Эдипов комплекс

Эдипов комплекс (2)

Эдипов комплекс

Сохрани ссылку в одной из сетей:

« – Эдип, ужасна твоя судьба!Ты убьешь отца, женишься на собственнойматери, и от этого брака родятся дети,проклятые богами и ненавидимые всемилюдьми».

(Легенды и сказания ДревнейГреции и Древнего Рима).

Эдиповкомплекс(нем.

Ödipuskomplex) — понятие,введенное в психоанализ ЗигмундомФрейдом, обозначающее бессознательноесексуальное влечение к родителюпротивоположного пола и враждебноепобуждение к родителю того же пола.

Вобщем же смысле Эдипов комплекс обозначаетконфликт между инстинктивным желаниемребенка сексуально обладать родителемпротивоположного пола и запретом нареализацию этого влечения.

Историяпроисхождения и закрепления названия.

Названиеявления основано на древнегреческоммифе о царе Эдипе (1) иодноименной драме Софокла, в которомЭдип, вопреки своей воле и не ведая того,убивает своего отца Лая и женится наматери Иокасте.

Понимание эдиповойситуации в качестве ключевого факторав образовании невротических заболеванийвозникло у Фрейда в ходе самоанализа,который он провел после смерти своегоотца; это понимание пришло на сменутеории соблазнения.

ВпервыеФрейд упоминает о драме Софокла в одномиз писем своему другу Вильгельму Флиссув 1897 году, в котором он пишет:

«Ятакже обнаружил на своем собственномпримере влюбленность в мать и ревностьк отцу… и теперь рассматриваю это вкачестве универсального явления раннегодетства. И если это так, то мы можемпонять чарующую силу Царя Эдипа»

Первоеподробное рассуждение о явлениивстречается в фундаментальном трудеФрейда «Толкование сновидений» (1899).Однако термин «Эдипов комплекс» Фрейдвводит только в 1910 году в небольшойработе «Об особом типе выбора объектау мужчин»:

«Мальчик, начинающий снова желатьсвою мать и ненавидеть отца как соперника…попадает, как мы говорим, под влияниеЭдипова комплекса. Он не прощает матери,что она оказывала услугу половогосношения не ему, но его отцу, и расцениваетэто как акт неверности».

Эдиповкомплекс в контексте сексуальной теорииФрейда.

Фрейдизмрассматривает Эдипов комплекс как этаппсихосексуального развития и восприятия,впервые проявляющимся между вторым итретьим годами жизни (в теории Фрейдаэтот период характеризуется приматомгенитальности, под которым объединяютсяоральное и анальное влечения предыдущихстадий развития либидо. Пиковых жезначений, по Фрейду, Эдипов комплексдостигает между 3 и 5 годами жизни человекаи после некоторого угасания возрождаетсяв период полового созревания (пубертатныйпериод), в процессе которого преодолеваетсятем или иным выбором эротическогообъекта.

эдипова комплекса, этого центральногофеномена детского развития, лучше всеговыразить формулировками самого Фрейда.Я приведу достаточно пространную цитату(с небольшими пропусками, убрав архаизмыи повторения). В “Лекциях по введениюв психоанализ” Фрейд говорит:

«Легкозаметить, что маленький мужчина одинхочет обладать матерью, воспринимаетприсутствие отца как помеху, возмущается,когда тот позволяет себе быть нежным снею, выражает удовольствие, если отецуезжает или отсутствует. Часто онвыражает свои чувства словами, обещаяматери жениться на ней…

Ребенокодновременно (при других обстоятельствах)проявляет большую нежность к отцу;только такие амбивалентные эмоциональныеустановки, которые у взрослого привелибы к конфликту, у ребенка прекрасноуживаются, подобно тому как позднее онипостоянно находят рядом в бессознательном…

Когда малыш проявляет самое неприкрытоесексуальное любопытство по отношениюк матери, требуя, чтобы она брала егоночью спать с собой, просится присутствоватьпри ее туалете или даже предпринимаетпопытки соблазнить ее, как это частоможет заметить и со смехом рассказатьмать, то в этом, вне всякого сомнения,обнаруживается эротическая природапривязанности к матери…»

Значимость.

Ссамых истоков психоаналитической теорииФрейд придавал Эдипову комплексупервостепенное значение в образованиивсех невротических заболеваний. ПоФрейду, успешное разрешение Эдиповакомплекса является ключевым дляпсихического здоровья человека.

Неудачаже ведет к неврозам и сексуальнымотклонениям: в этом случае говорят онеразрешенном Эдиповом комплексе либонеразрешенной Эдиповой ситуации.Впоследствии Фрейд придавал Эдиповукомплексу еще большее значение, усматриваяпрактически во всех проявленияхчеловеческой цивилизации эдипальныекорни.

Так, например, в «Тотеме и табу»(1913) Фрейд пишет:

«…вЭдиповом комплексе совпадает началорелигии, нравственности, общественностии искусства в полном согласии с даннымипсихоанализа, по которым этот комплекссоставляет ядро всех неврозов».

Эдиповкомплекс в рамках современногопсихоанализа

Современныепсихоаналитики признают существеннуюроль Эдипова комплекса в психосексуальномразвитии человека. Однако некоторыепункты теории Фрейда подверглись ревизиии пересмотру. Так, многие психоаналитикиотвергают тезис об универсальности ибиологической детерминированностиЭдипова комплекса. Концепция развитияЭдипова комплекса у лиц женского полатакже не находит единодушной поддержки.

В целом, многими психоаналитикамиконцепция Эдипова комплекса понимаетсяболее свободно, чем она понималасьФрейдом: часто это понятие используетсяв самом широком смысле, например, вконтексте обозначения и характеристикивсей гаммы отношений ребенка с родителями.Также в отличие от классическогопсихоанализа, фокус источника Эдиповакомплекса сместился с биологическогона социологический.

Дополнительнаяинформация:

(1)Миф о Эдипе.

Эдип – сын царя ФивЛайя и царицы Иокасты, которым былопредсказано, что их сын убъет отца истанет мужем собственной матери. Когдародился Эдип, царь приказал проколотьему ступни (Эдип – значит пухлоногнй, сраспухшими ногами) и бросить на съедениезверям. Раб пожалел мальчика и отдалего пастуху коринфского царя Полиба.

Эдип вырос в уверенности, что царь Полибему отец. Вновь Дельфийский оракулпредсказывает уже самому Эдипу, что тотубьет своего отца и женится на матери.Устрашенный этим предсказанием, Эдипрешает покинуть дом, который он считалродным. В пути Эдип встречает Лайя и,вступив с ним в спор, убивает его.

Такисполнилась первая часть пророчества:Эдип становится убийцей своего отца.На пути в Фивы Эдип встречает Сфинкса,который стережет город и пожирает всехпутников, не разгадавших его загадку.Эдип решает загадку, Сфинкс бросаетсяв пропасть, и дорога в Фивы становитсясвободной.

Эдип входит в город, иблагодарные фиванцы избирают его цареми дают в жены вдову прежнего царя Иокасту.От этого брака родились сыновья Этеокли Полиник и дочери Йемена и Антигона.Так сбывается вторая часть пророчества- Эдип становится мужем своей матери.Через несколько лет в Фивах началсясвирепый голод, и вспыхнула эпидемиячумы.

Дельфийский оракул предсказывает,что бедствия прекратятся после того,как будет обнаружен убийца Лайя. Врезультате расследования Эдип с ужасомузнает правду, ослепляет себя и покидаетФивы, Иокаста кончает жизнь самоубийством.

Таковмиф о Эдипе. Интересно, что подобныелегенды распространены у многих народов.Кара, постигшая Эдипа, отражает восходящеек глубокой древности запрещение брачныхотношений между прямыми родственниками(инцест). Нечто подобное, происшедшее сженщиной, описано в мифе об Электре.

Источник: https://works.doklad.ru/view/9vZjS79dik0.html

Эдипов комплекс у мальчиков по Фрейду

Эдипов комплекс
                                             

Убийца проснулся засветло, надел свои сапоги, Выбрал себе обличье из галереи предков И пошел по коридору. […] И подошел к двери… заглянул внутрь. Папа? – Да, сынок. – Я хочу убить тебя! Мама? Я хочу… тр***уть тебя!

Джим Моррисон. The End. The Doors. Whisky a Go Go. 1966

Ребенок рождается с потребностью быть похожим на того, кто для него имеет значение.

Обычно, в этом случае говорят, что ребенок берет пример, но это нечто большее, чем просто потребность в подражании, это врожденная потребность стать кем-то, сформировать свое Я (Эго), в конце концов, стать личностью ‒ в психоанализе такую потребность называют идентификацией.

Ребенок рождается, конечно, со своим уникальным набором генов, определенными врожденными особенностями и способностями, но психика его в определенном смысле является tabula rasa (чистым листом), этим и обусловлена эта потребность в идентификации.

Маленький мальчик проявляет особый интерес к своему отцу. Он хотел бы стать таким, как он. Отец является для него идеалом. Мальчик хотел бы быть на его месте во всех случаях, включая отношения с матерью, когда его не пускают в постель родителей.

Ребенок замечает, что отец препятствует его единоличному обладанию матерью; его идентификация с отцом принимает теперь враждебный оттенок и становится идентична желанию занять место отца у матери. Идентифицируясь с агрессивностью отца, мальчик оборачивает эту агрессию в конкуренции за мать против него же.

Одновременно мальчик идеализирует и любит отца, из чего формируется амбивалентный конфликт (см. предыдущую статью).

Так идентификация мальчика с отцом формирует основу для формирования Эдипова комплекса.

Сексуальное влечение

Но идентификация не является сама по себе причиной зарождения Эдипова комплекса, так как не обладает таким энергическим зарядом, чтобы разжечь Эдипов конфликт. Фрейд такую энергию называл либидо, и она носит сексуальный характер.

«…Сексуальные желания ребенка проявляются очень часто ‒ они, конечно, в этом зачаточном состоянии имеют право носить название сексуальных ‒ и первая склонность девочки направляется на отца, а первая склонность мальчика ‒ на мать.»
(“Толкование сновидений”. Фрейд)

В классическом психоанализе и большинстве его современных направлений считается, что именно сексуальное влечение ребенка к родителю противоположного пола является причиной эдипальных желаний ребенка.

«В этом преждевременном выборе объекта инцестуозной любви сексуальная жизнь ребенка явно достигает ступени генитальной организации
(“Ребенка бьют”. Фрейд)

Исходя из своего учения о либидо, Фрейд настаивает именно на сексуальном, а точнее генитальном влечении ребенка к родителю. Однако, не следует считать, что Фрейд приписывал ребенку половозрелый характер влечения к родителю.

Для того, чтобы отличить зрелую генитальную сексуальность, развивающуюся только в подростковом возрасте, для эдиповой фазы развития Фрейд вводит понятие инфантильной генитальной организации, которую называет фаллической, чему была посвящена предыдущая статья.

Теперь отношения в треугольнике со стороны мальчика выглядят следующим образом: отец является тем, кем хотят быть, а мать ‒ тем, кем хотят обладать.

«Итак, он проявляет две психологически различные привязанности: к матери ‒ чисто сексуальное объектное влечение, а к отцу ‒ идентификацию с идеалом. Обе привязанности существуют некоторое время одна наряду с другой, не оказывая взаимного влияния и не мешая друг другу.»
(“Массовая психология и анализ человеческого Я”. Фрейд)

Такие параллельные отношения в доэдиповом периоде Вейкко Тэхкэ назвал идеальными диадами. Это “золотой век” ребенка, не омраченный эдиповым конфликтом. Идеальную диаду между матерью и младенцем мы уже упоминали в прошлой статье.

Здесь же описан более сложный и полноценный вариант развития отношений обоих родителей с ребенком, если, конечно, роль отца в первые годы жизни не столь же незначительна, как и его дополнительная функция зачатия ребенка (Эрих Фромм. “Миссия Зигмунда Фрейда”).

Конечно, нельзя переоценить значение матери в первые годы ребенка, поэтому, если параллельные отношения все же формируются, мать в раннем детстве имеет большее значение для ребенка любого пола.

И в этих параллельных идеальных отношениях происходит разлад, когда ребенок в результате своего все прогрессирующего психического развития оказывается способным их объединить, обнаруживая любовный треугольник.

Страх кастрации

Отец мальчика, так или иначе, самим фактом своего существования, нарушает идиллию диады сына с матерью, разрушая фантазии ребенка о его браке с матерью и их будущих детях.

Мальчик, рассматривающий мать как свою собственность, испытывая гнев, доходящий до ненависти, в адрес конкурента, приписывая своему сопернику аналогичной силы чувства, будучи уверенным, что его ждет наказание за такое посягательство.

«Если мальчик чувствует в сильном отце соперника у матери, замечает в себе агрессивные наклонности против отца и сексуальные намерения в отношении матери, то он прав, когда у него появляется тревога перед отцом, и эта тревога наказания со стороны последнего, усиленная филогенетическими моментами, может проявиться как кастрационная тревога
(“Торможение, симптом, тревога”. Фрейд)

Источник: https://www.psychoanalyst.ru/edipov_kompleks/edipov_kompleks_u_malchikov.php

Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Эдипов комплекс

«Всем нам, быть может, суждено направить свое первое сексуальное чувство на мать и первую ненависть и насильственное желание — на отца». З. Фрейд

Эдипов комплекс — одно из основных понятий классического психоанализа, использованное Фрейдом для обозначения амбивалентного, то есть двойственного, отношения ребенка к своим родителям. Под эдиповым комплексом понимается проявление ребенком бессознательных влечений, сопровождающихся выражением чувств любви и ненависти к родителям.

Впервые представления об эдиповом комплексе были выражены Фрейдом в 1897 году в одном из писем к берлинскому врачу В. Флиссу. На основе самоанализа, включающего детские воспоминания, он выявил в себе ранние смешанные чувства любви к матери и ревности к отцу.

При этом основатель психоанализа соотнес свои личные переживания с древнегреческим мифом, содержание которого было отражено в древнегреческой трагедии Софокла «Царь Эдип».

В трагедии Софокла повествовалось о несчастной судьбе Эдипа, который, не ведая того, убил своего отца Лая — царя Фив, потом женился на своей матери Иокасте, затем, узнав от оракула о совершенных им непреднамеренных деяниях, ослепил себя.

Почерпнутая из древнегреческого мифа тема отцеубийства и запрета на инцестуозную связь переросла у Фрейда в идею эдипова комплекса, присущего каждому человеку. Согласно Фрейду, наши сновидения убеждают в том, что, вероятно, всем суждено направлять свое первое сексуальное чувство на мать и первое насильственное желание — на отца.

Если идея двойственного отношения ребенка к своим родителям возникла у Фрейда в период его самоанализа (1897), то понятие эдипова комплекса было введено им в 1910 году. Он утверждал, что по своей природе данный комплекс одинаков для мальчиков и девочек. Для обозначения эдипова комплекса у девочек Юнг ввел понятие комплекса Электры.

Это понятие было использовано им в 1913 году для характеристики чувств и переживаний девочки, связанных с ее влечением к отцу, стремлением заменить мать в ее отношениях с ним, а затем и желанием устранить мать, мешающую реализации детского желания. Название комплекса связано с древнегреческим мифом об Электре.

Согласно этому мифу, Электра, дочь Агамемнона и Клитемнестры, способствовала убийству своей матери. Спасая своего брата Ореста от гибели, она помогла ему убить мать, повинную в смерти их отца.В отличие от Юнга Фрейд не использовал понятие «комплекс Электры», а предпочитал говорить об эдиповом комплексе.

Он считал, что этот комплекс в равной степени присущ всем людям, независимо от их половой принадлежности. В этом смысле любовь к родителю противоположного пола и ненависть к родителю своего пола у мальчиков и девочек аналогичны.

Поэтому, когда в работах Фрейда говорится об эдипове комплексе, следует иметь в виду, что речь идет у него о таких отношениях между детьми, будь то мальчик или девочка, и родителями (или их заместителями), которые имеют место в детстве каждого человека.

Наблюдения за детьми и изучение воспоминаний взрослых о своем детстве подвели Фрейда к выводу о всеобщем, универсальном проявлении эдипова комплекса. Мальчик эротически привязан к матери, хочет обладать ею и воспринимает отца как помеху ему в этом; девочка испытывает нежные чувства к отцу и потребность в устранении матери, чтобы занять ее место в отношениях с отцом.

В своем понимании эдипова комплекса Фрейд исходил из того, что бисексуальность (мужское и женское начала) человека приводит к такому положению, когда ребенок может занимать как активную, так и пассивную позицию. Сексуальное предпочтение родителя противоположного пола и ненависть к родителю того же пола составляют, с точки зрения Фрейда, позитивную форму эдипова комплекса.

Любовь к родителю того же пола и стремление устранить из жизни родителя противоположного пола характерны для негативной формы этого комплекса. В процессе психосексуального развития ребенка проявляются обе формы, образуя так называемый полный эдипов комплекс. Данный комплекс характеризуется двойственным отношением ребенка к своим родителям.

Он одновременно любит и ненавидит каждого из них, боготворит их и желает им смерти; хочет быть похожим на них и боится быть наказанным за свои бессознательные желания. Мальчик не только проявляет эротические чувства к матери и стремится устранить отца, но и испытывает свойственные девочке нежность к отцу и враждебность к матери.

Аналогичная картина наблюдается и у девочки: она не только имеет сексуальное влечение к отцу и ревностное чувство к матери, но и враждебно настроена к отцу и испытывает сильную эмоциональную привязанность к матери.

В представлении Фрейда, эдипов комплекс проявляется у детей в возрасте от 3 до 5 лет, и перед каждым ребенком встает жизненная задача, связанная с развитием и преодолением этого комплекса.

Разрушение и гибель эдипова комплекса в процессе психосексуального развития ребенка, характеризующегося переходом от фаллической (символизирующей значение пениса) фазы детской сексуальности к ее латентному (скрытому) периоду, — нормальный путь развития человека.

Считается нормой, если в конце этого раннего сексуального периода эдипов комплекс преодолен, смягчен и переформирован, а результатом такого превращения будет возможность хороших успехов в последующей душевной жизни. Вытеснение же эдипова комплекса и сохранение его в бессознательном чревато невротизацией ребенка, впоследствии сказывающейся на психических расстройствах взрослого.

Благополучное преодоление этого комплекса, как правило, не осуществляется основательно, и тогда пубертатный период вызывает реанимацию комплекса, что может иметь плохие последствия.Фрейд считал, что, несмотря на универсальность эдипова комплекса, развитие и изживание его у мальчика и девочки проходят по-разному.

Угроза кастрации и страх мальчика перед возможностью наказания за инцестуозные влечения приводят к отвращению его от эдипова комплекса. Связанные с этим комплексом эротические влечения мальчика десексуализируются и сублимируются, то есть переключаются на социально приемлемые цели. В случае идеального осуществления этого процесса эдипов комплекс разрушается и упраздняется.

Стало быть, эдипов комплекс у мальчика погибает вследствие угрозы кастрации. Развитие и преодоление эдипова комплекса у девочки имеет иной характер. Обнаружив, что, в отличие от мальчика, она не имеет пениса, девочка воспринимает кастрацию как уже свершившийся факт.

Это приводит к тому, что, в то время как эдипов комплекс мальчика погибает вследствие кастрационного комплекса, эдипов комплекс девочки становится возможным и возникает благодаря кастрационному комплексу.По мнению Фрейда, девочка испытывает зависть к тому органу, который у нее отсутствует. Она переходит символическим путем от пениса к ребенку, желает получить его в подарок от отца.

Это желание сохраняется на протяжении длительного времени, в результате чего девочка медленно расстается с эдиповым комплексом. В форме желания обладать пенисом и родить ребенка эдипов комплекс девочки долгое время сохраняет свою действенность и способствует подготовке женщины к ее половой роли. Преодоление этого комплекса у девочки связано с угрозой утраты родительской любви.

В процессе гибели эдипова комплекса внешний авторитет родителей как бы перемещается внутрь детской психики. Он становится внутренним достоянием ребенка, приводя к образованию такой психической инстанции, как Сверх-Я. Так, по мнению Фрейда, Сверх-Я становится наследником эдипова комплекса. Отныне Сверх-Я выступает в роли недремлющего ока или карающей совести, вызывая у человека чувство вины.

По выражению основателя психоанализа, эдипов комплекс оказывается одним из самых важных источников сознания вины, доставляющей особое беспокойство невротикам.Согласно Фрейду, в эдиповом комплексе завершается инфантильная сексуальность. Кто оказывается не в состоянии нормальным образом пройти эдипову фазу психосексуального развития, тот заболевает неврозом.

Эдипов комплекс составляет ядро неврозов.Фрейд не утверждал, что эдипов комплекс исчерпывает отношение детей к родителям, которое может быть сложным и многообразным. Более того, он считал, что этот комплекс может претерпевать изменения.

Вместе с тем он утверждал, что эдипов комплекс является значительным фактором душевной жизни ребенка и существует опасность скорее недооценить его влияние и обусловленное им развитие, чем переоценить его.Возможность реализации эротических и деструктивных влечений, связанных с эдиповым комплексом, может находить свое воплощение в сновидениях.

Не случайно в сновидениях нередко содержатся разнообразные сцены, сюжеты и образы инцестуозного характера, сопряженные с убийством и смертью родителей, родственников, близких людей. Признание или отрицание эдипова комплекса — своего рода лакмусовая бумажка, позволяющая проводить различие между сторонниками и противниками психоанализа.

Как замечал Фрейд, ничто другое не навредило психоанализу столь сильно в отношении к нему современников, как рассмотрение эдипова комплекса в качестве общечеловеческой судьбоносной структуры.В теории и практике психоанализа эдипову комплексу уделялось и до сих пор уделяется важное внимание. Тем не менее фрейдовская трактовка эдипова комплекса разделялась далеко не всеми психоаналитиками. Многие из них пересмотрели идеи Фрейда о природе эдипова комплекса: одни психоаналитики внесли уточнения в понимание содержания этого комплекса; другие переосмыслили временные рамки его развития и разрушения; третьи подвергли сомнению исторические параллели Фрейда, согласно которым лежащее в основе эдипова комплекса отцеубийство было реальным событием, имевшим место в первобытной орде и свидетельствовавшим об универсальности этого комплекса во всех культурах.Так, А. Адлер утверждал, что представление, согласно которому мать является единственным сексуальным объектом для ребенка, удовлетворяющего свои сексуальные желания в борьбе с отцом, это — фиктивная идея. Он считал, что рассмотрение эдипова комплекса показывает, что он выдает уродливое, часто выраженное в асексуальной форме стремление ребенка к превосходству над отцом и матерью. Соответственно, эдипов комплекс — это символ желаемого господства.В отличие от Фрейда, К. Г. Юнг по-иному взглянул на победу Эдипа над Сфинкс. Он полагал, что она, представлявшая собой двойственность образа матери (привлекающая, достойная любви верхняя часть с головой человека и страшная, звериная нижняя часть, вызывающая ужас), является олицетворением страха перед матерью.Юнг пришел к выводу: в первооснове кровосмесительных связей заложено не влечение к половому акту, а стремление стать снова ребенком, очутиться в материнском лоне. В понимании В. Райха, эдипов комплекс возникает в условиях патриархальной семьи. Опираясь на исследование английского антрополога Б. Малиновского, показавшего, что структура семейных отношений в некоторых примитивных обществах имеет иной характер, чем рассмотренная Фрейдом схема амбивалентных влечений ребенка к матери и отцу, он подверг сомнению тезис об универсальности эдипова комплекса. Райх считал, что форма эдипова комплекса изменяется вместе с общественным строем и в будущем, в условиях коллективного воспитания, речь не будет идти об этом комплексе.

К списку статей по Коучингу и бизнес-консультированию

К списку статей по Клинической парадигме менеджмента
К списку статей по Истории и теории психоанализа
К списку статей А. В. Россохина в журнале “Psychologies”

Источник: https://www.hse.ru/ma/psyan/article/itp/edip

Словарь гендерных терминов

Эдипов комплекс
Эдипов комплекс

Эдипов комплекс – одно из основных понятий классического психоанализа, использованное Зигмундом Фрейдом для обозначения амбивалентного (двойственного) отношения ребенка к своим родителям. Под эдиповым комплексом понимается проявление ребенком бессознательных влечений, сопровождающихся выражением чувств любви и ненависти к родителям.

Впервые представления об эдиповом комплексе были выражены З. Фрейдом в 1897 г. в одном из писем к берлинскому врачу В. Флиссу (1858–1928). На основе самоанализа, включающего детские воспоминания, он выявил в себе ранние смешанные чувства любви к матери и ревности к отцу.

При этом основатель психоанализа соотнес свои личные переживания с древнегреческим мифом, содержание которого было отражено в древнегреческой трагедии Софокла «Царь Эдип».

 В трагедии Софокла повествовалось о несчастной судьбе Эдипа, который, не ведая того, сперва убил своего отца Лая – царя Фив, потом женился на своей матери Иокасте, затем, узнав от оракула о совершенных им непреднамеренных деяниях, он ослепил себя.

Почерпнутая из древнегреческого мифа тема отцеубийства и запрета на инцестуозную связь переросла у З. Фрейда в идею эдипова комплекса, присущего каждому человеку. Согласно З. Фрейду, сновидения человека убеждают в том, что, вероятно, всем суждено направлять свое первое сексуальное чувство на мать и первое насильственное желание – на отца.

Наблюдения за детьми и изучение воспоминаний взрослых о своем детстве подвели З. Фрейда к выводу о всеобщем, универсальном проявлении эдипова комплекса. Мальчик эротически привязан к матери, хочет обладать ею и воспринимает отца как помеху ему в этом; девочка испытывает нежные чувства к отцу и потребность в устранении матери, чтобы занять ее место в отношениях с отцом.

В своем понимании эдипова комплекса З. Фрейд исходил из того, что бисексуальность (мужское и женское начало) человека приводит к такому положению, когда ребенок может занимать как активную, так и пассивную позицию.

Сексуальное предпочтение родителя противоположного пола и ненависть к родителю того же пола составляют, с точки зрения З. Фрейда, позитивную форму эдипова комплекса. Любовь к родителю того же пола и стремление устранить из жизни родителя противоположного пола характерны для негативной формы этого комплекса.

В процессе психосексуального развития ребенка проявляются обе формы, образуя так называемый полный эдипов комплекс.

Данный комплекс характеризуется двойственным отношением ребенка к своим родителям. Он одновременно любит и ненавидит каждого из них, боготворит их и желает им смерти; хочет быть похожим на них и боится быть наказанным за свои бессознательные желания.

Мальчик не только проявляет эротические чувства к матери и стремится устранить отца, но и испытывает свойственные девочке нежность к отцу и враждебность к матери.

Аналогичная картина наблюдается и у девочки: она не только имеет сексуальное влечение к отцу и ревностное чувство к матери, но и враждебно настроена к отцу и испытывает сильную эмоциональную привязанность к матери.

В представлении З. Фрейда эдипов комплекс проявляется у детей в возрасте от 3 до 5 лет, и перед каждым ребенком встает жизненная задача, связанная с развитием и преодолением этого комплекса.

Разрушение и гибель эдипова комплекса в процессе психосексуального развития ребенка, характеризующегося переходом от фаллической (символизирующей значение пениса) фазы детской сексуальности к ее латентному (скрытому) периоду – нормальный путь развития человека: «в норме в конце этого раннего сексуального периода эдипов комплекс должен быть преодолен, основательно смягчен и переформирован, а результатом такого превращения будет возможность хороших успехов в последующей душевной жизни». Вытеснение же эдипова комплекса и сохранение его в бессознательном чревато невротизацией ребенка, впоследствии сказывающейся на психических расстройствах взрослого: благополучное преодоление этого комплекса, как правило, не осуществляется основательно, и тогда «пубертатный период вызывает реанимацию комплекса, что может иметь плохие последствия».

З. Фрейд считал, что, несмотря на универсальность эдипова комплекса, развитие и изживание его у мальчика и девочки проходят по-разному. Угроза кастрации и страх мальчика перед возможностью наказания за инцестуозные влечения приводит к отвращению его от эдипова комплекса.

Связанные с этим комплексом эротические влечения мальчика десексуализируются и сублимируются, то есть переключаются на социально приемлемые цели. В случае идеального осуществления этого процесса эдипов комплекс разрушается и упраздняется.

Стало быть, эдипов комплекс у мальчика погибает вследствие угрозы кастрации.

Развитие и преодоление эдипова комплекса у девочки имеет иной характер. Обнаружив, что в отличие от мальчика она не имеет пениса, девочка воспринимает кастрацию как уже свершившийся факт. Это приводит к тому, что «в то время как эдипов комплекс мальчика погибает вследствие кастрационного комплекса, эдипов комплекс девочки становится возможным и возникает благодаря кастрационному комплексу».

По мнению З. Фрейда, девочка испытывает зависть к тому органу, который у нее отсутствует. Она переходит символическим путем от пениса к ребенку, желает получить его в подарок от отца.

Это желание сохраняется на протяжении длительного времени, в результате чего девочка медленно расстается с эдиповым комплексом.

В форме желания обладать пенисом и родить ребенка эдипов комплекс девочки долгое время сохраняет свою действенность и способствует подготовке женщины к ее половой роли. Преодоление этого комплекса у девочки связано с угрозой утраты родительской любви.

В процессе гибели эдипова комплекса внешний авторитет родителей как бы перемещается вовнутрь детской психики. Он становится внутренним достоянием ребенка, приводя к образованию такой психической инстанции, как Сверх-Я. Так, по мнению З.

Фрейда, Сверх-Я становится наследником эдипова комплекса. Отныне Сверх-Я выступает в роли недремлющего ока или карающей совести, вызывая у человека чувство вины.

По выражению основателя психоанализа, эдипов комплекс оказывается одним из самых важных источников сознания вины, доставляющей особое беспокойство невротикам.

Согласно З. Фрейду, в эдиповом комплексе завершается инфантильная сексуальность. Кто оказывается не в состоянии нормальным образом пройти эдипову фазу психосексуального развития, тот заболевает неврозом. Эдипов комплекс составляет ядро неврозов.

З. Фрейд не утверждал, что эдипов комплекс исчерпывает отношение детей к родителям, которое может быть сложным и многообразным. Более того, он считал, что этот комплекс может претерпевать изменения.

Вместе с тем он исходил из того, что эдипов комплекс является значительным фактором душевной жизни ребенка и существует опасность «скорее недооценить его влияние и обусловленное им развитие, чем переоценить его».

На основе этого комплекса возникает, как полагал З. Фрейд, человеческая культура, связанная с соответствующими нормами и запретами на инцест. В эдиповом комплексе совпадают начало религии, нравственности, морали, социальных институтов общества и искусства.

Что касается возможности реализации эротических и деструктивных влечений, связанных с эдиповым комплексом, то она может находить свое воплощение в сновидениях. Не случайно в сновидениях нередко содержатся разнообразные сцены, сюжеты и образы инцестуозного характера, сопряженные с убийством и смертью родителей, родственников, близких людей.

Признание или отрицание эдипова комплекса – своего рода лакмусовая бумажка, позволяющая проводить различие между сторонниками и противниками психоанализа. Как замечал З. Фрейд, ничто другое не навредило психоанализу столь сильно в отношении к нему современников, как «рассмотрение эдипова комплекса в качестве общечеловеческой судьбоносной структуры»  (Лейбин, 2010).

Литература:

Лейбин, В. М. (2010). Эдипов комплекс. Словарь-справочник по психоанализу (с. 660-664). Москва: АСТ.

Источник: http://a-z-gender.net/edipov-kompleks.html

Дорогой эдипов комплекс

Эдипов комплекс

Сама эдипова теория нехитрая, хотя сто лет назад она казалась полным безумием. Название комплекса взято из древнегреческого мифа о царе Эдипе в пересказе Софокла, где Эдип, не ведая того, убивает своего отца и женится на матери.

Как это понимал Фрейд, мальчик между 3 и 5 годами испытывает желание обладать (что бы это ни значило) матерью и открывает, что у него есть могущественный соперник в виде папы. Он хочет устранить отца и мечтает о его убийстве. В то же время он боится наказания в виде кастрации.

Наконец, этот конфликт разрешается по типу «стокгольмского синдрома»: мальчик идентифицируется с агрессором-папой, вытесняя из сознания влечение к маме. Тогда запреты папы порождают Супер-Эго (часть психики, говорящую: «Ты (не) должен»), а мальчик попадает в класс существ мужского пола.

Без успешного прохождения этой фазы выросшего мальчика ждут неприятности: скажем, он может стать агрессивным мачо или асоциальным бунтовщиком.

Эдипов комплекс (или, если сказать правильнее, конфликт) оживает во всех любовных треугольниках, в отношениях с начальником, в страхах относительно любого рода импотенции и особенно в кабинете психоаналитика (который может стать в переносе отцовской фигурой и помочь заново пережить и осознать этот конфликт — и тем самым стать свободнее от него). Это важнейшая вещь для всего ордена фрейдистов, отец-основатель которого говорил: «…В эдиповом комплексе совпадает начало религии, нравственности, общественности и искусства в полном согласии с данными психоанализа, по которым этот комплекс составляет ядро всех неврозов» («Тотем и табу», 1913).

Кстати, тут речь почему-то шла только о мальчиках. А девочки? А девочки — потом, ниже.

Наука докажет?

Может, нам тут поможет эмпирическая наука? За сто с лишним лет после появления теории психоанализа было проведено несколько тысяч исследований, связанных с его постулатами, в том числе и относительно эдипова комплекса. Скажем, недавно венгерские ученые пытались оценить, насколько партнер взрослого испытуемого походит на его родителя противоположного пола.

Иными словами, если меня привлекают женщины, похожие на мою маму, а их привлекают мужчины, похожие на их отцов, это косвенно говорит о том, что в нас живут и продолжают работать инцестуозные желания. Исследователи получили вроде бы сенсационные результаты, но потом кто-то в них усомнился, перепроверил, и в конечном итоге данные были признаны неубедительными.

Другие исследователи намного раньше проверяли, переносят ли мальчики около 5 лет позитивные чувства с матери на отца (чего следовало бы ожидать, если прав Фрейд). Эксперименты этого не показали. Зато другие исследования продемонстрировали, что дети хорошо осознают свой пол до «генитальной фазы», не слушаясь теории Фрейда.

А в общем и целом эдипова теория не подтверждается и не опровергается исследованиями. Самих фрейдистов это не очень смущало. Хотя основоположник их учения уверял, что психоанализ строго научен, это какая-то иная наука — назовем ее условно эвристической.

В принципе, подобным образом работают археолог, историк или литературовед. Те системы, что они изучают, нельзя исследовать экспериментом, ими нельзя манипулировать, как подопытным кроликом.

Ученый создает общую картину, в которой отдельные факты занимают (или не желают занять) свое место.

Беда в том, что тут много субъективного, а критериев проверки нет. Психоаналитик скажет непосвященному: «Вы не можете тут ничего понять вообще, потому что сами не подвергались анализу». И ведь правда, есть вещи, которые не понять «снаружи», такие как вкус апельсина или езда на велосипеде, любовь или страдание. Это делает психоанализ недоступным для суда, хотя не доказывает его неправоты.

Случаи Фрейда

Фрейд же считал своим основным научным методом глубокое изучение пациентов. Его теории основываются на описаниях, и многие находят эти отчеты блестящими и убедительными. Однако любопытные люди вникли в эти исследования.

 Фрейд скрывал и маскировал описанных им пациентов, что понятно и вполне оправданно с точки зрения этики. Но многих из них можно было идентифицировать и спросить, как им работалось с Фрейдом. Оказалось, во многих случаях интерпретация Фрейда исправляла реальность и подгоняла ее под правильные идеи.

Вот пара примеров — причем оба случая крайне важны для строительства эдиповой теории.

Это, во-первых, так называемый Человек-волк. Он оказался, как ни странно, крупным землевладельцем родом из Одессы Сергеем Панкеевым. В 1910–14 годах Панкеев лечился у Фрейда: это (по описанию Фрейда) была блестящая терапия с великими открытиями.

Сам же Панкеев позднее утверждал, что она не принесла никакого улучшения, и продолжал лечиться от того же еще около 60 лет, причем, что поразительно, тоже у психоаналитиков! Фрейд уделил много внимания ключевому сну Панкеева, в котором белые волки сидят на дереве напротив окна.

Отсюда Фрейд делает гениальный вывод: это зашифрованное воспоминание о травмирующей сцене, когда мальчик стал нечаянным свидетелем полового акта между родителями.

Сам же Панкеев, говоря об этом много лет спустя, возмущался этим толкованием по одной банальной причине: все дети его социального статуса спали в отдельных покоях с нянями и никак не могли бы добраться до родительской спальни.

Другим наиважнейшим для эдиповой теории случаем был Маленький Ганс, с которым тоже удалось поговорить много десятилетий спустя. Сам он мало что помнил об анализе, но, как выясняется, в основном Фрейд общался с мальчиком через отца, который не был беспристрастным наблюдателем, потому что знал теорию психоанализа и восхищался ей.

Тут тоже участвовали животные, на этот раз домашние: у Ганса  появилась фобия лошадей. В результате кропотливого анализа Фрейд приходит к весомому выводу: за этим скрывался страх перед отцом и страх кастрации.

Хотя там, как выясняется, могло быть и другое объяснение: городской мальчик, проводя лето в деревне, впервые узнал, что лошадь может кусаться.

Тут видно, что случаи по меньшей мере неоднозначны и что даже самый добросовестный эвристический исследователь рискует увидеть в них отражение своей любимой теории.

Всеобщая ценность?

«Меня озарила одна идея, имеющая всеобщую ценность.

Я нашел это и у себя: любовь к матери и ревность к отцу, — и сегодня думаю, что это универсальное событие раннего детства», — это строки из частного письма Фрейда от 1897 года (то есть написанные за 10 с лишним лет до того, как он заявил публике об эдиповой теории). Он находил эдипов комплекс у себя, у своих пациентов, в мифах, в «Братьях Карамазовых», в происхождении монотеизма и везде и свято верил в его универсальность.

Антрополог Бронислав Малиновский, изучавший жизнь некоторых племен в Океании, нашел племя, где дисциплиной детей занимались не отцы, но дяди. Так что тут предмет эдиповой ревности (отец) был отделен от воспитателя.

В своей книге «Секс и вытеснение в обществе дикарей» (1927) он утверждал, что в этом сообществе объектом страхов детей был не тот, кто спит с мамой, но дядя.

Так что, может быть, даже если ребенок и участвует в драматичном треугольнике, сексуальность тут вообще ни при чем?

«Племенем», которое изучал Фрейд в период зарождения его великих теорий, были в основном венские женщины из среднего класса около начала XX века, и он сам отмечал, что его метод трудно приложить к рабочим и крестьянам, которые не склонны облекать в слова свои бессознательные конфликты. И есть еще много иных культур и нестандартных ситуаций, скажем, богатые дети, которые тесно общаются только с нянями, как Панкеев, дети при бабушках, мальчики без отцов. И наконец, бывают — девочки, да!

Я бы назвал девочек ахиллесовой пятой эдипова комплекса, но так не скажу, дабы не громоздить мифологические сущности. Красивая универсальная теория требовала симметрии: хорошая фрейдистская девочка должна стремиться к папе и ненавидеть маму.

Но с симметрией тут дело обстоит плохо, быть может, потому что  мама слишком важна для маленьких детей любого пола. Фрейд добавил кое-что специфическое для девочек: они, оказывается, испытывают зависть к пенису, а потом успокаиваются, понимая, что утраченный мужской орган заменит ребенок, которого они родят.

Гм. Тут я становлюсь ярым феминистом. Кроме того, что оно неправдоподобно, это описание неполноценности девочки отражает культуру угнетения и мужской шовинизм. Психоаналитик Карен Хорни в ответ придумала «зависть к утробе», которая терзает бессознательное мальчиков, не способных родить ребенка.

Как бы то ни было, тут я теряю веру в универсальный эдипов комплекс человечества.

Но он работает…

Иной прагматичный аналитик скажет мне: «В конце концов, не так важно, что вы думаете о пресловутом комплексе. Важно, что его обсуждение работает, разговоры о нем реально помогают пациентам жить лучше». И ведь это чистая правда.

Было проведено множество исследований эффективности всевозможных психотерапий. В целом из них можно сделать два важных для нас вывода. Во-первых, психотерапии, включая психоанализ, действительно работают — они эффективнее плацебо или эффекта «со временем само пройдет». Слава Фрейду, породившему разговорные терапии!

Но вторая вещь свидетельствует скорее не в пользу эдипова комплекса. Оказалось, разговорные психотерапии (оставим в стороне бихевиористские дрессировки и лекарства) эффективны независимо от теории психотерапевта.

То есть неважно, рассказывает ли лежащий на кушетке пациент психоаналитику о том, как «вдруг из маминой из спальни», или он рисует красками на полу и говорит о своем желании изменить мир и быть любимым, — это все равно помогает.

Там работают какие-то иные факторы, а не правильные теории.

Так что я не знаю, есть ли у меня эдипов комплекс. Конечно, если бы я пошел к психоаналитику, лучше было бы им обзавестись, хотя это дорогое удовольствие.

Источник: https://snob.ru/selected/entry/118390

Для родителей
Добавить комментарий