Чувствительный ребенок: какой он на самом деле?

Содержание
  1. Высокочувствительный ребенок: как сделать так, чтобы он вас слушался
  2. Людмила Петрановская: 10 фактов об ошибках в воспитании
  3. Читать книгу «Высокочувствительный ребенок. Как помочь нашим детям расцвести в этом тяжелом мире» онлайн— Элейн Эйрон — Страница 4 — MyBook
  4. Как ВЧД сортируют апельсины
  5. Все или ничего?
  6. Что творится в голове высокочувствительного ребенка
  7. Почему благополучные дети сбегают из дома?
  8. Товарищи родители, подумать не хотите ли?
  9. Ваш ребенок – с другой планеты
  10. Как это бывает
  11. О чем они думают, сбегая?
  12. Что делать родителям, когда ребенок ушел из дома?
  13. Как помочь расцвести чувствительным детям?
  14. С какими трудностями мы обычно сталкиваемся, растя чувствительных детей?
  15. 1. Чем выше чувствительность ребёнка, тем быстрее он возбуждается
  16. 2. Чем выше чувствительность ребёнка, тем быстрее он перегружается от полученных впечатлений
  17. 3. Чем более чувствителен ребёнок, тем сильнее его потребность в надёжной привязанности к заботливым взрослым

Высокочувствительный ребенок: как сделать так, чтобы он вас слушался

Чувствительный ребенок: какой он на самом деле?

В воспитании высокочувствительных детей специалистов в первую очередь интересуют три связанные друг с другом темы: дисциплина, соблюдение границ и наказания. Или что сделать, чтобы ребенок вас слушался. 

Что нужно знать родителям, чьи дети обладают особым типом восприятия мира – об этом рассказала мама высокочувствительного ребенка Виктория Лагодински. Специалисты программы «Сиротству – нет!» Фонда Рината Ахметова предлагают узнать о причинах плохого поведения таких детей и как к этому должен относиться родитель. 

Как правило, чувствительные дети послушны и ведут себя хорошо. Они прекрасно усваивают новые правила поведения в незнакомых ситуациях. Такими детьми руководит желание угодить старшим. Но иногда они, все же, ведут себя плохо. Почему это происходит? 

Причины плохого поведения высокочувствительных детей 

Лет десять тому назад мы первый раз решили наказать свою среднюю дочь. Не помню, что в свои три года она натворила, но, согласно написанному в умных книжках, мы посадили ее на диван на две рекомендованные минуты. Было велено сидеть и не слезать. Следом мы объяснили ей, в чем она провинилась. 

Реакция на такие легкие санкции поразила нас настолько, что наказание перестало существовать в нашей семье как класс. Сложилось впечатление, что ребенок просто рассыпался на куски. В тот момент мы не поняли, что именно случилось. 

Если быть откровенными, то проблем послушания у чувствительных детей практически не существуют. В любой новой ситуации они внимательно следят за правилами поведения, и их основное желание (и главный страх) – не нарушить эти самые правила. Этими детьми руководит желание угодить всем: родителям, учителям, воспитателям. Но возникает вопрос, почему же они тогда иногда себя плохо ведут? 

По моему мнению, причин плохого поведения высокочувствительных детей может быть несколько. 

Наиболее часто встречающаяся проблема – это сенсорный перегруз 

Слишком много шума, слишком яркий свет, слишком много общения. В момент, когда перегруз случился, дети чаще всего уже не могут управлять своими эмоциями. На самом деле, это сложно даже высокочувствительному взрослому, что уже говорить о детях. 

В таком случае поможет только downtime. Причем, этот downtime (не путать с timeout) не является наказанием и не предполагает отделения ребенка от вас. Downtime – это время, проведенное в спокойной обстановке: в тихой (и если необходимо) затемненной комнате и желательно, чтобы кроме ребенка и вас там никого не было. 

Некоторые дети захотят сидеть с вами в обнимку, некоторых перегружают даже объятия и надо просто сидеть с ними рядом. Однако не стоит оставлять ребятенка одного, если он сам этого не хочет. Совершенно необходимо, чтобы downtime стал положительным опытом для ребенка. 

Физический дискомфорт 

Нужно помнить, что для высокочувствительных детей мелкий физический дискомфорт может стать серьезной проблемой. Бирка на одежде, в которой он должен ходить весь день, спадающие колготки, легкая боль в животе или приближающееся чувство голода. Решить такую проблему просто: выяснить и разрешить. Срезать бирку, накормить, переодеть. 

Эмоциональный дискомфорт 

В течение дня случилось происшествие, которое неприятно потрясло ребенка. Вы еще не знаете, что произошло, но спрашивать прямо помогает не всегда. Иногда ребенку нужно время, чтобы успокоиться, и только после этого он сможет рассказать, что случилось.

Очень помогает, если родители знают потенциальные триггеры и пытаются «прощупать» в этом направлении.

Но в любом случае, мой опыт говорит, что если ребенок не боится рассказывать родителям про свои беды, вы в какой-то момент узнаете причину расстройства 

Больше причин плохого поведения чувствительных детей я, пожалуй, не видела. Если посмотреть на плохое поведение с высоты понимания происходящего, то станет очевидно, что наказание тут совершенно неадекватно.

Более того, наказание подрывает веру ребенка в значимого для него взрослого и уменьшает шансы на то, что он будет рассказывать вам, что его мучает.

Вместо наказания значимый взрослый должен прийти и помочь решить проблему, если ребенок еще не достиг той степени развития, которая позволит ему решить ее самостоятельно. 

Спокойно и уверенно решая проблему ребенка, вы учите его, как надо реагировать. Первый раз, когда малыш случайно разольет молоко, он будет ужасно страдать.

Если вы спокойно подойдете и поможете это молоко вытереть, то заметите, что в следующий раз ваш ребенок сделает это сам (хотя второй раз в ту же ситуацию он вряд ли попадет).

Вместо жуткой истерики из-за пролитого молока вы увидите, что ребенок, сохраняя абсолютное спокойствие, возьмет салфетку и сам все вытрет.  

Еще раз повторюсь, эти дети очень хотят сделать все правильно. И сильно волнуются, что могут ошибиться. Также в случае ошибки они продумывают очень много путей, чтобы ошибка больше не повторилась.

Поэтому их реакция на вашу критику может звучать для вас не вполне адекватно. Никаким своим критическим замечанием вы не сможете постичь ту глубину сожаления и продумывания последствий своей ошибки, которую ваш ребенок уже постиг.

Поэтому стоит его просто поддержать. 

Мне кажется, что волнения по поводу нарушения правил и последующих наказаний являются одной из главных проблем чувствительных детей в школах.

Они и так достаточно быстро перегружаются от шума и количества общения, а тут еще есть угроза наказания, причем совершенно четко определенная сводом правил.

Они прилагают очень много усилий, чтобы этих самых наказаний избежать, но заканчивается все тем, что в школе они себя ведут идеально, а дома рассыпаются от напряжения. 

Для нашей средней дочери было очень важно понять, что мы совершенно не расстраиваемся из-за школьных наказаний, которые она, кстати, получает исключительно редко. Это дало ей возможность меньше бояться школьных неприятностей. 

Источник: https://sirotstvy.net/ua/useful-information/useful-links/vysokochuvstvitelnyy-rebenok-kak-sdelat-tak-chtoby-on-vas-slushalsya/

Людмила Петрановская: 10 фактов об ошибках в воспитании

Чувствительный ребенок: какой он на самом деле?

российский психолог, педагог и публицист, удостоена премии Президента РФ в области образования.

Все мы что-нибудь «накосячим» как родители, даже если будем очень стараться

Есть родители, которые ни о чем не задумываются и делают, что хотят – таких большинство. А есть сознательные родители, которые задумываются, читают книжки и стараются. Но и те и другие все равно что-то сделают не так. Этого не избежать.

Ребенку не нужен виноватый родитель

Чем больше сознательные родители думают о том, как надо, тем больше они начинают нервничать и переживать, что сделали что-то не то – наорали, шлепнули, не поддержали или, наоборот, перехвалили. Ребенку не очень спокойно, когда родитель постоянно чувствует себя неуверенным, виноватым, боится совершить ошибку или отойти от канона. Особенно это тяжело для маленьких детей.

Ошибки – только часть айсберга

Когда мы что-то делаем не так, надо понимать, что к этому не сводится все наше общение с ребенком. В какие-то другие моменты мы ему много даем. Он знает, что вы есть, что вы его любите, что к вам можно прийти. И этого ресурса ему должно хватить, чтобы пережить наши «косяки».

Нет волшебного способа избежать проблем

У родителей есть убеждение, что если уделять ребенку достаточно внимания, прочитать все нужные книжки, все время держать себя в руках и так далее, то совершенно точно с твоим ребенком все будет хорошо – у него не будет неврозов, депрессий, суицидальных мыслей, нехороших отношений и неуверенности в себе. Это не так.

Невозможно делать «все правильно», возможно не делать совсем уж неправильно

Например, теория привязанности – она совсем не о том, что, если ей следовать, то ребенок обязательно будет счастливым и успешным.

Она про то, что если ребенка лишать чего-то важного, например, общения с родителями, или делать вещи, которые его сильно травмируют, то тогда могут быть проблемы.

Это не из серии «задержалась на работе, накричала или не так похвалила», а достаточно серьезные вещи – серьезное разлучение, отвержение, насилие. То есть это про то, чего точно не надо делать. Речь идет про точку нормы снизу, а не сверху.

Хорошо бы не врать детям

Детей ранит, когда взрослые начинают им врать. Их дезориентирует, когда взрослые говорят одно, а делают другое. Например, ребенку все время твердят: «Мы же все для тебя делаем», а на самом деле ничего из того, что хочет ребенок, не делается и его даже не спрашивают. В таком случае дети не понимают, чего от нас ждать и на что рассчитывать.

Ребенок – это субъект, а не объект

Относясь к ребенку как к объекту воспитания, мы как бы отказываем ребенку в праве иметь свои особенности и делать свои ошибки. Конкретный ребенок может быть где-то более чувствительным или более тревожным.

Люди приходят в мир со своими особенностями нервной системы и устройства мозга – и это не вполне зависит от нашего поведения.

 Один хулиганистый подросток, например, сказал нервничающей перед вызовом на педсовет маме: «Мама, не бери на себя мои косяки!»

Большинство детских травм проходит без следа

Понятие травма стало толковаться очень расширительно, это неправильно. Не надо думать, что можно что-то не то сказать или не дать конфету – и вот уже травма на всю жизнь. Большинство таких воздействий проходит без следа. Любой ребенок, пока растет, тысячу раз оцарапается, порежется и разобьет коленки, но все это пройдет и не оставит даже воспоминаний. Так же и с обидами.

Более серьезные травмы – не приговор

Бывают обиды с травматическим следом, но это не значит, что с этим ничего нельзя сделать, и человек никогда не будет счастлив.

Например, ребенка сильно дразнили в школе, поэтому ему уже во взрослой жизни может быть сложно выступать публично или приходить в новый коллектив. Но это не значит, что это необратимый процесс.

Можно поработать с психотерапевтом и научиться выступать на публике или выбрать такую сферу деятельности, где публичные выступления не нужны.

Фрустрации – необходимая часть детства

Ребенок имеет довольно большой запас прочности к обидам и неприятностям. С каждым годом его способность переносить фрустрацию растет. Ребенку в год очень неприятно, когда мама уходит на работу, а в три-четыре года это уже не так страшно для него. Поэтому мы готовим ребенка к столкновению с реальным миром небольшими дозами, это как прививки.

Если ребенок научится справляться с маленькими неприятностями, то когда-то выдержит и большой удар. В итоге должен вырасти человек, который способен переживать разочарование, переносить разлуку, потери и выносить критику.

 Если ребенка оберегать от всех фрустраций, то у него не будет опыта преодоления запретов, потому что ему ничего не запрещали, он не будет знать, как реагировать на критику, потому что его всегда только хвалили, у него не будет опыта переживания разлуки, потому что его старались не оставлять одного. Что испытывает такой ребенок? Ему страшно.

«Как я буду жить? Как я выйду в мир?». На это в том числе ребенку и дается детство – чтобы научиться обижаться и прощать, конфликтовать и выходить из конфликта.

Источник: https://chips-journal.ru/reviews/ludmila-petranovskaa-10-faktov-ob-osibkah-v-vospitanii

Читать книгу «Высокочувствительный ребенок. Как помочь нашим детям расцвести в этом тяжелом мире» онлайн— Элейн Эйрон — Страница 4 — MyBook

Чувствительный ребенок: какой он на самом деле?

Высокочувствительные люди – это люди, которые рождаются со способностью замечать больше в окружающей их среде и глубоко размышлять обо всем, прежде чем действовать, чем те, кто замечает меньше и действует быстро и импульсивно.

В итоге чувствительные люди – как дети, так и взрослые, – как правило, эмпатичны, умны, обладают хорошей интуицией и творческими способностями, заботливы и сознательны (они просчитывают последствия нарушений и поэтому не склонны совершать их). Их легко выводят из строя слишком большой объем поступающей одновременно информации.

Они пытаются избежать этого и поэтому часто кажутся застенчивыми, стеснительными или занудными. Когда им не удается избежать чрезмерных раздражителей, они производят впечатление «слишком чувствительных» или «легко расстраивающихся».

Несмотря на то что ВЧЛ замечают больше, это не означает, что у них лучше глаза, уши, обоняние или вкусовые рецепторы, хотя некоторые действительно говорят как минимум об одном чувстве, которое у них особенно остро. Просто их мозг обрабатывает информацию более основательно.

Между тем это не исключительно мозговой процесс, так как высокочувствительные люди, дети или взрослые, обладают более высокой скоростью рефлекторной реакции (реакция, которая идет от спинного мозга), более чувствительны к боли, медикаментам или стимуляторам, у них очень реактивная иммунная система, чаще возникают аллергические реакции.

В некотором смысле их тело в целом лучше приспособлено замечать и тщательно анализировать все, что его касается.

Как ВЧД сортируют апельсины

Когда я была маленькой, мой папа любил возить нашу семью на фабрики, где он договаривался с управляющими об экскурсии. Заводы из стекла и металла ошеломляли меня, потому что я была высокочувствительна. Там все было таким до слез шумным, жарким и сверкающим, что я страшилась этих поездок.

Членов моей семьи, не обладающих повышенной чувствительностью, в свою очередь, раздражало мое поведение и попытки сорвать экскурсию. Мне запомнилась одна поездка – на завод по упаковке апельсинов.

Мне понравилось гениальное изобретение: апельсины скатывались по дрожащей конвейерной ленте и попадали в одно из трех разных по размеру отверстий – маленькое, среднее или большое.

Сейчас я использую этот образ, чтобы описывать мозг ВЧД. Вместо трех отверстий, по которым приходит информация, у таких детей отверстий пятнадцать – для более тонких различий. И все идет хорошо до тех пор, пока на ленте не окажется слишком много апельсинов. Тогда там возникает огромный затор.

Поэтому, разумеется, ВЧД вряд ли будут в восторге от громкоголосого ансамбля марьячи в мексиканском ресторане, шумной вечеринки, командного спорта, где нужно действовать быстро, и пристальных взглядов одноклассников, когда они отвечают у доски.

Но если вам надо настроить гитару, придумать интересный сувенир для гостей, если вам нужен остроумный партнер для словесной игры или игры вроде шахмат, где требуется предвидеть последствия и замечать мельчайшие изменения, высокочувствительный ребенок – тот, кто нужен.

Все или ничего?

Может ли быть так, что у вашего ребенка лишь слегка повышенная чувствительность? Некоторые исследования утверждают, что вы либо обладаете этой особенностью, либо нет1; другие говорят, что здесь речь идет о широком спектре значений2.

Мои собственные выводы объединяют обе точки зрения: да, некоторые ВЧД кажутся более чувствительными, чем другие, по всей видимости, оттого, что в окружающей ребенка среде может присутствовать множество факторов, которые увеличивают или уменьшают количество проявленной чувствительности. Но если бы у чувствительности были широкие границы, как у показателей роста или веса, то большинство людей оказалось бы в середине. На самом деле распределение чувствительности больше напоминает ровную линию, возможно, даже с несколько бо́льшим количеством людей на ее противоположных концах.

Что творится в голове высокочувствительного ребенка

Давайте заглянем поглубже в сознание вашего ВЧР. Да, он в целом замечает больше других, но у него может быть и своя «специализация». Некоторые настроены на социальные сигналы, главным образом – на анализ настроения, выражения лица или отношения.

Некоторые ВЧД больше внимания обращают на мир природы, например на изменения погоды или свойства растений или обладают, как кажется, сверхъестественными способностями общаться с животными. Некоторые оказываются очень проницательны, или остроумны, или ироничны.

А некоторые ведут себя очень бдительно в новой обстановке, в то время как других скорее беспокоит изменение привычной среды. И тем не менее, в любом случае, они замечают больше.

Ваш ВЧР также думает больше, чем другие дети, о том, что он заметил. Здесь может быть много вариаций.

Он может размышлять и забрасывать вас вопросами о социальных дилеммах: почему вы поступили так, как поступили, почему один ребенок дразнит другого или о чем-то еще более серьезном.

Другой ВЧР будет пытаться решить сложную математическую или логическую задачу или интересоваться «что произойдет, если», сочинять истории или представлять, о чем думает ваша кошка. Всем детям это свойственно, но ВЧД – в большей степени.

Размышления ВЧД о том, что происходит, особенно когда они что-то увидели или услышали, могут быть вполне осознанны и очевидны, как в тех случаях, когда они просят больше времени на то, чтобы принять решение (вы, вероятно, замечали, что пытаться подтолкнуть ВЧР к быстрому решению – это как пытаться быстро провести кобеля мимо пожарных гидрантов). Но чаще мыслительный процесс ВЧД совершенно бессознателен, как будто они чисто интуитивно чувствуют, что с вами происходит. действительно, интуицию можно определить как знание о чем-то без знания о том, как вы это узнали, и у чувствительных людей обычно хорошая интуиция.

Этот процесс может быть стремительным, например ребенок мгновенно понимает, что «что-то произошло» или «ты сменила простыни», когда другие дети этого не замечают, либо медленным, как когда ВЧР думает о чем-то часами, а потом делится своим потрясающим открытием.

Наконец, в результате того, что он принимает больше информации и обрабатывает ее более основательно, если ситуация вызывает эмоциональный отклик (а это в той или иной мере происходит с любой ситуацией), ваш ВЧР будет испытывать более сильные эмоции. Иногда это сильная любовь, ужас или радость. Но из-за того что все дети каждый день имеют дело с новыми стрессовыми ситуациями, ВЧД не могут избежать также страха, гнева и грусти и переживают эти эмоции более интенсивно, чем другие дети.

Из-за этих сильных чувств и глубоких мыслей большинство ВЧД необычайно эмпатичны. Они страдают больше, чем другие, и начинают рано беспокоиться о социальной справедливости.

Они великолепно распознают, что происходит с чем-то или кем-то, кто не может говорить: растениями, животными, органами тела, детьми, которые еще не говорят, стариками, страдающими старческим слабоумием. У них богатая внутренняя жизнь.

И, повторюсь, ВЧД очень сознательны для своего возраста: они могут представить и понять, что вы имеете в виду, говоря «если бы все так поступали». Они также рано начинают задумываться о смысле своей жизни.

Впрочем, ВЧД не святые. В частности, после нескольких неприятных ситуаций они с большей вероятностью, чем другие, станут стеснительными, боязливыми или депрессивными.

Зато при мягком обращении и руководстве они исключительно креативны, контактны и добры, кроме тех случаев, когда они слишком перегружены.

Но что бы они ни делали (или не делали) ВЧД выделяются, даже если они не являются «проблемными» в обычном понимании.

Задолго до того как я узнала о том, что воспитываю высокочувствительного ребенка, я уже знала, что мой сын «другой».

Он был сообразительным, невероятно изобретательным, рассудительным, осторожным в новых ситуациях, очень эмоциональным; сверстникам легко было обидеть его, ему не нравились бурные подвижные игры или спорт.

В чем-то с ним было тяжело, в чем-то легко, и всегда он выделялся – хотя бы как ребенок, который стоит особняком. Поэтому у меня родился девиз, которым я уже поделилась с вами во Введении: «Чтобы получить необычайного ребенка, вы должны захотеть иметь необычайного ребенка».

Источник: https://mybook.ru/author/elejn-ejron/vysokochuvstvitelnyj-rebenok-kak-pomoch-nashim-det/read/?page=4

Почему благополучные дети сбегают из дома?

Чувствительный ребенок: какой он на самом деле?

Вы считаете себя лучшими родителями на свете и  думаете, что ваш жизненный опыт – бесценен, хотя ваш ребенок, на самом деле, успевает узнавать за день больше, чем вы за неделю.

Конечно, вы любите свое чадо, вот только ваша любовь очень часто превращается в сплошное “Я-знаю-как-тебе-жить-я-знаю-как-тебе-быть”. А потом вы однажды приходите домой, а ваш ребенок исчез, в лучшем случае оставив записку.

Вы думаете, что не виноваты в этом? Как бы ни так!

В Беларуси ежегодно в органы внутренних дел Республики Беларусь поступает  около 2 тысяч заявлений и обращений граждан о безвестном исчезновении детей.

Подавляющее большинство ушедших из дома или интернатных учреждений детей находятся в течение одних-трех суток. Однако некоторые из пропавших остаются не разысканными на протяжении многих лет.

Так, на 1 января 2014 года по данным МВД не разыскано 62 ребенка, 35 из них – свыше 5 лет, 5 – от 3 до 5, 10 – от 1 года до 3 лет.

Товарищи родители, подумать не хотите ли?

Вы думаете, что главное в жизни вашего ребенка – это вы, ну и еще школа. О, этот повсеместный родительский заговор “Учитель-всегда-прав”.

Вам никогда и ни за что не доказать, что учитель – это всего лишь человек, и не всегда хороший и умный.

Вы даже представить не хотите, что некоторые будущие учителя поступают в педагогический, потому что там конкурс меньше, а потом учат детей, ненавидя их от всей души.

Вам не нравятся друзья ваших детей, для них у вас прибережен рефрен “они на тебя плохо влияют”. И хорошо, если заботливые мама и папа говорят это своим детям, а не тем самым друзьям.

Наряды детишек громогласно ужасают не только вас, но и всех многочисленных родственников, а невинный пирсинг в пупке скрывался от папы три месяца.

От вас только и слышно: “Делай уроки, ложись спать, сделай тише музыку, где шляешься, убери бардак в комнате, из тебя ничего не получится, как ты разговариваешь с родителями, мы тебя кормим-поим, помой посуду, ты без нас никто, прекрати жевать жвачку…” Вы можете говорить это до бесконечности.

Самое интересное, что вы и вправду считаете это формой выражения заботы и проявления любви.

Хмм, а вы, мама двоих детей, во времена, когда этих детей еще не планировалось, обрадовались, если бы ваш будущий муж проявлял свою любовь именно таким навязчивым способом? Явно после таких “ухаживаний” у вас бы до детей дело не дошло. Так почему вы делаете свою родительскую любовь таким тяжелым бременем для своих детей?

У детей и подростков очень хрупкая, чувствительная психика. И может наступить момент, когда во время очередного промывания мозгов они не выдерживают и выбирают только один выход – уйти из дома. Причем вопрос “Куда?” даже не поднимается. В воздухе висит только вопль “От кого?”.

Ваш ребенок – с другой планеты

То, что вы живете на разных планетах, стало для вашего ребенка ясно лет в шесть. И с тех пор он считает собственных родителей инопланетянами, и думает, что от пришельцев ничего хорошего ожидать не приходится.

И мечтает ваш ребенок о том, как неплохо было бы получить пособие “Как выжить среди родителей”. А вам, родители, не помешало между заботами о насущном хлебе ребенка хоть однажды задуматься, что он, как ни странно, не ваша собственность.

Но вы живете на разных планетах, у вас в ушах огромные клоки ваты, и никакие слуховые аппараты здесь не помогут.

Короче, ваш ребенок собирает рюкзак и уходит. Прекрасно. А дальше начинается жизнь. Довольно невкусное лекарство от иллюзий.

Как это бывает

Пятнадцатилетняя Аня ушла из дома, поссорившись с мамой из-за оценок. Хлопнула дверью и пятеро суток не давала о себе знать.

Пока родители обзванивали больницы и морги, милая барышня спокойно отрывалась у своей подружки, родители которой были в командировке, и которая, невинно гладя в глаза Аниным родителям, вещала о том, что не видела Анечку уже давно, потому что в школу она ходить отчего-то перестала. Закончилась вроде бы невинная история плохо.

С одноклассниками девочки пили водку дома у той самой подружки. Аня сидела на подоконнике открытого окна и, потеряв равновесие, упала вниз. Сломала позвоночник. И теперь никто не знает, сможет ли она когда-либо ходить.

Сергей был единственным ребенком в семье. Мама и папа, научные работники, относились к сыну с обожанием, он хорошо учился и ничем криминальным себя не проявил. Но, начиная с шестого класса, стал постоянно убегать из дома. Находили его в самых разных точках республики, и несколько раз даже за ее пределами.

Родители не могли с этим справиться, искали причины в себе и в школе, в отношениях с друзьями и первой любви. Когда Сергею исполнилось 18, он отправился служить в армию. Несколько раз сбегал и оттуда, что создавало уже проблемы с законом.

Наконец догадались обратиться к психологу, который и сказал, что у Сергея – болезнь, которая не позволяет человеку контролировать такие свои порывы и которая с годами будет усугубляться.

Оля ушла от мамы и папы с твердым желанием никогда их больше не видеть. Они запретили ей встречаться с любимым мальчиком Сашей, без которого, Оленька, разумеется, не могла прожить и дня. Мальчик о ней “позаботился”, поселил в подвале многоэтажки, где у их компании была “камора” (место для вечерних тусовок и прогуливания школы).

Кормил котлетами, принесенными из дома, и всячески радовался ее крутому поступку. Правда, почему-то не захотел присоединиться к любимой и спокойно жил себе дома. После двух недель такого вольного проживания ночью на Олечку наткнулся пьяный бомж. Он ее изнасиловал и смылся. Она вернулась домой, но вряд ли скоро захочет вообще с кем-то видеться.

Игорь сбежал от родителей просто потому, что они его не понимали. А папа у Игоря был большой милицейский начальник, очень властный и авторитарный человек.

Парадокс состоит в том, что пока товарища искала все городская и даже республиканская милиция, он преспокойно обитал на минском вокзале, каким-то чудом просачиваясь через постоянные облавы на беспризорников. Подружился с вокзальными бродяжками и даже успел завоевать у них авторитет. Путешествовал по стране и чувствовал себя абсолютно свободным и счастливым.

Когда его все-таки вернули домой, сказал, что при первом же удобном случае убежит снова. Но решил вопрос по-другому. После девятого класса поступил в училище в другом городе и домой старается приезжать как можно реже.

…Может быть, эти истории благополучных детей покажутся просто глупыми в сравнении с бедами тех, кто уходит от побоев и скандалов родителей-алкоголиков, от постоянно сменяющихся сожителей своих мам, от банального голода. Но от этого ситуация не становится лучше.

О чем они думают, сбегая?

Далеко убежать удается немногим. Денег маловато или нет вообще. Жить негде, потому что все друзья вашего ребенка – такие же благополучные детки, живущие с мамами и папами. Уличные компании ваше чадо пугают с раннего детства. Это хорошая сторона. Но есть и плохая.

Возвращаться домой вашему ребенку уже просто страшно. И еще он хочет отстоять свою позицию. О'кей, пусть доказывает, какой он еще маленький и несдержанный, пусть хлопает дверью и устраивает истерики.

Когда чадо найдется и вернется через несколько дней, вы, конечно, не станете его ругать. Вы будете ему очень рады, будете ходить вокруг него на носочках и сдувать налипшую за время длинной прогулки пыль.

А потом начнется все заново. И будет продолжаться снова и снова. Не до бесконечности.

Ровно до того момента, как ваш ребенок докажет вам, что уже взрослый и самостоятельный человек, может принимать важные решения и планировать свою жизнь.

Не ждите рецидивов, объясните своему ребенку, что для того, чтобы изменить свою жизнь, нужно измениться самому. Иначе – никак. Он, конечно, принадлежит только себе, но для того, чтобы иметь на себя все права, и он, и вы, его родители, должны точно знать, что он способен управлять таким сложным механизмом.

Что делать родителям, когда ребенок ушел из дома?

Сразу же вспомните все, о чем чадо говорило в последнее время. Обзвоните всех знакомых и друзей вашего ребенка, причем разговаривайте не только с детьми, но и их родителями, прося их об адекватных действиях, в случае, если ваш ребенок появится в их поле зрения. Позвоните своим родственникам и знакомым, опросите их.

Проверьте, не пропали ли из дома деньги и ценные вещи. Попытайтесь определить, какие вещи ребенок взял с собой, какую одежду, возможно – книги. Все это тщательно проанализируйте.

Если пропажу ребенка обнаружили вечером – обязательно позвоните классному руководителю, а утром отправляйтесь в школу и опросите всех одноклассников. Вспомните или узнайте у сверстников, где и с кем ваш ребенок чаще всего проводил свободное время, кому мог сообщить о своих планах.

Если вы не видите никаких признаков сознательного ухода ребенка из дома, позвоните в скорую помощь, узнайте, не доставлялся ли туда ваш ребенок, став жертвой несчастного случая. Позвоните в милицию, узнайте, не был ли ребенок задержан – у детей часто не бывает с собой документов, и они не желают (не могут) сказать, как их зовут и куда можно позвонить родителям.

Если все эти действия не принесли результата, срочно обратитесь для организации поисков ребенка в соответствующие органы.

Идите в районное отделение милиции, взяв с собой документы на ребенка и его фотографии. В отделении милиции пишите заявление и подавайте в розыск.

Сотрудники милиции обязаны по первому требованию принять у вас заявление, никакие халатные отговорки “Побегает и вернется” не принимайте.

Далее вы идете к инспектору по делам несовершеннолетних, оставляете ему фотографию ребенка и всю информацию, которая у вас есть.

Продолжайте звонить ближайшим друзьям ребенка, акцентируя внимание на том, что вы очень его любите, волнуетесь, ждете его дома и совсем не сердитесь.

Можете обойти всех друзей, поговорить — ничего не стоит спрятать под кроватью девочку 13 лет так, чтобы родители даже не догадывались, что в доме есть кто-то еще. К тому же личный контакт, возможно, заставит друзей “расколоться”, если они знают, где прячется ваше чадо.

Применяйте хитрость, говорите: “Я точно знаю, что ты в курсе, потому что Сережа говорил, что доверяет тебе все свои секреты, и если что-то случится, скажет только тебе”.

Найдя своего сына или дочь, не нападайте на него сразу с расспросами. Но через некоторое время попытайтесь поговорить на тему побега, узнать, что послужило его причиной, постарайтесь понять своего ребенка и найти взаимопонимание с ним. Помните о том, что вы – не надсмотрщик на галерах, и вашей целью не должно быть тотальное навязывание ребенку своих взглядов на жизнь.

Материал подготовлен при содействии психотерапевта Леонида Шемлякова

Источник: https://interfax.by/news/obshchestvo/society-different/32742/

Как помочь расцвести чувствительным детям?

Чувствительный ребенок: какой он на самом деле?

Примерно на каждого пятого ребёнка окружающая среда оказывает более сильное возбуждающее действие, этим он и выделяется среди своих сверстников. Это дети, которые быстрее других перегружаются, более тревожны, впечатлительны и ранимы, более бурно и остро реагируют, отличаются вспыльчивым характером.

По утверждению Томаса Бойса из Калифорнийского университета, эти дети-орхидеи отличаются с точки зрения нейробиологии и обладают повышенной восприимчивостью к окружающей их среде, что обусловлено их генотипическими отличиями.

 Они намного более чувствительны к окружающей среде, чем дети-одуванчики, которые более спокойны по сравнению с первыми и не осознают столько всего.

Чувствительные дети демонстрируют более высокую восприимчивость и лучшую способность впитывать окружающую среду через органы чувств. Это можно сравнить с радиоантеннами, настроенными на максимальную силу приёма, чтобы не пропустить ни одного сигнала.

В то время как у каждого ребёнка свой тип и уровень восприимчивости, сенсорная реакция будет сильнее обычной, будь то область зрения, слуха, осязания, вкуса, запаха, кинестезии/проприоцепции, эмоций/восприятия.

Возможные комбинации бесконечны, и у каждого ребёнка будет свой спектр восприимчивости каждым из органов чувств.

Дети-орхидеи могут жаловаться, что от ярлыков на одежде у них чешется, что звуки слишком громкие, запахи слишком сильные или что какая-то еда так ужасна на вкус, что жжёт язык. Они также чаще страдают от аллергии и проблем с кожей.

Завладеть их вниманием может быть нелегко, потому что они находятся под постоянной бомбардировкой сенсорной информации и испытывают перегрузку. Кажется, что помимо этого по сравнению с другими они одарены умом от природы – благодаря своей повышенной восприимчивости к информации и стимуляции.

Взрослые могут считать, что они чрезмерно драматично или остро реагируют, но они всего лишь отображают тот огромный мир, который находится у них внутри.

Нейробиологические отличия детей-орхидей делают их более чувствительными к методам воспитания – они либо чахнут, либо расцветают.

² Когда они растут в стрессовых условиях, это накладывает на них большой отпечаток, в отличие от «одуванчиков», которые справляются намного лучше.

В результате воздействия таких условий дети-орхидеи чаще страдают от проблем психического характера, зависимостей и делинквентности.

Однако, когда они воспитываются в идеальных условиях в присутствии заботливых взрослых, их развитие может превзойти своих собратьев «одуванчиков». «Ребёнок-орхидея превращается в цветок необыкновенной утончённости и красоты». Несмотря на нейробиологические отличия и повышенную реактивность чувствительных детей, именно то, в какой среде и в каких отношениях они растут, значительным образом влияет на их развитие.

С какими трудностями мы обычно сталкиваемся, растя чувствительных детей?

При воспитании чувствительных детей мы сталкиваемся с рядом сложностей, поскольку эти дети очень восприимчивы к сенсорной информации. Они разительно отличаются от своих покладистых сверстников и требуют особого внимания от заботящихся о них взрослых.

Родители чувствительных детей рассказывают мне о том, каким нелёгким испытанием может быть воспитание ребёнка, который настолько остро на всё реагирует по сравнению с другими.

Они часто относят на свой счёт такое поведение детей, считая его своей виной и не понимая, что эти дети подвержены чрезмерному воздействию окружающей среды. Родителям чувствительных детей подчас нелегко объяснить другим взрослым, чем их дети отличаются от остальных.

Их часто осуждают за гиперопеку и неправильно истолковывают их действия. К счастью для многих детей-орхидей их родители – один или оба – тоже могут быть чувствительными, что помогает им лучше понимать своих детей.

1. Чем выше чувствительность ребёнка, тем быстрее он возбуждается

Учитывая повышенную восприимчивость чувствительных детей, нет ничего удивительного в том, что они легко перегружаются и перевозбуждаются под действием окружающей среды. Особенно ярко это проявляется в ранние годы их жизни, когда мозг еще незрел и сильнее подвержен перегрузкам сенсорной информацией. Вот как одна мама рассказала о своем чувствительном четырехлетке:

Джейкоб так сильно любил свою учительницу музыки, что, когда ей пришлось поменять место проведения занятий, мы последовали за ней – из залитой солнцем классной комнаты рядом с нашим домом в тёмный подвал музыкальной школы, где она теперь преподавала.

На первом занятии Джейкоб никак не мог успокоиться и всё время выбегал из класса. Во время второго занятия он пришёл в такое возбуждение, что стал прыгать вверх-вниз и приземлился на учительницу. На следующий день, когда он был в спокойном состоянии, я спросила, нет ли чего-то такого, что ему не нравится на новом месте.

“Лампы жужжат”, – объяснил он, – “Я ничего не слышу из-за этих ламп”.

Чувствительным детям часто кажется, что они невыносимы в моменты, когда вместе складывается сразу несколько неблагоприятных факторов: усталость, голод и раздражение. Ощущение собственной невыносимости приводит к новым огорчениям и всплескам эмоций, к обидам и сопротивлению.

В идеальных условиях среднестатистическому ребёнку требуется от пяти до семи лет, чтобы мозг научился полностью интегрировать сенсорную информацию с возрастающей скоростью и эффективностью.

С завершением интеграции мозга ребёнок должен начать демонстрировать признаки контроля над своими импульсами, уравновешенности в эмоциональных реакциях и способности принимать в расчёт обстоятельства.

Чувствительным детям может понадобиться больше времени на развитие мозга – ещё год или два сверх этого, в зависимости от уровня чувствительности и окружающей среды.

Эта возможная задержка в развитии мозга имеет значение для процесса обучения, так как контроль над импульсами и уравновешенные эмоциональные реакции появляются у этих детей позже по сравнению с их собратьями-одуванчиками.

В то время как они могут быть интеллектуально развитыми уже в возрасте шести лет, их поведение может казаться незрелым из-за вспышек эмоций, огорчений и отсутствия самоконтроля.

Из-за повышенной восприимчивости чувствительного ребёнка к внешним раздражителям нейронные связи в префронтальных зонах головного мозга формируются дольше, чтобы появилась возможность справляться с дополнительной сенсорной информацией.

А пока этого не произойдет, чувствительные дети рискуют получить диагнозы, связанные с проблемами с вниманием или поведением, хотя на самом деле они просто “расцветают” позже остальных.

2. Чем выше чувствительность ребёнка, тем быстрее он перегружается от полученных впечатлений

Одна из типичных ошибок, которую мы совершаем с чувствительными детьми, – это переизбыток сенсорной информации, которую мы даем им, видя их природные способности. Для детей-орхидей больше не значит лучше, и велика вероятность срабатывания защит, защищающих от сенсорной информации.

Правильнее будет не подвергать таких детей дополнительной стимуляции – им нужно больше времени и пространства для обработки информации. Пожалуй, лучший способ обеспечить маленьким детям такое пространство – это предоставить возможности для игры, а также творческого уединения по мере того, как они растут.

Отвечая на их потребности, лучше всегда держать в уме старую-добрую поговорку: «Тише едешь – дальше будешь».

Чувствительные дети также могут перегружаться от эмоциональных впечатлений. Чувства – уязвимая территория для большинства людей, а особенно для ребёнка-орхидеи.

Эмоциональные переживания, в которых присутствуют такие чувства, как страх, неравнодушие, радость, раздражение, вина, стыд, одиночество и отвержение, могут порождать довольно сильные реакции. Для маленьких чувствительных детей разлука может стать трудным испытанием, которому будут сопутствовать бурные эмоциональные всплески.

Истерики могут стать неконтролируемыми – интенсивными и длительными – так наружу будет выходить раздражение и агрессия. В то же время сильные желания и чувство неравнодушия становятся причиной огромных разочарований.

Чувствительные дети часто воображают гораздо больше, чем могут осуществить на деле, и сильно расстраиваются из-за своего несовершенства. Их чувства могут быть сильными, всепоглощающими и неконтролируемыми – именно поэтому им нужны уверенные заботливые взрослые, которые смогут помочь пережить эти бури.

Со временем, благодаря терпению и поддержке от окружающих взрослых чувствительные дети смогут установить связь со своим богатым внутренним миром. Им нужно узнать, как называются их эмоции, а также получить простор для их выражения.

Это те предварительные стадии, которые им необходимо пройти для того, чтобы развить контроль над своим внутренним миром.

А пока их взрослые должны быть ответственными за то, чтобы они сохраняли способность плакать и у них было безопасное принимающее место, куда можно прийти, когда мир вокруг становится невыносим.

3. Чем более чувствителен ребёнок, тем сильнее его потребность в надёжной привязанности к заботливым взрослым

Надёжная привязанность к заботливому взрослому даёт отдых и возможность передышки в мире, который кажется невыносимым.

Но есть одна сложность: чувствительным детям может казаться, что с ними очень трудно справляться, что у них чрезмерные реакции и что они слишком сильно расстраивают ответственных за них взрослых.

Взрослым необходимо донести до детей, что они в состоянии о них позаботиться, что они не разрушатся от такого поведения и эмоций и не будут использовать разделение в качестве наказания или “последствия”.

Чувствительным детям нужны сильные альфы, заботливые взрослые, к которым они могли бы быть привязаны, чтобы чувствовать себя в безопасности и под надёжным руководством. Взрослым, возможно, потребуется упорно работать над тем, чтобы завоевать их доверие, так как эти дети проницательны и хорошо чувствуют фальшь.

Взрослым нужно щедро предлагать отношения, полные теплоты, радости и удовольствия. Они должны поощрять зависимость ребёнка от них, ориентировать его в окружающем мире и знакомить с людьми, которые будут заботиться о нём: с учителями, тренерами, стоматологами и другими врачами.

Больше всего чувствительный ребёнок нуждается во взрослом человеке, который способен распознать его потребности и взять на себя ведущую роль в заботе о нем.

Дебора Макнамара,

клинический психолог-консультант и преподаватель с более чем 25-летним опытом работы с детьми, подростками и взрослыми.

Входит в профессорско-преподавательский состав Института Ньюфелда.

В октябре Институт Ньюфелда, Издательство «Ресурс» и журнал «Семейное образование» организуют приезд Гордона Ньюфелда, всемирно известного канадского психолога, авторитета в области психологии развития и теории привязанности, и автора потрясающей книги «Не упускайте своих детей». Мастер-классы Ньюфелда пройдут оффлайн в Москве и Питере, и онлайн — для жителей других городов.

Не пропустите! Билеты на семинары и подробности по ссылкам:
http://neufeldinstitute.com/int/ru/russia-2016/
http://apisarevskaya.e-autopay.com/checkout/239370

Информационные партнеры: журнал Psychologies, журнал Parents, Международная школа практической педагогики World Tutors, Межрегиональная тьюторская ассоциация, группа «Альтернативное образование в России».

Источник: http://semeynoe.com/magazine/theory/psy/kak-pomoch-rascvesti-chuvstvitelnym-detyam/

Для родителей
Добавить комментарий