимать какие-либо решения. Что еще происходит, когда ребенок рождается неспособным к жизни, можно ли в России отказаться от реанимации, как умирают дети, которых реанимируют до последнего, и есть ли отличия между таким отказом и эвтаназией.

Врач-реаниматолог, ОРИТН (реанимация и интенсивная терапия новорожденных), Санкт-Петербург

– У врачей нет ни юридического, ни морального права прекращать работать, бороться за жизнь.

Иногда с высокой долей вероятности мы можем сказать, что у ребенка будут тяжелые повреждения головного мозга, тяжелая инвалидизация по зрению, слуху, психомоторному развитию.

Но нельзя все случаи свести к одному уравнению: если есть проблемы, то все будет очень плохо. Для многих родителей такой ребенок желанный, его принимают таким, какой он есть.

На этапе реанимации новорожденных очень мало отказов, чаще всего они бывают на этапе родильного дома.

И очень часто они этнического свойства: в некоторых культурах не принято вне брака рожать ребенка, отцовство не признается мужчиной, и женщина вынуждена ребенка оставлять.

Бывают асоциальные женщины, которые отказываются от своих детей, какими бы они ни родились – здоровыми или больными, недоношенными или полновесными. Но это бывает в роддоме, а те дети, которые приезжают к нам, чаще всего с родителями.

Врачам лучше не задумываться о том, что ребенок будет с инвалидностью, иначе теряется абсолютный смысл врачебной работы. Лучше тогда вообще не заниматься медициной.

Не все врачи разделяют эту точку зрения, но те, кто работает с новорожденными, конечно, исключительные люди.

Они верят в чудо, борются, прикладывают огромное количество усилий, это командная работа всего коллектива реанимации и специалистов, которые этих детей ведут и наблюдают.

Очень часто исходы у таких детей непредсказуемы, поэтому говорить заранее о прогнозе – очень смело, это большая ответственность. Мы этого избегаем. Мы говорим родителям так, как есть, и делаем все, что от нас зависит.

Юридически у родителей есть возможность написать отказ от реанимации. В законе есть формулировка, что сам пациент, достигший 15-летнего возраста, или его законный представитель, опекун может выбрать врача, отказаться от госпитализации и любой медицинской помощи, в том числе реанимационной.

Но когда реанимационная помощь оказывается в целях сохранения жизни, ее оказывают порой без согласия пациента. Например, консилиумом из трех врачей принимается решение о проведении операции по жизненным показаниям ребенку, потому что рядом с ребенком сейчас нет законных представителей. Решение принимается здесь и сейчас, это касается любой медицинской манипуляции.

У нас в России отказов от реанимационной помощи, культуры паллиативной помощи очень мало. Врачи на это не ориентированы, законодательство не очень проработано, есть страх претензий к врачам по поводу того, что что-то не сделано, доказать обратное будет крайне сложно.

За свою практику я один раз сталкивался с таким прецедентом. Ребенок родился больным. Мы знали, что он умрет. И без экстренной хирургической помощи это был вопрос нескольких дней.

Родители отказывались от проведения любых манипуляций, а врачи настаивали на том, чтобы попробовать. Проблема была даже техническая: в нашей больнице не было никакой формы отказа от помощи, были только согласия.

Было принято решение о том, чтобы ребенку провести операцию. Родители не без колебаний согласились. Ребенок умер через день после операции.

За исключением одного этого случая за шесть лет моей работы все родители были заинтересованы в том, чтобы ребенку помогли. И сами не рассматривали вопрос отказа, были благодарны, что ребенком занимаются, что его спасают.

«Нужно ли было спасать?» – это всего лишь мысли, которые приходят после. В реанимации об этом не думаешь, думаешь только о функциях организма и показателях, о признаках жизни.

Мысли могут возникать вновь и вновь, но ты всегда понимаешь, что не можешь не делать этого, в том числе потому, что за это будет юридическая ответственность.

И страх преследования намного выше, чем желание предлагать отказ от реанимации и способствовать реализации права законного представителя в этом отказе. Я считаю, что лучше об этом вообще не говорить, потому что в принципе непонятно, как его реализовать.

У родителей должна быть возможность дать ребенку спокойно уйти

Директор по методической работе Детского хосписа «Дом с маяком» Наталья Савва

Перед врачами России стоит очень важная задача – снизить младенческую смертность. Поэтому есть установка – всех новорождённых детей надо реанимировать. Даже если ребёнок родился без сердцебиения, без дыхания, всё равно врачи должны проводить реанимацию. И только потом врачи могут подвести итог — эффективно это было или нет.

https://www.youtube.com/watch?v=S6YoJ8oqi_g

Если родители хотят заранее отказаться от реанимационных мероприятий у ребёнка с неизлечимыми пороками, родившегося, например, без сердцебиения, у нас стране сделать это невозможно, так как для этого нет законодательной базы. Сейчас мы развиваем программу «Перинатальная паллиативная помощь».

К нам нередко обращаются женщины, которые хотят продлить беременность, несмотря на рекомендации врачей прервать ее по медицинским показаниям.

Речь идет о тех случаях, когда уже точно известно, что ребёнок родится либо нежизнеспособным, либо с тяжелой неизлечимой генетической болезнью, либо с пороком, несовместимым с жизнью (например, акранией).

В таких случаях очень многие родители говорят, что хотели бы родить этого ребенка, но впоследствии не реанимировать его, а сделать так, как это сейчас предусмотрено за границей. Там можно отказаться и от реанимации, и от аппаратов ИВЛ, получать только паллиативную помощь. Всё это оформляется в виде так называемых “информированных согласий” и других медицинских документов.

В России такой нормативной базы нет.

В этом заключается вся абсурдность ситуации: сначала матери предлагают, чтобы она абортировала ребенка или прервала беременность на поздних сроках путем введения фетоцида в сердце, чтобы ребенок родился мертвым.

Но если она отказалась от этого и ребенок родился, то его точно будут реанимировать и подключать к ИВЛ, а семье  вообще не разрешат принимать какие-либо решения по этому поводу.

Смысл в том, что у родителей должен быть выбор: если вы хотите реанимацию и ИВЛ — пожалуйста, вот вам реанимация. Но если ребёнок уже в утробе матери признан инкурабельным, то у родителей должно быть право дать ребенку максимально спокойно и комфортно прожить столько, сколько ему отведено, без применения медицинских технологий, искусственно продлевающих жизнь.

Есть разные позиции у семьей: кто-то не готов отказываться от средств реанимации и будет бороться «до конца» — данное право сейчас в России реализовано очень хорошо.

Но кто-то говорит, что не хочет продлевать мучения своему ребёнку, а хочет, чтобы ребенку и членам семьи оказывалась только паллиативная помощь или все виды помощи за исключением ИВЛ – нормативной базы для реализации этого права в России, увы, нет.

“Мы знаем, что наш ребенок умрет, но мы хотим дать ребенку подышать самостоятельно, чтобы он спокойно побыл у нас на руках, в кругу родных, без всякого искусственного продления жизни и мучений” — это очень понятное желание многих родителей. Часто же получается, что ребёнок умирает один, без мамы, без папы, в каком-то больничном отделении, на аппарате ИВЛ.

Недавно у нас был в случай: в семье, в которой уже есть трое детишек, родился четвёртый ребёнок. Еще на этапе беременности родители узнали, что у ребенка синдром Эдвардса, но решили, что точно будут его рожать. Обычно с таким синдромом детей реанимируют и подключают к ИВЛ, но родители очень не хотели такого для своей дочки.

К сожалению, они бы не смогли отказаться от реанимации, но получилось так, что ребёнок родился сильнее, чем от него ожидали. Девочка сама задышала, и на девятый день семья забрала ее с зондом для кормления домой под наблюдение специалистов выездной паллиативной службы «Дома с маяком».

Домой привезли все необходимое питание, медицинское оборудование и расходные материалы для ухода и кризисных ситуаций. В нашей практике это первая такая история.

Старшие дети очень ждали появления сестренки. Вообще это удивительная семья. Мама и папа — хорошо образованные люди, с ними работала паллиативный психолог Детского хосписа «Дом с маяком», они сразу поговорили со старшими детьми, что их сестричка родится и либо сразу, еще в больнице,  превратится в ангела, либо заедет ненадолго домой.

Когда она родилась, детки спрашивали у мамы и папы: “Ну что, Любаша залетит домой или нет?” И они приняли её рождение действительно как подарок. Для них это счастье. Сейчас они все вместе, дома, вот уже два месяца.

А если бы ребёнок проводил бы эти дни где-то в больнице, или в реанимации на аппарате ИВЛ, то ни для него, ни для его семьи не было бы никакой комфортной жизни.

Наталья Савва. Ефим Эрихман

В паллиативной медицине есть группа детей, которые вследствие перинатального кислородного голодания и кровоизлияний получают такое тяжелое поражение головного мозга,  что уже никогда не смогут реагировать на окружающий мир и будут всегда находиться в вегетативном состоянии с прогрессивно увеличивающимся числом медицинских проблем.

Таких детей реанимируют, сажают на аппараты ИВЛ. Кого-то потом удается снять и они дома с родителями. А кто-то из детей находится на ИВЛ пожизненно, иногда – годами, и на нем же умирает. Получается, что мы искусственно поддерживаем жизнь, но качества жизни нет ни у родителей, ни у самих детей. Кто-то из родителей считает это правильным.

Другие семьи задают вопрос: «Зачем нужно вентилировать тело ребенка, душа которого давно уже не с нами, ведь мы продлеваем его мучения, так как боль, судороги, контрактуры, пролежни, прогрессирование поражения головного мозга никуда не исчезают? Почему нельзя отключить аппарат ИВЛ —  он же все равно не излечит и не выведет из вегетативного состояния? Почему нельзя просто обезболить ребенка, создать комфортные условия на руках у любящих людей и дать прожить столько, сколько отведено судьбой, без искусственного продления мучений?».

Ответа на подобный вопрос у медиков, как правило, нет.  Они стараются не общаться с родителями, вместо необходимых коммуникаций вырастает стена.

У многих сотрудников происходит профессиональное выгорание, потому что люди тоже не понимают, зачем они искусственно продлевают жизнь, в которой нет детства, одни страдания и медицинские манипуляции без малейшего шанса на улучшение состояния. Родители просят это все прекратить, а правовых возможностей нет.

Например, у ребенка в головном мозге по результатам МРТ есть только вода. Нет ни одного движения ни ручек, ни ножек. По сути, от ребенка осталось одно тельце. Это больше существование, чем жизнь. Искусственно продлять такую жизнь с помощью аппарата ИВЛ месяцами и годами без надежды на восстановление – это морально очень тяжело и для родителей, и для сотрудников.

В подобных ситуациях семья должна иметь право отказаться от продолжения искусственного продления жизни с помощью аппарата ИВЛ в случае, если медики признали ребенка инкурабельным, а прогноз в отношении его жизни – неблагоприятный, летальный. Хочешь, чтобы ребёнок вентилировался —  пожалуйста, вот аппарат, мы его будем вентилировать.

Не хочешь — будем отключать. В подобных случаях во всём мире проводят «паллиативную экстубацию», есть специальные медицинские протоколы ее проведения и протоколы обезболивания и комфортного сопровождения, чтобы при этом ребенок не испытывал страданий.

В России у семьи такого выбора нет, ребёнок будет до конца вентилироваться, вне зависимости от того, хотят этого родители или нет.

У нас в стране есть юридическая норма, которая была создана для трансплантологов, которая разрешает отключение от аппарата ИВЛ в случае смерти мозга.

Но констатировать смерть мозга у ребёнка иногда очень сложно, потому что есть некоторые состояния (например, судороги, злокачественная опухоль, др.

), которые могут сопровождаться малейшими реакциями мозга и минимальным сознанием. Тем не менее смысла пребывания на аппарате ИВЛ вообще нет.

В России есть норма закона, позволяющая не проводить реанимационные мероприятия человеку с достоверно установленным прогрессирующим неизлечимым заболеванием в терминальной стадии. Но врачи боятся попасть под статью и, соответственно, детей вентилируют в любом случае.

Более того, отключение от аппарата ИВЛ приравнивается чуть ли не к “пассивной эвтаназии”. Во всем мире определение эвтаназии одно — по просьбе пациента ввести лекарство для того, чтобы он умер. А в России к эвтаназии относится еще такая формулировка, как “действие или бездействие”, которое может повлечь за собой летальный исход.

Под это можно подвести абсолютно всё, поэтому, конечно, врачи не хотят рисковать.

Мы как паллиативные специалисты – против проведения эвтаназии, мы должны наладить систему хорошей паллиативной помощи, чтобы человек не просил себя убить из-за того, что ему невыносимо больше мучаться от боли, например. При этом я считаю, что термин «пассивная эвтаназия» должен быть убран из закона как нежизнеспособный и мешающий развитию паллиативной помощи.

Вообще можно сколько угодно рассуждать на эту тему в теории, но достаточно всего лишь один раз увидеть, как на аппаратах ИВЛ мучаются дети, которые в принципе нежизнеспособны. Это не гуманно ни по этическим, ни по человеческим и моральным нормам. У родителей таких детей должно быть право выбора: начинать ИВЛ или нет, отключать ИВЛ или нет.  Поэтому такой закон необходим.

Принять решение не реанимировать – уголовно наказуемо

Юрист Полина Габай

Полина Габай

На сегодняшний день не существует нормативного правового акта, регламентирующего правила оказания первичной реанимационной помощи новорожденным.

Ранее основные принципы организации и алгоритмы оказания первичной и реанимационной помощи новорожденным в родильном зале были утверждены Приказом Минздравмедпрома РФ от 28.12.

1995 № 372 (далее – Приказ № 372), однако приказ утратил силу еще в 2010 году.

Источник: https://www.pravmir.ru/nuzhno-li-bylo-spasat-chto-budet-esli-otkazatsya-ot-reanimatsii-novorozhdennogo-kotoryj-ne-vyzhivet/

15 подвигов новорожденного

15 подвигов новорожденного

39383

На первый взгляд кажется, что новорожденный совершенно беспомощен, но это не так. Едва появившись на свет, ребенок тут же начинает искать ртом мамину грудь, а захватив сосок, принимается активно ее опорожнять. Так что «добыть» себе еду он точно в состоянии. Но это далеко не единственный жизненно важный навык.

Этапы эстафеты

Врожденные рефлексы – это наследие, доставшееся нам от далеких предков по воле эволюции. Они закладываются в первые недели беременности в период внутриутробного развития и проявляются в первые часы, дни или недели после рождения.

Все врожденные рефлексы считаются безусловными, то есть возникают помимо нашей воли и не поддаются осознанному контролю. По сути же это непроизвольные реакции нервной системы на раздражение, возникающее либо внутри самого организма, либо снаружи.

Регулируются они прежде всего средним мозгом, который развивается в первую очередь. Когда же начинает развиваться кора головного мозга (более совершенное серое вещество), то она берет под свой контроль основную часть нервной системы.

Как только это происходит, врожденные рефлексы уступают место условным. Причем угасание большинства непроизвольных реакций происходит уже на первом году жизни.

Тестовое задание

Зная сроки проявления и угасания безусловных рефлексов, родители могут вовремя заметить отклонения от нормы и обратиться за помощью к врачу. Но устраивая малышу экзамен, надо соблюдать некоторые правила. Многое зависит от того, голоден кроха или сыт.

В первом состоянии он будет реагировать на раздражение энергично, а во втором − вяло. Так что тестирование лучше устраивать не раньше чем через полчаса после кормления, при естественном освещении, то есть в первой половине дня.

Желательно, чтобы температура в комнате была 22−24 °С.

Оральные рефлексы − самые важные безусловные рефлексы, ведь благодаря им ребенок может «найти» пищу и съесть ее. Возникают в ответ на раздражение губ малыша.

Сосательный рефлекс начинает угасать ближе к году, а полностью исчезает к 1,5–2 годам. По мнению специалистов, таким образом природа определила оптимальный срок для окончания грудного вскармливания.

Сосательный. Стоит только дать новорожденному грудь, как он начинает делать ритмичные сосательные движения. Такая же реакция будет на собственный или чужой пальчик, соску, игрушку. Рефлекс проявляется чуть ли не с первого часа после рождения и проходит к 12−18 месяцам.

Хоботковый. Если быстро и легко прикоснуться к губам крохи пустышкой или пальцем, он выпятит губки трубочкой.Такая реакция проявляется в первые часы жизни и исчезает к концу 2−3-го месяца.

Поисковый. Осторожно и нежно погладьте малышу уголок рта или дотроньтесь пустышкой до щечки рядом с губами − и он мгновенно повернет голову в ту сторону, откуда шел стимул.

А если соской немного надавить на середину нижней губы, ротик откроется, шея согнется, и малыш попытается захватить пустышку губами. Этот рефлекс свидетельствует о слаженной работе глубоких структур мозга. На его основе формируются мимические реакции.

Навык проявляется в первый день жизни и сохраняется до 3−4 месяцев.

Ладонно-ротовой. Если уложить малыша на спину и, взяв его ручку, слегка надавить большим пальцем в центр ладошки, он откроет ротик и нагнет головку вперед. Проделайте то же самое с другой ручкой.

Реакция должна быть с обеих сторон одинаковая. Рефлекс подготавливает базу для осознанных движений рта и рук, с помощью которых кроха совсем скоро начнет исследовать мир.

Такая способность появляется у малыша в первые 2−3 дня жизни и угасает к 3 месяцам.

Спинальные рефлексы – это двигательные рефлексы, регулируемые спинным мозгом. При их участии наше тело принимает разные позы и перемещается в пространстве. Проверив силу этих «реакций», врач может оценить двигательную активность ребенка.

Хватательный. Вложите в ладошку малыша платочек, и он тут же бессознательно сожмет ее в кулачок. Порой захват настолько крепкий, что, если ребенок возьмется за пальцы мамы или папы, его можно будет поднять в воздух. Рефлекс способствует развитию мелкой моторики и речевой деятельности. Проявляется в первую неделю жизни и после 3−4 месяцев исчезает.

Некоторые энтузиасты тренируют новорожденных «ходить по столу» или «стоять» на ладони у мамы или папы. Однако во время таких экзерсисов возникают запредельные нагрузки на незрелую костную систему ребенка, что может вызвать проблемы с формированием опорно-двигательного аппарата (неправильную осанку, косолапость).

Рефлекс опоры и автоматической ходьбы. Поверните карапуза лицом к себе, возьмите под мышки, фиксируя головку пальцами. Если приподнять его, он подожмет ножки. Если опустить на пол – будет стоять, опираясь на стопу.

Если наклонить вперед – начнет «переступать» ножками. Это и есть автоматическая ходьба. Если ножки ребенка перекрещиваются, ничего страшного: в первые 1,5 месяца жизни это нормально. Рефлекс подготавливает к ходьбе.

Проявляется он в первые недели жизни и к 3 месяцам угасает.

Рефлекс ползания. Положите кроху на животик и прикоснитесь своими ладонями к его подошвам. Он тут же оттолкнется от опоры и продвинется вперед. Рефлекс активизирует практически все зоны головного мозга, развивая координацию движений. «Ползать» так дети начинают на 3−4-й день жизни, а после 3−4 месяцев выходят на уже осознанный уровень.

Рефлекс Галанта. Положите ребенка на животик и проведите пальцем вдоль позвоночника, отступив слева от него 1 см и двигаясь сверху вниз. В ответ кроха выгнет спинку вправо.

Проделайте то же самое с правой стороны. Ребенок должен выгнуть спинку влево. Рефлекс готовит нервную систему к осознанной координации движений и укрепляет связь между полушариями головного мозга.

Проявляется с 5−6-го дня и проходит к 3−4 месяцам.

Защитный. Положите кроху на животик − и он тотчас повернет голову в сторону и попытается ее приподнять. Рефлекс помогает удерживать туловище, голову, руки и ноги в позе, наиболее удобной для дыхания (а во время родов позволяет малышу не захлебнуться). Он выражен уже в первые часы жизни и угасает к 1,5 месяца.

Рефлекс Переса. Положите малыша на животик и проведите пальцем по позвоночнику, двигаясь от копчика к шее и слегка надавливая на позвонки. В ответ малыш поднимет голову и таз, прогнет спину и согнет ноги в коленях. При этом он может закричать, помочиться или покакать. Рефлекс помогает врачу оценить работу спинного мозга. Проявляется на первой неделе жизни и испаряется к 3−4 месяцам.

Рефлекс Моро. Проверяется разными способами. Можно положить ребенка спиной на стол и внезапно ударить ладонями прямо по столешнице на расстоянии 15 см справа или слева от его головки.

В ответ кроха сначала разведет ручки в стороны, разожмет кулачки и выпрямит согнутые ноги. Через 2−3 секунды руки либо вернутся в исходное положение, либо кроха обнимет себя ими.

Первая и вторая фаза рефлекса могут быть выражены с разной силой – это считается нормой. Он вызывается с первых дней жизни и пропадает к 4−5 месяцам.

Подошвенный. Надавите большим пальцем на подошву малыша у основания указательного или среднего пальца − и они прижмутся к ступне.

Если так же простимулировать наружный край стопы, двигаясь от пятки вверх, то большой палец ноги разогнется, а остальные разойдутся веером.

Рефлекс подготавливает основу для осознанного управления пальцами ног. Проявляется в первые дни жизни и угасает к 12−14 месяцам.

Шейно-тонические рефлексы отвечают за способность мышц фиксировать и удерживать нужное положение тела. Они позволяют оценить мышечный тонус малыша и развитие продолговатого и среднего мозга.

Асимметричный. Если повернуть головку ребенка вправо, он разогнет правую руку и правую ногу и согнет левую руку и левую ногу. Рефлекс помогает малышу «найти» и разглядеть ручки в первые месяцы жизни, координирует работу глаз и мозга и способствует развитию вестибулярного аппарата. Проявляется в первые дни жизни и проходит к 3−4 месяцам.

Симметричный. Аккуратно нагните головку малыша так, чтобы подбородок коснулся груди: ручки тут же согнутся, а ножки разогнутся. Если головку разогнуть, все будет наоборот: ручки разогнутся, а ножки согнутся. Такая «цепная реакция» подготавливает ребенка к осознанному ползанию. Проявляется в первые дни жизни и угасает к 3−4 месяцам.

Лабиринтный. В положении «лежа на животе» голова крохи падает на грудь или запрокидывается назад, спина выгибается, руки прижимаются к груди, пальцы сжимаются в кулачки, ножки сгибаются в коленях и прижимаются к животу.

Через несколько минут ребенок начинает выполнять плавательные движения, которые переходят в спонтанное ползание. Рефлекс помогает тренировать мускулатуру, чтобы впоследствии ребенок мог сесть и встать на ножки.

Проявляется в первые дни жизни и исчезает к 3−4 месяцам.

Врожденные рефлексы врач проверяет у малыша на каждом осмотре и в обязательном порядке. Эта рутинная процедура позволяет просто и эффективно отслеживать развитие центральной нервной системы: отклонения от нормы становятся заметны сразу. Так, рефлексы могут быть слабыми, слишком сильными или асимметричными.

В группу риска чаще всего попадают недоношенные малыши; дети, перенесшие гипоксию, асфиксию, внутриутробную инфекцию или родовую травму; младенцы с некоторыми наследственными заболеваниями (миопатией, фенилкетонурией и др.).

У ребенка, перенесшего любое заболевание в первые недели жизни, рефлексы, как правило, временно ослабевают: в этом возрасте каждый сбой вызывает снижение активности нервной системы.

В качестве лечения во всех трех случаях неврологи назначают классический лечебный массаж и гимнастику, а при необходимости прописывают ноотропы − препараты, улучшающие мозговую деятельность. Та же тактика применяется и при позднем угасании безусловных рефлексов.

Источник: http://www.parents.ru/article/podvigov-novorozhdennogo/

Для родителей
Добавить комментарий