3 причины, почему родители боятся психолога

Содержание
  1. Отвечает детский психолог: 12 вещей, которые должны знать все родители
  2. Как воспитать в ребенке лидерские качества, но не вырастить из него тирана?
  3. Ребенок врет. Что делать?
  4. Как вырастить ребенка, чтобы он не стал эгоистом?
  5. Как научить ребенка самостоятельности?
  6. Как сказать “нет”?
  7. Что делать с детской ревностью?
  8. Как вести себя после развода?
  9. Как рассказать ребенку о новых отношениях?
  10. Как реагировать на плач ребенка?
  11. Советы психолога: как жить с подростком в согласии
  12. Ребенок – тоже человек. Дайте ему возможность думать самому
  13. Чрезмерная забота и опека – медвежья услуга
  14. Гаджеты: сила в воображаемом мире
  15. Ничего не хочу: потеря смыслов и чувство пустоты
  16. Передайте ребенку право «контролера»
  17. Причины агрессии
  18. Дети – продолжение родителей
  19. Всем детям нужны родители
  20. Школьный психолог – школьный враг? Может ли он действительно чем-то помочь | Социум | Наша Психология
  21. Чем он занимается-то?
  22. Родители: не хотят и боятся
  23. Мама, папа – к доске!
  24. Кто платит, тот и заказывает?
  25. Этика – не пустой звук
  26. Пора встретиться
  27. P. S
  28. Консультация психолога для родителей: «Детские страхи: причины и последствия»
  29. Эффективные методы и приемы предупреждения и преодоления детских страхов:
  30. Чего боятся наши дети
  31. Советы родителям по снижению уровня страхов или тревоги у детей:
  32. Несколько игр и упражнений на преодоление страха и повышение уверенности в себе:
  33. Страшно не по-детски. Почему важно знать, чего боится ребенок

Отвечает детский психолог: 12 вещей, которые должны знать все родители

3 причины, почему родители боятся психолога
sh: 1: –format=html: not found

С самого рождения ребенка у родителей появляется множество вопросов. Как развить в ребенке самостоятельность? Как реагировать на плач? Что делать с ревностью и как помочь ребенку с домашними заданиями, чтобы не вырастить из него эгоиста? Cālis.lv публикует ответы на эти и другие вопросы.

Главные причины взрывных эмоций — конфликты, которые бывают в любой семье между детьми и родителями, и усталость.

Конечно, есть временные способы сдерживания — стукнуть по столу, досчитать до ста, глубоко вдохнуть, но это все только сдерживает агрессию, а не убирает причину.

Поэтому единственный выход — рефлексия: старайтесь разобраться в себе и понять себя. Таким образом вы сможете найти причину, по которой вы на самом деле злитесь.

Как воспитать в ребенке лидерские качества, но не вырастить из него тирана?

Этим вопросом чаще всего задаются родители-начальники. В начальных школах дети часто выполняют тест, в котором есть вопрос “На кого бы ты хотел быть больше похож — на маму или на папу?”. Если ребенку присущи лидерские качества, то он обычно отвечает, что “хочу командовать как мама (папа)”. Еще такие дети часто проявляют такое поведение по отношению к игрушкам.

Foto: Shutterstock

Помните, что дети копируют и впитывают ваше поведение как губки. Если вы не хотите вырастить тирана, то сами меняйте свое поведение. Пускай ваша работа остается на работе, а ребенок возьмет от родителей все самое лучшее. Главное — правильно это преподнести.

Ребенок врет. Что делать?

Важно уметь различать вранье от фантазии. Ребенок может врать, если боится наказания. Возможно, вы иногда перебарщиваете и вам нужно проявить больше понимания и сочувствия. В детском саду или школе дети могут преувеличивать, чтобы выглядеть лучше в глазах других детей. Поговорите с ребенком, чтобы выяснить причину такого поведения.

Бывает, что дети обманывают родителей, потому что боятся их огорчить. Возможно, вы поставили слишком высокую планку, и ребенок не может соответствовать завышенным ожиданиям.

Как вырастить ребенка, чтобы он не стал эгоистом?

Не следует жертвовать всем ради вашего ребенка. Он должен видеть, что у вас есть свои желания и интересы, которые столь же важны, как и его. Не экономьте на себе, чтобы купить ребенку все, что он только пожелает.

Как научить ребенка самостоятельности?

Не стоит все делать за ребенка и оправдывать это нехваткой времени — это очень вредит его развитию и в 13 лет он будет совершенно несамостоятельным. Если ребенок проявляет к чему-то интерес, то пусть он это попробует — не гасите его инициативу, пусть он все делает сам. Возможно, это будет не так быстро, как вам бы хотелось, но ведь он только учится.

Foto: Shutterstock

Родители уже свое отучились, поэтому ребенку лучше учиться самостоятельно. Не бойтесь плохих отметок или контролировать каждую черточку в тетради. Большинство конфликтов возникает именно на этой почве.

Часто родители приходят с работы, и, не спрашивая, как у ребенка дела, сразу проверяют домашнее задание. Каждый должен отвечать за свою работу.

Ребенок должен быть уверен, что вы не будете исправлять его домашние задания и не будете за него всю ночь клеить коллаж, пока он спит.

Как сказать “нет”?

Если вы в чем-то отказываете ребенку, то объясните почему. Используйте фразу “Потому что…” и “Я понимаю, но…”. Не отказывайте во всем. Подумайте, может, просьба ребенка не так уж и сложна, и вы можете ее выполнить. Будьте последовательны.

Что делать с детской ревностью?

Ревность развивает дух соперничества. Но не доводите ситуацию до конфликта и умейте вовремя переключить ребенка на другое занятие. Например, в семье родился еще один малыш и ребенок начал к нему ревновать. Уделяйте старшему ребенку время хоть раз в неделю и проводите его с ним безраздельно.

Если в семье произошли перемены, то не акцентируйте на этом внимание ребенка. Если вы всегда целовали его на ночь, то продолжайте это делать. Он должен понимать, что эти перемены не повлияли на ваше отношение к нему.

Пусть ребенок привыкает к понятию “старший”. Он может хотеть помогать ухаживать за малышом, поэтому не отталкивайте его, а позвольте помогать вам.

Как вести себя после развода?

Не скрывайте от ребенка эту информацию, но расскажите ему только о фактах, ничего лишнего — не обвиняйте ни одного из родителей, ребенку ни к чему это слышать. Расскажите ему, что ничто не повлияет на вашу к нему любовь.

После развода может быть очень тяжело и ребенок может выражать свои эмоции очень агрессивно. Не забывайте о ребенке, уделяйте ему больше времени. Никогда не оскорбляйте или унижайте никого из родителей. Оставьте споры только для взрослых и никогда не используйте ребенка для манипуляций. Родители должны уметь свести последствия развода к минимуму.

Foto: Shutterstock

Если после развода отец ребенка хочет проводить с ним время, не отказывайте ему в этом. Помните, что у ребенка должен быть и мужской пример. Если отца нет или он не лучший вариант, то пусть ребенок берет пример с дяди, деда или тренера, но главное, чтобы у него была возможность общаться со взрослым мужчиной, иначе мальчику будет сложно принять и понять социальные роли.

Как рассказать ребенку о новых отношениях?

Это всегда трудно, поскольку ребенок борется за ваше внимание. Будьте готовы к конфликтным ситуациям. Познакомьте ребенка и вашего нового партнера постепенно, чтобы он смог найти наилучший подход к ребенку. Ребенок должен понимать, что вашим с ним отношениям ничто не угрожает.

По-другому бывает, когда отец знакомит детей со своей новой женой. Первое время детям сложно видеть отца с другой женщиной, ведь у них уже есть мама.

Как реагировать на плач ребенка?

Дети плачут, потому что так они выпускают свои эмоции. Чтобы ему полегчало, проявите внимание, поговорите с ним. Скажите ему, что вы его понимаете, знаете, каково ему и используйте другие слова, чтобы показать ваше понимание. Относитесь к ребенку как человеку, который нуждается в понимании и сочувствии.

Foto: Shutterstock

Предложите ему альтернативный выход из ситуации. Относитесь к ребенку, как к человеку, ожидающему сочувствия.

Источник: https://rus.delfi.lv/woman/semja-otnoshenija/semja-deti/otvechaet-detskij-psiholog-12-veschej-kotorye-dolzhny-znat-vse-roditeli?id=49528565&all=true

Советы психолога: как жить с подростком в согласии

3 причины, почему родители боятся психолога

19. декабря, 2017

Подростковый возраст считают сложным и родители боятся его наступления. Психолог Рижской Пурвциемской средней школы Ольга Брока делится советами, как наладить общение с подростком, отвечает на вопрос, насколько опасны гаджеты, почему когда-то миленькие дети стали вредными и упрямыми, и когда это пройдет.

Подростковый период – это время так называемого возрастного «кризиса».  Интенсивно происходит  перестройка организма – физически, эмоционально и личностно. 

За три-четыре года меняется тело, идет активное становление в социальной сфере, значимее становятся сверстники, а не семья. Дети  хотят отделиться от семьи, родителей, всего того, что диктует мир взрослых, в то же время максимально хотят копировать старших. 

Не стоит переживать:  отделение носит символический характер, они «уходят для того, чтобы вернуться».

Вспомните свои подростковые переживания, клятвы  никогда не быть похожими на «этих» взрослых, и какие наблюдения о себе  можно сделать сейчас? Родителям бывает страшно отпускать и доверять ребенку, потому что им кажется, что ребенок дезориентирован,  зачастую родители его могут «не узнавать» – еще вчера был «наш ребеночек», а сегодня как незнакомый. Родителям подростков важно пересмотреть  особенности воспитания и стараться искать новые возможности договориться, вместе обсуждать способы сотрудничества.

Ребенок – тоже человек. Дайте ему возможность думать самому

Первый признак подросткового кризиса – ребёнок начинает обесценивать то, чему учили родители, и зачастую остается с внутренней пустотой, если родители не учили его находить свои смыслы (а в основном вкладывали в его голову свои мысли),  самому размышлять о себе и мире вокруг.

Бывает, воспитание в стиле «инструкции» – когда родители во всем помогут, все объяснят и всюду направят.

Другая сторона этого, что родители бояться предоставить ребенку возможность самому подумать о себе и ситуации, самому нести ответственность за результат своих действий или бездействий.

Поэтому очень важно с первого класса задавать ребенку «вопросы-размышления», не спешить быстро все урегулировать и уладить – «Как ты сам/а это понимаешь? Что ты сам/а про это думаешь? Как ты мог/ла бы справиться с похожей ситуацией в следующий раз?»

Протекание подросткового возраста тоже очень индивидуально –  ребенок может активно выносить внутренние перестройки и проживать их в себе; или изменения проживаются глубинно, не очень заметно для окружающих. Многие подростки проживают этот период защищаясь  депрессией или негативизмом.

Чрезмерная забота и опека – медвежья услуга

Подростковый возраст теперь начинается раньше, у некоторых предпосылки могут быть заметны с 9 лет. И, несмотря на то, что акселерация активно заявляет о себе, ограничений в интенсивном  проявлении своего взросления стало больше. У детей меньше возможностей нести ответственность за себя и свою жизнь, учиться  самодисциплине и планированию. 

Чрезмерная забота и опека родителей делает свое дело – «медвежью услугу».

У многих детей нет возможности просыпаться с помощью  будильника, учиться самостоятельно готовить завтрак, самому добираться до школы, на тренировки, выполнять домашние задания – жизнь родителей подчинена ритму их детей. И чем дольше происходит такое «благо», тем меньше возможностей взрослеть, дети на долгое время остаются инфантильными и мир вокруг воспринимают с позиции: «все для меня и во имя меня».

Гаджеты: сила в воображаемом мире

Подростку необходимо пространство, где он себя чувствует всемогущим и контролирующим. И они находят такие возможности в воображаемой, виртуальной  жизни, потому что там они чувствуют себя такими, какими  хотят себя видеть. И конечно, с  интенсивностью  переживаний виртуального мира мало что может сравниться, кроме искренних, теплых  взаимоотношений, чувства нужности и ценности себя.

Возможно, многим родителям трудно проводить время «просто вместе» со своим ребенком, они больше нацелены на «дело».

Может, это родители того поколения, когда все сделанное должно быть полезно; в детском опыте таких родителей их родители проводили с ними мало времени, так как  много работали и т.д, дети были предоставлены сами себе, сами организовывали свой досуг.

Хотя, по сути, игра была и остается важным компонентом психического развития ребенка, и выбор каждого родителя – как дозировать виртуальную игру и давать возможность для игры реальной.

  Индустрия развивающих и настольных игр предлагает большой выбор на любой вкус.

Ничего не хочу: потеря смыслов и чувство пустоты

Одна из «острых» тем этого возраста – потеря смыслов, чувство пустоты, бессмысленности происходящего. Подростковые депрессивные состояния – распространённое в наше время  явление. Подросток отказывается от активности только в том случае, когда все его предыдущие действия потерпели крах, когда его не услышали или он чувствовал себя безнадежно ненужным. 

Это тема про неразделенность во взаимоотношениях – с родителями, со сверстниками, со своими ощущениями и понимания себя.

Многие подростки легче проживали свои подростковые годы, если бы имели возможность самоутверждаться за счет полезных, конструктивных поступков (например, иметь возможность самостоятельного заработка, реализации своих творческих способностей и т.д.). Тогда они имеют возможность заявить о себе  реальными делами, а не через свои «теневые стороны», расписывая стены зданий в городе.

Передайте ребенку право «контролера»

Дети из благополучных семей могут играть на скрипке или посещать кружки, но в отсутствии родителей начинают себя вести отвратительно.

Почему так происходит? Потому что  важная функция родителя – постепенно передавать ребенку навык «контролера, направляющего, регулирующего и наполняющего смыслами», то есть отдавать ответственность за свою  жизнь, за ее планирование, встречу с последствиями действий или бездействий ребенка.

В наше время многие родители так много хотят дать своим детям, что забывают подумать – где заканчивается родитель и начинается ребенок. То есть «что я хочу для ребенка, значит, то для него и лучшее».

Но очень важно, чтобы ребенок сам участвовал в выборе своей жизни – учился понимать что для него самого важно, и почему.

И иногда стоит вовремя завершить занятия скрипкой лишь потому, что ребенок перерос это и хочет попробовать себя в другом деле.

Но у многих родителей есть страх, что если они разрешат ему бросить музыкальную школу, то это научит ребенка не доводить дело до конца. Хотя, для многих детей это может оказаться подтверждением, что я сам по себе не важен, важен мой результат.

Для многих детей это время эмоционального насилия над собой и закатывания своих потребностей под асфальт жизненных принципов.

И когда дети вырываются на волю, они начинают отыгрываться за все, чему натерпелись за годы взросления.

Причины агрессии

Симптом один, а причины  агрессии разные – это и неуважение к пространству другого (потому что нет опыта уважения к моему пространству), отыгрывание накопленной злости в более безопасной обстановке – дома с родителем не могу, а в троллейбусе незнакомому – с радостью.  Родителям стоит проанализировать – какие отношения доминируют в семье, что можно сделать своими силами, чтобы у ребенка был пример мирного общения и умения справляться со злостью, не причиняя вреда ни себе, ни другим.

Дети – продолжение родителей

Безусловно, дети являются продолжением своих  родителей, как хороших, так и скрытых от глаз других качеств, их моделей поведения.

Когда  родитель постоянно говорит  о том, что врать плохо и требует максимальной честности от своего ребенка, но при этом ребенок  время от времени наблюдает картину, когда мама просит папу на чей-то телефонный звонок сказать, «что она еще на работе», то это двойные стандарты.

Очень важно, чтобы родители были максимально честны к себе, видели себя во всех своих проявлениях. Чем больше расхождений реального себя и образа себя как родителя, тем больше трудностей и психосоматических симптомов может быть у ребенка.

Всем детям нужны родители

Подросткам, несмотря на внешнюю изоляцию от взрослого мира, родители нужны вдвойне. Потому, что это время большой нестабильности, потери ранее полученных знаний о себе. Подростку очень важно получать обратную связь от взрослых  – слышать про свои успехи и неудачи. Получать поддержку.

Конечно, любить и поддерживать подростков бывает очень непросто.

Потому что они очень амбивалентны и противоречивы, договориться с ними бывает невозможно. Но родителям важно помнить: все, что вы наблюдаете в его поведении – это показатель того, как у него обстоят дела в его внутреннем пространстве – в его мыслях и чувствах, в его мнении о себе и о мире в целом. «Уроки сделал, шапку одел?» – этот формат коммуникации уже не объединит вас с ребенком.

Но если подросток будет видеть и слышать от вас другую заинтересованность и заботу  о нем – «Как ты сегодня справился со всем, что происходило? Что было самое трудное? О чем были мысли? Какая мелодия крутилась в голове?» – то это будут вопросы-мостики, которые могут вас сближать. Вопросы, связанные с результативностью, успешностью, выбором профессии и про будущее – могут быть провальные.

Вопросы, связанные с его мыслями о себе, о своих ограничениях и тревогах – очень важны. 

Спросите его: «есть ли что-то, о чем мы с тобой ещё не говорили? Ты быстро растешь, я могу не успевать за тобой… А мне важно, чтобы у нас сохранялись отношения. Даже когда кажется, что это невозможно…». Не просите сразу много от ребенка, покажите на своем примере, что значит сотрудничать, слышать, быть рядом и в радости и в горести.

Источник: https://www.riga.lv/ru/news/sovety-psihologa-kak-zhitj-s-podrostkom-v-soglasii?12610

Школьный психолог – школьный враг? Может ли он действительно чем-то помочь | Социум | Наша Психология

3 причины, почему родители боятся психолога

Его боятся и ему не доверяют. К нему отказываются идти. Кто же этот роковой персонаж? Всего лишь школьный психолог!

Чем он занимается-то?

«…Вбегает ко мне учительница второго класса, и в голосе у нее истерика: “Пойдите, сделайте с ним что-нибудь!” Ну, это у нас всегда так. Урока не проходит, чтобы кто-то не забежал.

Вхожу в класс, а Максим под партой сидит, рисует там своих роботов, которых полк одинаковых. “Здоровые так себя не ведут!” – не тихо говорит учительница. Я глазами ей делаю “тсс!”, а вслух говорю: “Не будем делать поспешных выводов”.

Беру Макса поговорить, порисовать. И понимаю, что нужно разговаривать с родителями».

Школьный психолог – фигура, окруженная мифами и тайнами. Никто до конца не знает, чем он занимается: ни учителя, ни родители, ни дети, ни даже директор. Поэтому одним это дает повод думать, что это такой бездельник, который «вообще ничего не делает, только бумажки пишет», а другим – демонизировать его образ, придавая ему всемогущество влияния на судьбу ребенка.

На самом деле все не так уж сложно. Работы у психолога много. Он работает со всеми «участниками педагогического процесса»: учениками, учителями, администрацией и родителями.

Основные направления таковы:

  • Диагностическое: ребенка, классов, отдельных групп, учителей, родителей. Может быть плановое, а может по запросу родителей или учителей или если психологу «что-то не понравилось». Если планируется комплекс из нескольких тестов, то хорошим тоном будет предупреждение родителей и взятие с них дополнительного согласия.
  • Развивающее и коррекционное. Например, это могут быть уроки психологии, тренинги по сплочению в конфликтном классе, индивидуальные занятия с ребенком (проводятся строго с согласия родителей!).
  • Консультативная работа. Самые разные консультации для всех: учеников, родителей, учителей, администрации; групповые и индивидуальные. Как правило, на это выделены особые часы, поэтому «прорваться» к психологу в любой момент не получится. Только если ситуация действительно экстренная.
  • Просветительская работа. Психолог оформляет стенды, может вести свою страничку на сайте школы, проводить занятия для родителей и учителей, выступать на собраниях.
  • Психопрофилактическое. Психологи много наблюдают на переменах, уроках, мероприятиях. Опытный глаз может заметить перемены в ученике – подавленность у весельчака; агрессию у миролюбивого, замкнутость у общительного. Можно отследить и направить в мирное русло зарождающийся конфликт между одноклассниками или учеником и учителем.
  • Методическое. Боль души психолога. Обилие обязательных к заполнению бумажек документов делает затруднительной более эффективную работу по основным направлениям.

Родители: не хотят и боятся

Не так уж редко среди родителей обсуждается тема «А что он может?». От обесценивающего полюса «да ничего не может» до всемогущего «очень многое». Казалось бы, услуги школьного психолога для родителей бесплатны, так пользуйся! Задай свои вопросы, получи ответы.

Сходи, в конце концов, познакомься и составь свое мнение не о психологах «вообще», а о конкретном человеке на конкретном месте. Но почему-то до сих пор бесплатное считается синонимом низкокачественного.

А это вовсе не так! Множество моих коллег не просто компетентны, а большие умницы, непрерывно совершенствующие свою подготовку и любящие свое дело.

Родители, по моему опыту, делятся на три основные категории:

  • 1. Партнеры. Они не боятся психолога, разговаривают с ним на равных из позиции совместной помощи ребенку. Часто они сами обращаются к специалисту. Запрос может быть и проблемный, и просто информационный («расскажите, как вы его видите»), и развивающий («как действовать, чтобы проявить способности; научить отвечать у доски; лучше находить общий язык с одноклассниками»). Работать с такими родителями – одно удовольствие, и прогресс у ребенка отмечается всегда и достаточно быстро. Иногда они приходят по приглашению психолога, но также хорошо идут на контакт.
  • 2. Слушатели. Эти родители никогда не приходят сами. Иногда не хотят «выносить сор из избы»; некоторые слишком заняты или беспечны, чтобы обратить внимание на проблему; другие считают, что пока их не вызвали, все в порядке. Их контакт с психологом формальный, они слушают, могут даже записать рекомендации. Но, как показывает развитие ситуации, скорее всего их не применяют. Именно такие слушатели утверждают, что они «ходили к психологу, но он не смог помочь».
  • 3. Бегуны. Сколько ни приглашай, они не приходят. Иногда раз за разом записываясь и не появляясь, иногда просто игнорируя. В случае серьезной ситуации с ними можно познакомиться только на педсовете. Своим коллегам я настоятельно рекомендую хранить свидетельства того, что эти родители были неоднократно приглашены на консультацию, которая могла бы помочь.

Мама, папа – к доске!

Когда в начале учебного года я рассказываю родителям о своей работе, то подчеркиваю, что мой «вызов» вовсе не означает «все плохо».

Когда психолог может пригласить на консультацию?

  • У ребенка в негативную сторону изменилось поведение или эмоциональное состояние. Задача – выяснить причину и своевременно помочь. У детей бывают и стрессовые ситуации, с которыми им сложно справиться, и неврозы, и страхи, и навязчивости, и депрессии. Ранняя диагностика и своевременная помощь очень важны, чтобы ситуация не ухудшилась.
  • Ребенок демонстрирует черты в поведении, которые затрудняют его нахождение в коллективе: агрессию физическую или словесную, застенчивость, лживость, воровство, низкий самоконтроль. Иногда, когда родителям рассказывают о том, что происходит, они «не верят» (кто искренне, кто фальшиво). Но названная проблема становится актуальной задачей. Разговор с родителями позволяет понять, что именно происходит и дает возможность действовать вместе.
  • Сообщить результаты диагностики. Это может быть и то, над чем стоит «поработать», и то, что является способностью ребенка, которую стоит развивать. Часто психолог может предложить помощь в виде цикла занятий с ребенком. Это могут быть занятия на развитие мышления, памяти, внимания, воображения (всего того, что помогает учиться), на развитие способностей к общению, на преодоление нежелательных проявлений (контроль агрессии), а также занятия с талантливыми детьми.
  • Если у ребенка период адаптации. Психолог может рассказать, как влиться именно в этот коллектив, и, узнав про особенности ребенка, может помочь ему «на месте».

Кто платит, тот и заказывает?

Интересный момент, связанный с психологами образования, касается того, кто является заказчиком их услуг. Заказчик – тот, кто платит деньги, и это не родители. Заказчик – тот, кто ставит задачи. И с этим связан популярный родительский страх, что психолог станет «засланным казачком», который соберет досье на ребенка.

Подло войдет к нему в доверие, и бедный малыш расскажет про свой семейный уклад. Про то, что папа вчера выпил («и будут считать нас алкоголиками!»), про то, что мама нас за бардак ругает, иногда так кричит («будут считать, что мы монстры, и пришлют комиссию»). Причем так думают как раз добросовестные родители с обычными житейскими ситуациями.

Бояться не стоит – психолог вовсе не дурак.

«Досье» на каждого вряд ли возможно составить по причине чрезвычайной загруженности психолога. В обычной школе не менее 700 детей, а чаще – около 1000. И это если не добавили пару детских садов.

При такой загруженности все, что будет в индивидуальной папке каждого ребенка, – пара анкет на тему «с каким настроением ты ходишь в школу», несколько рисунков из проективных тестов (например, «несуществующее животное») и какие-то простые групповые диагностики на внимание, мышление или память. Толстая папочка может быть только у ребенка, который чем-то привлек внимание психолога. В этом случае там будут результаты наблюдений, индивидуальной диагностики, занятий. Но в этом случае мама и папа будут в курсе – психолог обязан получить разрешение на более серьезные виды работ и рассказать родителям об их результатах.

По большому счету, администрация обычно ждет от психолога того, что в коллективе детей и учителей будет меньше проблем, а если они возникнут, то он их поможет разрешить.

Возможно, где-то администрация пыталась проявить какое-то коварство, задействовав психолога, но такие случаи редки. Да и специалист, который блюдет этику профессии, может отказать даже тому, кто платит зарплату.

На то он и психолог, чтобы объяснить.

Этика – не пустой звук

Самые главные этические принципы в работе любого психолога – «не навреди» и «не разгласи».

Поэтому родители вполне могут рассчитывать на то, что их ребенку как максимум помогут, а как минимум не навредят, а также не будут рассказывать то, что не стоит рассказывать.

И вот тут как раз и возникает вопрос о том, какую информацию психолог может передать дальше (учителям, администрации), а какую – нет. То, что часть информации будет передана, сомневаться не приходится.

Причин тому несколько. Когда вокруг ребенка складывается определенная ситуация, работает идея трехсторонней связи «ребенок-родитель-педагог». Часто администрация становится еще одной стороной.

Но чтобы эта система работала и адекватная поддержка пришла со всех сторон, бывает нужно передать часть информации, например, от психолога учителю (результаты наблюдения или диагностики), от родителя учителю (о сложной жизненной ситуации, об особенностях подхода к воспитанию), от учителя к родителю, если у них есть сложности коммуникации.

Например, ученик стал замкнутым, хуже учится. Учителя не понимают, ученики реагируют по-разному, и неосторожное слово только ухудшает ситуацию. Психолог может поговорить с ребенком.

И выяснится, что тот недавно пережил нападение одноклассников, о котором постыдился сообщить. Далее будет правильным сообщить родителям о такой ситуации, и проработать вместе с ними тему, что делать дальше.

Сообщить нужно также классному руководителю класса и омбудсмену школы.

На всех этих этапах информация становится необходимым инструментом. И даже если родители потребуют не говорить ни учителям, ни омбудсмену, это будет невыполнимое требование.

Можно, конечно, не называть имя пострадавшего, но опытные педагоги, как правило, способны сложить 2+2.

И тут психолог подобен канатоходцу – ему нужно ухитриться сохранить доверие ребенка, контакт с родителями, но и действовать во благо остальных детей, чтобы пресечь школьный буллинг.

Иногда учителям полезно бывает сообщить информацию об особенностях ребенка, чтобы сохранить его мотивацию и предупредить неправильные выводы.

К примеру, подростка с шизоидными чертами (замкнутого, трудно говорящего публично, не присоединяющегося к общим мероприятиям) часто принимают за лентяя.

Вовремя и корректно поданная информация может помочь выстроить адекватный образ и подход – например, обходиться без вызовов к доске и без настояний участвовать в школьном КВН.

Но настоящий профессиональный психолог никогда не позволит себе «дружеский треп» с учителями или администрацией на тему личности ребенка или его семейной ситуации. Как правило, если какая-то информация была дана, специалист сможет полностью аргументировать, зачем это было сделано. Хотя тут, конечно, очень и очень тонкий канат, порой над пропастью.

Пора встретиться

В начале каждого учебного года в каждом классе собираются подписи на специальном бланке «Готовы ли вы, чтобы с ребенком велась психологическая работа?».

Если родитель поставил «нет», то психолог не имеет права вступать с ребенком в непосредственный контакт (давать диагностику, привлекать к психологическим играм, беседовать).

Но если речь идет о ребенке с проблемным поведением, наблюдать за ним психолог будет, так как обязан способствовать гармонизации психологического климата класса и школы. В этом случае он также может вызвать родителей, а также давать рекомендации учителям и администрации.

Если психолог приглашает вас к себе, сходить стоит непременно. Скорее всего, вы узнаете что-то важное и (иногда) требующее быстрых действий. Лучше быть в курсе, что происходит, чем в позиции «я в домике».

Психолог много что может предложить – дополнительную диагностику, занятия, посредничество с учителями или администрацией.

В конце концов, если вы совсем не согласитесь с его оценкой ситуации или особенностей ребенка, всегда можно обратиться к специалисту в психологическом центре.

Стоит сходить, если…

  • Вам хотелось бы узнать, как психолог «видит» ребенка или ситуацию в классе.
  • Нужно заручиться поддержкой или выработать план действий в сложной ситуации.
  • Ребенок пережил сильный стресс.
  • Вам непросто взаимодействовать с ребенком и вы ищете пути для этого.
  • Вы не находите нужного языка с учителем. В этом случае психолог может вам подсказать, как лучше общаться с конкретным человеком, или же предложить посредничество. Иногда срабатывает вариант трехсторонней встречи, где психолог помогает родителю и учителю услышать и правильно понять друг друга.
  • Вам кажется, что с ребенком «что-то не так». Чаще всего родители уходят успокоенные, но иногда это помогает своевременно увидеть проблему и помочь.

P. S

Психологи образования – люди смелые. Не каждый отважится быть – потенциально – между молотом (родителями) и наковальней (учителями и администрацией). Иногда приходится идти против школы, защищая интересы ребенка.

Иногда – пробиваться к родителям, чтобы они обратили внимание на проблему и начали ее решать. Рисков много, и не каждый отважится на них пойти. В этом смысле кабинет частной практики гораздо спокойнее.

Кем для вас станет школьный психолог – помощником, посредником, экспертом или ничего не значащим человеком, покажет только опыт общения.

детский и семейный психолог, социолог, автор книг для родителей

Источник: https://www.psyh.ru/shkolnyj-psiholog-shkolnyj-vrag/

Консультация психолога для родителей: «Детские страхи: причины и последствия»

3 причины, почему родители боятся психолога

Нелегко найти человека, который никогда бы не испытывал страха. Обеспокоенность, тревога, страх – такие же неотъемлемые эмоциональные проявления нашей психологической жизни, как и радость, восхищение, гнев, удивление, печаль. Ранее тему детских страхов мы раскрывали в этой статье.

Эмоция страха возникает в ответ на действие угрожающего характера и подразумевает переживание какой-либо реальной или воображаемой опасности.

Несмотря на общую негативную окраску, страх выполняет в психической жизни ребенка важные функции:

– Страх – это своеобразное средство познания окружающей действительности, что приводит к более критическому и избирательному отношению к ней и, таким образом, может выполнять определенную обучающую роль в процессе формирования личности;

– Как реакция на угрозу страх позволяет предупредить встречу с ней, играя защитную адаптивную роль в системе психической саморегуляции.

Причинами страха могут быть события, условия и ситуации, являющиеся началом опасности. Страх может иметь своим предметом какого-либо человека или объект, которые иногда с ним не связаны и расцениваются как беспредметные. Может вызываться страданием, если в детстве сформировались связи между этими чувствами.

Возрастные страхи, то есть страхи, характерные для определенного возрастного периода, отражают исторический путь развития самосознания человека. Вначале ребенок боится остаться один, без поддержки близких, боится посторонних, неизвестных человек. В период с 2 до 3 лет ребенок боится боли, высоты, гигантских животных. После 3 лет он боится темноты, воображаемых существ.

Страх темноты совпадает по времени с развитием воображения ребенка. Иногда ребенок не может отделить реальность от вымысла, переполненная страхом перед Бабой Ягой и Кощеем как символами зла и жестокости. С 6-7 лет дети могут бояться огня, пожара, катастроф. Самым распространенным страхом после 7 лет исследователи считают страх смерти: дети сами боятся умереть или потерять родителей.

Такие детские страхи довольно распространены. Их источник – взрослые, окружающие ребенка, которые непроизвольно «заражают» ребенка страхом, тем, что слишком настойчиво, подчеркнуто эмоционально указывают на наличие опасности.

В результате ребенок воспринимает только вторую часть фраз: «Не ходи – упадешь», «Не бери – обожжешься», «Не гладь – укусит». Ребенку пока еще не ясно, чем ему это грозит, но он уже распознает сигнал тревоги и переживает страх.

В проблеме профилактики детских страхов важны следующие моменты:

– Детей ни в коем случае нельзя пугать – ни дядей, ни волком, ни лесом – стремясь воспитать его послушными. Ребенку согласно его психического развития следует указывать на реальную опасность, но никогда не запугивать придуманными коллизиями.

– Взрослые никогда не должны стыдить ребенка за страх, который он испытывает. Насмешки над боязливостью ребенка можно расценивать как жестокость.

– Ребенка никогда не следует оставлять одного в незнакомом для него окружении, в ситуации, когда возможны различные неожиданности.

Эффективные методы и приемы предупреждения и преодоления детских страхов:

1. Повышение общего уровня эмоциональных переживаний ребенка (достижения комфортности в общении, в ожидании новой игры, максимальное развертывание критериев оценки и похвалы). При этом большое внимание уделяется в детском коллективе атмосфере принятия, безопасности, чтобы ребенок чувствовал, что его ценят несмотря на успехи.

2. Метод последовательной десенсибилизации, суть которого заключается в том, что ребенка помещают в ситуации, связанные с моментами, которые вызывают у него тревогу и страх.

3. Метод «реагирования» страха, тревоги, напряжения, которая осуществляется с помощью игры-драматизации, где дети с помощью кукол изображают ситуацию, связанную со страхом.

4. Манипулирование предметом страха (приемы «рисование страхов», «рассказы о страхах») в ходе этой работы ситуации и предметы страха изображаются карикатурно.

5. Эмоциональное переключение, «эмоциональные качели» (ребенку предлагают изобразить смелого и труса, доброго и злого и тому подобное.

6. Сказкотерапия (в игре ребенок становится смелым героем сказки или мультфильма, предоставляет любимому герою роль защитника).

Чего боятся наши дети

Это зависит от возраста ребенка.

В год малыши боятся окружающей среды, посторонних людей, отдаление от матери.

От 1 до 3 лет – темноты, ребенку страшно оставаться одному, бывают также другие страхи.

От 3 до 5 лет у детей встречается страх одиночества, темноты, замкнутого пространства, сказочных персонажей (как правило, в этом возрасте они ассоциируются с реальными людьми).

От 5 до 7 лет преобладают страхи, связанные со стихиями: пожаром, глубиной и т. п., боязнь родительского наказания, животных, боязнь страшных снов, потери родителей, боязнь заразиться какой-либо болезнью.

Советы родителям по снижению уровня страхов или тревоги у детей:

Помните, что детские страхи – это серьезная проблема и не надо воспринимать их только как «возрастные» трудности.

Не иронизируйте, ребенок поймет, что защиты ждать не от кого, и окончательно закроется.

Направляйте и контролируйте просмотр детских мультфильмов, старайтесь, чтобы дети смотрели передачи с положительными героями, ориентированные на добро, тепло.

Стремитесь к тому, чтобы в семье была спокойная, доброжелательная атмосфера, избегайте ссор, конфликтов, особенно в присутствии детей.

Не запугивайте ребенка: «Не будешь спать – позову волка» и тому подобное.

Больше поощряйте, хвалите, одобряйте и морально поддерживайте ребенка.

Рисуйте с ребенком страх и все то, чего он боится. Тему смерти лучше исключить.

Можно предложить уничтожить рисунок: порвать или сжечь.

Не ждите быстрого результата, страх не исчезнет сразу.

Посмейтесь вместе с ребенком. Этот способ предполагает наличие бурной фантазии у родителей.

Если ваш ребенок боится, например, грозы, постарайтесь придумать какую-нибудь историю (обязательно страшную) из собственного детства о том, что вы и сами точно так же боялись грозы, а потом перестали. Пусть сын или дочь посмеется с вас.

Ведь одновременно они смеются и над своим страхом, а значит, уже почти победили его. Важно, чтобы малышу было понятно: «У мамы или папы были такие же страхи, а потом они прошли, следовательно, это пройдет и у меня».

Играйте по ролям. Игры по ролям хороши тем, что позволяют моделировать практически любую ситуацию, которая вызывает у ребенка тревогу, и решить ее ненавязчиво в игре, формируя таким образом в сознании ребенка опыт преодоления своего страха.

Несколько игр и упражнений на преодоление страха и повышение уверенности в себе:

«Качели»

Участвуют как ребенок, так и взрослый. Ребенок садится в позу «зародыша», поднимает колени и наклоняет к ним голову. Ступни прижать к полу, руками обхватить колени, глаза закрыть. Взрослый становится позади ребенка, кладет руки на плечи сидящему и медленно покачивает его. Выполняется 2-3 минуты.

«Художники – натуралисты»

Большой лист белой бумаги, старые обои, положить на газету. Перед участниками тарелочки с красками. Позвольте себе и ребенку рисовать пальчиками, кулачками, ладошками, локтями, ногами, носками. Сюжет рисунка может быть разный: «Падают листочки», «Следы невиданных зверей», «Сказочная страна» и т.д.

«Дизайнеры»

Тюбики губной помады (старые). Каждому участнику разрешается подойти к любому участнику и «раскрасить» его лицо, руки, ноги.

«Жмурки»

Водящему завязываются глаза – остальные произносят звуки: «ку-ку», «ля-ля», «а вот и я». Поймав участника ведущий отгадывает кто это, не снимая повязку.

Источник: https://psichologvsadu.ru/rabota-psichologa-s-roditelyami/konsultazii-psichologa-dlya-roditeley/339-detskie-strachi-prichini-i-posledstviya

Страшно не по-детски. Почему важно знать, чего боится ребенок

3 причины, почему родители боятся психолога

Детский страх очень сложно оставить в детстве. Как правило, он продолжает жить во взрослом человеке, просто видоизменяется в другие боязни и комплексы. Чего боимся мы? Чего боятся наши дети?

Иллюстрация: Рита Морозова

К практическому психологу часто обращаются с проблемой детских страхов. Методы работы с ними почти всегда базируются на поведенческой терапии. 

Еще часто используются разные варианты десенсибилизации — страхи рисуют, проигрывают, с их героями придумывают всякие истории.

И недаром принято считать, что в первом приближении «онтогенез есть краткое повторение филогенеза», ведь в сущности так всегда поступало со своими меняющимися страхами человечество в целом.

Страхи проигрывали в самых разных видах искусства, начиная от религиозных мистерий и кончая фильмами ужаса, разные народы олицетворяли их в разных героях (у нас это Баба-яга, леший и так далее). И все это реально помогало и помогает совладать со страхами и у детей, и у взрослых, и прежде, и сейчас.

Как часто встречаются страхи у детей? По данным разных источников, в возрасте 4–9 лет те или иные выраженные страхи присущи 5–8 детям из каждых десяти. Взглянув на эти цифры, поневоле задумываешься: наличие страхов в этом возрасте — проблема или норма? К этому вопросу мы с вами еще вернемся.

Меня в проблеме детских страхов всегда интересовал эволюционный аспект.

Существует ли он вообще, или дети, особенно маленькие, всегда, во все времена боятся одного и того же? Поскольку я тоже когда-то была ребенком, давно живу на этом свете, работаю на одном и том же месте уже больше четверти века, материал для размышления у меня есть. Сегодня я предлагаю читателям подумать об эволюции детских страхов вместе со мной и, может быть, вспомнить что-то из своего детства.

Почему это важно? Да потому, что структура детских страхов оказывает весьма существенное влияние на устройство взрослой личности и ее реакции на воздействия окружающей среды.

Так что если детские страхи меняются, то каждое поколение взрослых людей имеет в бэкграунде несколько разный базовый «страховитый» опыт и, следовательно, несколько по-разному реагирует на довольно широкий круг проблем и вопросов.

Итак, давайте посмотрим локальные (ленинградско-петербургские) детские страхи за последние полвека.

Чего боялись в моем детстве я и мои сверстники? Чего боялись «дети перестройки»? Чего дети боятся сейчас? Что изменилось и что осталось прежним?

Начнем с базовых страхов, которые, по всей видимости, у нас «в прошивке».

Вид homo sapiens относится к дневным животным. В норме мы днем активны, а ночью спим в укрытии. Поэтому темнота для нас опасна. Там прячутся враги.

Многие дети боятся темноты, отказываются выключать свет вечером, опасаются заходить в темную комнату или ходить по темному коридору. Этот страх был, есть и никуда деваться не собирается.

Обычно к подростковости его «перерастают», в моем психологически «закрытом» поколении он даже превратился в свой антипод, что выражается поговоркой «темнота — друг молодежи».

Многие дети боятся больших животных — собак, коров, лошадей, в лесу — волков или медведей (даже если этот лес — чахлый лесопарк для семейных пикников). Это тоже базовое: когда-то безволосый голый детеныш человека был законной добычей любого крупного хищника.

Некоторые маленькие дети боятся животных очень маленьких — мух, пчел, мошек, комаров. По моим наблюдениям, количество таких детей растет, возможно, это связано с усиливающейся урбанизацией.

Дети с богатой фантазией часто боятся лично придуманных персонажей — привидение в ванной, крокодила под кроватью, гнома в шкафу и так далее.

И последний, быстро переходящий в панику страх маленького ребенка остаться одному, без матери или вообще без взрослых.

Он не нуждается в обоснованиях, коренится также в биологии нашего вида, но по каким-то совершенно непонятным мне причинам сейчас, кажется, растет число маленьких детей, которые остаться одни не боятся и вообще не очень-то ориентируются на взрослых. Избыток взрослого внимания? «Я такая ценность, что меня не оставят, волноваться не о чем?» Не знаю.

Вот, пожалуй, и все базовые страхи. Прошу уважаемых читателей дополнить этот список, если я что-то упустила.

Если начать совсем издалека, то поколение наших родителей, переживших войну и блокаду Ленинграда, разумеется, боялось голода, холода и войны, и поэтому нас в детстве все время закармливали, нещадно кутали и пичкали милитаризмом во всех видах.

Смотрим дальше.

Чего боялись полвека назад, в моем раннем детстве:

  • Бабу-ягу в самом нежном возрасте (почти всех нас пугали, теперь детей фольклорными персонажами, кажется, пугать практически перестали).
  • Иголку, которая потеряется, незаметно воткнется в тело, дойдет по сосудам до сердца, сердце остановится и человек умрет (я спрашивала, сейчас этой легенды не боятся, может быть, это связано с тем, что маленькие дети практически не рукодельничают).
  • Микробов неизвестной, но ужасной болезни, которая живет на кончиках выдернутого из травяной трубки колоска. Эти мягкие кончики мы ужасно любили жевать.
  • «Конского волоса» — некое полумистическое живое существо, которое живет в водоемах, впивается в тело и там неизвестно что делает, но явно что-то плохое.
  • Милиционера — им пугали всех и по любому поводу. Тут у нас образовывался некоторый когнитивный диссонанс, ведь одновременно нам всем читали стихи про дядю Степу-милиционера.
  • Ядерной войны. Причем в детстве мы думали, что она может начаться как-то сама собой, независимо от воли людей. Мы были абсолютно уверены в том, что войны не хочет никто в мире, даже Америка.
  • Страшных литературных персонажей типа Каменного гостя или чудовища из «Аленького цветочка». 

Дети времен перестройки (я в это время уже работала в поликлинике, к тому же это поколение моих детей) боялись:

  • Нищеты (что не будет денег, не на что будет ничего покупать).
  • Маньяков (дети того времени даже сами себя психотерапевтировали, у них была специальная игра с одноименным названием, когда маньяком назначали какого-нибудь подозрительного прохожего и начинали дружно и несколько истерически-смешно, с явным переигрышем его бояться).
  • Что кто-то залезет в квартиру и убьет или вещи унесет.
  • Что их украдут.
  • Зомби-апокалипсиса и разных киногероев типа Фредди Крюгера.
  • Каких-то полуприродных, не зависящих от воли их самих и даже их родителей катастроф: а если пожар? А если дом рухнет? А если бросят камень и стекло разобьется, а я или мама будем у окна сидеть? 

Дети второго десятилетия второго тысячелетия, то есть те, которые приходили ко мне в последние годы, в дополнение к базовым страхам, боятся:

  • Разных настоящих (не выдуманных, как во времена моего детства) болезней (ипохондрические страхи бывают сегодня даже у пятилетних детей).
  • Что они никому не нужны (совершенно непонятный мне страх в современное детоцентрическое время).
  • Что у них никогда ничего не получится, во всяком случае точно не получится, как у других.
  • Что они не хорошие, поэтому их не будут любить, не примут, отвергнут и так далее (тоже, как ни странно, сегодня встречается даже у пятилеток, в мое время это был скорее подростковый страх). 

И кстати, о подростковых страхах.

Есть «вечные» — например, страх ответа у доски, страх публичных выступлений, страх новых компаний. Новое (раньше не было):

  • Панический, до уровня развитой фобии страх перед выпускными экзаменами. Провоцируется родителями и учителями.
  • Страх, что «не заметят» — не поставят лайков, не будут дружить в социальных сетях и так далее. (Перестроечные подростки, наоборот, боялись, что «где-то про нас все знают» — теперь у многих из них, уже взрослых людей, заклеены пластырем камеры на ноутбуках).
  • Страх «не смогу достойно устроиться в жизни» (мое поколение этим совсем не заморачивалось, а перестроечные формулировали это как «боюсь стать бомжом»).
  • Разнообразные «пугалки в сети», их список меняется быстрее моды, поэтому у меня просто не получается за ними уследить. Пример: «Существуют в сети картинки, на которые посмотришь и сразу пойдешь и из окна выбросишься».
  • Страх выхода в мир, страх взросления, взрослости (мое поколение, наоборот, хотело «скорее вырасти и уж тогда…»). 

Некоторые поколенческие черты из этих страхов как будто бы вырисовываются, не так ли? Есть о чем подумать.

Приглашаю читателей продолжить и расширить мои списки.

Чего вы боялись в вашем детстве? Чего боятся ваши дети сейчас?

И последнее: ни в коем случае не следует думать, что родителям нужно ухитриться как-то так растить ребенка, чтобы ему «нечего было бояться». Полное отсутствие страха у ребенка точно не норма. Страх — это важная адаптационная реакция.

Сталкиваясь со своими и чужими страхами, изучая их, адаптируясь к ним и справляясь с ними, ребенок растет и взрослеет.

Не ограждайте его от всего страшного, просто будьте рядом с ним, когда ему это нужно, и следите за тем, чтобы у него была группа сверстников, с которой он при необходимости сможет свои страхи разделить (иногда вместе бояться и преодолевать страхи легче).

Источник: https://snob.ru/entry/180613/

Для родителей
Добавить комментарий