Как у детей появляется чувство стыда?

Учите ребенка ответственности, не навязывая чувство вины и стыда

Как у детей появляется чувство стыда?

Вина — очень деструктивное чувство. Это то, что заменяет исправление ошибок. Или то, что остается после того, как уже разобраны причины, исправлены ошибки, извлечены уроки. Может быть даже уже получено прощение, но вот сам себя человек никак не простит. Вина душит, вина давит, не дает наслаждаться жизнью.

Гипертрофированное чувство вины мешает дальнейшему общению: «Мне тяжело с ним общаться, потому что я до сих пор чувствую свою вину перед ним». От чувства вины нужно избавляться. Но почему-то иногда чувство вины лелеется нами, как ценность.

«Я должен чувствовать вину, потому что я нравственный человек» — заблуждается «виноватый», подменяя на вину действительно нравственное качество — ответственность.

Возможно, что причины кроются в воспитании. Ведь один из главных рычагов, которым пользуются родители и педагоги — это прививание чувства вины. Ошибочно считается, что так воспитывается ответственность. «Это ты во всем виноват! Как тебе не стыдно! Из-за тебя!» — увы, такая форма манипулирования встречается очень часто.

Особенно эффективным считается винить и стыдить перед всем классом. Или перед собравшимися родственниками — семейный совет из родителей, бабушек, дедушек. Родители, к слову сказать, не сознательно вредят психике своего ребенка. Они просто повторяют то, что сами часто слышали в своем детстве. У них нет другой модели воспитания.

Они бы сами, наверное, были рады избавиться от ощущения вечной виноватости.

Ребенок смотрит на мир глазами взрослых и до определенного возраста безоговорочно верит им. «Если мама сказала, что я плохой, значит так и есть» Если мама обвиняет, то ребенок учится чувствовать себя виноватым — вредная, надо сказать, привычка, с психологической точки зрения.

* А что же тогда вместо вины? Чем регулировать поведение ребенка?

Есть понятие — нравственность, которое включает в себя ответственность. Нравственность – внутренняя оценка человеком норм своего поведения и своих поступков с точки зрения добра, ответственности за свои поступки.

Ответственность (если рассматривать с этической, а не юридической точки зрения) — это осознание взаимосвязи между личными действиями и результатом, это умение регулировать свое поведение, это способность влиять на ход событий.

Ответственность — это не вина, а уверенность в себе.

Что происходит, если мы стыдим и навязываем чувство вины? Ребенок чувствует, что он нехороший, никудышный, никчемный. «А если я такой, то что с меня взять?» Парадокс: желая призвать к ответственности, на самом деле укрепляем безответственность, неуверенность в себе.

* Что делает виноватый? Корит себя. Раскаивается. Просит прощения. Зализывает раненую самооценку (или ковыряет рану еще больше – зависит от тяжести случая)

* Что делает ответственный? Исправляет ошибку.

Нет ничего плохого в том, чтобы просить прощения. Плохо, когда этим все и ограничивается, без исправления ошибок. Еще хуже, застревание в чувстве вины и ощущение себя, как «неправильного». Это блокирует энергию, которую можно было бы направить на исправление ситуации.

Представьте себе менеджера, допустившего ошибку в работе. Ответственный менеджер исправит её, проанализирует причину возникновения, внесет поправку в бизнес-процесс, чтобы минимизировать риск повторения ошибки.

Если же менеджер уйдет в переживание чувства вины — «Как я мог! Я так всех подвел! Не могу себе этого простить!» — то это помешает здоровой концентрации внимания. В результате он не только не исправит, а еще и новых ошибок наделает.

Потом ему станет стыдно за себя, и он уволится, потому что «недостоин занимать эту должность».

Взрослые подменяют ответственность виноватостью, когда шумно обвиняя, не дают ребенку возможности исправить ошибку. Или когда заставляют ребенка просить прощения, не разобравшись в ситуации: «Ах, ты, бессовестный! Ты зачем Мишу ударил? Сейчас же проси прощения!»

Если для родителей вполне достаточно раскаяния ребенка («Ну, прости» — отмахивается подросток), то возникает привычка снимать с себя ответственность демонстрацией эмоций раскаяния. Но во взрослой жизни виноватость никого не интересует.

(Разве что таких же, «раненых виной») Во взрослой жизни важно исправить ошибку, сделать выводы и не допускать повторения ситуации, а не картинно изображать раскаяние.

Вам встречались такие взрослые, которые раскаиваются, повторяют свой проступок, снова раскаиваются и так бесконечно? Эти люди вырастают из «виноватых» детей, которые так и не поняли разницу между виной и ответственностью. «О! Я бесконечно виноват перед тобой! Прости, прости, прости…»

Чувство вины очень похоже на чувство стыда, часто шагают рядом и оба про неуверенность. Но есть разница. Вина – это ощущение от действий, стыд – от восприятия самого себя. «Я виноват, в том, что совершил. Мне очень стыдно от того, что об этом узнали родители»

Чувство вины дуально чувству обиды. Эмоцию обиды часто демонстрируют, чтобы другой почувствовал себя виноватым. Как вина, так и обида — инструменты манипуляции, которых не должно быть в здоровых отношениях.

«Он меня обидел, я буду старательно изображать обиду, чтобы он понял, насколько он виноват, пусть помучается чувством вины. А я его прощу, когда он очень красиво изобразит раскаяние» И эти игры «вина-обида» заменяют нормальную работу над отношениями и личностное развитие.

О! Какие сладкие созависимые отношения можно построить на вечной виноватости и обиженности. Но это уже другая история… Про обиду как-нибудь в другой раз…

* Учите ребенка ответственности, не навязывая чувство вины и стыда.

1. Сообщения не должны содержать оценки самого ребенка: «Ты плохой! Ты безответственный! Ты неряшливый!» Оценивайте не ребенка, а его поступки: «Не самый лучший поступок. Здесь ты мог бы проявить ответственность. Ты можешь выглядеть лучше»

2. Отделяйте свои чувства от действий ребенка. Не «Ты позоришь меня!», а «Я чувствую себя некомфортно, появляется чувство неловкости» Не «Ты меня расстраиваешь!», а «Я расстраиваюсь, когда…»

3. Не анализируйте проступки ребенка при свидетелях. «Разбор полетов» только тет-а-тет. Иначе прививается чувство стыда, а не ответственность. Помните? Ответственность — это уверенность. Стыд — неуверенность.

4. Не приучайте формально просить прощения, а направляйте мысль ребенка в русло «Как теперь исправить ситуацию?»

5. Всегда помогайте ребенку понять взаимосвязь между его действиями и результатом.

6. Учите личным примером. Избавьтесь от своего чувства вины и стыда. Оставьте только ответственность – этого вполне достаточно.

Источник: https://www.vospitaj.com/blog/uchite-rebenka-otvetstvennosti-ne-navyazyvaya-chuvstvo-viny-i-styda/

Как утверждается в детском возрасте понятие «Совесть»?

Как у детей появляется чувство стыда?

Нравственные чувства (уважение, человеколюбие, сострадание, честность, дружба, терпимость, ответственность и др.) закладываются уже в дошкольном возрасте во время игры и в эпизодах труда, когда дети помогают взрослым.

Именно в игре малыш испытывает первые коллективные радости и огорчения.

Труд ребёнка в семье в дошкольном и младшем школьном возрасте представляет, в основном, самообслуживание, но он приносит ему большую радость при правильном воспитании уважительного отношения.

Для подростка же характерным является осознание чувства совести, играющего роль внутреннего судьи. Если у подростка не развито чувство собственного достоинства, сочувствия, справедливости, дружбы, то и с совестью у него не будет благополучно, а ведь она очень важна для регуляции собственного поведения. Чувство совести побуждает, к тому же, подростка и старшеклассника к самовоспитанию.

Отправным пунктом для воспитания у детей гуманизма, любви, дружбы являются эмоции на отношения людей друг к другу.

Ребёнок принимает нормы нравственности, предлагаемые взрослыми, усваивает их, и, как следствие, у него возникает оценочное отношение к собственным поступкам — регулятор его нравственного поведения, называемый совестью.

На родителях лежит большая ответственность за воспитание детей — научить их жить в согласии с совестью: уважая чужие жизни, не злословя, не предавая, не обманывая…

Оценочное отношение к собственным поступкам, а также поступкам других людей, всегда эмоционально, поэтому совесть и выступает эмоционально-оценочным отношением к поведению. Путем сложной эволюции и дифференциации чувство стыда и нравственный опыт многих поколений поднялись до высокого понятия «Совесть».

Дети по-разному одарены стыдливостью, и так же различно действуют на них воспитание и среда.

Если Вы, дорогие родители, сумеете внушить своему ребёнку с ранних лет, что распущенность не может быть целью жизни, что душа человека драгоценнее тела (над телом властвует природа, а душу составляют ум, совесть, чувства справедливости, доброты, человечности, ответственности за свои поступки), то, возможно, избавите его в дальнейшей жизни от множества страданий.

Если в дошкольном и младшем школьном возрасте понятие совести, как правило, связано с неэтичным поведением или проявлением стыда, то у старшеклассников её проявлением могут быть переживания, побуждающие к нравственно-справедливым поступкам. В случае отклонения от принятых норм поведения у детей появляются стыд и самоосуждение, стимулирующие самоисправление.

У взрослого человека сильные угрызения совести могут появиться не только при неэтичном поведении, но и при упущении возможностей совершить нравственный поступок: «Почему не навестил?», «Почему не писал?», «Почему не помог?».

Совесть является важным фактором при принятии человеком ответственных решений, выражая способность осуществлять нравственный самоконтроль, требуя от себя выполнения различных обязательств и производя самооценку совершаемых поступков.

Рождается ли человек с совестью? Этот вопрос издавна интересовал философов, ведь общеизвестен факт, что маленьким детям приходится объяснять, что это такое.

Люди появляются на свет с чувством интуиции, и это явление природное: у одних она развита в большей степени, у других — в меньшей, однако основы нравственности прививаются воспитанием.

Во многих языках словообразование указывает на связь понятий «Сознание» и «Совесть», и это неслучайно: сознание является основой всех проявлений психики, а совесть представляет основу нравственности.

Оценка человеком поступков происходит в виде суждений и выражает чувство удовлетворения, если они согласуются с индивидуальными понятиями добра и зла или угрызениями совести, если совпадения нет.

Существуют разные теории возникновения и утверждения у человека совести: в одних развитие совести объясняется психологическими и социологическими условиями жизни людей, в других совесть связывают с объективным добром или природой человека.

Общеизвестно, что эгоизм человека, приносящий вред окружающим, вызывает порицание общества. Альтруизм же, наоборот, поощряется. Различия эгоизма и альтруизма объясняют детям, которым прививают убеждённость в том, что есть зло, которое порицается, а что есть добро, которое поощряется.

И эгоизм, и альтруизм — явления природные, унаследованные человеком, одобрение же и порицание вошли со временем в привычку. Тот, кто привык одобрять в других альтруизм и порицать эгоизм, невольно переносит эту оценку на свои поступки, испытывая чувство или удовлетворения, или раскаяния и угрызения. Иногда переживания совести могут быть такими сильными, что толкают людей на подвижничество.

И тогда появляются в мире человечества такие личности, как мать Тереза, которая «будучи успешной директрисой католической школы для девочек, купила однажды на рынке дешевое сари и растворилась в трущобах Калькутты с двумя рупиями в кармане», или «святой доктор» Гааз Фёдор Петрович, которого угрызения совести сделали подвижником человеколюбия, и он стал жить, чтобы делать других счастливыми: «Для этого нужно внимать нуждам людей, заботиться о них, не бояться труда, помогая советом и делом». Расскажите своим детям об этих и других примерах человеческой нравственности.

Совесть… Особое чувство, присущее человеку и отличающее его вместе с процессом мышления от остального животного мира.

Для человека совести основу нравственности представляет суд над самим собой, его мысленный диалог внутри себя, в котором он сам и защитник, и обвинитель.

Берегите бесценный дар — свою душу, учите детей жить в согласии со своей совестью. совесть, альтруизм, дети, воспитание, история, психология

Источник: https://shkolazhizni.ru/psychology/articles/3900/

Советы родителям

Как у детей появляется чувство стыда?

ПРО СТЫД, ВИНУ И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ


Вина — очень деструктивное чувство. Это то, что заменяет исправление ошибок. Или то, что остается после того, как уже разобраны причины, исправлены ошибки, извлечены уроки. Может быть даже уже получено прощение, но вот сам себя человек никак не простит. Вина душит, вина давит, не дает наслаждаться жизнью.

Гипертрофированное чувство вины мешает дальнейшему общению: «Мне тяжело с ним общаться, потому что я до сих пор чувствую свою вину перед ним». От чувства вины нужно избавляться. Но почему-то иногда чувство вины лелеется нами, как ценность.

«Я должен чувствовать вину, потому что я нравственный человек» — заблуждается «виноватый», подменяя на вину действительно нравственное качество — ответственность. Возможно, что причины кроются в воспитании. Ведь один из главных рычагов, которым пользуются родители и педагоги — это прививание чувства вины. Ошибочно считается, что так воспитывается ответственность.

«Это ты во всем виноват! Как тебе не стыдно! Из-за тебя!» — увы, такая форма манипулирования встречается очень часто. Особенно эффективным считается винить и стыдить перед всем классом. Или перед собравшимися родственниками — семейный совет из родителей, бабушек, дедушек. Родители, к слову сказать, не сознательно вредят психике своего ребенка.

Они просто повторяют то, что сами часто слышали в своем детстве. У них нет другой модели воспитания. Они бы сами, наверное, были рады избавиться от ощущения вечной виноватости. Ребенок смотрит на мир глазами взрослых и до определенного возраста безоговорочно верит им.

«Если мама сказала, что я плохой, значит так и есть» Если мама обвиняет, то ребенок учится чувствовать себя виноватым — вредная, надо сказать, привычка, с психологической точки зрения. А что же тогда вместо вины? Чем регулировать поведение ребенка? Есть понятие — нравственность, которое включает в себя ответственность.

Нравственность – внутренняя оценка человеком норм своего поведения и своих поступков с точки зрения добра, ответственности за свои поступки. Ответственность (если рассматривать с этической, а не юридической точки зрения) — это осознание взаимосвязи между личными действиями и результатом, это умение регулировать свое поведение, это способность влиять на ход событий.

Ответственность — это не вина, а уверенность в себе. Что происходит, если мы стыдим и навязываем чувство вины? Ребенок чувствует, что он нехороший, никудышный, никчемный. «А если я такой, то что с меня взять?» Парадокс: желая призвать к ответственности, на самом деле укрепляем безответственность, неуверенность в себе. Что делает виноватый? Корит себя. Раскаивается.

Просит прощения. Зализывает раненую самооценку (или ковыряет рану еще больше – зависит от тяжести случая) Что делает ответственный? Исправляет ошибку. Нет ничего плохого в том, чтобы просить прощения. Плохо, когда этим все и ограничивается, без исправления ошибок. Еще хуже, застревание в чувстве вины и ощущение себя, как «неправильного».

Это блокирует энергию, которую можно было бы направить на исправление ситуации. Представьте себе менеджера, допустившего ошибку в работе. Ответственный менеджер исправит её, проанализирует причину возникновения, внесет поправку в бизнес-процесс, чтобы минимизировать риск повторения ошибки.

Если же менеджер уйдет в переживание чувства вины — «Как я мог! Я так всех подвел! Не могу себе этого простить!» — то это помешает здоровой концентрации внимания. В результате он не только не исправит, а еще и новых ошибок наделает. Потом ему станет стыдно за себя, и он уволится, потому что «недостоин занимать эту должность».

Взрослые подменяют ответственность виноватостью, когда шумно обвиняя, не дают ребенку возможности исправить ошибку.

Или когда заставляют ребенка просить прощения, не разобравшись в ситуации: «Ах, ты, бессовестный! Ты зачем Мишу ударил? Сейчас же проси прощения!» Если для родителей вполне достаточно раскаяния ребенка («Ну, прости» — отмахивается подросток), то возникает привычка снимать с себя ответственность демонстрацией эмоций раскаяния.

Но во взрослой жизни виноватость никого не интересует. (Разве что таких же, «раненых виной») Во взрослой жизни важно исправить ошибку, сделать выводы и не допускать повторения ситуации, а не картинно изображать раскаяние.

Вам встречались такие взрослые, которые раскаиваются, повторяют свой проступок, снова раскаиваются и так бесконечно? Эти люди вырастают из «виноватых» детей, которые так и не поняли разницу между виной и ответственностью. «О! Я бесконечно виноват перед тобой! Прости, прости, прости…» Чувство вины очень похоже на чувство стыда, часто шагают рядом и оба про неуверенность.

Но есть разница. Вина – это ощущение от действий, стыд – от восприятия самого себя. «Я виноват, в том, что совершил. Мне очень стыдно от того, что об этом узнали родители» Чувство вины дуально чувству обиды. Эмоцию обиды часто демонстрируют, чтобы другой почувствовал себя виноватым. Как вина, так и обида — инструменты манипуляции, которых не должно быть в здоровых отношениях.

«Он меня обидел, я буду старательно изображать обиду, чтобы он понял, насколько он виноват, пусть помучается чувством вины. А я его прощу, когда он очень красиво изобразит раскаяние» И эти игры «вина-обида» заменяют нормальную работу над отношениями и личностное развитие. О! Какие сладкие созависимые отношения можно построить на вечной виноватости и обиженности.

Но это уже другая история… Про обиду как-нибудь в другой раз… Учите ребенка ответственности, не навязывая чувство вины и стыда. 1. Сообщения не должны содержать оценки самого ребенка: «Ты плохой! Ты безответственный! Ты неряшливый!» Оценивайте не ребенка, а его поступки: «Не самый лучший поступок. Здесь ты мог бы проявить ответственность. Ты можешь выглядеть лучше» 2. Отделяйте свои чувства от действий ребенка. Не «Ты позоришь меня!», а «Я чувствую себя некомфортно, появляется чувство неловкости» Не «Ты меня расстраиваешь!», а «Я расстраиваюсь, когда…» 3. Не анализируйте проступки ребенка при свидетелях. «Разбор полетов» только тет-а-тет. Иначе прививается чувство стыда, а не ответственность. Помните? Ответственность — это уверенность. Стыд — неуверенность. 4. Не приучайте формально просить прощения, а направляйте мысль ребенка в русло «Как теперь исправить ситуацию?» 5. Всегда помогайте ребенку понять взаимосвязь между его действиями и результатом. 6. Учите личным примером. Избавьтесь от своего чувства вины и стыда. Оставьте только ответственность – этого вполне достаточно.

(психолог)Анна Быкова

5 ВОСПИТАТЕЛЬНЫХ ПРИЕМОВ С ОБРАТНЫМ ЭФФЕКТОМ

1. **Чтобы ребенок успокоился, нужно его отвлечь** Цель: помочь ребенку справиться с негативными чувствами. Результат: отвлеканием мы способствуем тому, что негативные чувства остаются внутри ребенка и не находят выхода.

Даже если внешне он при этом успокаивается, вероятнее всего, они дадут о себе знать при первом удобном случае, а мы будем удивляться, почему это из-за какой-то ерунды ребенок закатил часовую истерику.  Эмоции – это энергия, ее необходимо как-то использовать. Почему-то мы наивно полагаем, что они могут просто исчезнуть.

Пожалуй, нет больше в мире вещей, от которых мы ожидали бы подобных чудес.  Мы прекрасно понимаем, что чувство голода никуда не денется от того, что мы займемся работой (да, про него на время можно забыть, но организм будет прилагать все усилия, чтобы сообщить нам, что пора подкрепиться). Мы не думаем, что бардак в квартире рассосется, если мы из нее на какое-то время уйдем.

Наконец, мы не тешим себя иллюзией о том, что позывы в туалет пройдут сами собой (навсегда и бесследно!), если отвлечься на что-то другое, только потому, что они возникли не вовремя. Мы просто ищем способ ответить на эти сигналы наиболее цивилизованным способом:)  Эмоции требуют от нас того же.

Они возникают не от дурной наследственности и не от природной склонности детей быть манипуляторами и вредителями – они сообщают нам о том, что что-то пошло не так. И даже если невозможно это что-то исправить, их необходимо выразить, прожить, чтобы они не накапливались и не создавали эффект неразорвавшейся бомбы. 2. **Если ребенок кусает – нужно укусить в ответ.

** Цель: показать ребенку, что укус – это больно, развивать в нем сочувствие. Результат: мы демонстрируем таким образом много всяких идей ребёнку, но только не то, что кусать нельзя, потому что это причиняет боль. Например, мы показываем, что кусать все-таки можно, раз сами себе это позволяем. Также мы демонстрируем, что побеждает сильнейший.

Ещё – что нам его не жалко, и мы готовы причинить боль. Что надо мстить. Что от нас можно ожидать всякое.  Почему мы рассчитываем на то, что отзеркаливание действий ребёнка приведёт к появлению сочувствия? Потому что надеемся на то, что ребёнок сделает простой математический ход: меня укусили и мне больно – следовательно, когда я кусаю, укушенному тоже больно.

Мне не нравится, когда мне больно – следовательно, и другому человеку это не понравится. Я люблю своих родителей – следовательно, я не хочу, чтобы им было больно, потому что боль – это плохо. В голове все это звучит гораздо короче, а если пытаться оречевить – получается, что ход вовсе не один.

А еще, рассчитывая запустить в голове ребёнка этот алгоритм, мы не помним, что а) у него еще нет словесно-логического мышления для такой многоходовки; б) в дело вмешиваются чувства – ему, например, страшно. Или обидно. Или всё вместе. И доверие к воспитателю подрывается. Тут уж не до логики.

Таким образом, если цель подобного приёма – сделать так, чтобы ребёнок не кусался, возможно, этот вариант сработает. Если же цель – научить сочувствию, эмпатии, то стоит подыскать другой вариант. 3. **Чтобы ребёнок не вырос жадиной, надо настаивать, чтобы он делился.** Цель – научить ребёнка быть щедрым.

Результат: самый что ни на есть, противоположный 🙂 Как правило, нам хочется делиться в двух случаях: 1) мы уверены, что того, чем мы делимся так много, что нам не придётся себя ущемлять; 2) нам очень хочется сделать приятное близкому, и мы готовы даже пожертвовать чем-то, чего нам и самим хочется. Есть ещё вариант делиться с каким-то расчётом: например, добиться расположения.

Или потому, что мы боимся, что о нас плохо подумают. Вот как раз последний вариант «щедрости» – частое следствие такой тренировки. А первые два требуют определённой степени зрелости, готовности смешивать чувства (я хочу это сам, но мне хочется сделать приятное) и созревания пространственно-временных представлений (я знаю, что я смогу получить это снова).

До определенного возраста не стоит этого ожидать от ребенка (уж точно не надо требовать этого от малышей в песочнице – именно там главное средоточие «педагогики щедрости»). Как же помочь ребенку быть щедрым? Все банально – личный пример (искренней щедрости, а не вынужденной, показной). И перед тем как стать щедрым надо прочувствовать, что такое собственность.

То есть если у ребенка просят игрушку, надо признать за ним право отказать. 4. **Чтобы ребенок не стал плаксой, надо показывать ему незначительность его проблем.** Цель: помочь ребенку легко справляться с переживаниями. Результат: приблизительно такой же, как и с отвлеканием. Единственный способ справиться с эмоциями – выпустить их наружу.

Другое дело, что можно делать это по-разному: рыдать, кричать, кусать себя, пинать кошку, проговаривать чувства, нарисовать их, написать письмо. Но для того, чтобы овладеть разными способами, нужно время и опыт. И хорошо бы, чтобы это сопровождалось принятием и поддержкой взрослого.

  Почему взрослые не плачут над каждой царапинкой? Отнюдь не потому, что им сказали, что это ерунда, а потому, что они САМИ знают, что это – ерунда, и это – следствие опять-таки развитой интеграции и временных представлений. Они знают, что боль от царапины скоро пройдет, что она быстро заживёт.

К этим знаниям их привело неоднократное проживание этой ситуации в сочетании с постепенным развитием мозга.

А вот те, кто, следуя примеру настойчивых взрослых, стал запрещать себе испытывать эмоции «из-за ерунды», нередко взваливают на себя непосильную работу, терпят неуважительное отношение или затягивают с решением проблем со здоровьем, потому что им сложно понять, что стоит слёз, а что – нет. 5. **Чтобы ребенок был вежливым, надо с раннего возраста требовать соблюдения правил приличия.** Цель: научить ребенка быть внимательным и заботливым. Результат: может и не противоположный, но мало коррелирующий с заботливостью и внимательностью. Все зависит от того, сколько эмоций и труда мы вкладываем в работу над вежливостью. Если ребёнок от наших требований чувствует, что мы не готовы принимать его «букой» (а то, придёт ли ему эта идея в голову, зависит не только от того, подразумеваем ли мы это, но и от чувствительности ребенка), вряд ли для него это станет приятной процедурой и проявлением заботы. Это будет обременяющей обязанностью.  Если просто время от времени подсказывать, не настаивая – вероятно, это не приведёт к противоположному результату, но лучше понимать, что вы это делаете ради благополучия окружающих, а не ради развития детской морали. Забота и внимательность раскроются в ребёнке сами в условиях тёплого, принимающего и доброжелательного окружения, транслирующего ему ощущение безопасности окружающего мира.

(психолог)Надежда Монастырская.

Источник: http://licey2-angarsk.ru/liceum/sovetrodit/vinastidotv

Стыд – убийца индивидуальности

Как у детей появляется чувство стыда?

Часто ли вы говорите своим детям: “Как тебе не стыдно!”? А часто сами слышали от своих родителей в детстве, что вы “плохая девочка”, “негодный мальчишка”? Или от учителей: “Кто плохо учится, тот не вырастет человеком”. Стыд в той или иной мере присутствует в каждом человеке, но от того, здоровая эта эмоция или токсичная, зависит, может ли человек быть счастлив.

Как возникает стыд

Психотерапия относит формирование стыда к двум годам жизни, когда активно становится “вопрос горшка”. Именно тогда все родительские “ай-ай-ай!” в сознании ребенка начинают обретать форму. Необязательно “затюкивать” ребенка, чтобы он вырос стыдливым.

Достаточно родителям самим стыдиться. Например, закатил малыш истерику в магазине – маме стыдно перед людьми. Воспитатель в садике сказала, что сорванец кого-то за ухо укусил, маме снова не по себе.

Эту эмоцию близкие транслируют малышу, а у него, в свою очередь, формируется ощущение: “Я не такой, если из-за меня так расстраиваются”. Дальше – больше.

Дома отругали за непослушание (“Родители всегда правы”, “Нельзя перечить старшим”), в садике не разрешили играть в войну (“Девочки должны играть куклами”), в школе перед всем классом пожурили за неаккуратно прописанные буквы.

Ребенок делает вывод: чтобы соответствовать, чтобы тебя любили, тебя хвалили, не нужно расстраивать взрослых, а лучше вообще не высовываться и не делать ничего неординарного.

Так спонтанные проявления ребенка, его индивидуальность, заканчиваются, – начинается стыд, который сопутствует ему и во взрослом возрасте. Стыдно быть плохой хозяйкой, стыдно проявлять эмоции, стыдно быть бедным или толстым.

Это не всегда осознается, но очень мешает получать истинное удовольствие от жизни.

Getty Images/Fotobank Стыд и вина – разные понятия

Со стыдом часто путают чувство вины. Ребенок провинился – его стыдят. Однако вина напрямую связана с действием (“Я сделал что-то неправильно”), в то время как стыд относится к самоощущению в этом мире (“Со мной что-то неправильно”, “Я дефективный, не имеющий ценности как личность”).

Вина – это несоответствие между тем, что я делаю и тем, что я, по моему мнению, должен делать. Стыд – несоответствие между тем, что я думаю о себе как личности и тем, каким, как я считаю, я должен быть.

При этом человек боится быть отверженным, если люди увидят, каков он есть на самом деле.

Узаконенный суицид

Психологи выделяют 4 базовые эмоции: радость, грусть, злость и страх. Стыд многие психологи также причисляют к базовым. Действительно, без здорового чувства стыда невозможно было бы прожить в обществе. В то же время чрезмерный стыд становится токсичным и отравляет жизнь.

Есть и обратная сторона стыда – тщеславие. О таких людях говорят: “Ни стыда, ни совести”. Они могут, не задумываясь, пройтись “по головам”. Психологи убеждены: так происходит с теми, у кого чувство стыда стало таким огромным и невыносимым, что перешло в свою противоположность.

Если проанализировать жизнь общества, можно обнаружить, что стыдом пропитаны все аспекты жизни. Стыд присутствует во многих культурах как важный момент воспитания, стыд связан с гендерными различиями, различиями в статусах и т.д.

Стыд – превосходное оружие для того, чтобы сделать человека удобным, убив его индивидуальность. При этом никто, кроме самого человека, не повинен в том, что он не живет в полную силу.

Ведь это сам человек думает о себе: “Я не такой”, “Это не мой мир”, “Здесь нет места для меня и моих потребностей”.

Наиболее страшен стыд, когда к нему примешиваются другие чувства. Стыд в сочетании со злостью порождает ярость, совместно со страхом – панику. Если примешивается эротическое возбуждение – это чревато сексуальным неистовством. Стыд и разочарование приносит отчаяние. Когда радость сталкивается со стыдом, возникает мания, а стыд в сочетании с печалью ведет к тяжелой депрессии.

Getty Images/Fotobank Как победить стыд

Полностью избавиться от стыда не удастся, так или иначе он будет сопутствовать вам на протяжении всей жизни. Но можно сделать стыд менее токсичным.

Если вы можете распознать в себе эту эмоцию без участия психотерапевта, нужно извлечь из нее пользу. Стыд можно расценивать как сигнал к тому, что нужно остановиться, пересмотреть свое отношение к себе, понять: не удовлетворяется какая-то ваша потребность или желание.

Стыд очень тяжело переносить, поэтому следует избегать одиночества со стыдом и делиться переживаниями стыда с теми, кто также способен поделиться своим стыдом. То есть стыд уменьшается, когда встречается со стыдом другого человека. Не так ли получается порой в беседе с подругой:

“Я уже месяц генеральную уборку не делала, у меня такой беспорядок!”

“Да по сравнению со мной у тебя просто все блестит! Я вообще не умею поддерживать чистоту”.

Чтобы превратить токсичный стыд в здоровый, потребуется пересмотреть свое отношение к себе, принять себя, изменить образ себя, научиться себя поддерживать (“Да, я не идеален, но я достоин любви и уважения, я могу себя принять и поддержать”). Это позволит повысить самооценку и начать проявлять себя, не боясь быть отвергнутым и непонятым. Но часто без помощи психотерапевта это может оказаться непосильной задачей.

Татьяна Корякина

Источник: https://tsn.ua/ru/lady/dom_i_deti/deti/styd-ubiyca-individualnosti.html

Про стыд, вину и ответственность

Как у детей появляется чувство стыда?

Стыд и вина – важные социальные эмоции, регулирующие отношения между людьми. Они делают человека отзывчивым к чувствам и мнениям других людей.

С одной стороны, эти эмоции помогают наладить контакт, а с другой – могут выступать и барьерами в общении из-за их болезненности, а нередко стыд и вина перед другим человеком приводят к прерыванию отношений. Стыд и вина – близкие, но не одинаковые понятия.

Переживание стыда связано с тем, что человек осознает нарушение им общих норм, принятых в обществе. Переживая вину, человек нарушает свои личные нормы и законы.

Вина (неприятие своего поступка) и стыд (непринятие себя) сопровождают человека с самого раннего детства, и формируются под влиянием близкого окружения ребенка. Считается, что чувство вины начинает формироваться, начиная с 3-летнего возраста, а стыд возникает гораздо раньше.

Вина является более зрелой и выраженной эмоцией по сравнению со стыдом. Вину иногда можно рассматривать как проявление совести. Но нездоровая (невротическая) вина возникает тогда, когда родители постоянно одергивают ребенка: критикуют, поучают или наказывают.

Ребенок начинает чувствовать вину не только за свои поступки, но и за желания, отвергая ту часть себя, которая не находит одобрения или поддержки извне. Закрепляясь, как реакция на искаженное восприятие себя, невротическая вина начинает формировать в ребенке позицию жертвы, всегда и во всем виноватого.

Это чревато развитием у ребенка множества комплексов. Пребывая постоянно в состоянии невротической вины, человек постоянно обесценивает свои проявления.

Вина и стыд тесно связаны с уровнем ответственности. Ответственность – это важное личностное качество, присущее зрелой личности. Но формируется оно постепенно, начиная с самого раннего возраста. Часто путают понятия ответственный и послушный.

Ответственность – это способность отвечать за последствия своих решений и поступков, а это предполагает способность ребенка принимать решения.

Все родители хотят, чтобы их ребенок вырос ответственным человеком, но как сформировать в ребенке здоровое чувство ответственности?

Возраст 3,5-5 лет – прекрасный период для того, чтоб приучать ребенка к ответственности. Самая большая ошибка родителей в том, что они считают чадо слишком маленьким и пытаются контролировать его во всем.

В этом возрасте дети вполне готовы выполнять несложные домашние обязанности: сложить игрушки, убрать в комнате. Если упустить начало воспитания ответственности в этом возрасте – дальше это будет делать все сложнее.

Главное что надо помнить – что это непрерывный и ежедневный процесс. Надо уделять внимание разным сферам ответственности.

  1. Ответственность за собственную жизнь, безопасность и здоровье.

  2. Ответственность за свои действия, связанные с благополучием других людей. «Мама спит, она устала, ну и я шуметь не стала…». Надо объяснять ребенку, что надо уважать и понимать потребности других, их права. Это очень важно, это основа строительства здоровых отношений с людьми.

  3. Ответственность за свои вещи.

  4. Ответственность за живых существ. Необходимо поручать ребенку обязанность по уходу за животными или растениями.

  5. Ответственность за свое слово и принятое решение. Это самый сложный и длительный процесс. Необходимо акцентировать внимание не тех обещаниях, которые дает ребенок, и следить за их исполнением.

Процесс воспитания ответственности облегчает наличие ясных и неизменных правил, которые позволяют ребенку чувствовать границы, свои и чужие, родительскую надежность и понятия опасности и безопасности. Обязательно нужно давать возможность прочувствовать последствия своих действий или бездействия. Это формирует осознанность, понимание правил «изнутри».

Ответственность невозможно воспитать, не давая ребенку самостоятельности. Как известно, существуют различные типы родительского воспитания: авторитарный, попустительский и авторитетный.

При авторитарном стиле присутствует жесткий контроль над поведением, что лишает ребенка какой-либо инициативы и возможности принимать решения, ребенок просто подчиняется, привыкая к тому, что за него решают. При попустительском воспитании поведение ребенка ничем не ограничивается и в результате он не способен слушать ни других, ни себя, ни отвечать за что-то.

Самые ответственные дети вырастают у авторитетных родителей, которые сочетают необходимую степень контроля и поддержку самостоятельных решений, четкие правила, которые обсуждают с ребенком.

Необходимо помнить об уровне ответственности, который соответствует возрасту ребенка. Нагружая ребенка непосильной ответственностью и неадекватными ожиданиями, мы способствуем появлению у него нездоровых чувств вины и стыда. Иногда родители сознательно используют стыд для наказаний.

Надо помнить об очень важном моменте: не дать перейти чувствам стыда и вины в нездоровую стадию. Использовать эти эмоции можно, только оценивая конкретные поступки ребенка, а не его личность. Нельзя позволять задерживаться долго в этих чувствах, потому что они очень разрушительны.

Даже взрослый не может комфортно пребывать долгое время в чувстве стыда или вины, а для ребенка эта ситуация просто невыносима. Ведь он не умеет правильно справляться с этим, и его способы избавления от тягостных чувств иногда приводят к еще большим проблемам.

Ребенок может устраивать истерики, плакать навзрыд, перекладывать вину на другого человека, может стремиться к самонаказанию или провоцировать на наказание взрослого. Чтобы избежать закрепления этих негативных стереотипов необходимо соблюдать некоторые правила.

  1. Не стыдить, вызывая чувство вины.

  2. Четко объяснить, что сделал не так.

  3. Подсказать, что можно сделать в данной ситуации.

  4. Дать возможность исправить ошибку.

  5. Помнить о возрастных особенностях и возможностях ребенка (например, не оставлять пятилетнего ребенка с ватагу пятилетних мальчишек одних в комнате с дорогой мебелью и посудой)

Научить ребенка здоровому чувству вины – значить сформировать у него адекватную самооценку, научить думать о своих интересах, принимать себя таким, какой есть, правильно выражать чувства (в том числе и негативные) и отвечать за себя и свои поступки.

Главное в воспитании – не злоупотреблять своей властью и контролем, развивая ответственность в ребенке. А вина и стыд вообще довольно опасные эмоции, требующие осторожного обращения.

Ирина Иванникова

Ответив на вопросы теста, вы сможете узнать, какой стиль воспитания характерен для вас, о его особенностях, преимуществах и недостатках, а также получите информацию об альтернативных стилях воспитания и их специфике.

Пройти тест

Источник: https://www.ya-roditel.ru/parents/base/experts/pro-styd-vinu-i-otvetstvennost/

Почему чувство стыда только портит ребёнка, а не воспитывает его

Как у детей появляется чувство стыда?

Стыд объединяет кучу негативных эмоций. Страх, гнев, обесценивание и ненависть к себе. Да и вряд ли кому-то хоть раз помогали фразы «как тебе не стыдно!» или «совсем стыд потерял?». Психолог и многодетная мама Катерина Дёмина объясняет, почему стыд никогда и ничему не научит ребёнка и как отличить чувство стыда от других чувств.

Рассылка «Мела»

Мы отправляем нашу интересную и очень полезную рассылку два раза в неделю: во вторник и пятницу

От стыда хочется провалиться сквозь землю, испариться, исчезнуть. От стыда сгорают дотла и превращаются в камень. И, как можно догадаться, человек готов на многое, лишь бы не чувствовать ничего подобного. Особенно когда ты — маленький ребёнок и плохо понимаешь, чего от тебя ждут.

Пристыдить — один из самых простых и действенных способов заставить ребёнка слушаться. В этом действии спрятана угроза исключить ребёнка из членов семьи, сообщества «своих», людей, заслуживающих жить.

Собственно, стыд и формируется (в норме) с этой целью: заставить человека соблюдать культурные и социальные нормы, принятые в этом месте и в это время.

Не будешь придерживаться правил — мы тебя выгоним, нам тут преступники не нужны.

Но двух-трёхлетний человек ещё слишком мал, чтобы, во-первых, знать и принимать все эти сложные и витиеватые обстоятельства, а, во-вторых, не способен пока что сдерживать разные побуждения своей натуры, ему элементарно нечем это делать.

Контроль и волевая сфера психики ещё не готовы, не созрели для того, чтобы управлять его поступками. Считается, что совесть и самоконтроль более-менее начинает функционировать к семи годам.

А у ребёнка с синдромом дефицита внимания и гиперактивности, например, и того позже.

Когда ребёнок начинает понимать, что такое стыд. И как он появляется

Совершенно бессмысленно стыдить дошкольников, особенно в принятой у нас форме: «Ах ты, безобразник, как тебе не стыдно, зачем ты разлил молоко и разбросал хлопья по всему столу?».

Затем, что не надо было оставлять в доступе, дорогие родители. И ему сейчас не стыдно, потому что он не понимает, какие социальные нормы нарушил (а вы понимаете, можете быстро назвать?).

Ему просто очень страшно видеть ваш гнев.

Риторические вопросы «Зачем? Почему ты это сделал?» вносят ещё больший хаос, потому что не понятно, что отвечать. Разлил и разбросал, потому что хотел сделать себе завтрак, пока все спят, но пакет с молоком оказался слишком тяжёлым, а коробка с хлопьями открыта в неудобном месте. А потом уже было поздно что-то исправлять…

Основная воспитательная задача родителей детей от двух до семи лет — учить, а не наказывать

Вместо потрясания кулаками и призывания всяческих кар на голову недотёпы, можно и нужно объяснять, как нужно было поступить, показывать верные пути, делать вместе.

Ребёнок растёт, начинает ходить в садик, знакомится с правилами поведения в детской группе. Оказывается, можно «подвести товарищей», например, тем, что медленно ел, или одевался, или не спал — а наказывают всех. Круговая порука.

Мало кто понимает, откуда взялись все эти воспитательные приёмчики «один за всех, а все за одного».

Но опять и опять: обжигающее чувство стыда, когда стоишь в одних трусах перед всеми, тебя ругают и унижают, а друзья смеются, в основном от облегчения, что не их засекли в этот раз.

А родители могут голову себе ломать, что это ребёнок два дня в сад ходит — потом три недели болеет. Нестерпимо потому что. Более того, наблюдение за тем, как кого-то мучают, вызывает точно такую же внутреннюю реакцию, как и у жертвы. То есть вашего ребёнка, может, голым на подоконник и не ставили, но, если ставили кого-то другого — он тоже травмирован этим.

И в этом случае «стыжение» ничего не воспитывает, ничему не учит. Ребёнку стыдно, страшно, он беззащитен и бесправен. Единственное, чего он хочет — сжаться в комочек и спрятаться от глаз так, чтобы никто не нашёл. А страх блокирует все познавательные и мыслительные процессы, вы знали об этом? Пристыжённый ребёнок вряд ли извлечёт урок. Скорее, научится врать, прятаться и изворачиваться.

Когда мы взрослеем, мы усваиваем правила поведения, явные и скрытые нормы, законы и понятия. Что-то мы соблюдаем, потому что боимся наказания, что-то — потому что приняли всей душой, что «так правильно».

Взрослый зрелый человек руководствуется давно установленной системой представлений о том, что такое хорошо и что такое плохо. Называется «мораль». Или, как мальчик-второклассник, может проехать на красный, если уверен, что его никто не видит.

Или убеждает себя, что все так делают.

Чем отличается чувство стыда от чувства вины

При правильном воспитании у ребёнка должно сформироваться чувство ответственности за свои поступки и способность чувствовать вину, если накосячил.

Вина отличается от стыда прежде всего тем, что это не «я — плохой, негодный, ужасный, мне нет места среди людей», а «я — хороший, но сейчас сделал плохо, но это можно исправить».

Чувствуя вину, можно извиняться, пытаться восполнить ущерб: «Я нечаянно сломал твою игрушку, мне очень жаль, если хочешь — возьми любую мою». С виноватым человеком хочется и возможно продолжать отношения, мириться.

Из стыда нет выхода. Единственное, что можно сделать — кровью искупить. Да и тогда не факт, что примут обратно

Именно поэтому стыд — последний рубеж обороны, то, что удерживает от совсем уж кромешных поступков.

У вины есть раскаяние. Когда мы становимся старше (и по идее взрослее), мы принимаем на себя обязательства и готовы отвечать за них. Вина — это печаль, сожаление. Мы расстроены, что сделали кому-то больно или неудобно.

Именно на этом обстоятельстве надо делать упор, объясняя ребёнку, в чём его проступок. «Смотри, ты забыл о маминой просьбе, хотя согласился ей помочь. Мама очень расстроилась, когда пришла с работы и увидела, что посуда не убрана».

Из этой ситуации есть быстрый и лёгкий выход: «Извини, мам, я сейчас всё сделаю!».

«Что ж ты за мерзавец такой, мать целыми днями на работе убивается, чтобы у тебя всё было, а не можешь задницу от дивана оторвать, чтобы ей помочь!» — это путь в никуда.

  • Стыдить маленького ребёнка — только пугать его, он не понимает, что вы от него хотите. Объясняйте простыми словами, называйте действия и эмоции, учите.
  • Совесть как внутренний моральный регулятор формируется ближе к семи годам.
  • Чувство стыда появляется у зрелого человека изнутри, это самый мощный ограничитель, который удерживает нас от аморальных поступков. Использовать его для коррекции поведения ребёнка — бессмысленно и жестоко.
  • Выучите сами и научите ребёнка волшебной фразе, которая позволяет не сваливаться в стыд, когда вас пытаются туда загнать: «Не все оценочные суждения являются модификаторами поведения». Другими словами, не всё, что о вас говорят, должно заставлять вас измениться.

iStockphoto (volkovslava, dolgachov, Giuda90)

Источник: https://mel.fm/detskaya_psikhologiya/6274109-children_shame

Для родителей
Добавить комментарий