Чудо-ребенок и его братья и сестры

Единственный ребёнок или большая семья: плюсы и минусы – Телеканал «О!»

Чудо-ребенок и его братья и сестры

Принято считать, что большая семья — это счастье, которое возрастает пропорционально количеству детей. Но так думают взрослые. А как при этом чувствуют себя сами дети? Влияет ли количество братьев и сестёр на их успешность? На эту тему рассуждает эксперт «О!», психолог Анна Скавитина.

Анна Скавитина, психолог, аналитик, член IAAP (International Association of Analytical Psychology), супервизор РОАП и Института Юнга (г. Цюрих), эксперт журнала «Psychologies»

Сегодняшняя тема не новая, но от этого не менее волнующая. Каждый родитель видит разницу между детьми в семье и часто списывает её на врождённый характер ребёнка, его гены и немного на воспитание. И он прав, конечно. Но есть ещё один существенный фактор, влияющий на настоящее и будущее ребёнка: каким по счету в семье он родился.

Ребёнок, родившийся в семье первым, будет иметь другие условия для жизни и других родителей — более молодых и принципиальных, менее опытных, с большим запасом физических сил или ещё каких-то более или менее отличающихся от тех, которые достанутся второму ребёнку.

У третьего тоже всё по-другому, а вот четвёртый, скорее всего, будет похож социальными чертами на … первого, пятый — на второго, шестой — на третьего.

В 1962 году в Лондоне исследовали 7000 школьников. Они установили, что старший из двух и более братьев и сестёр был более успешным в средней школе, чем младший из двух и более детей.

Что же это значит? То, что старший рождается самым умным? Нет, это совсем не так! Исследователи пишут: «Создаётся впечатление, что в государственных школах поздние дети, как правило, извлекают меньше выгод из предоставленных возможностей и условий, чем те, кто родился первым.

Просто они меньше уверены в себе и проявляют меньше инициативы для того, чтобы показать свои способности и извлечь пользу».

Из этого становится понятно, что не ум влияет на успешность обучения, а отношения между братьями и сёстрами в семье. Давайте рассмотрим ведущие социальные черты детей, рождённых единственными, первыми, вторыми и так далее.

Единственный ребёнок

Данных, что первенец будет умнее, чем последующие дети, нет. Это ребёнок, у которого не было братьев и сестёр, с которыми он вынужден был бы быть вместе.

Они не скандалили, не дрались, не делили маму и папу, игрушки, пространство, но у них не было и тепла, и симпатии, которые можно получить, прижавшись к родному брату или сестре.

Это одинокий маленький мальчик или девочка, рассматривающие жизнь чуть-чуть издалека, они всегда немного в стороне от окружающих людей. Многие из них знают, что такое одиночество, описанное экзистенциалистами, но не все его осознают.

Проведя время в шумной компании друзей или дальних родственников, они хотят вернуться в покой, в норку. Они хотят быть с другими, но потом опять сбежать к самому себе. Игровая площадка для многих единственных детей — место пугающее: там другие дети суетятся, носятся, орут, выясняют отношения.

Единственный ребёнок склонен к тому, чтобы другие люди замечали и выделяли его уникальность, особенность, ценность. Он стремится занять как можно более высокое положение в жизни, часто не успокаивается, пока не достигнет цели. Такой ребёнок не всегда понимает, где границы между тесным контактом с кем-то и полной потерей связи.

Единственные дети часто не вступают в брак или, вступив, могут долго «притираться» к супругу, требуя от него признания их исключительности. Среди единственных детей много людей, достигнувших высокого положения в разных сферах. Например, Г. Х.

Андерсен, написавший сказку о гадком утёнке, которая прекрасно иллюстрирует чувства единственного ребёнка в семье. Или Леонардо да Винчи, который всю жизнь прожил в одиночестве. Ему принадлежит цитата: «Если ты одинок, то полностью принадлежишь самому себе.

Если рядом с тобой находится хотя бы один человек, то ты принадлежишь себе только наполовину или даже меньше…».

Первый ребёнок

В отличие от единственного ребёнка, который настроен на самого себя и родителей, этим детям приходится расти с другими детьми. Он первый, но он один из всех. Первый ребёнок всегда имел преимущество перед другими детьми. Право первородства определяло наследство и статус, что там говорить, оно важно до сих пор.

Ни одного последующего ребёнка так не ждут, как самого первого, ведь чудо первенства в семье уже не повторится. В начале он растёт как единственный, но потом появляется некто — маленький захватчик, с чьим существованием ему придётся смириться.

Как долго будет проходить привыкание, зависит от установки родителей, разности в возрасте, пола детей, и, главное, от того, сумеют ли родители не выказывать предпочтение никому из детей, обеспечивая их своей любовью и поддержкой в зависимости от возраста.

Когда его уникальное положение в семье меняется, старший ребёнок оказывается уже не в той атмосфере «всё и все только для меня» как раньше.

Теперь он должен уступать, ухаживать, помогать… Должен, должен, должен! Это часто оставляет у детей большую обиду на родителей или младших братьев и сестёр, но также учит придерживать свои амбиции и желания, тем самым помогая ребёнку пройти через развитие чувств, а также дает основы искусства компромиссов. Иногда старший так болезненно воспринимает свержение с престола при рождении второго ребёнка, что полностью теряет веру в себя и вообще не хочет больше брать на себя никакую ответственность.

Первый ребёнок — посредник между родителями и детьми. Он играет ведущую роль в детском коллективе, и он не одинок, как единственный ребёнок. В результате у первенца часто выше ответственность, и он или развивает чувство собственного достоинства или высокомерие. Первенцы впоследствии легко командуют супругом (ой) и детьми.

В паре «две сестры» старшая часто становится немножко мальчиком в противовес младшей, которая «девочка девочкой», пытаясь найти своё обособленное положение. А в паре «старшая сестра — младший брат» сестра, наоборот, часто становится «девочка девочкой».

«Два брата» — старший старается найти область, где он будет предводителем.

«Старший брат — младшая сестра»: мальчик или станет весёлым и обходительным с девочками рыцарем и кавалером, или часто воплощает роль твёрдого и серьёзного учителя для всех, в том числе младшей сестрички.

Первые дети целеустремленнее, более ориентированы на социальные достижения, чем последующие братья и сестры. Они более добросовестные, послушные.

Они могут быть робкими, тревожными, боящимися ошибиться или очень уверенными в себе, независимыми и спокойными. В любом случае, им важны взрослые рядом. Или для поддержки и сопровождения, или для того, чтобы брать с них пример.

Интересно, что 21 из 23 астронавтов — старшие или единственные дети в семье.

Второй ребёнок

Это мятежник. Он редко прислушивается к авторитетам, часто не считается с обычаями и приличиями. Он меньше избалован вниманием взрослых и никогда не был единственным ребёнком.

Второй — вечный пионер, суперсовременный человек, часто находит своим талантам практическое применение. Часто это спокойный, приветливый, послушный, ласковый, весёлый и управляемый ребёнок.

Но если первенец в чём-то слишком талантлив, слишком впереди, то младшему за ним угнаться очень трудно, и от неуверенности в себе он сдаётся и бросает все соревнования.

Тогда он превращается в непослушного и трудного ребёнка, упрямого, жёсткого, независимого, готового переносить лишения, даже если не считает их справедливыми. По природе второй ребёнок — не завоеватель и не защитник, он равнодушен к наказаниям и более независим от мира взрослых по сравнению с первенцем.

Если он становится средним ребёнком, то остаётся между двух огней, двух миров: между старшим и младшим. Он вынужден бороться за своё место в семье, за то, чтобы его заметили, начинает либо «растворяться» в семье окончательно, изображая человека в шапке-невидимке и находя в этом свою выгоду, либо воюя каждую секунду со всеми.

Часто средний, обладая чертами и старшего, и младшего, затрудняется в самоопределении. Кто я такой, кем я буду — это частый вопрос среднего ребёнка.

У него нет привилегий старшего и нет привилегий младшего, в результате он часто страдает от несправедливости мира, склонен к саморазрушительному поведению, пищевым нарушениям, приобретает привлекающие внимание привычки типа обгрызания ногтей или вранья без особой выгоды для себя.

Третий ребёнок

Он появляется в семье как чужак. Есть родители, есть как-то договорившиеся между собой пара детей и есть новичок. Он в чём-то похож на единственного ребёнка, так как в начале он одинок, он чуть-чуть аутсайдер. Его задача — врастать в общество старших детей, завоевывать их благосклонность и надеяться, что они примут его как равноправного партнёра.

У третьего ребёнка часто бывает ощущение неполноценности, он очень хочет найти своё место и избавиться от ощущения, что никто не видит ценности в его существовании. Чувствуя себя обойдённым, он может или воздвигнуть стену между собой и миром или собрать все силы, сражаться и забрать то, что никто не даёт.

Третьего ребёнка обычно не травмирует появление ещё одного новорождённого. Для своей семьи он всё равно навсегда остается на позиции чуть капризного вечного ребёнка. Его балуют и всё ему разрешают, он страдает от отсутствия дисциплины, норм, границ и условностей.

Ему ничего не нужно достигать — пусть это делают старшенькие. Его удел — найти возможность жить с минимумом напряжения в учебе, обязанностях. Среди третьих детей, но не последних в семье, великие святые, искатели приключений, отважные полководцы.

Юрий Гагарин, например, был третьим из четырёх детей.

Четвёртый ребёнок

Как я уже писала, это в чём-то первый ребёнок. Сервантес и Лев Толстой были четвёртыми детьми в семье, Бетховен — седьмым, Дмитрий Менделеев — младшим из 14.

Братья и сестры должны восприниматься как единое целое, тогда можно разглядеть характерные черты детей, рождённых первыми, вторыми, третьими.

Семья — это общность, и у каждого своя уникальная роль в этой системе, которая назначена ему судьбой, порядком рождения в семье и теми условиями жизни, которые обеспечивают им родители, город, страна, время.

Каким бы вы или ваш ребёнок по счёту ни родились, важно найти возможность занять устойчивое место в семейной системе и осознавать, какие ограничения и преимущества накладывает очерёдность рождения, чтобы использовать эту информацию для реализации своих способностей.

alexis kapsaskis/ESB Professional/Rawpixel.com/Dasha Petrenko/Subbotina Anna/Shutterstock.com

психологияразвитиевоспитаниеполезные советыАнна Скавитина

Источник: https://www.kanal-o.ru/news/10046

От чудо-младенцев до патоки: члены Церкви делятся памятными семейными домашними вечерами – Церковные новости и события

Чудо-ребенок и его братья и сестры

Предоставлено Р. Скоттом Ллойдом, штатным сотрудником Church News

“Наше упорство и настойчивость относительно программы семейных домашних вечеров затрагивает жизнь нашей семьи так сильно, как мы не могли и представить тогда.” – Шэрил Баннер, кол Брайтон, Колорадо

Личное откровение и чудо–младенцы

Дарвину Л. и Беверли Томас тема семейных домашних вечеров навевает теплые воспоминания о личном откровении и чудо–младенцах.

Томасы из города Спэниш-Форк, штат Юта, были одними из тех, кто ответил на приглашение поделиться воспоминаниями и мыслями о семейном домашнем вечере. Призыв проводить семейные домашние вечера был впервые сделан Президентом Джозефом Филдингом Смитом 100 лет назад, а 50 лет назад Президент Дэвид О. Маккей вновь обратил на него особое внимание.

Их ответы и впечатления других людей были упомянуты в серии статей в издании Church News.

Томасы познакомились во время учебы в Университете Бригама Янга и поженились в 1959 году. К 1964 году в их семье появились сын и две дочери.

Затем они переехали в штат Миннесота, США, где брат Томас, который на сегодняшний день является почетным профессором социологии и бывшим директором Института семьи и демографических исследований УБЯ, должен был получать докторскую степень.

“Живя в Миннесоте, мы начали беспокоиться, так как у нас больше не рождались дети.” – написал брат Томас. Кроме того, у сестры Томас были проблемы со здоровьем. Несколько врачей рекомендовали делать операцию, но это означало, что у них больше не будет детей.

“После серьезного обсуждения и большого количества молитв, мы решили не делать операцию, большей частью потому что у Беверли было постоянное сильное чувство, что у нас еще будут дети.” – вспоминает брат Томас.

После переезда в Пулман, штат Вашингтон, в 1968 году Томасам посчастливилось найти врача в соседнем Спокане, который считал, что можно сделать не такую масштабную операцию, как рекомендовали ранее. Тем не менее, шансы забеременеть после операции были ничтожны.

“Три года спустя, в январе 1972 года, анализы подтвердили, что Беверли беременна, несмотря ни на что, – сказал он. – Вскоре после этого, я принял предложение работать преподавателем и заниматься исследовательской деятельностью в УБЯ. И, после того, как весной мы переехали в Прово, Юта, в августе родился наш ‘чудо-ребенок’”.

Они назвали ее Кристи, чтобы ее имя напоминало им о Христе и о том, какую роль вдохновение свыше сыграло в ее рождении.

Вторым сюрпризом стало рождение еще одной дочери в 1975 году, после того, как брат Томас был призван в качестве епископа и семья старалась проводить регулярные семейные домашние вечера.

К своей радости они обнаружили, что один из уроков в пособии для семейных домашних вечеров на этот год был о семье, которая давала имя своей новорожденной дочери. История в этом уроке была очень подходящей, ведь имена сестер были Кристина и Сара.

Имя Сара было одним из имен, которые семья рассматривала для своей новорожденной дочери, и Томасы на нем и остановились.

“Некоторое время спустя, во время одного из семейных домашних вечеров Беверли сказала мне, что почувствовала – теперь их семья была полной, – написал он. – Мы ждали появления еще одного ребенка в нашей семье. Это должен был быть мальчик, и мы хотели назвать его Дэвид”.

Он родился в 1977 году, и они дали ему имя Дэвид, что означает “возлюбленный”.

“Наша семья вновь узнала, что с Господом нет ничего невозможного”, – сказал он.

Настойчивость окупается

Шерил Баннер, член кола Брайтон, Колорадо, рассказала как вскоре после свадьбы она и ее муж, Дин, дали обет, что будут проводить семейный домашний вечер каждую неделю.

“Сначала мы делали это как пара, вместе обсуждая священные Писания и принципы Евангелия, – поделилась она. – Когда появились дети, они также присоединялись к нам каждую неделю, чтобы вместе молиться, изучать, петь и играть.

Семья росла, и мы обнаружили, что наши дети, которые были разного возраста и интересовались разными вещами, иногда не хотели отрываться от домашних заданий или общения с друзьями, чтобы поучаствовать в обсуждении Евангелия. Эти вечера не всегда проходили гладко, так как братья и сестры дразнились, толкались, язвили и подначивали друг друга”.

Родители продолжали упорно работать, но часто задавались вопросом – удавалось ли им достучаться до детей или все эти хлопоты были напрасными.

Однажды их семью попросили выступить на причастном собрании о семейном домашнем вечере.

“С некоторым беспокойством мы рассказали детям об этом задании и попросили их сказать несколько слов о том, что мы делаем на семейных домашних вечерах каждый понедельник, – сказала она. – Как обычно последовали жалобы, нытье и закатывание глаз, но в итоге они согласились”.

Они даже написали песню всей семьей и спели ее на собрании, “чтобы заполнить время, ведь я думала, что наша программа будет очень короткой”, сказала сестра Баннер.

“К моей радости и удивлению, дети принесли такие свидетельства о благословениях за нашу верность в проведении семейных домашних вечеров и влиянии, которое они оказали на их жизнь, которые превзошли все, что я могла себе представить. Кто знал, что они действительно слушали, когда нам казалось, что они считают, сколько времени осталось до конца?

”Дети заняли все время на причастном собрании и у меня не было возможности выступить! Думаю не стоит и говорить, что я ни капельки не возражала. Какое же это благословение видеть, что наши усилия не были напрасными! Напротив, они были оценены по достоинству и оказали большое влияние.

Очень часто мы годами не видим результата обучения принципам Евангелия в наших домах и задумываемся стоило ли оно того.

Но этот опыт убедил меня, что наше упорство и настойчивость в отношении программы семейных домашних вечеров затрагивает жизнь нашей семьи так, что мы можем сразу и не заметить“.

Блины и патока

Глориадоун Робисон из Орема, штат Юта, поделилась воспоминаниями о семейных домашних вечерах, в которых она принимала участие в детстве.

Она рассказала, что ее родители познакомились в 1921 году, когда служили в Миссии Центральных штатов. После возвращения домой и бракосочетания они переехали в северный Вайоминг, где и вырастили пятерых детей.

”Я не могу припомнить такого, чтобы у нас не было семейного домашнего вечера, – писала она. Они обучали нас опираясь на свой миссионерский опыт, и мы любили слушать одни и те же истории снова и снова“.

Одна история особенно запомнилась. В соответствии с традициями миссионеров тех дней, ее отец ходил ”без мешка и без сумы“ и у него не было возможности поесть уже несколько дней.

”Однажды, добрая женщина пригласила их в дом на блины, и она подавала из с патокой марки 'Brer Rabbit', – вспоминала сестра Робисон. – Отец всегда говорил нам, что это была самая вкусная еда, которую он когда-либо ел.

Это звучало настолько аппетитно, что мы с нетерпением ждали возможности попробовать. Так что папа нашел его и пообещал сделать угощение на семейный домашний вечер. Он сделал свои знаменитые блины и полил их сиропом марки 'Brer Rabbit'.

А мы все удивились почему он считал их такими особенными!“

Источник: https://www.churchofjesuschrist.org/church/news/from-miracle-babies-to-molasses-members-share-memorable-family-home-evenings?lang=rus

Чудо ребенок…и остальные

Чудо-ребенок и его братья и сестры

БЫВАЮТ ТАКИЕ ОЧАРОВАТЕЛЬНЫЕ МАЛЫШИ, ЧТО ВСЕ ВОКРУГ — РОДСТВЕННИКИ, ЗНАКОМЫЕ, СОСЕДИ — ТАЮТ ОТ УМИЛЕНИЯ. И ЗАБЫВАЮТ, ЧТО У ЭТИХ ЧУДО-ДЕТЕЙ ЕСТЬ ЕЩЕ БРАТЬЯ И СЕСТРЫ ХМУРО СТОЯЩИЕ НЕПОДАЛЕКУ, ДОЖИДАЯСЬ ПОКА КТО-НИБУДЬ ОБРАТИТ ВЗОР И НА НИХ. СИТУАЦИЯ НЕПРОСТАЯ — И ДЛЯ САМИХ ДЕТЕЙ, И ДЛЯ ИХ РОДИТЕЛЕЙ. КАК СПРАВИТЬСЯ С НЕЙ, ПОДСКАЖУТ ПСИХОЛОГИ.

Конечно, это большое счастье — иметь прелестного, веселого, смышленого ребенка, который с легкостью завоюет любое сердце и вызовет улыбку даже у хмурой продавщицы. Таким малышом гордишься, им любуешься, но сердце сжимается, когда видишь другого своего ребенка, который, в свою очередь, тоже ждет похвалы или улыбки — и не дожидается…

Неважно, какой именно ребенок всеобщий любимчик: старший или младший, а иногда даже близнец; важно, что его родным брату или сестре нелегко и с этим надо что-то делать. А иногда даже сами родители больше внимания обращают на одного ребенка, тем более что любить его так легко — он и симпатичный, и ласковый.

Причем чаще это делают как раз те родители, что сами в детстве страдали от нелестного сравнения с сестрами и братьями. И нужно не только установить гармонию в отношении к детям со стороны окружающих, но и признаться, что вы сами иногда пренебрегаете одним ребенком ради другого.

Так как же бороться с несправедливостью? Как добиться равновесия и сгладить различия между детьми?

Находите и подчеркивайте особенности каждого ребенка

Даже если только один из ваших детей демонстрирует выдающиеся способности, его братья и сестры тоже имеют свои особенности и свои достижения. «Любой ребенок в чем-то всегда лучше, чем другой, и все это подсознательно понимают,подчеркивает психотерапевт Элизабет Брами. Дайте себе труд найти то, что лучше всего получается у «незаметного» ребенка и что не так удается «любимчику».

Если регулярно обращать внимание на то, как ловко малыш завязывает шнурки или строит башни, это будет верный знак, что мы умеем замечать и ценить его тоже, а не только «популярного» родственника.

Вы поздравляете младшего с очередной спортивной победой и хвастаетесь чемпионом перед родными? Не забывайте, что старший обожает книги, а это редкость в его возрасте.

Бабушка снова восхищается, что ваша младшенькая — настоящая принцесса? Упомяните или приведите пример того, какая старшая решительная, щедрая и открытая девочка — особенно если дети рядом и слышат вас. Помните: каждый ребенок уникален, даже в одной семье все дети — разные. У каждого свои достоинства и недостатки, свои слабости и преимущества.

Ищите и осознавайте сходство

Одна мать чувствует себя ближе к старшему сыну, потому что тот живо напоминает ей, каково быть старшим. Другая мама скорее хочет защитить младшую девочку, потому что по своему опыту знает, как непросто быть самым младшим в семье.

Третья женщина будет особенно тронута рыженькой головкой одного из малышей, потому что он напоминает ей обожаемого дедушку, и так далее. Незримые связи, часто даже бессознательные, создают ощущение большего родства с тем или другим малышом.

«Мы не можем сказать, что любим всех наших детей одинаково, нет, мы любим по-разному. Практически всегда ощущение особенной близости, сходства объединяет родителя только с каким-то одним ребенком.

Это зависит от детских воспоминаний, от семейной истории и от того места, которое мы занимали среди братьев и сестер»резюмирует французский психолог Анна Гатсель. «Да, я узнаю себя больше в Вите, чем в Саше»,без малейших колебаний признает 33 — летняя Елена.

Потому что трехлетний Виктор — очаровательный сорвиголова и экстраверт, какой была Лена в его возрасте.

В то время как пятилетний Саша скорее напоминает отца: «Он более замкнутый, более робкий, чем его брат, но очень внимательный и восприимчивый. Саша с удовольствием ходит с нами по музеям, подолгу разглядывает книги с картинками, чего совсем не любит его младший брат».

Но даже если харизматичный младший иногда крадет внимание публики у старшего, то, по словам матери, это компенсируется тем, что сам Витя буквально преклоняется перед братом! У другой пары, 30 — летних Нади и Кости, дети, как они шутят, распределились поровну.

Старший больше похож на отца: «Ему только 6 лет, но он воспринимает себя как самодостаточную личность, обо всем имеет свое суждение и живет в ожидании удовольствий».

По крайней мере, такой портрет рисует мать, которая сама узнает себя в младшем сыне: «Трехлетний Алеша — более чувствительный, эмоциональный. Он очарователен. Он лучше сочетается с моим характером».

Компенсируйте различия, но не увлекайтесь

Понятно, что не то что ребенку, но даже взрослому нелегко иметь брата, которого все вокруг считают красавчиком или умницей — или и тем и другим. Человек любого возраста автоматически начинает чувствовать себя «менее удачным»: менее красивым, менее сообразительным и так далее.

Когда любящие родители замечают, что ребенок страдает от сложившейся ситуации, они часто полностью «переключают регистр», отдавая все внимание обиженному малышу.

29 — летняя Ирина с готовностью подтверждает: «Я больше забочусь о старшей дочке, которая не очень хорошо чувствует себя в обществе, и немного завидует обаянию своего брата — того сразу принимают в любую компанию».

Но, пытаясь защитить ребенка, в своей жалости не надо заходить слишком далеко, иначе он сделает вывод, что действительно хуже, чем брат или сестра,именно поэтому вы его и опекаете. 35 — летняя Вика очень страдала, когда была ребенком, от сравнения со старшей сестрой более легкой и беззаботной.

Сегодня она мать троих детей: больших девочек и маленького мальчика. Старшая, 8 — летняя Зоя, пожалуй, менее хорошенькая, чем остальные, но умненькая, отлично учится. Средняя девочка — ласковая красавица 4 лет с обезоруживающей улыбкой. Но чем больше она расцветает, тем больше хмурится старшая.

Взрослые осознают: Зоя старается в школе как раз для того, чтобы привлечь внимание родителей, добиться восторгов, похвалы, ведь рядом с очаровательными малышами — сестрой и братом, девочка чувствует себя гадким утенком. «Я понимаю, что Зоя ревнует к младшей, иногда поступает зло и нечестно по отношению к ней.

Может, если бы она прекратила ругаться и баррикадироваться от всех за книжками и тетрадками, то стала бы более улыбчивой и милой… Я не знаю, с какой стороны к ней подойти», признается Виктория. «Иногда надо осознать, что мы носим в себе некий идеальный образ и чувствуем разочарование, когда не видим его воплощения в реальном ребенке.

Преодолев это чувство, мы сможем посмотреть в глаза этому ребенку и увидеть его такого, какой он есть. И сможем оценить именно его особенности»,анализирует психотерапевт Элизабет Брами.

Сглаживайте углы

Еще один совет от специалиста: «Следите за словами — они могут нанести большой ущерб самооценке малыша.

Остерегайтесь превосходной степени и «опасных» фраз вроде «Твой брат делает это очень хорошо» или «Бери пример с сестры»,рекомендует Элизабет Брами. Избегайте сравнения детей, хотя это и трудно. И смягчайте высказывания других людей.

Когда бабушка заходится от счастья при виде лепечущего внука, а на другого ребенка реагирует рассеянным кивком, попросите уделить внимание и старшему.

Отдавая себе отчет в том, что ваши дети производят разное впечатление на людей, можно заранее подготовиться, «отработать» реакции. И разобраться со своими реакциями. Как это сделала 32 — летняя Екатерина: «Все вокруг восторгаются результатами старшей девочки.

Мне лестно иметь такую способную дочь, но я не хочу, чтобы ее оценивали только по успеваемости. Личность человека не может этим определяться! Ее младший брат не особо любит учиться, зато обожает футбол.

Кто знает, может, он большего добьется в жизни?» Такое философское настроение Кате удается сохранять потому, что она сама многого достигла, хотя в раннем детстве звезд с неба не хватала.

Особенное внимание каждому ребенку

Психолог Анна Гатсель советует найти то, чем дети отличаются друг от друга, и твердо придерживаться этих различий. Например, Катя ходит с младшим сыном на футбольные тренировки.

Постарайтесь сделать так, чтобы вам удавалось побыть наедине с каждым ребенком, уделяйте каждому особенное внимание, радуйтесь мимолетным моментам обычной жизни.

Конечно, это не всегда легко, но всегда очень действенно: дети начинают ценить самих себя, вместо того чтобы завидовать братьям и сестрам.

33 — летняя Светлана смогла обеспечить разницу интересов обеих своих дочек. «Младшая дочь танцует — у нее настоящий талант. Я могла бы и старшую записать в ту же студию, это было бы очень удобно. Но потом подумала, что лучше, если у каждой девочки будет своя «ниша».

Старшая любит плавать — я отдала ее в бассейн. Обычно я отвожу старшую дочь и хожу по магазинам с младшей, а потом забираю ее — и мы болтаем или читаем, пока идет урок танцев у маленькой»,рассказывает Света.

Теперь у каждой из девочек есть область, где она заведомо лучше сестры — и можно не задумываться о соперничестве.

Доверьтесь Будущему

Тем мамам, что сильно беспокоятся о будущем ребенка, живущего в тени своих более ярких братьев и сестер, психологи советуют снизить градус переживаний. 40 — летняя Анна рассказывает свою историю: «Моя младшая сестра была самой красивой, а я — самой умной.

Сестра была очаровательна, гости восторгались, родители расцветали от удовольствия. А я… Я съеживалась в уголке — от смущения и обиды. Но зато очень хорошо училась — и, конечно, все равно не получала и сотой части взглядов и комплиментов, адресованных моей сестре.

Мы ревновали и ненавидели друг друга.

Годы спустя сестра призналась, что жила с ярлыком «хорошенькая и глупенькая»и страдала от этого, не верила, что сможет поступить в вуз, заняться интересным делом. Сейчас мы наладили отношения и сделали все, чтобы избавиться от своих детских ярлыков. Теперь никто из нас не умнее и не красивее другой: я нашла свой стиль, а сестра приобрела хорошую профессию».
Справочник лекарств

Источник: http://farmaspravka.com/chudo-rebenok-i-ostalnye.html

Чудо-ребенок. Путешествия

Чудо-ребенок и его братья и сестры

 В.А. Моцарт в детстве 

    В январе 1762 г. Вольфгангу исполнилось шесть, а сестре его – десять с половиной лет. Оба настолько хорошо овладели техникой игры на клавесине, что отец принял решение совершить с ними первую концертную поездку. Для начала они отправились в Мюнхен, где дети успешно выступили при дворе курфюрста Баварского. Тогда Леопольд стал хлопотать об отпуске для поездки в столицу Австрии.

     В сентябре 1762 г. семейство Моцертов прибыло в Вену. Однако доступ в город им преградила таможня. Осматривая скромный багаж зальцбургского музыканта, служащие обратили внимание на тяжелый и громоздкий чемодан, из которого при ударе раздался жалобный дребезжащий звук.

     – Вы ведь в отпуск едете, не так ли? Для чего ж везете с собой тяжелые клавикорды? – спросили таможенники.

     В разговор вступил Вольфганг.

     – Мы едем давать концерты. Надо упражняться…

     – Давать концерты? – переспросил чиновник. – И ты вправду, малыш, умеешь играть на этой штуке?

     – Конечно умею, – обиделся мальчик. Он уже хотел было сесть за клавесин, но крышка инструмента оказалась запертой.

– В таком случае, – не растерялся юный Моцарт, – я сыграю вам на скрипке, –  и, достав крошечную скрипочку, начал играть менуэт.

Свою нехитрую пьеску маленький музыкант сыграл так ритмично, четко и вместе с тем воодушевленно, что чиновники пришли в восхищение. На багаж Моцартов быстро наклеили ярлычки, и препятствий к въезду в Вену больше не было.

 Чудо-ребенок
 Первая скрипка Моцарта

     С первых же выступлений в Вене дети Моцарта имели сенсационный успех. Они играли в гостиных вельмож и даже перед королевской семьей. Среди дворцовой роскоши фигурка шестилетнего артиста казалась еще более хрупкой и миниатюрной, чем обычно.

Маленькие ноги в белых чулках и башмаках с пряжками забавно свисали со стула. Напудренный парик с косичкой придавал круглому личику непривычно серьезный вид. Мальчик играл сосредоточенно, с невозмутимой уверенностью. Его руки так и летали по клавишам.

     Иногда, по желанию высокопоставленных лиц, клавиатуру накрывали платком. Но и не видя клавиш, мальчик продолжал играть так же уверенно и спокойно. Тогда перед ним ставили ноты с незнакомыми пьесами. Он тут же их проигрывал “с листа”.

     Феноменальное искусство Вольфганга вызвало бурю восторгов. Но несмотря на успех и любовь публики, дети тяжело переносили бесконечные гастрольные скитания.

Они без отдыха разъезжали по разным городам и странам, играли и импровизировали по многу часов подряд (концерты в то время длились 4-5 часов).

Все это было непосильно для ребенка, и тяжелая скарлатина положила конец венским выступлениям.

     По возвращении домой Леопольд Моцарт позаботился о том, чтобы дети продолжили свое образование. И не только музыкой, но и обычными школьными предметами.

     Вольфгангу исполнилось семь лет. У мальчика живой, пытливый ум. Музыкой он занимается уже всерьез. Своим чередом идут занятия чтением, правописанием, французским языком. Самый любимый предмет маленького Моцарта – арифметика.

Считать Вольфганг учился охотно и скоро усвоил все четыре арифметических правила.

Каждый день он исписывал примерами и задачками обе стороны грифельной доски, а, если места на доске не хватало, продолжал выводить большие кривые цифры прямо на столе и даже на полу.

     Летом этого же года, снова, испросив отпуск у архиепископа, Леопольд Моцарт с детьми предпринял более длительную концертную поездку, конечной целью которой был Париж.

Маленький ростом, одетый в лиловый атласный камзол с миниатюрной шпагой на боку и треуголкой под мышкой, в парике с косичкой, маленький Моцарт смело подходил к клавесину и с милой непринужденностью отвешивал направо и налево поклоны.

Он виртуозно исполнял свои и чужие сочинения, читал листа незнакомые произведения с такой легкостью, как будто они были ему давно известны, импровизировал на заданные темы, чисто и безошибочно играл трудные пьесы на клавиатуре, накрытой платком.

      В Париже Вольфганг много сочинял. В начале 1764 г. вышли из печати его первые четыре сонаты для скрипки и клавесина. На титульном листе было обозначено, что они написаны семилетним мальчиком.

 Моцарт, 1764,прижизненный портрет

    Ободренный успехом пятимесячного пребывания в Париже Леопольд Моцарт в апреле 1764 г. повез детей в Лондон. В Англии после смерти Перселя не было своих композиторов мирового значения, но, несмотря на это, в XVII в. Лондон был городом высокого развития музыкальной культуры.

     В Лондоне Вольфганг познакомился с Иоганном Христианом Бахом, сыном великого Иоганна Себастьяна. Мастерская игра Баха на клавесине произвела на мальчика большое впечатление. Понравились ему и клавирные сонаты И. X.

Баха – такие светлые и жизнерадостные, с певучими, ласковыми мелодиями, похожими на арии итальянских опер. Несмотря на разницу лет, оба вскоре стали большими друзьями.

Нередко они импровизировали на одну и ту же музыкальную тему одновременно на двух клавесинах, немало удивляя всех, кому приходилось их слышать.

     В Лондоне восьмилетний мальчик написал еще шесть сонат для клавесина с сопровождением скрипки или флейты и, кроме того, взялся за сочинение симфонии. В течение года, проведенного в Англии, музыкальное развитие ребенка заметно продвинулось вперед. Несмотря на переезды с места на место, мальчик систематически занимался под руководством отца и музыкой, и общеобразовательными предметами.

     “Все, что он знал раньше,- писал о своем сыне Леопольд Моцарт зальцбургским друзьям,- ничто по сравнению с тем, что он умеет сейчас”.  

     Жаль было расставаться с гостеприимной Англией, но срок отпуска, предоставленного Леопольду Моцарту зальцбургский архиепископом, уже давно истек. Однако, уступив настойчивым просьбам голландского посланника, Леопольд решил по дороге домой заехать в Голландию и Фландрию, что не входило в первоначальный маршрут их путешествия. 

     В результате Моцарты побывали в Гааге, Генте, Роттердаме, Амстердаме и  других местах, имея повсюду огромный успех. Как ранее во Франции и Англии, детям и здесь устраивали восторженные овации, осыпали их лестными похвалами.

     Все это, казалось, легко могло вскружить головы юным артистам. По счастью, с детьми зальцбургского органиста ничего подобного не произошло. Этому в немалой степени способствовал отец – Леопольд Моцарт. Опытный педагог, он хорошо сознавал, что, как ни велика музыкальная одаренность его детей, без упорного, настойчивого труда серьезных результатов им не достигнуть.

     “Дети мои одарены таким талантом,- писал в одном из своих писем Леопольд Моцарт,- что, помимо родительского долга, я бы всем пожертвовал ради их воспитания. Каждая потерянная минута – потеряна навеки… Но вы знаете, что дети мои привыкли к работе. Если бы что-либо могло отвлечь их от работы – я бы умер с горя”.

     Однако на здоровье детей переезды с места на место и частые публичные выступления отражались плохо. Силы их расходовались беспощадно, к тому же брат и сестра часто болели.

     В ноябре 1766 г., с триумфом выступив в Париже, а так же в целом ряде городов Швейцарии и Германии, семья Моцарта вернулась в родной Зальцбург, прожив за границей почти три с половиной года.

     Тотчас же по возвращении домой отец возобновил с детьми серьезную каждодневную работу. Продолжились занятия игры на скрипке, клавесине и органе, серьезно изучалась музыкальная композиция. Кроме основных общеобразовательных предметов, Вольфганг начал обучаться латыни и итальянскому языку (в те времена для композитора это было обязательным).

     В 1767 г. Вена готовилась к придворным торжествам по случаю бракосочетания юной эрцгерцогини Марии Иозефы с неаполитанским королем. Учитывая благоприятность момента, Леопольд Моцарт в сентябре выехал с семьей в столицу Австрии. Но поездка оказалась мало удачной.

В Вене началась страшная эпидемия оспы. Пришлось спешно вывозить детей из города. Нашлись друзья, предложившие семье Моцартов пристанище в Моравии. Но было поздно. И брат и сестра заболели оспой в тяжелой форме. У Вольфганга были поражены глаза, ему грозила слепота.

Лишь через десять дней зрение стало восстанавливаться.

     В январе 1768 г. семья вернулась в Вену. Однако интерес к игре брата и сестры со стороны венской публики заметно остыл. Мало кто приглашал их в свои салоны.

Только русский посланник князь Дмитрий Михайлович Голицын остался верен своей симпатии к маленьким зальцбуржцам.

Устроенный в его дворце специально для Вольфганга и Наннерль концерт прошел с большим успехом, и это отчасти вознаградило юных артистов за равнодушие венских аристократов.

     В 1770 г. Леопольд Моцарт отвез сына в Италию. Концерты Вольфганга в итальянских городах сопровождались шумным успехом. Программы, с которыми выступал 14-летний подросток, поражали обширностью и сложностью. В них демонстрировалась не только техника игры на клавире, но и замечательное композиторское мастерство мальчика, присущий ему дар импровизации.

     В Болонье Моцарт выдержал сложный экзамен по композиции и местная Филармоническая академия избрала его своим членом. В свою очередь дирекция оперного театра в Милане заказывала ему оперу “Митридат, царь Понтийский” (по трагедии Расина). Сочиняя ее, юный композитор сознательно ориентировался на стиль тогдашней итальянской “серьезной” оперы (opera seria).

     Опера ставилась 20 раз подряд при переполненном зале. Большинство арий повторялись на бис. Двумя годами позже не меньший успех имела и вторая опера Моцарта “Лючио Силла”. Однако постоянного места в Италии юному музыканту получить не удалось.

     За годы путешествий Моцартов умер архиепископ, снисходительно относившийся к частым отлучкам Леопольда. Место покойного архиепископа занял граф Иероним Колоредо. Этот угрюмый и надменный правитель не любил оперной музыки.

Он считал, что подчиненные ему музыканты не должны тратить время на такое неблагочестивое занятие, как писание опер, да еще для заграничных театров. Моцартам (отцу и сыну) было дано предписание спешно вернуться в Зальцбург.

     В марте 1773 г. Вольфганг навсегда покинул Италию. Счастливая пора детства, полного разнообразных впечатлений, блестящих успехов и радужных надежд на будущее, остается позади. Начилась новая полоса жизни.

Источник: http://music.e-publish.ru/p253aa1.html

Фильм «Чудо»: стать странным и отверженным легко — Моноклер

Чудо-ребенок и его братья и сестры

Раскрою карты, меня зовут Ольга Лебедева, я клинический психолог и мать ребенка с челюстно-лицевой патологией. Писала этот отзыв в сотрудничестве с коллегой Елизаветой Сухановой, которая не дала мне увлечься восторгами по поводу фильма («Ура! Про таких детей и такие семьи говорят!»), и её критический взгляд на фильм добавил объема этому отзыву.

Для меня фильм крайне важен, так как поднимает тему социально-психологических сложностей ребенка и членов его семьи, которые сталкиваются с заболеванием с сопутствующими физическими недостатками.

Главный герой Август Пульман (Огги) родился с хромосомными нарушениями (синдром Тричера Коллинза), которые вызвали челюстно-лицевые патологии, он перенес 27 операций, и до сих пор его внешность заметно отличает его от окружающих.

Он идёт в школу в пятый класс, где вынужден встретиться в одиночку (без родителей и старшей сестры) со сложностями адаптации в обществе других детей.

  Само заболевание главного героя  не является угрозой для жизни, но является огромной угрозой для его жизни социальной.

Фильм затрагивает разные аспекты социальной адаптации ребенка с физическими недостатками: буллинг и стигматизация на основании физических недостатков, отсутствие опыта общения со сверстниками в связи с многочисленными госпитализациями, влияние заболевания ребёнка на других членов семьи (родителей, старшую сестру). 

В школе дети  начинают травить Огги, смеяться над ним на уроках, отсаживаться от него в столовой, жестоко подшучивать. На лицо проявление буллинга. 

Школьный буллинг — это нежелательное, агрессивное поведение среди школьников с использованием реального или мнимого превосходства. Это повторяемое поведение, которое имеет серьёзные последствия и для того, кто травит (булли), и для того, кого травят. 

Превосходство подразумевает превосходство в физической силе или популярность и лояльность среди одноклассников и учителей, которые могут использоваться для контроля или нанесения вреда другому. 

Буллинг включает такие действия, как угрозы, сплетни, нападения, физические или вербальные, исключение из сообщества одноклассников, публичное унижение, заговор с другими учениками не дружить с ребенком.

Тема буллинга становится все более актуальной и в нашей стране. Применительно к детям с инвалидностью особенно. В России по официальным данным на начало 2019 г. было зарегистрировано 670 тыс. детей с инвалидностью, в реальности таких детей больше, но в силу разных обстоятельств они не попадают в данные официальной статистики.

Социологические исследования  на начало 2015 г. показали, что только 73% родителей согласны, чтобы их ребенок учился в классе с инвалидом, 17% не согласны, 10% затруднились с ответом.

То есть почти треть школьного сообщества могут потенциально оказывать давление, высказывать негативное отношение к ребёнку на основании того, что он выглядит не так, как все, или имеет ограничения здоровья.

Мы видим, как в школе Огги сталкивается с грубыми насмешками в свой адрес, бестактными вопросами, завуалированными упоминаниями своей внешности в постороннем разговоре. Ему не говорят напрямую, что с ним не хотят сидеть на обеде, но по факту он обедает в одиночку. А девочка, решившая составить ему компанию, тоже оказывается осмеянной. 

Джек, который решил дружить с Огги, в какой-то момент не выдерживает давления большинства и присоединяется в частной беседе к насмешкам над другом, за которые потом ему стыдно и горько.

Мы не видим переживаний главного булли фильма Джулиана.

Он и его мать показаны односторонне в негативном цвете, не способными на сочувствие и раскаяние, но исследования показывают, что булли тоже страдают от своих нападок и безнаказанности. 

Трудность ребёнка с физическими нарушениямив том, что не только окружающие отмечают его внешность и негативно реагируют.

Детям и подросткам даже с обычной внешностью свойственны дисморфофобические проявления (обеспокоенность особенностями или незначительными дефектами тела: «слишком большой нос», «слишком толстая талия», «короткие ноги»), которые зачастую имеют мало оснований в реальности. Тем тяжелее принять ребенку с физическим дефектом свою внешность. 

Сам Огги борется с отвращением к своей внешности и недоверчиво слушает родителей, которые убеждают его, что они любят его лицо таким, какое оно есть. 

Серьёзное заболевание ребенка оказывает влияние и на других детей в семье. Им как будто заранее может быть уготована роль беспроблемных детей, которые должны понимать родителей и того/ту брата/сестру, которым так не повезло.

Они вынуждены мириться с отсутствием родителей на время госпитализации, повышенным внимание к брату/сестре, потому что он/она не здоровы, не давать себе возможности бунта и других проявлений, свойственных любому другому ребёнку в обычной семье.

Сестра Огги Вия заняла в семье роль понимающего и беспроблемного ребёнка, спрятав от родителей и от самой себя потребность в заботе, внимании, возможности быть неудобной и доставлять неприятности, как любой другой подросток.

Её нежелание говорить в новой школе о том, что у неё есть брат, демонстрирует, как непросто ей даётся роль понимающей сестры брата с особенностями и как ей хочется пожить обычную жизнь.

Да, позднее она рассказывает про брата и приглашает его на школьный спектакль, её ценность быть частью семьи с той историей, какая есть, оказывается важнее «обычной жизни», но мы понимаем, какая внутренняя работа стоит за этим выбором. 

Тема, которая вообще мало затрагивается в вопросе воспитания детей с несмертельными заболеваниями — переживания родителей ребёнка.

Ведь в этой ситуации родителям предстоит найти для себя баланс в отношении к ребёнку: больной или здоровый, но с особенностями, ответить для себя на вопрос, как не видеть в ребёнке только диагноз, когда большая часть жизни с ребёнком проходит в подготовке к операциям и последующей реабилитации.

Родители таких детей каждый день делают выбор в пользу своих интересов, своего развития или служению ребёнку, который действительно требует много времени, заботы и терпения и редко этот выбор бывает окончательным и однозначно верным. Переживать боль от страданий ребёнка и физических, и душевных из-за отвержения. 

Мне было бы интересно увидеть в фильме, как другие родители отвечают на вопросы: «Каково это, родить ребёнка, непохожего на других?», «каково видеть страдания ребёнка, в которых ты не можешь помочь?», « Как справиться с душевной болью ребёнка от насмешек, для которой нет анестезии?». И понимать, что это будет с ребёнком всегда. И ему нужно переживать не только операции время от времени, а каждый день удивленные взгляды, любопытные взгляды. Отстаивать своё место среди обычных людей, несмотря на свою необычность.

В фильме переживания родителей раскрываются не очень подробно, короткими штрихами. Но при должном внимании их можно уловить и прочувствовать.

Так, мать Огги  в первый день школы проводила его со словами «хоть бы его приняли», понимая, как трудно придётся Огги в новой среде, где все на него «таращатся».

Родители после возвращения Огги в первый день не могут найти тему для разговора, понимая, что повседневные дела мало важны по сравнению с чувствами Огги. 

Фильм можно критиковать за недостаток глубины и реалистичности. И маловероятный хеппи энд в конце, но он даёт возможность широкому кругу зрителей соприкоснуться с этой темой. 

Мне как матери ребёнка с челюстно-лицевыми патологиями было крайне важно узнать, что про таких детей пишут книги, снимают фильмы. Их переживания оказываются интересны многим и могут поддержать других в трудностях.

Хочется, чтобы зритель увидел не уникальность этой уникальной истории, ведь стать странным, отверженным легко, и для этого не нужно рождаться с необычной внешностью. Люди с нетрадиционной ориентацией, выразительными привычками, ментальными особенностями легко становятся жертвами отвержения и от его окружения требуется большая душевная работа, чтобы за внешним разглядеть душевную красоту. 

Обложка: х/ф «Чудо» (2017 г., реж. Стивен Чбоски)

, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Источник: https://monocler.ru/analiz-filma-chudo/

Для родителей
Добавить комментарий