Интимные отношения мамы и папы

Психолог о том, как разговаривать с детьми про секс

Интимные отношения мамы и папы

О том, почему об отношениях полов лучше узнавать от мамы с папой, а не из волнующих разговоров шепотом в детском саду или из взрослых фильмов, рассказывает детский и семейный психолог Ольга Филимонова.

НУЖНО ЛИ САМИМ ЗАВОДИТЬ РАЗГОВОРЫ С РЕБЕНКОМ ОБ ИНТИМНОЙ ЖИЗНИ?

– Это та зона, в которой родителям не стоит торопиться и забегать вперед: ребенок спросил – вы ответили, не проявляет никакого интереса – с объяснениями можно подождать. Очень часто родители пугаются таких разговоров, потому что внутри стесняются или стыдятся, так что им самим нужно определенное время на подготовку.

Если вопрос смущает и на данный момент нет подходящего ответа, вполне допустимо сказать, что это такая деликатная, но важная тема, так что дай мне какое-то время, чтобы я смогла подобрать слова. Но не следует ждать, что на следующий день ребенок еще раз повторит свой вопрос, обращайтесь к нему уже сами.

Во многих случаях за злостью, которой прикрывается отношение к интересу ребенка к подобным вопросам, скрывается страх, потому что мама и папа не знают, как поступить в этой ситуации. Родителю важно быть внимательным и чувствительным, потому что интерес всегда заметен.

Если ребенок пытается найти ответы через друзей или даже интернет – а сейчас и в первом классе дети могут гуглить «что такое секс?», – то не стоит его в этом обвинять.

Нужно спокойно расспросить, что именно его интересует, и дать в зависимости от его возраста исчерпывающие ответы. 

Достаточно много случаев, когда ребенку всего 1,5-2 года, а мама уже беременна снова.

Тогда уже в этот период косвенно встают вопросы, связанные с интимной жизнью: что происходит с мамой и почему? Нужно учитывать, что в этом возрасте начинает формироваться знание, поэтому то, что этот процесс связан с появлением новой жизни, утаивать не стоит. На информацию, что там живет маленький ребенок, так же, как и ты раньше, дети реагируют спокойно, без эмоциональных всплесков.

Годам к 4-5 уже может возникать вопрос: «Хорошо, я там жил, но как я вылез?» Тогда совершенно спокойно можно рассказывать о существовании специальных врачей, которые помогают будущим мамам.

С девочками подросткового возраста лучше проговорить вопросы, связанные с болью при родах, чтобы не появились страхи.

Объяснить, что да, это действительно вызывает болезненные ощущения, но они быстро проходят и забываются, а радость встречи со своим ребенком настолько большое счастье, что всё это перекрывает.

КАК РАССКАЗЫВАТЬ, ЧТО ТАКОЕ СЕКС?

Если ребенок приносит новую информацию «с улицы», важно у него поинтересоваться, как он об этом узнал, задумался ли на эту тему. Не стоит поддерживать мифы об аистах и о капусте, лучше в приемлемой для его возраста форме рассказать правду.

У дошкольников основной авторитет – это родители.

И если они готовы честно общаться на эту тему, то это формирует у ребенка доверие, которое создает прецедент для того, чтобы в подростковом возрасте в сложных ситуациях ребенок шел именно к родителям. 

Каждый родитель знает, какие именно слова лучше подобрать для своего ребенка.

В идеале это не должно быть общение «свысока», нужно стараться разговаривать с ним как со взрослым: на доступном языке, но обязательно на равных, признавая его право знать об этом, интересоваться.

Разговаривать спокойно, поясняя, не боясь вопросов. Если кажется, что вопросы он начал задавать чересчур рано, то можно ответить, что я готов с тобой об этом поговорить, но немного позже.

Подойдет, например, формулировка, что у мамы с папой есть особые объятия, в результате которых, если они хотят, у них может родиться ребенок.

Если роль мамы в этом процессе ясна – в ее животе живет ребенок, то роль папы – это, скорее, про заботу.

Нужно объяснять, что, когда мама беременна, папа ей очень помогает, поддерживает, так они вместе создают все условия для появления ребенка на свет. Хорошо иллюстрирует подобные процессы пример животных.

Родители сами закладывают основу для вопросов о сексе, рассказывая, что появлению ребенка предшествуют телесные прикосновения.

До 6 лет достаточно информации, что это форма объятий, связанных с проявлением нежности, любви, вызывающих приятные чувства. Ребенок должен это понять, потому что он на себе испытывает схожие проявления чувств.

Родители тоже выражают любовь друг к другу, только немного по-другому, доступным взрослым способом.

Понятно, что теория о том, что половая жизнь и любовь неразделимы, иллюзорна. И все же в детстве она необходима. К подростковому возрасту он сам научится мысленно разделять эти понятия, но основа должна быть именно такой, потому что искаженной информации, более пошлого содержания и так достаточно.

КАК РОДИТЕЛИ ДОЛЖНЫ СЕБЯ ВЕСТИ В ПРИСУТСТВИИ РЕБЕНКА?

Степень интимности различных проявлений сексуальной жизни каждая семья определяет индивидуально. Если у родителей есть задача воспитать в ребенке понятие, что это зона личного, то нужно понимать, что у проявления чувств друг к другу должны быть границы.

Если, целуясь с мужем, я знаю, что на меня может смотреть ребенок, и испытываю смущение, то, похоже, я выхожу за эти рамки.

Да, демонстрировать объятия и поцелуи даже необходимо, но в степени, приемлемой для семьи, чтобы ребенок осознавал, что остальное – это зона интимного.

Очень важно, чтобы даже маленький ребенок не видел половой акт родителей. Он может пугаться выражения лиц и звуков, думать, что им «плохо». Тогда, скорее всего, начнутся нарушения отношений в семье.

Когда родитель понимает, что ребенок начинает разграничивать мужской и женский пол, то пора устанавливать определенные социальные границы. Если к четырем годам ребенок точно знает, к примеру, что он мальчик, а мама – женщина, то, скорее всего, он будет обращать внимание на вторичные половые признаки, а значит, лучше по квартире ходить в майке, а не в бюстгальтере.

Многим кажется, что эта тема возникает только в подростковом возрасте, но на самом деле эти знания закладываются в раннем детстве. Важно помнить, что первым значимым объектом в любом случае становится родитель.

После четырех лет начинается период эдипального комплекса, бессознательной конкуренции с родителем своего пола и познание границ пары.

Таким образом, родители через внешний вид и соблюдение границ становятся наглядным примером и иллюстратором зоны личного.

ЧТО РЕБЕНОК ДОЛЖЕН ЗНАТЬ О СОБСТВЕННОМ ТЕЛЕ?

В возрасте трех лет дети начинают проявлять интерес к строению тела. Не зря в детских садах в этот период мальчиков и девочек разводят по разным туалетам. Тут взрослым опять же не стоит убегать в фантазию: не расскажут они – расскажут сверстники, но сакцентировав внимание на совершенно других деталях. Даже в степени своей «просвещенности» ребенку важно не отставать от коллектива.

Когда ребенок начинает себя изучать, не нужно убегать или игнорировать этот факт. Признавая это, мы готовим ребенка к тому, что можно быть откровенным.

Чтобы ребенок оперировал грамотными понятиями, лучше достаточно в раннем возрасте учить его правильным названиям, что у мальчика – это пенис или фаллос, а у девочки – вагина.

Объяснять, в чем их различие, проговаривая, что интимные части тела не демонстративны, если хочется себя поизучать, лучше это делать уединенно, а не в присутствии других людей.

Уже когда ребенка приучают к горшку, он часто начинает себя трогать – особенно это касается мальчиков. Тогда родители пытаются вызвать у него чувство стыда ­– это плохо, не нужно так делать. По факту в этом месте они учат его стыдиться собственного тела. Но ведь это способ самоизучения, в этом нет криминала – это его тело, и он может себе позволить с ним что-то делать.

В подростковом возрасте у мальчиков возникает эрекция, поэтому важно давать им возможность с этим самостоятельно знакомиться и не останавливать их. С определенного момента не нужно заходить в комнату или в ванную без стука, даже не по этой причине, а потому что уже присутствует смущение на тему разницы полов.

СТОИТ ЛИ ПЫТАТЬСЯ ОГРАДИТЬ ОТ ВНЕШНИХ ФАКТОРОВ?

Если говорить о сценах в фильмах, то мы опять же возвращаемся к правилам семьи. Когда у меня в доме маленький ребенок, я забочусь о его психическом здоровье, то моя задача – тщательно отбирать то, что я смотрю в его присутствии. Это про ответственность.

Если случайно возникла сцена деликатного содержания, но в разумных пределах, а перед этим был разговор, то можно заметить, что это та форма объятий, которые мы раньше обсуждали.

Но делать это лучше, конечно, не раньше школьного возраста, потому что ребенок может травмироваться из-за того, что по-другому интерпретирует увиденное.

В процессе беседы ребенку можно рассказывать свою историю о том, что когда-то мы с папой познакомились, какое-то время дружили, потом друг друга полюбили, только после этого появился ты. Это форма разговора, которая поможет эмоционально укрепить отношения. Через эту беседу у него возникает присоединение к родителям, ощущение того, что «я к ним причастен, я тут неслучайно».

КАК ПРИНЯТЬ ТОТ ФАКТ, ЧТО РЕБЕНОК ИНТЕРЕСУЕТСЯ ЭТОЙ ТЕМОЙ?

С самого маленького возраста важно сделать внутренний выбор: это мой ребенок навсегда или я хочу вырастить полноценного, грамотного человека. В отличие от алкоголя и наркотиков, половая жизнь – это часть, от которой родитель не сможет оградить своего ребенка.

Интерес к сфере интимной жизни – маркер того, что ребенок взрослеет. Так что чаще всего родителей пугает не только интерес к теме секса, но и то, что это поднимает другие их страхи. Нужно стараться разобраться в себе, определить, что мешает это принять.

Если не удается понять себя, то можно обратиться к специалисту, который поможет выяснить, почему я злюсь или так пугаюсь, либо же найти подходящую литературу – как для себя, так и для ребенка.

ЕСТЬ ЛИ РАЗНИЦА В ОБЩЕНИИ С МАЛЬЧИКОМ И ДЕВОЧКОЙ?

Пока дети маленькие, больших различий нет. По мере взросления главное – помогать понять, как меняется тело в зависимости от пола.

Основные разграничения в подростковом возрасте, когда возникает понимание ответственности за возникновение отношений, в том, чтобы мальчик четко различал: если девочка ему отказывает, то это не про отвержение его самого, а про то, что она еще не готова.

Это не повод прерывать отношения, если девочка нравится. Такой вариант необходим только в том случае, если это вызывает много непереносимого напряжения.

Девочка должна усвоить, что если вдруг случится нежелательная беременность, то она целиком ложится на ее организм. С ней важно обсудить заботу о себе, то, что она всегда может сказать «нет», должна быть устойчива в этом вопросе и следовать своим желаниям.

В идеале хорошо, чтобы с девочкой говорила мама, а с мальчиком – папа, хотя бы исходя из того, что женщина лучше знает, как устроен женский организм, а мужчина, соответственно, как мужской. И у каждого из них есть свой опыт. Но проблема в том, что не у каждого есть устойчивость говорить на эту тему. Не нужно заставлять партнера. Лучше пусть беседует тот, у кого есть на это силы.

Лучше, если в разговоре будет участвовать только один родитель, чтобы сохранить интимность темы. Естественно, в спокойной уединенной обстановке, а не за общим столом. Важно не превратить разговор в устыжение или в нравоучения.

КАК СЕБЯ ВЕСТИ, КОГДА ТЕМА ПЕРЕСТАЕТ УКЛАДЫВАТЬСЯ В РАМКИ РАЗГОВОРОВ?

Когда начинают возникать первые вопросы о сексе, нужно объяснять ребенку, что это про взрослую жизнь, к этому нужно быть готовым, потому что в результате могут появляться дети. А это огромная ответственность. Тогда к подростковому возрасту сложится определенное отношение к этой теме.

Не стоит запугивать, но и нельзя избегать вопроса венерических заболеваний и опасности раннего начала половой жизни. Обязательно нужно поговорить о контрацепции, рассказать о плюсах и минусах различных способов, сакцентировав внимание, что в этом возрасте лучше отдавать предпочтение презервативам.

Если родитель пугается, всячески избегает этой темы, злится или даже пытается наказать своего ребенка, то он сам же подталкивает его к самостоятельным исследованиям. В целом родитель, не отвергающий эксперименты подростка, – мудрый родитель.

Когда к мальчику 15-16 лет пришла девочка и он говорит: «Мы будем слушать музыку, не заходи, пожалуйста», конечно, лучше не идти. Даже если там происходит половой акт, он происходит дома, на чистой постели. Ведь в подростковом возрасте возникает и вопрос безопасности – кроме доверия.

Если есть какие-то подозрения, то можно попытаться поговорить с подростком. Но, если на контакт он не идет, не стоит настаивать. Нужно признать, что здесь начинается зона его интимной жизни.

Родитель не должен условно присутствовать в спальне своего взрослого ребенка, как и наоборот. Вопросы «а как это у вас происходит?» – жесткое нарушение границ пары. Возможно, в этом странном интересе есть тенденции к патологичной форме близости, с которой нужно разбираться.

В том случае, когда подросток открыто заявляет, что сегодня мы будем ночевать вместе, важно выяснить, как к этому относятся родители его партнера. Но обсуждать это нужно с самими детьми, а не за их спиной.

Если поднимать тему интимной жизни постепенно и с раннего возраста, ребенок будет относиться к ней гораздо спокойнее, будет готов спрашивать и узнавать, что поможет избежать психологических травм.

Перепечатка материалов CityDog.by возможна только с письменного разрешения редакции. Подробности здесь.

Источник: https://citydog.by/post/kids-about-sex/

Как говорить с детьми о сексе

Интимные отношения мамы и папы

В своей новой книге «Свобода от воспитания» (издательство «Питер») педагог Дима Зицер рассказывает, как обсуждать с ребенком самые деликатные темы. Мы публикуем одну из глав

Tomas Sobek/Unsplash

Среди множества тем, которые традиционно считаются взрослым миром страшными и опасными, одна выделяется безусловно и однозначно. Это тема «про это», как стыдливо и лицемерно принято ее называть. То есть все, что касается секса и вообще человеческих интимных отношений. Поэтому с моей стороны было бы просто нечестно не посвятить ей хотя бы одну главу.

Как-то мне позвонил старый приятель. И, стараясь справиться со сбивающимся дыханием, сообщил, что произошло нечто ужасное и ему немедленно нужна моя квалифицированная помощь. «Представляешь, — зловещим шепотом поведал он мне, — после того как мой восьмилетний сын играл с айпадом, я обнаружил в Google запрос “большие сиси”!!!»

Не стану скрывать: напряженность момента была смазана моим хохотом. А когда я отсмеялся, мы с приятелем поговорили обо всем, и он, успокоенный, отправился болтать с сыном о «больших сисях» и не только о них. Я же всерьез задумался. 

Чего же так испугался взрослый достойный человек? Ведь ситуация эта забавная, легкая. И конечно, она является чудесным поводом для интереснейшего разговора с сыном.

Почему он, как и большинство родителей, впал в ступор, как только появился малейший намек на возможный разговор о сексе? И это при том, заметим, что у представителей взрослого мира в основном нет ни малейших проблем с обсуждением действительно сложных, тяжелых и опасных тем.

Скажем, нам ничего не стоит мимоходом поговорить о насилии. Ну, например: «Ударили — дай сдачи», или наоборот: «Объясни словами, что ты чувствуешь».

Или о войне, которая, кажется, принудительно обсуждается уже не только в школах и даже детских садах, а чуть ли не в яслях.

Про это можно, значит? О смерти, о предательстве, о разрухе, о ненависти — пожалуйста, а о любви и самой жизни — нельзя? Немного странно, не так ли? 

Когда меня спрашивают, как с детьми говорить о сексе, я обычно задаю один и тот же вопрос: «А вы-то, взрослые, между собой как об этом разговариваете?» И знаете, очень редко мне удается добиться внятного ответа. Раз за разом я слышу некое глубокомысленное или смущенное мычание.

Так, может, тема эта сложна и опасна вовсе не для детей, а для их родителей? Может быть, это не детям рано или вредно, а родителям страшно и непонятно? Как и в других подобных случаях, множество «специалистов» изобретают способы, как сделать жизнь комплексующих взрослых комфортнее, как поговорить о сексе максимально безопасно, а лучше — не поговорить вовсе в надежде, что в свое время они сами все узнают. Узнают… Сами…

Я прекрасно понимаю: в определенном смысле и наш язык против нас.

Какими словами говорить об этом? Как и что объяснять? Право, не использовать же мерзкое слово «пися», от которого нам самим моментально становится противно и которое по своему значению категорически не подходит для обсуждения данной темы.

А с другой стороны, и к словам «вагина» и «пенис» нас как-то не приучили… Как назвать сам сексуальный процесс? Половой, так сказать, акт. Может, и правда не надо? Может, действительно они как-нибудь без нас? К возможной войне подготовим, а с любовью… пусть сами разбираются. 

Но ведь страхи, комплексы и табу рождаются как раз в многократно повторенных ситуациях наподобие этой. Когда одних слов не хватает, а другие мы не решаемся произнести (например, потому что их не произносили наши родители или потому что они определяли что-то, о чем и думать-то было запрещено).

Трудно? Уверен, что непросто. Но ведь речь идет снова о той самой родительской функции, о которой так любит рассуждать взрослый мир.

Вы на самом деле хотите обеспечить детям поддержку и помощь? Тогда научите их говорить о любви человеческими словами, а не пошлыми двусмысленными междометиями или скабрезными жестами. 

Для ребенка отношения между людьми — часть мира, который он познает. Вот и все. И опасностей тут уж точно не больше, чем в любом другом вопросе. Помните: «В Лотлориэне существует лишь то зло, которое мы приносим с собой»? Вот и в разговоре о сексе то же самое: неоткуда взяться пошлости и ощущению разврата у ребенка, разве что вы сами привнесете их в разговор.

https://www.youtube.com/watch?v=Pxy0MDKKP5M

Тема секса, понятное дело, очень плотно связана с темой появления человека на свет.

Однако они вовсе не идентичны, не правда ли? Отчего же в статьях типа «Детям — о сексе» эти вопросы так часто смешиваются и материал в лучшем случае превращается в «Детям об оплодотворении и зачатии»? Не оттого ли, что если уж и говорить «о чем-то таком», то не об удовольствии, а о необходимости… Мы как будто стыдимся своей человечности, как будто опасаемся разговора о том, что есть действия, которые мы делаем не по долгу, а по желанию, ради наслаждения, из любви.

Несколько строк придется, видимо, посвятить и невинному вопросу: «Откуда я взялся?» Мне хорошо знакомы рекомендации вроде: «Скажите, что папина клетка встретилась с маминой клеткой». Увы, боюсь, после такого откровения человек может почувствовать себя разве что недоумком. Ведь понять из этого объяснения нельзя ровным счетом ничего.

А спрашивать дальше уже боязно: еще не понимая, ребенок уже чувствует, что становится свидетелем действия некоего табу — не случайно мама (папа) все на свете может объяснить просто и понятно, а тут — прямо наваждение какое-то. А непонятных моментов между тем при такой постановке вопроса множество.

Где встречаются клетки? Как они знакомятся? Что им для этого нужно? Постоянно ли они встречаются? Чем занимаются при встрече? И так далее. Родным братом этой рекомендации предстает и совет: «Отвечайте только на поставленный вопрос». Ведь это не более чем очередная попытка защитить самих родителей от неудобных разговоров.

Такова же и идея «просто дождаться вопросов». Их, как мы понимаем, может и не последовать. И совсем не потому, что эта тема неинтересна.

Заметим, что, когда ребенок спрашивает, например, о причинах дождя, мы не останавливаемся на фразе: «Происходит конденсация влаги в облаках при низких температурах». Мы стараемся максимально подробно, широко и понятно раскрыть тему, стремимся к диалогу, провоцируем вопросы и радуемся им, делимся ассоциациями, показываем картинки.

Так же как не ждем мы вопросов и в тысяче других ситуаций, а напротив — смело и уверенно предлагаем темы для обсуждения. В случае же «клетка встречается с клеткой» мы даем совершенно закрытый и непонятный ответ, радуясь, если нет уточняющих вопросов.

Неужели вы думаете, что наш внимательный, тонкий, умный ребенок не чувствует этого? Еще как чувствует! И ловит наше невербальное сообщение: говорить об этом не следует.

А если и следует, то не с мамой — ей, похоже, не слишком-то удобно рассуждать на эту тему… И если вдруг в глубине души мы лелеем надежду, что, когда придет время, это табу не повлияет на его (ее) отношения, помыслы, действия, — это уж, извините, совсем утопия.

Что же творится с нами? Разве нам не интересно говорить об этом? Что заставляет нас превращаться из ярких, чутких людей в молчаливых истуканов, не способных вымолвить честного слова? Боюсь, что, как и всегда, всему виной — наши собственные привычки, модели, воспоминания. Мы пытаемся оправдать перманентный кошмар интимностью темы, а на деле снова путаемся в собственных страхах. Страхах, подаренных нашим прошлым, которое так пугающе похоже на организуемое нами настоящее детей. И будущее.

Обложка книги Издательство: Питер

И мы совершаем очередное предательство, бросая близкого человека наедине с собой просто потому, что нам тяжело (мы не хотим, не умеем, нам страшно) говорить о том, что для него важно.

Пугая себя, мы смешиваем все неудобные темы в кучу: секс с менструацией, мастурбацию с родами, зачатие с порнографией.

А в результате — сколько детей узнали о взаимоотношениях между мужчиной и женщиной в таких словах и выражениях, что и повторить-то их не представляется возможным? Скольким заботливые старшие друзья рассказали о том, что сексуальные отношения — это грязь, в которой вымазаны все взрослые и в которой непременно вымажутся и сами дети?

Память хранит страшное воспоминание моего позднего детства: мальчик лет девяти пытается противостоять грязным и гадким подросткам, которые, захлебываясь собственным гоготом, повторяют: «Твой папа … твою маму». А он, несчастный, почти плача, лепечет: «Это неправда, не …» Ужас охватывает меня до сих пор.

И я признаюсь: я не вмешался. Лет тогда мне было что-то около 13. И я совсем не знал, как поступать. И просто стоял в стороне. Социальное во мне убеждало: ты должен гоготать вместе с ними, а сердце сжималось. И сжимается до сих пор.

У вас что же — есть сомнения в том, кто виноват в этой мерзкой ситуации? Думаете, не те, кто не смог выполнить своей базисной родительской функции и объяснить человеку суть простых (и прекрасных) аспектов человеческих отношений? Не смог объяснить не одному только несчастному мальчику, а всем участникам этой жуткой истории. Увы, виноваты мы. И в пошлости, и в гадости, и в бессилии, и в страхе.

Итак, могут ли родители вообще говорить с детьми о сексе? Ответ однозначен: должны! Да, именно так: не могут, когда их спрашивают (ибо есть вероятность и не дождаться вопроса), а должны! Как и что говорить? Да правду говорить. О том, что люди любят друг друга.

О том, что часто им хочется прижаться друг к другу тесно-тесно — так тесно, что они практически проникают друг в друга. О том, почему такие отношения называются интимными. О том, что бывают такие отношения между любящими людьми и что это настоящее счастье — испытывать такую любовь.

О том, что это часть волшебных любовных приключений, до которых еще предстоит дорасти (да-да, у человека не возникает желания попробовать все, о чем он узнает, прямо здесь и сейчас — он хорошо понимает, что до многого нужно дорасти).

О том, что речь идет о настоящем удовольствии — таком, что словами объяснить трудно. О том, что вы завидуете им, потому что когда-то у них будет их первый раз, которого у вас уже не будет.

О том, что у женщин есть вагина, а у мужчин — пенис и что эти органы играют важнейшую роль в нашей жизни вообще и в любви в частности. О том, что друг к другу нужно относиться бережно. О том, что дети появляются в результате настоящей любви… И еще много о чем…

Смущаетесь? Объясните — почему. Только говорите! Разговор о сексе не имеет ничего общего с развратом, напротив, в определенном смысле сам факт такой беседы уже является прививкой от распутства и пошлости. Ответьте себе честно на вопрос о том, что вас пугает, это станет чудесным первым шагом. 

Вы, конечно, знаете фразу, приписываемую Ж.-Ж. Руссо: «Если вы не уверены, что в состоянии сохранить тайну о взаимоотношениях полов до его 16-летия, постарайтесь, чтобы он узнал о них до восьми». Кажется, неплохо сказано, правда? 

Помните: завтра может быть поздно. Если человек не узнает о любви от вас, если не услышит от самых близких людей (что любовные отношения бывают разными, что есть и прекрасное продолжение их влюбленности в первом классе — продолжение, связанное с возрастом, с ответственностью, с чувствами), он узнает об этом от ваших врагов.

И они-то уж точно позаботятся о том, чтобы в сознание ребенка вошли грязь, пошлость, стыд и ложь. «Враги», поверьте, в данном случае не слишком сильное слово.

И они расскажут, что не существует никакой любви, а есть только похоть, что все женщины шлюхи, что под одеждой все люди голые, что настоящий мужик должен держать бабу в узде…

А что будет дальше — вы и сами знаете…

Продолжаем разговор

Практически в любом обществе мужчины играют доминирующую роль, и это не может не отражаться на сексуальных отношениях.

Значит ли это, что с мальчиками и девочками надо говорить о сексе по-разному: девочек учить распознавать опасность, а мальчиков — защищать девочек от себя? На каком этапе стоит рассказывать ребенку о проблеме сексуальной эксплуатации, объективации и сексуального подавления?

Я начну с последнего вопроса: обсуждать с ребенком эту проблему нужно в тот момент, когда он ей заинтересуется.

А если мы открыто разговариваем с ним на разные темы, он непременно заинтересуется и рано или поздно спросит, например, почему многие мальчики выражаются так, а не иначе.

Так что родителям совершенно не обязательно записывать в календаре день, когда мы поговорим о сексуальной эксплуатации.

Что касается первого вопроса, я бы сказал, что это не самый верный подход. Многие из нас усваивают гендерные стереотипы уже в самом раннем возрасте, поэтому было бы полезно поговорить о том, что такое мужское и что такое женское, в частности, чтобы разрушить некоторые предрассудки, но я не думаю, что доносить эту информацию надо изначально по-разному для представителей двух полов.

Наоборот, очень продуктивным может быть обсуждение этой темы в большом смешанном коллективе, когда есть возможность поговорить с каждым участником как бы с чистого листа. Вполне вероятно, что девочки и мальчики при этом станут задавать разные вопросы, но им будет весьма полезно послушать друг друга. 

Часто родители внушают детям, что любовь — это то единственное, что может оправдать секс, причем представляют они ее как что-то заведомо невозможное. Вы также связываете секс с любовью. Нет ли здесь подобной попытки оправдания?

Я согласен, что эти две темы следует разделять, и я ни в коем случае не хотел сказать, что, говоря о сексе, мы непременно обязаны иметь в виду серьезные любовные отношения.

Беседуя с человеком семи или восьми лет, мы чаще всего обсуждаем то, что он видит у себя дома, потому что так ему понятнее.

А говоря об отношениях мамы и папы, довольно трудно (да и вряд ли необходимо) разделять сексуальные и любовные, дружеские отношения.

Далее эта тема, как и любая другая, должна расширяться, и в определенный момент, конечно, выяснится, что секс бывает разный, как и любовь.

Другая причина, по которой я не против того, чтобы на начальном этапе смешивать два данных вопроса, — родителям нужно с чего-то начинать. Говорить на некоторые темы им порой очень сложно, социальные модели давят на всех нас, поэтому ничего страшного, если взрослые прибегнут к маленькому (само) оправданию и какому-то культурно близкому формату, который поможет им завести разговор.

Ну а кроме этого, я — последовательный сторонник принципа, сформулированного Борисом Гребенщиковым вслед за многими мудрецами: «Любовь — это все, что мы есть». Говорим мы о сексе или о любых других отношениях — основой этого все равно является любовь.

Источник: https://snob.ru/entry/176105/

Интимные отношения мамы и папы

Интимные отношения мамы и папы

Сексуально изгибаясь, вы подаете пришедшему с работы мужу легкие закуски, после чего ласково увлекаете в спальню, где разыгрывается настоящий пир любви… Такие «картинки из журнала» вызывают у молодых матерей или ироничное хмыканье, или прямо-таки гомерический хохот. Когда целый день разрываешься между домом и ребенком, а ближе к полуночи замертво падаешь в постель, меньше всего хочется устраивать пир любви…

«Когда мы с мужем наконец к вечеру оказываемся вдвоем, то еле живые плюхаемся перед телевизором (я еще иногда пытаюсь почитать) и… засыпаем.

Читая советы вроде «нужно найти время для вас двоих», я понимаю, что это требует настоящей организации! Мы прекрасно ладим, но тем не менее от рутины никуда не деться, и времени на романтику совсем не остается.

Иногда говорю себе, что мы не более чем хорошие друзья», – с легкой горечью констатирует 29-летняя Софья.

Психологи считают, что один из секретов, «как вернуть секс в семью», заключается в умении поставить интимные отношения на то место, которого они заслуживают. Да, после рождения ребенка они явно не на первом месте, но не должны опускаться совсем уже в конец «списка».

Эмоциональная близость, так же как и сексуальная, основана на взаимопонимании и диалоге между супругами, – и одна не существует без другой.

Но, к сожалению, нет чудесных рецептов, пригодных для всех, когда щелкаешь пальцами – и страсть разгорается с новой силой! И даже «советы из журналов», о которых говорит Софья, если вы все-таки найдете время им последовать, не сделают всего.

Устроить романтический вечер, поговорить необходимо, но в любом случае это лишь верхушка айсберга. Чтобы ваш брак «не утонул», этот айсберг должен состоять не только из верхушки, но и из огромной, невидимой миру «платформы» – настоящей, взрослой близости.

Иначе будет так, как в рассказе 32-летней Ольги: она десять лет прожила в браке, но «когда наконец удалось организовать ужин тет-а-тет», они с мужем сидели в нерешительности, жевали и… молчали: «Как будто не знаешь больше, о чем говорить, – все рассказано уже в обычной, повседневной жизни, до того как мы сели за стол и зажгли свечи. Вроде все проблемы и заботы обсудили – а о чем еще разговаривать?!»

Какие еще нужны доказательства для того, чтобы признать: лучшая импровизация – это тщательно продуманная импровизация.

«В этом году, когда дочка уже подросла, я предложила мужу нанять няню, которая бы один вечер в неделю сидела с ребенком, чтобы дать возможность нам побыть вдвоем.

Вначале мы чувствовали себя немного виноватыми: бросили малышку, сбежали от нее, развлекаемся… Но сейчас ни за что в мире не откажемся от наших вечеров! Мы назначаем свидания в кафе, чтобы выпить по стакану вина, или идем в кино, или едем в гости к друзьям – этот еженедельный ритуал позволяет нам чувствовать себя влюбленной парой».
Карина, 25 лет, дочке 2 года

Чтобы не задушить романтику под грузом привычки, психологи рекомендуют проанализировать ваше поведение и найти в нем «слабые места». Обычно это ни много ни мало эгоизм, безразличие, отсутствие диалога или постоянные конфликты.

Это не мы сказали, это все психологи! Пускай вы не нашли у себя ни эгоизма, ни безразличия, но, положа руку на сердце, пассивность – частая «гостья» в наших семьях. Когда не прилагаются усилия, чтобы удерживать, постоянно соблазнять другого, а все пускается на самотек.

Да, разумеется, мысль, что один любит другого такой (таким), какой он есть, со всеми недостатками, нас успокаивает и позволяет забыться в постели, не нервничая из-за лишней складки или морщинки. Это прекрасно и не может не вдохновлять.

Но это утверждение может привести и к неприятным последствиям: мы больше не смотрим друг на друга, не слушаем, не говорим, потому что создается полное ощущение, что мы знаем друг друга наизусть. Значит, конец любопытству и желанию познать другого, как будто люди и их чувства останутся одними и теми же навеки?

Конечно, это невозможно. И хорошо! Люди меняются, отношения развиваются, и почти всегда можно начать сначала. Только надо этого хотеть. И, может быть, еще отказаться от мечты сделать из мужа того самого романтичного юношу, который был готов на все только ради вашей улыбки.

Статистика говорит, что лучше всего умудряются избегать обыденности как раз пары, переросшие горячечную, немного инфантильную привязанность и перешедшие на стадию зрелых отношений. Они любят друг друга, но не делают все-все-все вместе и только вместе. Такие супруги – это два взрослых человека, вполне автономных и уважающих «территорию» другого.

То есть обладающие всеми теми качествами, что нужны для поддержания пламени страсти.

Елена, восемь лет замужем, двое детей: «После рождения мальчишек все стало совсем не так, как раньше. Никаких послеобеденных шалостей в выходные, никаких неожиданных ласк – все рассчитано и подогнано под детский режим дня». Приходится признать, что природа не создала ничего более мешающего интимной близости, чем дети…

Дайте волю воображению и фантазии, не отказывайтесь от секса под предлогом нехватки времени, адаптируйтесь к новому ритму жизни, как это сделала 25-летняя Яна: «Да, мы реже остаемся одни, мы реже занимаемся любовью, но мы пользуемся каждым мгновением, которое можем «украсть» у повседневности».

И «красть» надо регулярно, тем более что интимность – это не только секс: это и нежные слова, и красноречивое молчание, и откровенные взгляды и жесты – все, что называется невербальной коммуникацией.

Положить руку на плечо, взъерошить волосы – это знаки, которые поддерживают физическую близость, заряжают отношения нежностью, ведь они символизируют привязанность и участие.

Прожив 11 лет в браке и родив двух детей, 34-летняя Наталья понимает, что по-прежнему дорога своему Мише… по его взгляду. Нет, этот взгляд не провокационно-эротичный, он просто особенный: «Мы можем играть с детьми, быть в шумной компании, можем готовить ужин или чинить велосипед, но когда он ТАК смотрит, у меня возникает чувство, что вокруг нет никого, а его взгляд – только для меня одной».

«Парадокс, но настоящая близость невозможна без какой-то тайны. Чистить зубы над одним умывальником, всю неделю сваливать ношеное белье на стуле рядом с кроватью – это действия, которые в конце концов ведут к угасанию сексуальности, страсти в семье.

Я довольно долго жила одна и, конечно, не думала о том, как я выгляжу вечером, сидя у телевизора. Но сейчас стараюсь не расслабляться, не распускаться и приучаю делать то же самое своего мужа. По-моему, это очень важно для того, чтобы не перестать желать друг друга».

Алла, 31 год, сыну 4 года

Чтобы у вас с мужем оставалось время (и место!) для занятий сексом, введите в обиход следующие правила – они сильно облегчит вашу жизнь.

Для начала дети должны выучить главное: нужно уважать чужую территорию. Спальня – это комната мамы и папы, и хозяйничать в ней не позволяется.

Лучше всего сделайте из спальни только ваше место, куда не входят все родственники, гости и их дети. И не ставьте там телевизор: по статистике, пары, у которых в спальне есть телевизор, занимаются сексом в три раза реже, чем пары, ночующие без телевизора.

Но не только требуйте соблюдения границ вашей территории, уважайте и территорию (комнату) ребенка! Настаивайте, чтобы дети всегда стучались, прежде чем войти. Можете даже закрываться на ключ, если вам так будет спокойнее, а детям просто скажите, что не хотите, чтобы вас беспокоили.

Если ребенок вас застукал, не пугайтесь. Если он совсем маленький, то он вообще не поймет, в чем дело, но может быть напуган «жестокостью» сцены. Но чем дети старше, тем больше предосторожностей вы должны соблюдать: ничто не кажется подростку более невыносимым, чем факт, что его родители занимаются сексом.

Если раньше вы жили одна, а сейчас у вас появился постоянный партнер, ребенок, безусловно, испытывает любопытство и потребность вмешаться, чтобы показать чужаку, что он-то здесь «местный». Оставайтесь сдержанной и не реагируйте: ваша личная жизнь принадлежит вам, ребенок должен это принять.

Родителям подросших детей нужно предпринимать предосторожности и обозначать свою супружескую территорию, но при этом нельзя радостно перекладывать на детей всю ответственность за затухание чувств.

Разумеется, ни для кого не секрет, что рождение ребенка, особенно первого, меняет супружеские отношения: беременность, разные изменения, происходящие с женским телом, иногда лишний вес, усталость, снижение либидо, отец, «свергнутый» младенцем и чувствующий себя лишним… Перечислять дальше? Да нет, все уже и так понятно. Тогда как рождение ребенка по идее должно стать моментом экстраординарной супружеской близости – ведь появился плод вашей любви! Но эти бесконечно волнующие чувства забываются, стираются под тяжестью новой ноши. Значит, самое время обратить на них внимание! Среди суеты, связанной с появлением младенца, нужно найти равновесие, добиться того, чтобы за «родителями» не затерялись «любовники».

Между нежностью и желанием

Увы, часто эти два понятия идут врозь… Для одних нежность – это начало эротической игры, жест, который обещает более близкий контакт («О, дорогой, погладь меня еще – ниже, ниже!»). А для других – хорошее снотворное («Дорогая, почеши мне спинку. Хррр»).

Гармоничные пары – это те, для кого нежность и эротизм идут вместе. Эти люди понимают, что второе, увы, конечно, от природы, в то время как первое – постоянное чувство, питающее отношения. Есть во всем этом некая алхимия. Конечно, в ней намешано много летучих веществ, увы, испаряющихся со временем.

Но все-таки можно ее сохранить, но при условии, что вы будете внимательны друг к другу. Иначе пара, «резвая» и горячая поначалу, рискует превратиться в союз партнеров, связанных общими интересами, но эмоционально далекими друг от друга.

Правда, некоторых как раз такой подход устраивает, но очень вероятно, что вторая половина начнет испытывать нехватку близости и отправится ее искать.

В конце концов можно просто смотреть телевизор, даже и с детьми, ничего не говоря, просто держась за руки с мужем или обнимая друг друга за плечи, – и при этом осознавать, что вы счастливы и любимы. Это – «невидимые миру» мелочи, которые отличают близкие отношения от натянутых, пустяки, от которых зависит мир в семье.

Источник: http://www.parents.ru/article/intimnye-otnosheniya-mamy-ipapy/

Как разговаривать с детьми о сексе, насилии и личных границах

Интимные отношения мамы и папы

Лия Шарова

Руководитель школы безопасности «Стоп-угроза»

«О личном пространстве можно начинать говорить с трех-четырех лет. В этом возрасте важно донести, что есть близкие взрослые люди (их нужно перечислить), есть друзья и знакомые, а есть посторонние.

Гладить, обнимать и целовать могут только самые родные. Друзья и знакомые могут, конечно, иногда погладить по голове, если, например, приходят в гости.

И надо выучить с ребенком фразу, которую он должен использовать, если кто-то посторонний хочет обнять его: «Не надо меня трогать!»

Можно нарисовать на листочке яркие разноцветные круги: в центре — семья, во втором круге — друзья, в третьем — знакомые (соседи, врач, родители друзей ребенка), в четвертом — незнакомые люди.

Примерно в этом же возрасте объясняют разницу между мальчиками и девочками.

Современное поколение детей, особенно в больших городах, растет совсем не так, как росли нынешние 30–50-летние люди.

Сейчас практически не встретить самостоятельно гуляющего ребенка лет шести-семи, родители стараются вообще не оставлять детей без присмотра. Поэтому опасность случайной встречи с маньяком, вуайеристом, педофилом — немного меньше.

В школах и детских садах также теперь довольно серьезные системы безопасности, и это тоже частично охраняет наших детей.

Из новых опасностей, которые нам были неведомы в детстве, особо отмечу интернет. Если ваш ребенок имеет доступ к компьютеру, не защищенному специальными программами родительского контроля, то, набрав в поисковике имя любого из своих любимых мультяшных персонажей, от русалочки до феи или какой-то диснеевской принцессы, он увидит на экране разнообразные порнокартинки.

Насилие чаще всего происходит в семье. Отчимы, дяди, двоюродные братья, а иногда и папы с дедушками. Конечно, чаще это случается в пьющих и неблагополучных семьях.

По неофициальной статистике, если говорить о нынешних 30–40-летних, каждая вторая девочка подвергалась сексуальным домогательствам в той или иной форме в возрасте от 4 до 16–18 лет.

Сейчас эта статистика немного меньше, потому что больше детей находятся под присмотром взрослых до подросткового возраста, реже ездят самостоятельно в городском транспорте, не выходят на улицу в вечернее время одни.

Если не рассматривать случаи семейного насилия, то чаще всего это случайность. То есть от насилия не застрахован никто.

Какие методы у насильников? Затащить в машину или в квартиру, проследить за ребенком по дороге из школы или от метро. Предложить мальчику быстро заработать, передав, например, пакет с документами или помогая донести коробки в квартиру. Предложить девочке или даже двум подружкам пройти кастинг в телевизионный конкурс.

Попросить помочь вытащить котенка из трубы — «рука слишком большая, не могу достать».

В апреле этого года меня как тренера приглашали дважды в престижную школу, которая находится в самом центре Москвы и охраняется довольно серьезно: прямо напротив школы девочкам 6–8-х классов мужчина предлагал подарить новый айфон, если они пойдут с ним «просто поговорить».

По моему опыту, а лично я провела уже более тысячи тренингов в одних только школах Москвы и Подмосковья, все третьеклассники знают слова «педофил», «изнасилование», «маньяк» и примерно представляют себе, что некоторые похитители могут делать со своими жертвами.

Но я не советую рассказывать 7–10-летнему ребенку всякие подробные кошмары. Когда наших тренеров маленькие дети (1–2-й класс) спрашивают о целях похищения, их вполне устраивают ответы «для выкупа» или их собственные сказки о похищении «на органы» или «в рабство».

Лучше сосредоточиться на том, чтобы у ребенка было четкое понимание, что ни один незнакомый взрослый не должен вообще ни при каких обстоятельствах подходить к чужому ребенку. Что в этом случае нужно моментально отходить, убегать, твердо отвечать «Я вас не знаю и не буду с вами разговаривать», а в случае если пытаются удержать и схватить — громко кричать, падать на землю, пинаться.

Еще нужно как можно чаще болтать с ребенком во время прогулки. Например, спросите вашего ребенка, кто из прохожих кажется ему хорошим, а кто плохим, и вы узнаете много нового для себя. Или пусть покажет, куда бы он побежал в случае опасности. И к кому обратился бы за помощью.

Тренируйтесь вместе с ребенком кричать прямо на улице: абсолютное большинство жертв просто постеснялись громко закричать, внезапно побежать или даже отойти от лифта, когда в подъезд зашел мужчина.

Покажите, как нужно отвечать, разговаривать, как правильно не открывать дверь, как не входить в лифт, — именно покажите. Покажите девочке, как себя вести, если к ней подошел на улице неприятный тип и заговорил. Наши дети знают, что нужно делать и чего делать не нужно, но они совершенно не знают как.

Встречайте и провожайте детей. Снабдите их телефон системой родительского контроля, которую предлагают все компании мобильной связи. Купите дополнительно GPS-трекер с кнопкой SOS. Установите на все компьютеры и планшеты программы защиты.

И дружите. Потому что большинство детей попросту не расскажут вам ни о травле в интернете (зачем, если мама просто запретит сидеть в соцсетях), ни об инциденте на улице (зачем, если мне просто запретят гулять или начнут провожать в школу «как маленького»).

Сейчас актуальны новые проблемы: очень часто у детей начинаются виртуальные отношения, любовь на расстоянии. В этом, конечно, ничего плохого нет, а может быть, даже это и хорошо, потому что это немного откладывает и начало сексуальных отношений, и эпоху поздних возвращений, и многое другое.

Но родители чаще всего живут настолько в стороне от интернет-пространства детей, что полностью выпадают из личной жизни подростков. Поэтому дружите, особенно в соцсетях. С самого начала, как только ваш ребенок завел себе страничку, завоюйте его доверие в виртуальном пространстве.

Шлите друг другу идиотские картинки, не критикуйте его друзей и увлечения, даже если увидите там нецензурную лексику. Потратьте время на то, чтобы вникнуть в специфику тех сообществ, в которых состоит ребенок. Перестаньте быть врагом интернета, не паникуйте на тему «десоциализации», не пытайтесь «перетащить в реальный мир».

Это просто новая реальность их общения, их дружбы, их любви, их обмена информацией. Ваша задача — знать обо всем первыми. И это очень сложная, требующая терпения и выдержки задача.

Ужасно болезненный для нашего общества вопрос — как научить мальчика не приставать к девочке? Тут, как ни воспитывай, главное — только пример своей семьи. Если мама терпит плохое отношение к себе, то ее сын гарантированно возьмет модель поведения отца за основу.

С другой стороны, поскольку часто мальчиков воспитывают одинокие мамы, они часто не учат мальчиков ни ответственности, ни уважению, ни тактичности. Сынуля, привыкший к постоянному обслуживанию и безответственности, перенесет это и на свою подругу.

Ну и вне семьи все наше общество крайне не способствует ни уважению к женщине, ни соблюдению правильных границ в общении.

Важно научить и девочку реагировать на приставания мальчика. Отсутствие стыда и чувства вины — это главное. Девочки молчат и стесняются, боятся быть униженными, скрывают от родителей эти факты. Правильная реакция — моментальный громкий отпор любому нарушившему границы. Иногда этого достаточно.

Но если ситуация повторяется, нужно и сказать родителям, и попросить о помощи подруг, и, если дело происходит в школе, сказать учителю и директору. Обычно мальчики боятся реальной огласки и реальных проблем.

Но родителям, даже если какая-то ситуация вроде бы разрешилась, какое-то время лучше встречать и провожать дочь, чтобы исключить случаи мести.

Важно также правильно отправить подростка на вечеринку. Узнаем точный адрес места и два-три телефона ее участников. Три главных правила безопасности для подростка: «не идем в гости к малознакомым людям», «не садимся ни в какую машину никогда и ни с кем» и «не пьем и не едим ничего, что предлагают малознакомые люди».

Договариваемся о выходе на сеансы связи в определенные моменты, например: СМС, как доехала, звонок через пару часов и звонок перед выходом домой. Обязательно договоритесь, что телефон всегда должен быть с собой и никакого выключенного звука, чтобы не было ситуаций, когда вы не можете дозвониться по полчаса. Лучше, если вы договоритесь о том, когда вы сможете встретить ребенка.

Если все договоренности были соблюдены, ребенок вернулся вовремя и не пьяный в стельку, то хвалим и отпускаем в следующий раз, если нет, то откладываем эту практику еще на некоторое время, потому что за несоблюдение договоренностей должны следовать санкции.

Если ребенка подвергли сексуальному насилию, то первое, что нужно сделать, — вызвать полицию и скорую помощь. После снятия показаний, медицинского осмотра и фиксирования повреждений можно и мыться и переодеваться.

Обеспечьте ребенку максимальный комфорт, никаких упреков и истерик. Обязательно сделайте акцент на том, что с этим сталкивались очень многие люди. Не оставляйте ребенка одного несколько недель.

Как только состояние немножко улучшилось, найдите действительно хорошего психолога, который профессионально работает с жертвами насилия.

Возможно, может помочь участие в группах жертв насилия — это имеет едва ли не самый сильный терапевтический эффект.

Если эта ситуация требует смены школы, района или даже города — сделайте это. На новом месте ребенку будет проще прийти в себя. Иногда стоит предложить такое решение или самим инициировать переезд и перемену школы, потому что ребенок может говорить, что ему это безразлично.

Время действительно лечит. Поэтому вам потребуется максимум терпения, но знайте, что даже самый тяжелый шок рано или поздно пройдет и через несколько месяцев эмоциональное состояние ребенка изменится. Если есть возможность, посодействуйте этому: новые впечатления, путешествия, перемены в обстановке.

Не вините себя, насколько это возможно. От ваших переживаний ребенку легче не станет. Подумайте, какое занятие поможет ребенку лучше выплеснуть подавленный гнев, обиду, страх, разочарование».

Источник: https://daily.afisha.ru/relationship/2630-kak-razgovarivat-s-detmi-o-sekse-nasilii-i-lichnyh-granicah/

Для родителей
Добавить комментарий