Мама-трудоголик: как это влияет на детей и их будущее

Я – хорошая мама? ответ диктуют чувства

Мама-трудоголик: как это влияет на детей и их будущее

Это чувство бывает особенно острым, когда я смотрю американские мелодрамы. Почти у каждого маленького героя там есть Идеальная Мать. У нее всегда находится время на своих детей.

Она внимательно слушает и дает мудрые советы в виде готовых афоризмов, радостно обнимает в ответ на нелицеприятные признания и часто повторяет: «Я горжусь тобой!».

При этом она хороша собой, прекрасно одета, а ее прическа выглядит великолепно.

И я чувствую, что вот это – мать. Она существует как будто специально, чтобы стыдить меня. А я, по сравнению с ней, ужасная злая мачеха. Потому что иногда кричу на детей (довольно часто без особой причины).

Потому что могу сказать «отстань», а в книгах написано, что делать этого нельзя. И еще – вот ужас! – мои дети видели, как я ссорюсь с мамой и с мужем, слышали, как сплетничаю с подругами, да и, вообще, утром в выходной я выгляжу хуже некуда.

Потому что крашусь и наряжаюсь я куда? Правильно, на работу.

Многие знания, как известно, многие печали. Прочитав сотни книг о том, как наши ошибки влияют на жизнь детей, начинаешь иначе относиться к каждому слову. Я хорошо знаю, что надо делать. Уметь слушать ребенка и поддерживать по всем – это раз.

Демонстрировать ему правильную модель отношений мужчины и женщины – два. Заниматься его развитием, не подавляя свободу и не насилуя, – три. Ну и еще примерно пара сотен пунктов, нарушение каждого из которых грозит искалеченной психикой и скользкой дорожкой по наклонной плоскости.

А что происходит на самом деле?

Женский университет

Я вспоминаю, как после тяжелого развода пыталась устроить личную жизнь. Дочка была маленькой, и я прятала от нее свои отношения с мужчинами, как могла. Никогда никого не звала домой, не знакомила и вообще делала вид, что мы так и будем жить одни.

Но перед глазами был пример приятельницы, у которой пятилетняя дочь уверенно и категорически «забраковала» доброго и очень хорошего человека, который искренне любил ее мать. Мы тогда долго обсуждали, почему так произошло.

И предположили, что у девочки могла накопиться обида – ведь в те дни, когда мама встречалась со своим бойфрендом, ее отвозили к бабушке.

Тогда мне впервые и пришла в голову мысль о том, что нельзя отделять жизнь ребенка от своей. Значит, мои поиски счастья не могут не касаться ее. И кто знает, вышла бы я второй раз замуж или нет, если бы через несколько лет восьмилетняя дочь не сказала мне после первого же знакомства с будущим мужем: «Мама, он на тебя так смотрел! Может, поженитесь?»

Мои ошибки и глупости, мое отчаяние и желание быть счастливой дочь видела собственными глазами. Сейчас я думаю, что это правильно.

Ведь в тот момент, когда ей придется пережить расставание с кем-то дорогим, в голове ее, может быть, сработает записанная мной программа: «Любовь закончилась, а я продолжаю жить».

А ведь это и есть то самое важное, чему я хочу ее научить – не бояться и не сдаваться, ценить себя больше всего и не попадать в зависимость.

Резюме: Наша жизнь – образец для детей. Слова не значат почти ничего, но поступки определяют их будущее. Если вы можете ошибаться и затем исправлять свои ошибки и идти дальше, значит, дочь или сын сумеют тоже.

Всегда рядом

«А вы знаете, – однажды сказал мне опытный детский доктор, – что младенец может прекрасно выжить на хлебе и воде, но только при том условии, что рядом с ним постоянно будет любящая мать, которая его обнимает, целует и поет ему песенки». Удивительно, правда? Мы высчитываем граммы молока, составляем сложные схемы прикорма, покупаем дорогие витамины. Но при этом ребенку нужнее всего просто наше присутствие.

Поверьте, то же самое касается и игрушек, одежды, кружков и секций, и даже жилья. Все это для ребенка на втором месте. И что бы ни говорили женщины-трудоголики, проводящие 12 часов в офисе ради того, чтобы ребенок имел великолепные вещи и комфортную жизнь, хорошая мама – та, что рядом. Каждый день. В горе и в радости.

Грустная и веселая, злая и нелепая, уставшая и переполненная энергией, даже просто спящая в соседней комнате. Пусть она иногда несправедливо ругает, а потом обнимает и просит прощения, пусть пилит за уроки, заставляет убирать в комнате, смотрит телевизор полдня, пусть у нее котлеты хуже бабушкиных. Главное, что она рядом не раз в неделю, а хотя бы каждый вечер.

И это хорошая новость для тех, кто переживает о нехватке денег и возможностей для своих детей.

Резюме: Количество денег напрямую не связано с ощущением ребенка себя счастливым. А вот отсутствие мамы рядом точно делает его несчастным.


Не надо жертв!

«Ребенок должен жить жизнью семьи. Если семья бедная – ребенок живет бедно, если купается в роскоши – ребенок тоже должен купаться в роскоши. Искусственно создавать для него среду нельзя», – убежден психолог Михаил Лабковский.

Если вы покупаете сыну телефон, который не можете позволить себе сами – что он из этого вынесет? Во-первых, что интересы мамы не так важны, как его собственные.

Во-вторых, что родители что-то недоговаривают об этой жизни, раз маскируют реальный уровень доходов таким незамысловатым образом.

Растворяться в жизни ребенка, жертвуя своими интересами, – это вовсе не признак хорошей мамы и не показатель любви. Это комплекс неполноценности, эгоизм, нежелание развиваться, страх одиночества – все, что угодно. Я знаю женщин, которые таким образом прятались от отношений с мужем в неудачном браке.

Ведь это очень удобно: я не потому плохая жена, что не люблю мужа, а потому, что ребенок требует все мое время. Таких мам, кстати, очень много в «большом спорте».

Это они часами стоят у кромки катков и сидят на трибунах футбольных полей, это их так не любят тренеры за постоянное назойливое «участие» и непременные обиды за то, что «ребеночка недооценили».

Резюме: Хорошая мама – жизнелюб. У нее есть любимые друзья, с которыми она общается и свои интересы, которыми она делится с близкими. Она проживает свою собственную насыщенную жизнь не ради, а рядом с ребенком. Тем самым она учит его самому главному – умению быть счастливым. 

«Цель – вижу, в себя – верю»

Немного парадоксальную мысль высказывает Михаил Лабковский: «Чувство вины вовсе не помогает. Оно даже вредит. Особенно в тех случаях, когда спустя время вы говорите ребенку: «Я виноват, не должен был тогда так поступать». И чаду вдруг открывается истина: оказывается, был выбор! Тут ему становится действительно очень обидно и больно».

Все эти киношные истории о том, как мама вдруг призналась в своих грехах, ребенок ее понял и простил, они обнялись и все пошло по-новому – вы в них верите? Я – нет. Потому что каждую минуту мы делаем то, что сейчас можем.

И даже если потом нам кажется, что был выбор, на самом деле его не было. Это обман сознания, которое мечется в поисках оправдания своих поступков.

Кроме того, чувство вины не прибавляет счастья, а является прекрасным удобрением для взращивания уныния.

Но даже не это главное. Гораздо важнее то, что детям нужны родители, уверенные в себе и знающие, что делать. Чем больше мы демонстрируем свои сомнения, тем сложнее ребенку ориентироваться в жизни. Это как на корабле: что бы ни делал капитан, он должен делать уверенно, иначе команда пойдет вразнос.

Резюме: Хорошая мама не культивирует чувство вины и не смотрит назад. Что прошло – то прошло, а в будущем все будет лучше.

Конечно, на самом деле все станет известно нескоро. О том, какая я мать, узнают внуки, которых будут растить мои дочери. И все мои материнские проколы и достижения отразятся в них, как в зеркале, а я уже ничего не смогу изменить.

Что ж, тогда я повнимательнее присмотрюсь к фильмам с участием бабушек, которые критикуют детей, но для внуков – настоящие ангелы. О, эти киношные Идеальные Бабушки! Добрые, мудрые, спокойные, здоровые, с собственной жилплощадью и прекрасными белыми зубами…

Ольга Черномыс

Источник: https://1roditeli.ru/roditelskiy-opit/?ELEMENT_ID=4922

40 лет. Холост. Живет с мамой. Это нормальная ситуация или патология? Разговор с психологом – Недвижимость Onliner

Мама-трудоголик: как это влияет на детей и их будущее

Против правильной с точки зрения общества модели жизни не попрешь. Вернее, попрешь, но в таком случае обязательно подвергнешься порицанию со стороны этого самого общества.

Немолодой герой новогоднего фильма Лукашин, живущий с мамой, вызывает умиление, но в современной реальности он только спровоцировал бы массу вопросов: почему до сих пор не женат, почему не обзавелся своей квартирой, хотя бы съемной, в конце концов? Отчего некоторые люди так и не находят в себе сил построить не только свою квартиру, но и собственную самостоятельную жизнь, будь то со второй половинкой или без? На эту тему Onliner.by поговорил с психологом Анжеликой Политаевой.

Сразу отсеем предсказуемые негодования по поводу того, что жить с родителями необходимо в том случае, если человек усиленно откладывает деньги на покупку жилья и не хочет тратить их на съем чужих метров. Расчет это верный и оправданный. Но какие мотивы движут людьми, которые имеют возможность съехать и жить без родительской опеки, однако не спешат этого делать?

— Нежелание взрослого человека покидать родительский дом — психологическая ли это проблема? И как остро она стоит в Беларуси?

— Есть мнение, что данная проблема в нашей стране возникла из-за последствий ВОВ, когда женщины оставались без мужчин, самостоятельно воспитывали сыновей, а у тех, в свою очередь, перед глазами не было отцовского примера. Но кроме этого, в Беларуси много женщин, которые привыкли полагаться на самих себя и, став матерями, проявляют гиперопеку. Детки вырастают несамостоятельными и зависимыми от матери.

Мужчины, которые остаются жить с матерями, — это лишь часть общей картины, проявление тенденции, что люди в целом становятся более одинокими. На Западе, к примеру, ситуация такова: даже если ребенок рано уезжает из родительского дома, проблема одиночества присутствует. Выражается она в том, что людям все сложнее строить отношения друг с другом.

Все чаще они заменяют живое общение суррогатами, которые позволяют им отвлечься от реальности: интернетом, алкоголем, шопингом, непрерывной работой. Отсюда рост зависимостей и психических расстройств. И это уже мировая тенденция.

Мать должна объяснить ребенку, что его любят и поддерживают, но при этом показать, что мир вокруг прекрасен и полон перспектив. Задача матери — соблазнить ребенка жить.

— Давайте разберемся, какая ситуация вообще является ненормальной. Во сколько лет сына пора отправлять «на вольные хлеба»?

— Когда у ребенка появляется возможность самостоятельно зарабатывать себе на хлеб, он может начинать строить свою жизнь. Возраст может быть разным. Все зависит от того, что оканчивал человек: школу, хабзу или университет. Если можешь зарабатывать, ничего не мешает тебе снять собственный угол и строить свою жизнь.

Психологический возраст не совпадает с хронологическим: кто-то начинает зарабатывать и жить отдельно в 16 лет, а кто-то не может на это решиться и до 30.

Мать в данном случае одной рукой должна гладить ребенка по голове, а другой — давать ему по пятой точке. Нельзя говорить: «Диплом получил — пошел вон из дома, иди женись и зарабатывай деньги».

Но недопустим и такой подход: «Солнышко, если ты не нашел работу, давай подождем, пока будешь зарабатывать не $300, а $500».

Мать должна объяснить ребенку, что его любят и поддерживают, но при этом показать, что мир вокруг прекрасен и полон перспектив. Задача матери — соблазнить ребенка жить.

В случае с мужчинами, которые не желают съезжать, позиция должна быть такая: «Я тебя люблю, но не буду оплачивать за тебя „коммуналку“».

— А если поставить его в стрессовую ситуацию: уходи из дома, других вариантов нет?

— Можно. Взрослый мужчина, который не заинтересован в том, чтобы отделиться от мамы, связан с ней тесными узами созависимости. И мама здесь играет не последнюю роль. Яркий пример созависимых отношений — мама и сын, которой пьет или употребляет наркотики. Классические созависимые мамы выручают своих сыновей-алкоголиков или наркоманов, покрывают их, дают им деньги.

Первым шагом мамы, возвращающей зависимых в реальность, является ультиматум о том, что, например, спонсирование прекращается. Позиция следующая: «Я тебя люблю, но не буду оплачивать бутылку водки». В случае с мужчинами, которые не желают съезжать, позиция должна быть такая: «Я тебя люблю, но не буду оплачивать за тебя „коммуналку“».

— Как вообще получается так, что ребенок вырастает в мужчину, который не хочет или не может завести семью и построить дом?

— Зачастую причина кроется в том, что ребенок рождается в семье, в которой мать имеет ряд своих психологических проблем. Внешне они могут проявляться в ее директивности, гиперконтроле, желании решать все вопросы.

С рождением ребенка во власти женщины наконец появляется кто-то, для кого она становится самой важной и нужной. Эти ощущения, возможно, доселе неведомые, определяют тот факт, что ребенок становится смыслом ее жизни.

Часто на улице мы видим такую ситуацию: мать зовет ребенка, а он остановился и хочет поиграть. Что говорит мать? «Все, я от тебя ухожу! Пока!» Ребенок бежит за ней в слезах и просит не бросать его.

Он растет с чувством несостоятельности, неполноценности, тревоги, что в любой момент его могут бросить. Ему навязывается чувство вины: мама обижается, когда ты уходишь.

Чтобы избежать чувства вины, ребенок соглашается на условия мамы.

Кроме того, зачастую матери делают из сыновей своих символических мужей. Даже если семья полноценная, папа отправляется на периферию семейной системы, а от мальчика требуют недетской эмоциональной вовлеченности, заботы, помощи.

Классикой жанра семейной психотерапии является мама, которая попросту не отпускает своего сына. Когда он женится, она может воспринимать невестку как соперницу и строить ей козни либо «удочеряет» ее, вновь делая пару своими детками, сохраняя свои власть и контроль.

— Как же правильно воспитать ребенка, чтобы в будущем он захотел самостоятельности?

— Для того чтобы ребенок вырос самостоятельным и в дальнейшем имел силы построить как отношения, так и квартиру, он должен пройти ряд этапов. Он должен почувствовать, что может проявить самостоятельность, что его любят, несмотря на то, получается у него что-либо или нет.

Необходимо дать ребенку возможность свободно приближаться и удаляться, заводить отношения и возвращаться к маме, которая не будет злиться, будет принимать его с любовью и с любовью же отпускать.

— Получается, во всем виновата только мама?

— Личность формируется в детстве, а дальше мы сами в ответе за то, что сделаем с тем, что имеем. В подростковом возрасте, например, появляется возможность для новых образований.

Если в определенный момент человеку удалось перестроиться, найти друга или возлюбленного, в дальнейшем он будет способен измениться.

Но повышенная опека мамы, как правило, позже влияет и на социальные отношения ребенка.

Я часто вижу такие семьи и понимаю, что детям сложно найти мотивацию что-либо исправить. Все их потребности удовлетворяет мама — а зачем двигаться туда, где тебя ждет непонятно что?

Чтобы мамы не чувствовали себя совсем виноватыми, скажу, что первопричина кроется в закономерностях системы. Конечно, родители много вкладывают в нас и определяют то, какими мы вырастем.

Но практика показывает: какая бы ни была мать, зачастую человек остается недоволен ею. Холодная мать — плохо, опекающая — плохо, мать нарушает границы и лезет со своими советами — тоже плохо.

Если есть отец, то отношения с ним могут не складываться, что отразится на будущем, если его нет — значит, виноваты и мама, и он…

Их могут гнобить в коллективе и доставать вопросами вроде «Ты живешь с мамой?», «Когда же ты уже женишься?». Мотив их прихода на терапию в таком случае — быть как все.

— Как правильно вести себя с маленьким ребенком, это понятно. А как поступать с повзрослевшим?

— Часто мамы видят, что у ребенка не клеится личная жизнь, хотят о нем позаботиться. Мысль такова: «Мой ребенок не такой, как все, надо его улучшить». Гиперопека продолжается.

Некоторые мамы стараются исправить ситуацию, но у них не получается. О таких случаях скажу: если множество попыток оборачивается неудачей, значит, бессознательные мотивы все еще сильнее сознательных.

Хорошо бы таким мамам прийти на терапию.

У мужчин, которых мы рассматриваем, отношения с матерями устоявшиеся, менять их тяжело. Таких мужчин немало, но для того, чтобы они обратились к психологу, должны сойтись несколько факторов.

Во-первых, это давление общества и окружения. К примеру, их могут гнобить в коллективе и доставать вопросами вроде «Ты живешь с мамой?», «Когда же ты уже женишься?». Мотив их прихода на терапию в таком случае — быть как все.

Во-вторых, это собственный интерес к противоположному полу и социальной жизни. У мужчин, как правило, есть преграды на пути к изменению ситуации: чувство вины за оставленную в одиночестве мать, ультиматум любимой женщины («либо я, либо мать»), помеха со стороны мамы в поиске женщины.

В-третьих, в кабинет психолога таких мужчин может привести жесткий кризис, например смерть мамы, когда привычная схема жизни рушится и он не знает, как ему действовать дальше.

— Устоявшаяся и правильная модель жизни — когда у мужчины есть жена, ребенок, работа, дом. Что происходит в его голове, когда добиться всего этого не удалось?

— Жизнь с мамой не заменит мужчине отношения с женщиной и социальную жизнь.

Поскольку чувства злости, раздражения и неудовлетворенности постоянно подавляются, они могут находить выход в соматических болезнях, например в вегетососудистой дистонии, кожных заболеваниях.

Он обратится к врачу, и тот ему скажет: «Это у вас от нервишек, сходите к психологу». Скопившееся напряжение может вылиться в депрессию, пьянство.

Шанс есть всегда — в том случае, если смелости у человека больше, чем боязни перемен.

— С какими проблемами в личной жизни столкнутся мужчины, которые долго жили с мамами, но однажды все же нашли свою половинку?

— Часто такой мужчина находит себе жену, которая является копией мамы. Она тоже решает все вопросы, управляет посредством манипулирования, вызывает чувство вины, гнобит, говорит: «Я любого могу найти, но я ж тебя люблю такого». Повторяются старые проблемы, появляются новые. Жена может прийти к психологу и сказать, что не может жить с таким рохлей. Нарушается сексуальная жизнь.

Возможности получить помощь появляются в разные периоды жизни: в подростковом возрасте, по окончании учебного заведения, в начале семейной жизни. Шанс есть всегда — в том случае, если смелости у человека больше, чем боязни перемен.

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. sk@onliner.by

Источник: https://realt.onliner.by/2016/11/18/xolost

Культ детей в наши дни

Мама-трудоголик: как это влияет на детей и их будущее

Дети — это святое. Все лучшее детям. Пусть хоть дети поживут. Цветы жизни. Радость в доме. Сынок, не беспокойся, папа для тебя все сделает… Что-то меня вот эта песня страшно утомила. И как родителя, и как бывшего ребенка, и как будущего деда. Может, хватит уже любить детей? Может, пора уже с ними как-нибудь по-человечески?

Лично я не хотел бы появиться на свет в наше время. Слишком много любви.

Как только ты обретаешь дату рождения, ты тут же становишься куклой. Мама, папа, бабушки, дедушки тут же начинают отрабатывать на тебе свои инстинкты и комплексы. Тебя кормят в три горла. Тебе вызывают детского массажиста.

Тебя для всеобщего умиления одевают в джинсы и курточки, хотя ты еще даже сидеть не научился.

А если ты девочка, то уже на втором году жизни тебе прокалывают уши, чтобы вешать золотые сережки, которые во что бы то ни стало хочет подарить любящая тетя Даша.

К третьему дню рождения все игрушки уже не помещаются в детскую комнату, а к шестому — в сарай. Изо дня в день тебя сначала возят, а потом водят по магазинам детской одежды, по пути заруливая в рестораны и залы игровых автоматов.

Особо одаренные по части любви мамы и бабушки спят с тобой в одной постели лет до десяти, пока это уже не начинает попахивать педофилией. А, да, чуть не забыл! Планшетник! У ребенка обязательно должен быть планшетник. А желательно еще и айфон. Прямо лет с трех.

Потому что он есть у Сережи, ему мама купила, а она ведь вроде не так уж много зарабатывает, гораздо меньше нас. И даже у Тани есть из соседней группы, хотя она вообще с бабушкой живет.

Перед школой обычно заканчивается «кукольный период», и тут же начинается «исправительно-трудовой». Любящие родители наконец осознают, что они наделали чего-то не того. У дитяти лишний вес, скверный характер и синдром дефицита внимания. Все это дает повод для перехода на новый уровень увлекательной игры в родительскую любовь. Этот уровень называется так: «найди специалиста».

Теперь с тем же энтузиазмом тебя таскают по диетологам, педагогам, психоневрологам, просто неврологам и просто психологам. Родня бешено ищет какое-нибудь чудо, которое позволит добиться волшебных оздоравливающих результатов, не меняя при этом собственного подхода к воспитанию дитяти. На эти эзотерические, по сути, практики тратится куча денег, нервов и море времени.

Результат — ноль целых, чуть-чуть десятых.

Еще для этого периода характерна отчаянная попытка применить к ребенку нормы железной дисциплины и трудовой этики.

Вместо того чтобы искренне увлечь маленького человечка каким-нибудь интересом, вместо того чтобы дать ему больше свободы и ответственности — родственники выстраиваются в очередь с ремнем и криком.

В результате ребенок учится жить из-под палки, теряя способность хоть чем-то интересоваться.

Когда же бесполезность потраченных усилий становится очевидной, начинается этап надломленной родительской пассионарности.

Тут почти все любящие родители вдруг резко начинают своих детей ненавидеть: «Мы для тебя, а ты!» Разница лишь в том, что у одних эта ненависть выражается в полной капитуляции с дальнейшим направлением отрока в образовательное учреждение закрытого типа (суворовское училище, элитную британскую школу), а другие врубают в своей голове пластинку с надписью «Ты мой крест!».

Смирившись с тем, что ничего путного из человека не вышло, родители с тымойкрестом на шее продолжают добивать в своем уже почти взрослом ребенке личность.

Отмазывают от армии, устраивают на платное отделение в вуз, дают деньги на взятки преподавателям и просто текущие расходы, покупают квартиру, машину, подбирают синекуру в меру своих возможностей.

Если от природы тымойкрест не слишком талантлив, то эта стратегия даже приносит какие-то более-менее съедобные плоды — вырастает психически искалеченный, но вполне добропорядочный гражданин. Вот только гораздо чаще за раны, нанесенные избыточной родительской любовью, дети расплачиваются совсем иначе — здоровьем, жизнями, душами.

Культ детей возник в нашей цивилизации не так давно — всего каких-то 50–60 лет назад. И во многом это такое же искусственное явление, как ежегодно выпрыгивающий из маркетинговой табакерки кока-кольный Санта-Клаус. Дети — мощнейший инструмент для раскрутки гонки потребления.

Каждый квадратный сантиметр детского тела, не говоря уже о кубомиллиметрах души, давно поделен между производителями товаров и услуг. Заставить человека любить самого себя такой маниакальной любовью — это все-таки довольно сложная морально-этическая задача. А любовь к ребенку заводится с пол-оборота.

Дальше — только счетчик включай.

Конечно, это вовсе не означает, что раньше детей не любили. Еще как любили. Просто раньше не было детоцентричной семьи. Взрослые не играли в бесплатных аниматоров, они жили своей естественной жизнью и по мере взросления вовлекали в эту жизнь свое потомство.

Дети были любимы, но они с первых проблесков сознания понимали, что являются лишь частицей большого универсума под названием «наша семья».

Что есть старшие, которых надо уважать, есть младшие, о которых надо заботиться, есть наше дело, в которое надо вливаться, есть наша вера, которой надо придерживаться.

Сегодня же рынок навязывает обществу рецепт семьи, построенной вокруг ребенка. Это заведомо проигрышная стратегия, существующая лишь для того, чтобы выкачивать деньги из домохозяйств. Рынок не хочет, чтобы семья строилась правильно, потому что тогда она будет удовлетворять большинство своих потребностей сама, внутри себя.

А несчастная семья любит отдавать решение своих проблем на аутсорсинг. И эта привычка уже давно стала фундаментом для целых отраслей на миллиарды долларов. Идеальный с точки зрения рынка отец — это не тот, кто проведет с ребенком выходные, сходит в парк, покатается на велосипеде.

Идеальный отец — это который будет в эти выходные работать сверхурочно, чтобы заработать на двухчасовой визит в аквапарк.

И знаете, что? А давайте-ка заменим в этой колонке глагол «любить» на какой-нибудь другой. Игнорировать, плевать, быть равнодушным. Потому что, конечно, такая родительская любовь лишь одна из форм эгоизма.

Бешеная мать, трудоголик-отец — все это не более чем игра инстинктов.

Что бы мы там ни наговорили себе про родительский долг и жертвенность, такое отцовство-материнство — это грубое наслаждение, что-то типа любовных утех, одна сплошная биология.

Есть такая прекрасная индейская поговорка: «Ребенок — гость в твоем доме: накорми, воспитай и отпусти».

Накормить и дурак сможет, воспитать — это уже сложнее, а вот уметь ребенка с первых минут его жизни потихоньку от себя отпускать — это и есть любовь.

Реклама

Отстаньте от детей
Впустите детей в свою жизнь

Источник: http://thingx.ru/lifestyle/kult-detej-v-nashi-dni/

Мамы-дети

Мама-трудоголик: как это влияет на детей и их будущее

Российские акушеры-гинекологи в один голос призывают женщин рожать до 25 лет, а тех, кто впервые становится матерью после 28 лет, называют старородящими, как бы обидно это ни звучало для рожениц.

Однако всегда ли беременность в юном возрасте безопасна и если ли нижний возрастной предел для ранней беременности? О чем умалчивают врачи, призывающие женщин беременеть до наступления 30-летия? Попытаемся в этом разобраться.

Физиология: ключ на старт

Женский организм выстроен таким образом, что как только эндокринная система проходит определенный этап формирования, как только у девушки стабилизируется менструальный цикл, она готова забеременеть. У кого-то это происходит в 12 лет, у кого-то в 16, но результат всегда один: организм отладил процессы и приготовился к воспроизведению на свет потомства.

Однако за гормональным развитием не всегда поспевает развитие физическое: при установившемся менструальном цикле у девушки может наблюдаться инфантилизм половых органов и недоразвитие костей таза, что значительно усложняет течение беременности и родового процесса. Причин тому масса.

Это и наследственные факторы, и особенности полового созревания, и пресловутые диеты, в том числе и основанные на голодании, которыми современные девочки-подростки изводят себя.

Все это приводит к одному итогу: юный организм не готов к той нагрузке, которая возникает при наступлении беременности.

«У таких девочек часты осложнения, вызванные дезадаптацией организма к беременности, – говорит заместитель главного врача по акушерской службе ГКБ №8 Екатерина Воропаева.

– Это приводит или к невынашиванию беременности, или к развитию патологии внутренних органов и систем организма девочки.

Кроме того, следует помнить, что все хронические заболевания, которые не причиняли дискомфорта женщине любого возраста до наступления беременности, очень четко дадут о себе знать во время ее наступления и после родов».

Таким образом, слишком молодые мамы рискуют здоровьем ничуть не меньше, чем их более взрослые коллеги. Правда, восстановительные возможности у молодого организма намного выше, следовательно, шансов полностью восстановиться после чрезмерной нагрузки у юных мам больше.

Немаловажную роль в этом играет фактор отсутствия воспалительных процессов половых органов из-за небольшого опыта половой жизни, чего не скажешь о 30-летних женщинах.

Казалось бы, если организм созрел для воспроизведения потомства, если шансов быстро восстановиться после родов у 16-летних девушек больше, чем у 36-летних женщин, то какие могут быть опасения? Однако не все  упирается только лишь в физиологию.

Дети, ставшие мамами

Психологи и врачи относят молодых людей, не достигших 18-летия, к детям. И хоть возраст получения паспорта сдвигается все более к ранним срокам, наличие данного документа никоим образом не подтверждает психологическую зрелость человека.

По уровню высшей нервной деятельности многие 18- и даже 20-летние парни и девушки все еще остаются детьми. Они не всегда готовы принимать взрослые решения, взрослый мир пугает их, и многие именно в этом возрасте переживают кризис взросления.

«Проблема беременности, скажем, 16-летней девочки носит не столько физиологический, сколько психологический и социальный характер, – поясняет Екатерина Воропаева. – Беременная девочка-подросток не готова к роли матери, к той ответственности и нагрузке, которая ляжет на ее плечи. Именно поэтому многие подростки, оказавшись без помощи семьи, отказываются от новорожденных».

Собственно, о готовности к ответственности, и в том числе родительской, рано говорить даже в 18 лет, поскольку современное общество предъявляет молодым людям довольно жесткие требования по самореализации.

«Вся школьная программа нацелена на достижение материальной цели – поступления в вуз. Вся вузовская программа также имеет материально выраженную цель – престижную работу, – считает детский психолог Наталья Дрозд.

– Таким образом, юноши и девушки превращаются в своеобразные трансформаторы, которые получают некий набор ключей от дверей в светлое, стабильное и успешное будущее. При этом о роли самого человека в этом будущем никто не задумывается.

Общество превращает молодежь в винтики большой экономической системы, не заботясь об их чувствах и той самой самореализации, за которую в итоге спросит по всей строгости».

Ослепленные вбитыми в голову целями, юноши и девушки становятся трудоголиками, что никоим образом не влияет на их самосознание и психологическое взросление, потому что на него у них просто нет времени. Поэтому с психологической точки зрения многие девушки не готовы в роли матери ни в 18, ни даже в 25 лет.

К проблеме психологической присоединяется проблема социальная: мать обязана заботиться о своем ребенке, кормить и одевать его, и не важно, сколько ей при этом лет – 15 или 45.

Большинство рожающих подростков не имеют достаточно прочной материальной базы, чтобы воспитывать ребенка, потому что, как правило, это девочки из неблагополучных или социально незащищенных семей.

«Бывают случаи, когда родители родившей девочки-подростка оформляют над внуком опекунство или даже усыновляют его, но такие случаи, увы, редкость, – рассказывает Екатерина Воропаева. – Чаще всего дети таких мам оказываются в домах ребенка».

Есть, конечно, и такие, кто не бросает малыша, а заботится о нем, но это наносит молодой маме моральную травму, потому что вместо того, что развиваться самой, она вынуждена заботиться о ребенке. «У таких женщин развивается синдром запоздалого детства, – делится наблюдениями Наталья Дрозд.

– Как правило, они воспринимают ребенка, как соперника, как, например, младшего брата, который отнимает часть бонусов.

Нередко юные мамы намеренно покупают ребенку некрасивую одежду, тайком от него едят сладости, чтобы не пришлось делиться, а если ребенок получает какую-то травму, то считают, что он сам виноват и получил хороший урок».

Более того, когда ребенок становится старше и самостоятельнее, юные мамы бросаются с головой в любовные приключения, чтобы восполнить пробел и нагнать то время, когда их сверстницы бегали на свидания, а они меняли малышу подгузники.

Форсирование любовных отношений нередко приводит к тому, что мама полностью забывает о ребенке, и он в итоге оказывается брошенным.

Именно поэтому детские гинекологи отмечают важность профилактики ранних беременностей, важность обучения подростков методам контрацепции, чтобы дать возможность психике догнать бурно развивающееся тело.

Источник: https://74.ru/text/health/59521991/

Простые способы приучить ребенка к выполнению гигиенических процедур

Мама-трудоголик: как это влияет на детей и их будущее

Примерно с двух-трех лет дети должны учиться чистить зубы самостоятельно. Поначалу многим это даже интересно, однако как только ребенок понимает, что занятие требует ежедневного внимания и в целом довольно рутинно, теряет к нему всяческий интерес. Как же превратить чистку зубов в игру, которая увлечет ребенка надолго и впоследствии станет необходимой привычкой?

Чистка зубов — одно из самых скучных занятий и нравится далеко не всем взрослым. Но это можно изменить! Найдите и распечатайте картинку зубов. Предложите ребенку посчитать свои зубы и найти на картинке каждый из них. Придумайте забавную историю про то, как зубы дружат друг с другом, поэтому растут рядом. Включите фантазию, и ребенок будет ждать момента, когда он будет чистить зубы.

Для начала, чтобы ребенок мог чувствовать себя взрослым и самостоятельным, позвольте ему проявить инициативу в выборе зубной щетки. К счастью, их выбор в магазинах широк — девочкам могут понравиться щетки с феями и принцессами, мальчикам — с супергероями и пр.

Поскольку деткам сложно набирать воду в ладошки, чтобы прополаскивать рот, лучше сразу вместе со щеткой приобрети и пластиковый стаканчик, в котором она будет храниться. Вкус зубной пасты может сильно повлиять на желание чистить зубы, поэтому выберите детскую пасту с приятным запахом.

Кстати, детские психологи отмечают, что если у ребенка с самого раннего детства зубная щетка хранится в личном стаканчике — это влияет на его самостоятельность и уверенность в себе в будущем и позволяет избегать психологической зависимости от мамы.

Если говорить о мытье рук, то тут важно выстроить игровой процесс. Допустим, ребенок не любит мыть руки, что встречается сплошь и рядом. Игрушки ему в помощь — пусть они моют лапки в игрушечной ванне вместе с ним. При этом каждое действие в ходе гигиенического акта лучше проговаривать вслух.

Обучение должно происходить постепенно, чтобы ребенок не чувствовал, что его тренируют специально, и у него не возникло желания сделать все наоборот.

Если в семье несколько детей, можно устраивать соревнования.

Подготовьтесь к этому заранее: купите ватман и все вместе нарисуйте красивый недельный график, в котором вы будете отмечать каждое мытье рук, чистку зубов, умывание и принятие душа.

При этом за каждое посещение ванной комнаты ребенок должен получать, к примеру, наклейку. Победителем станет тот, кто в конечном итоге заполнит наклейками все ячейки. Итоги можно подводить еженедельно, а победителей — награждать.

Дети любят быть успешными и получать призы. Такой метод обучения подходит как для малышей, так и для детей 7–10 лет и одинаково мотивирует как победителя, так и проигравшего.

К какому бы результату ни привело соревнование, у обоих детей будет мотивация продолжать соревнование.

Ребенок-лидер захочет получить приз еще раз, а проигравший возьмет реванш и на следующей неделе покажет лучшие результаты.

Ну и не забываем о заразительности собственного примера — и не только дурного. Когда дети видят, что родители с удовольствием плещутся в ванной, с ловкостью орудуют зубными щетками, тщательно моют руки, — они невольно перенимают пример, ибо стараются во всем подражать маме и папе. Поэтому будет здорово, если вы будете мыть руки вместе с ребенком.

Если ребенку больше семи лет, объясните ему, почему важно мыть руки. Покажите фото опасных бактерий под микроскопом и расскажите, какой вред они могут принести, если попадут в организм. При этом важно не запугивать ребенка, чтобы в дальнейшем у него не возникло невротической привычки мыть руки каждые пять минут.

Важно правильно выбирать детское мыло для рук. В нем не должно быть вещества под названием триклозан, которое под шумок уничтожает всех живущих бактерий на коже — не только плохих, но и хороших.

Кроме того, выбирайте мыло без резкого запаха и красителей. Кожа ребенка отличается от кожи взрослого человека тем, что она более нежная и чувствительная, поэтому состав всех средств гигиены должен быть натуральным. Резкий запах мыла может не понравиться ребенку, и это сформирует у него негативный образ, связанный с мытьем рук.

Привычку мыть руки можно закрепить с помощью использования вспомогательных средств гигиены, например антисептических жидкостей для обработки рук. После того как вы научили ребенка мыть руки каждый раз перед едой, он может оказаться в замешательстве, когда столкнется с условиями, при которых у него не будет такой возможности.

Объясните ему, что лучший способ очищения рук — это мытье с мылом в теплой воде, но если он не может это сделать, нужно обработать руки антисептиком перед тем, как он собирается поесть. Напомните ему, что обрабатывать руки нужно не только перед едой, но и после посещения туалета, игры с домашними животными, контакта с бумажными деньгами и монетами, а также после использования гаджетов.

Выбирая антисептическое средство для ребенка, обратите внимание на его состав. Очень важно, чтобы в его составе не было спирта, химических добавок, искусственных ароматизаторов.

Антибактериальный эффект должен достигаться за счет натуральных действующих веществ (тимол, коллоидное серебро, масло эвкалипта или чабреца, душицы, мяты и других трав). Сейчас в продаже есть безопасные антисептики на основе коллоидного серебра, которые не вызовут аллергию и не пересушат кожу рук ребенка.

Источник: mk.ru

Источник: https://rus.timeline.lv/raksts/zdorove/48635-prostye-sposoby-priuchit-rebenka-k-vypolneniyu-gigienicheskikh-protsedur

Дмитрий Соколов-Митрич: Слишком много любви

Мама-трудоголик: как это влияет на детей и их будущее

Дмитрий Соколов-Митрич, журналист

Дети – это святое. Все лучшее – детям. Пусть хоть дети поживут. Цветы жизни. Радость в доме. Сынок, не беспокойся, папа для тебя все сделает.

Что-то меня вот эта песня страшно утомила. И как родителя, и как бывшего ребенка, и как будущего деда. Может, хватит уже любить детей? Может, пора уже с ними как-нибудь по-человечески?

Лично я не хотел бы появиться на свет в наше время. Слишком много любви. Как только ты обретаешь дату рождения, ты тут же становишься куклой. Мама, папа, бабушки, дедушки тут же начинают отрабатывать на тебе свои инстинкты и комплексы. Тебя кормят в три горла.

Тебе вызывают детского массажиста. Тебя для всеобщего умиления одевают в джинсы и курточки, хотя ты еще даже сидеть не научился.

А если ты девочка, то уже на втором году жизни тебе прокалывают уши, чтобы вешать золотые сережки, которые во что бы то ни стало хочет подарить любящая тетя Даша.

К третьему дню рождения все игрушки уже не помещаются в детскую комнату, а к шестому – в сарай. Изо дня в день тебя сначала возят, а потом водят по магазинам детской одежды, по пути заруливая в рестораны и залы игровых автоматов.

Особо одаренные по части любви мамы и бабушки спят с тобой в одной постели лет до десяти, пока это уже не начинает попахивать педофилией. А, да – чуть не забыл! Планшетник! У ребенка обязательно должен быть планшетник. А желательно еще и айфон. Прямо лет с трех.

Потому что он есть у Сережи, ему мама купила, а она ведь вроде не так уж много зарабатывает, гораздо меньше нас. И даже у Тани есть из соседней группы, хотя она вообще с бабушкой живет.

Перед школой обычно заканчивается «кукольный период», и тут же начинается «исправительно-трудовой». Любящие родители, наконец, осознают, что они наделали чего-то не того. У дитяти лишний вес, скверный характер и синдром дефицита внимания. Все это дает повод для перехода на новый уровень увлекательной игры в родительскую любовь. Этот уровень называется так – «найди специалиста».

Теперь с тем же энтузиазмом тебя таскают по диетологам, педагогам, психоневрологам, просто неврологам и просто психологам. Родня бешено ищет какое-нибудь чудо, которое позволит добиться волшебных оздоравливающих результатов, не меняя при этом собственного подхода к воспитанию дитяти. На эти эзотерические по сути практики тратится куча денег, нервов и море времени.

Результат – ноль целых, чуть-чуть десятых.

Еще для этого периода характерна отчаянная попытка применить к ребенку нормы железной дисциплины и трудовой этики.

Вместо того чтобы искренне увлечь маленького человечка каким-нибудь интересом, вместо того чтобы дать ему больше свободы и ответственности родственники выстраиваются в очередь с ремнем и криком.

В результате ребенок учится жить из-под палки, теряя способность хоть чем-то интересоваться.

Когда же бесполезность потраченных усилий становится очевидной, начинается этап надломленной родительской пассионарности.

Тут почти все любящие родители вдруг резко начинают своих детей ненавидеть: «Мы для тебя, а ты!» Разница лишь в том, что у одних эта ненависть выражается в полной капитуляции с дальнейшим направлением отрока в образовательное учреждение закрытого типа (суворовское училище, элитная британская школа), а другие врубают в своей голове пластинку с надписью «ты – мой крест!».

Смирившись с тем, что ничего путного из человека не вышло, родители с Тымойкрестом на шее продолжают добивать в своем уже почти взрослом ребенке личность.

Отмазывают от армии, устраивают на платное отделение в вуз, дают деньги на взятки преподавателям и просто текущие расходы, покупают квартиру, машину, подбирают синекуру в меру своих возможностей.

Если от природы Тымойкрест не слишком талантлив, то эта стратегия даже приносит какие-то более-менее съедобные плоды – вырастает психически искалеченный, но вполне добропорядочный гражданин. Вот только гораздо чаще за залечивание ран, нанесенных избыточной родительской любовью, дети расплачиваются совсем иначе – здоровьем, жизнями, душами.

Культ детей возник в нашей цивилизации не так давно – всего каких-то 50-60 лет назад. И во многом это такое же искусственное явление, как ежегодно выпрыгивающий из маркетинговой табакерки кока-кольный Санта-Клаус. Дети – мощнейший инструмент для раскрутки гонки потребления.

Каждый квадратный сантиметр детского тела, не говоря уже о кубомиллиметрах души, давно поделен между производителями товаров и услуг. Заставить человека любить самого себя такой маниакальной любовью – это все-таки довольно сложная морально-этическая задача. А любовь к ребенку заводится с полоборота.

Дальше – только счетчик включай.

Конечно, это вовсе не означает, что раньше детей не любили. Еще как любили. Просто раньше не было детоцентричной семьи. Взрослые не играли в бесплатных аниматоров, они жили своей естественной жизнью и по мере взросления вовлекали в эту жизнь свое потомство.

Дети были любимы, но они с первых проблесков сознания понимали, что являются лишь частицей большого универсума под названием «наша семья».

Что есть старшие, которых надо уважать, есть младшие, о которых надо заботиться, есть наше дело, в которое надо вливаться, есть наша вера, которой надо придерживаться.

Сегодня же рынок навязывает обществу рецепт семьи, построенной вокруг ребенка. Это заведомо проигрышная стратегия, существующая лишь для того, чтобы выкачивать деньги из домохозяйств. Рынок не хочет, чтобы семья строилась правильно, потому что тогда она будет удовлетворять большинство своих потребностей сама, внутри себя.

А несчастная семья любит отдавать решение своих проблем на аутсорсинг. И эта привычка уже давно стала фундаментом для целых отраслей на миллиарды долларов. Идеальный, с точки зрения рынка, отец – это не тот, кто проведет с ребенком выходные, сходит в парк, покатается на велосипеде.

Идеальный отец – это который будет в эти выходные работать сверхурочно, чтобы заработать на двухчасовой визит в аквапарк.

И знаете что? А давайте-ка заменим в этой колонке глагол «любить» на какой-нибудь другой. Игнорировать, плевать, быть равнодушным. Потому что, конечно, такая родительская любовь – лишь одна из форм эгоизма.

Бешеная мать, трудоголик-отец – все это не более чем игра инстинктов.

Что бы мы там ни наговорили себе про родительский долг и жертвенность, такое отцовство-материнство – это грубое наслаждение, что-то типа любовных утех, одна сплошная биология.

Есть такая прекрасная индейская поговорка: «Ребенок – гость в твоем доме: накорми, воспитай и отпусти».

Накормить – и дурак сможет, воспитать – это уже сложнее, а вот уметь ребенка с первых минут его жизни потихоньку от себя отпускать – это и есть любовь. Ты как всегда прав, Чингачгук.

Источник: Журнал «Фома»

Источник: https://vz.ru/opinions/2013/5/31/635188.html

Для родителей
Добавить комментарий