Нетактичные вопросы о детях с особенностями

Нетактичные вопросы о детях с особенностями

Нетактичные вопросы о детях с особенностями
На самые распространенные вопросы о детях с особенностями развития отвечает психолог, психотерапевт, эксперт PROFI.RU Юлия Мамаева

PARENTS: Синдром Дауна, умственное отставание (олигофрения), синдром аутизма – это болезни? Или особенности поведения? Ведь родители таких детей стараются избегать слово «больные» по отношению к ним.

ЮЛИЯ МАМАЕВА: С медицинской точки зрения, все это конечно, расстройства, болезни. Например, синдром Дауна -хромосомная патология, генетическая аномалия, которая дает внешние особенности, и, соответственно, психические особенности поведения.

Если же речь идет об отношении к таким людям в социуме, то корректнее не пользоваться термином «больные». Врачи называют таких людей пациентами. Однако проблема не в том, как называть людей с особенностями развития, проблема в отношении к ним, в уважении и понимании, что они такие же люди, как и все остальные.

По-человечески, мы все на равных, и они такие же личности, как и все остальные. 

P.: Вот в этом-то, в том, что они такие же личности, как и прочие люди, некоторые им отказывают. Люди с такими заболеваниями – личности?

Ю.М.: С моей личной профессиональной точки зрения – на 100% это личности. Почему? Потому что в психологии считается, что личность появляется у ребенка в возрасте 3-х лет, когда он сам о себе начинает говорить: «я».

И это относится и ко всем трем категориям детей с особенностями, о которых мы сегодня говорим. У них у всех формируется такое отношение.

Другой вопрос, что медицинские аспекты того заболевания, с которым они живут, формируют у них определенные особенности, то, что позволяет называть их детьми с особенностями развития. Но личность от этого никуда не исчезает. 

P.: Говорят, человечество вырождается, потому таких людей – с дефектами – и становится больше. Это так?

Ю.М.: Я не считаю, что это так, и вот почему. Если говорить об аутизме, то увеличивающееся количество таких детей связано с тем, что к ним просто стали пристальнее присматриваться. Например, тяжелый, ранний аутизм, называемый синдромом Каннера, известен очень давно, он не сейчас появился. Но есть и менее тяжелые степени заболевания.

И, если раньше никто, кроме врачей и родственников больных, этой проблемой особо не интересовался, в последнее время об аутизме стало принято говорить, о людях с таким синдромом снимают кино, пишут книги. Эту тему даже можно назвать модной и в профессиональном сообществе, и в социуме.

Открой любой профессиональный медицинский журнал, посвященный детскому развитию, там непременно будет и про аутистов. 

Таким образом, сегодня очевидно, что глубина расстройства, того, что можно назвать симптомом аутизма, его проявлением имеет место быть, как в рамках тяжелого расстройства, так и в рамках личностной особенности.

И во втором случае речь идет о людях замкнутых, людях, которым не особенно интересны другие, они сконцентрированы на собственном внутреннем мире. При этом они интеллектуально более чем сохранны и более чем полезны социально.

В США и Европе к ним сегодня относят очень большую категорию людей, от самых тяжелых случаев до людей с особенностями, которые даже и болезнью не назовешь. Скорее, это ближе к особенностям характера, их еще можно назвать интровертами.

Вот все это и говорит о том, что увеличивающееся количество таких детей связано с тем, что к ним просто стали пристальнее присматриваться. Что же касается тяжелого расстройства, процентное соотношение рожденных с синдромом аутизма детей из года в год остается, примерно, одинаковым.

P.: Насколько могут социализироваться дети с особенностями развития?

Ю.М.: Все зависит от тяжести расстройства и степени развития интеллекта. Например, олигофрения (кстати, это старый термин, сегодня такое заболевание называют умственной отсталостью). Если расстройство ничем не осложнено, то такие дети способны прекрасно адаптироваться в обществе.

Они себя очень комфортно чувствуют, например, выполняя рутинные виды работы, которые для человека творческого скучны. Люди с умственной отсталостью успешно работают и как швеи, и как краснодеревщики. Главное, найти им подходящую социальную нишу, где и польза от них будет, и они реализуются.

Что же касается детей с синдромом Дауна, они также включены в общественную деятельность. И официантами, и горничными работают, и в спектаклях участвуют, и картины пишут. Да, процесс их адаптации в общественной деятельности не прост, но он успешен, вот, что важно.

Как говорится, были бы условия. 

P.: Отчего такие дети рождаются?

Ю.М.: Поскольку с медицинской точки зрения однозначно на этот вопрос ответить пока нельзя, стоит оставить разговор о хромосомах и анамнезе родителей исследователям.

Что же касается некоего социального понимания… На этот вопрос можно ответить другим вопросом: а зачем, отчего и почему рождены вы? Однажды, у нас, на лекции по генетике преподаватель привела такой пример: если бы у каждой пары биологических родителей была возможность родить сто детей (возьмем эту цифру за 100%), то внутригрупповое распределение между ними, примерно, соответствовало бы проценту распределения детей с различными особенностями в социуме. То есть, скорее всего, среди этих ста были бы: и ребенок с синдромом Дауна, и ребенок с синдромом аутизма, и ребенок с легкой умственной отсталостью, и талантливый музыкант, и математик, и обычный ребенок, и т. п. Согласитесь, эта идея снимает деструктивное и ничего полезного не дающее чувство вины с родителей. И, при этом, не отметает продвижение по пути помощи таким людям. Ведь люди помогают друг другу просто потому, что все они – люди. И все мы, люди, по сути, рождены случайно, неизвестно отчего, почему и зачем. В том числе и люди с особенностями тоже. А это значит, что природе, Создателю, если хотите, зачем-то нужны все «виды» нас, людей. Зачем? Этот вопрос остается без ответа.

P.: Некоторые считают, что у людей с особенностями нарушена психика, приравнивают их к сумасшедшим. Это так?

Ю.М.: То поведение, которое интерпретируется обычными людьми, как ненормальное, сумасшедшее, врачи относят к больным совсем иного спектра.

Это шизофрения, какие-то психотические состояния, а также выраженные расстройства личности, которые можно отнести к так называемым патологиям характера.

Безусловно, к детям трех категорий, о которых мы говорим, все это также может присоединяться, но в ядерную – основную – структуру их расстройства, не входит. Это не есть обязательное сочетание. 

Очевидно, что у детей с особенностями есть трудности в адаптации в плане уровня развития интеллектуальной, ментальной сферы. Но опять же все зависит от степени, глубины дефекта.

Если, например, уровень процессов мышления ребенка с синдромом аутизма не позволяет ему учиться в общеобразовательной школе, значит, нужны какие-то программы, которые помогут развить его интеллект ровно настолько, насколько это возможно и помогут найти пути его адаптации в социуме.

Конечно, часть детей все равно не сможет полноценно адаптироваться, тяжелые случаи требуют социальной поддержки, пребывания где-то. И с этим, увы, пока ничего не сделаешь.

P.: Какие особенности у каждой из этих трех категорий людей?

Ю.М.: Совсем упрощая, можно говорить только о ядерных расстройствах, не отягощенных никакими другими дополнительными осложнениями. Дети с легкой степенью умственной отсталостью, это очень доверчивые, наивные люди, отзывчивые и открытые к общению. Такие дети верят всему, что им говорят, сами не способны обмануть, потому что не умеют этого делать – в их психике нет для этого механизмов. 

Дети с синдромом аутизма больше погружены в себя, в свой внутренний мир. Это то, что между людьми называется интровертированностью. Их собственный внутренний мир им гораздо интереснее, чем внешний мир и чем мир других людей.

Но, если мы говорим все же об акценте в характере, а не о тяжелом расстройстве, то эти люди могут находить общий язык с другими в том случае, если появляется общая область интересов.

Людей с таким акцентом в характере отличает некая чудинка, они считаются фантазерами, нестандартно мыслящими, замкнутыми, мало эмоциональными.

Детей с синдромом Дауна называют солнечными детьми – и это определение в самую точку. У них очень хороший экспрессивный эмоциональный компонент, они улыбчивы, расположены к другим, прекрасно общаются на эмоциональном уровне. Такие люди наивны, прямодушны, неспособны на обман, на подтекст, очень открыты и эмоциональны.

Все перечисленные особенности составляют ядро этих типов, а дальше могут присоединяться черты характера или индивидуальности. Как у всех остальных людей. Либо наличие каких-то отягощающих моментов. Либо наоборот, какие-то позитивные моменты, помогающие им адаптироваться.

P.: Каких неординарных поступков, чего странного можно ожидать от таких людей? Например, у всех на слуху недавний случай с Оксаной, сестрой Натальи Водяновой, которая стала биться головой о стену.

Ю.М.: Что касается этого конкретного случая, не забывайте, что, кроме синдрома аутизма, у Оксаны есть еще ДЦП. Это неврологическое расстройство, в общем, добавляет особенности в мимике, в движениях – неловких и раскоординированных.

Но здесь дело не в этом человеке, а в том, насколько общество готово или не готово принимать людей непохожих на среднестатистического по проявлениям человека. Вот сейчас в Европе, США ярчайшая тема – сексуальные меньшинства.

Но, например, у меня лично, как у психиатра (хотя я, безусловно, не претендую на истину в последней инстанции) эта тема, это отклонение вызывает гораздо больше вопросов, чем аутизм. Между тем, сомневаюсь, чтобы сотрудники кафе стали бы конфликтовать с нетрадиционной парочкой из-за их непохожести на других, забреди она к ним в заведение. А вид Оксаны их, получается, смутил.

Возникает вопрос, что с нами происходит? Мы как будто бы начали терять понимание каких-то азов – что хорошо, что плохо. Мы боимся того, чего бояться нечего и, при этом, готовы принять вещи, разрушающие структуру, уклад общества. Поэтому история с Оксаной, это диагноз не ей, а обществу. 

Что же касается битья головой о стену, да, у детей-аутистов есть подобные варианты самоповреждающего поведения. Но есть специальные терапевтические программы, которые постепенно помогают ребенку избавиться от этого поведения. Это не приговор.

В Европе существуют такие программы на деньги благотворителей, и этому просто хочется аплодировать. Здорово было бы, конечно, чтобы и у нас подобное появилось, и наши дети тоже получали бы такую помощь.

И, в том числе, это бы влияло и на изменение отношения в обществе к этим детям.

P.: Дети с особенностями могут быть агрессивны?

Ю.М.: Этого нельзя исключить, но это не повод изолировать ребенка. Очень много зависит от социальной ситуации развития таких детей, и они более уязвимы для вариантов формирования какого-то нежелательного для социума поведения. Уровень самоконтроля у детей вообще, а уж у детей с нарушениями, тем более, вопрос спорный.

И по этой причине придумана такая вещь, как тьюторство. Тьютор – человек, который сопровождает. Для инклюзивного образования, когда ребенок с особенностями развития постепенно включается в социальную жизнь класса, для этого ему нужен тьютор.

Тьютор умеет адекватно реагировать на все, являясь своеобразным посредником между ребенком и обществом, и его наличие снимает многие вопросы об экспрессивности таких детей.

P.: Можно ли попытаться пообщаться с такими детьми, с их родителям, если они живут у нас во дворе и выходят гулять на детскую площадку?

Ю.М.: Поскольку обычные люди не обладают специальными знаниями об особенностях этих детей, лучше доброжелательно наблюдать. Если возникает ситуация, когда можно как-то взаимодействовать, стоит попробовать. Нужна доброжелательная осторожность, так скажем.

Если все происходит в вашем дворе, и понятно, что ситуация будет регулярна, можно попробовать осторожно познакомиться с родителями, собрать информацию в интернете, зайти, может, в какие-то сообщества по теме. В любом случае, сначала понять, что можно делать, что полезно, чего делать не стоит. И так постепенно выстраивать общение.

Если вы живете в одном дворе, почему бы не приложить какие-то усилия, чтобы лучше узнать друг друга? С малышом с синдромом Дауна вполне можно подружиться. С ребенком с синдромом аутизма это сделать сложнее, он слишком интровертирован, но постепенно – взрослому человеку – где-то сглаживая, где-то отойдя в сторону, где-то пойдя навстречу – можно добиться и его расположения.

Повторяю, взрослому человеку, потому что его посредническая помощь между двумя детьми необходима. Другому ребенку самому это сделать нереально, нужна помощь. 

P.: Лечатся ли эти заболевания?

Ю.М.: Это данность, с которой человеку жить всю жизнь. Над чем нужно и можно работать – это социальная адаптация детей. Но и она может происходить в той или иной степени, поскольку расстройства бывают разной степени тяжести. Случается, что такие дети никогда и ни с кем не хотят общаться. Может быть и так.

Источник: Счастливые родители

Источник: https://dislife.ru/articles/view/39837

Тьюторское сопровождение детей с ОВЗ

Нетактичные вопросы о детях с особенностями

Цель тьютора — успешно включить ребенка с ОВЗ в среду общеобразовательной школы, проектировать образовательный маршрут ученика и участвовать в его реализации.

1. Обеспечить ребенку комфортное пребывания в школе.

  • Помочь родителям в выборе школы и поступленнии в нее, в том числе с оформлением документов (частное тьюторство).
  • Организовать в классе и школе рабочее место и место отдыха ребенка: парта ученика в классе и место тьютора, бумажные и электронные учебные материалы, освещение, специальные сенсорные принадлежности, помещение для индивидуальных занятий.
  • Организовать пространство школы в соответствии с реальными возможностям «особого» ученика: навигация по школе с указателями, разметкой, табличками-текстами, карточками-пиктограммами, пандусы.
  • Обеспечить ребенку особый школьный режим.
  • Сотрудничать с педколлективом школы, родителями, одноклассниками для создания комфортной психологической атмосферы.

2. Обеспечить социализацию ребенка.

  • Помочь ребенку с ОВЗ войти в коллектив класса, установить и сохранять дружеские отношения со сверстниками.
  • Помочь здоровым детям принять «особого» одноклассника, помогать ему и дружить с ним.

3. Обеспечить усвоение ребенком общеобразовательной программы.

  • Адаптировать программы и учебный материал с опорой на зоны ближайшего развития ребенка, его психические, физические особенности и ресурсы.
  • Корректировать учебный маршрут в зависимости от прогресса развития ребенка.
  • Вместе с ребенком преодолевать затруднений в учебе.
  • Свести всех специалистов (учителя, психолога, дефектолога, логопеда, завуча) и родителей в единую систему для реализации образовательного маршрута.

Тьюторские функции

Тьютор, находясь с ребенком в течение всего школьного дня

  • Корректно и четко помогает ученику встраиваться в учебный процесс.
  • Поддерживает школьника в новой, непривычной, постоянно меняющейся ситуации.
  • Ведет дневник наблюдений.
  • Содействует учителю таким образом, чтобы обучение ребенка с ОВЗ не влияло на качество образования всего класса.

Черты характера, необходимые тьютору для выполнения функций: терпение и коммуникабельность, умение строить грамотные, очень тактичные отношения.

Самая важная книга для родителей

В это издание вошли бестселлеры профессора Ю. Б. Гиппенрейтер «Общаться с ребенком. Как?», «Продолжаем общаться с ребенком. Так?» и хрестоматия «Родителям: как быть ребенком» — книги, совершившие революцию в области воспитания и продолжающие окрылять родителей.

Автор подробно рассматривает воспитательные нормы, бытующие в нашей культуре много десятилетий, — и показывает, почему они утратили эффективность. Юлия Борисовна доказывает, что не только с малышами, но и с трудными подростками отношения можно исправить всегда, — научившись общаться по-другому.

И дает пошаговые инструкции к тому, как это сделать.

Купить

Тьютор или предоставляется школой по решению ПМПК и является членом ее коллектива, или нанимается родителями. Тогда образовательное учреждение заключает с ним договор о волонтерской работе.

Чтобы дети с ограниченными возможностями могли успешно участвовать и реализовываться в учебном процессе, тьютору необходимо соблюдать следующие принципы коммуникации со школой

1. Открытость. Согласованный с учителем выход за рамки стандартной программы и использование всех культурно-социальных ресурсов, включая музеи, дома науки и творчества и т.п.

2. Вариативность. Использование всех имеющихся ресурсов школы (кружки, секции, библиотека, доолнительные занятия) и создание новых: «Комната тишины» для детей с РАС, «Комната с батутом» для гиперактивных школьников.

3. Непрерывность. Дети с ограниченными возможностями здоровья требуют постоянного последовательного сопровождения в школе на всех возрастных этапах, но с изменением содержания работы.

Первый класс — сопровождение на всех уроках и переменах. Далее, в зависимости от успехов ребенка — помощь на письменных предметах, в решении конфликтных ситуаций в классе.

В старшей школе —участие в подготовке учебно-исследовательских проектов и в профориентации.

4. Индивидуальный подход. Выбор наиболее удобных форм, темпов и способов обучения. Единая система коммуникации тьютора и учителя с учеником в зависимости от его ведущей системы восприятия: визуальной, аудиальной, кинестетической. Например, ребенок с проблемой мелкой моторики пишет на доске пример не мелом, а губкой и решает до того, как вода высохнет.

5. Индивидуализация. Совместное с учителем принятие и следование индивидуальным приоритетам ребенка. Обучение тому, что именно сейчас для этого ребенка наиболее важно.

Так на уроке географии все дети зачитывают доклады о природе Севера, а «особый» ребенок показывает подборку ярких видеосюжетов о народных традициях региона.

Или при сильной антипатии ребенка и учителя-предметника тьютор предлагает дистанционный вариант.

Еще не все учителя психологически готовы принять тьютора. У одних присутствие на уроках другого специалиста подсознательно вызывает негативные эмоции. Другие контактирую с «особым» учеником исключительно через тьютора. Но стоит учителю осознать, что тьютор — это дополнительный профессиональный ресурс и партнер, как начинается процесс взаимодействия.

Ставятся общие образовательные цели и задачи с учетом харатера ребенка и его поведенческих реакций. Намечаются пути преодоления трудностей. Решаются технические задачи: на каком уроке тьютор нужен, на каком нет.

Или когда тьютор может на несколько уроков оставить подопечного и поработать в другом классе (если у специалиста несколько тьюторантов).

В итоге, эффективно сотрудничая с учителем и формируя у ребенка понимание о главной роли учителя в обучении, тьютор становится связующим звеном между учеником и школой.

Если с ребенком трудно

Новая книга известного семейного психолога, лауреата премии президента РФ в области образования, автора бестселлеров «Что делать, если…» и «Что делать, если… 2» адресована родителям детей и подростков с особенностями поведения.

Издание поможет найти с ребенком общий язык, сориентироваться в сложных ситуациях и конфликтах, достойно выйти из них, сохранить терпение, восстановить понимание и мир в семье. Дети не слушают своих родителей, сколько стоит этот мир.

В попытках научить «нерадивое чадо», как «надо себя вести», ответственные родители вооружаются новейшими психологическими «приемчиками», разучивают современные техники сидения на гречке, а дети в ответ лишь становятся все более раздражительными и непослушными.

Что же нам мешает в отношениях с ребенком, а ему мешает вести себя лучше? Новая книга Людмилы Петрановской будет полезна родителям, отчаявшимся найти общий язык с детьми. Вы сможете научиться ориентироваться в сложных ситуациях, решать конфликты и достойно выходить из них. Книга поможет сохранить терпение, восстановить понимание и мир в семье.

Купить

  • Помогает осознать и принять индивидуальность ребенка и на ее основе выбрать индивидуальную учебную стратегию.
  • Вместе с родителями развивает положительное отношение ребенка к самому себе, уверенность в своих силах.
  • Рассказывает родителям, как прошел учебный день, с какими трудностями столкнулся ребенок и как их преодолел.
  • Обсуждает с родителями свои записи в дневнике наблюдений.
  • Вместе с родителями контролирует выполнение домашних заданий.
  • Организует совместное посещение (ребенок-тьютор-родитель) индивидуальных корреционных занятий у психолога и дефектолога.
  • Вместе с родителями консультируется у учителей-предметников.
  • Знакомит родителей с одноклассниками ребенка.
  • Помогает наладить общение с родительским коллективом класса.

Тьютор встречает ребенка в школе, помогает раздеться, ведет на урок

  • Привлекает внимание к учителю: «Смотри На Анну Ивановну». «Слушай». «Смотри на доску». «Открой учебник». «Напиши слово…».
  • Использует письмо «рука в руке».
  • Дозирует учебную нагрузку, определяя, когда остановиться и переключиться на новое задание. Выбирает для выполнения более доступные задания.
  • Следит за физическим и эмоциональным состоянием: применяет точечный массаж пальцев, мочек ушей, выводит в игровую комнату и там проводит занятие адаптивного ФК.

На переменах

  • Наблюдает за общением детей и подключает к нему тьюторанта.
  • Во время общения с одноклассниками учит ребенка строить диалог, обращаться с просьбой, благодарить.
  • Помогает ребенку решать конфликты.
  • Отвечает на нетактичные вопросы детей, используя алгоритм: «Когда он был маленьким, то заболел…. Ему трудно (что трудно)….А в остальном Саша такой же как и все. Он любит….Ему нравится….Ему интересно…»
  • Главное для тьютора — иметь доверительные и эмоциональные отношенй с тьюторантом, быть его проводником, защитником, помощником, выразителем желаний.
  • В результате тьюторского сопровождения в инклюзивном образовании у детей с ОВЗ выявляются и развиваются образовательные мотивы и интересы. Дети включаются в школьную жизнь и успешно проходят образовательный маршрут. Значит, профессия «тьютор» выполняет свою миссию.

Логопедия. Теория и практика

В книге-пособии представлена целостная, комплексная система изучения и преодоления нарушений речи в разном возрасте. Эта книга необходима логопедам, дефектологам, воспитателям и учителям различных коррекционных учреждений, специалистам, изучающим речевые проблемы, студентам дефектологических факультетов, родителям детей с нормальным развитием и ограниченными возможностями здоровья.

Купить

Источник: https://rosuchebnik.ru/material/tyutorskoe-soprovozhdenie-detey-s-ovz/

Вопросы российских детей и подростков по данным опросов в «социальных сетях» в контексте семейной коммуникации

Нетактичные вопросы о детях с особенностями

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОГО ЧЕЛОВЕКА И ОБЩЕСТВА

Е. С. Агеева, М. И. Измайлова

Вопросы российских детей и подростков по данным опросов в «социальных сетях» в контексте семейной коммуникации

В январе 2012 г. агентство Рейтер опубликовало результаты выборочного социологического опроса по теме: «Какие вопросы Ваших детей вызывают у Вас наибольшее затруднение?». Итогом исследования стала так называемая «топ-десятка» самых сложных вопросов. Все вопросы относились к группе познавательных и вызывали у родителей затруднение, в связи с нехваткой знаний.

Репрезентативность данного исследования относительно невысока, для выводов использовались данные, полученные в ходе опроса 2000 британских родителей.

Однако, некоторые результаты опроса оказались интересными – особенно следует отметить тот факт, что, по данным исследования, 2/3 родителей испытывают сильные отрицательные эмоции, если не могут ответить на вопрос своего ребёнка.

Британские родители объясняют свои чувства боязнью выглядеть некомпетентными в глазах детей и страхом перед тем, что современные дети намного лучше образованны, чем старшее поколение. Нами было проведено аналогичное исследование на российском материале, однако его методика разрабатывалась самостоятельно, поскольку данных о методике проведения британского опроса нет.

Для проведения опроса была применена техника, разработанная авторами данной работы и уже неоднократно применённая для получения результатов блиц-опросов. Полученные данные давали, с учётом допустимой погрешности, результаты, позже успешно подтверждавшиеся в практической работе.

Методика представляет собой волновой опрос в социальных сетях, группа волонтёров рассылала опросники в двух сетях – «В контакте» и «», Сеть «В контакте» наиболее эффективна при проведении опросов в возрастных категориях, расположенных в промежутке от 8 до 45 лет. Сеть «» ориентирована на возрастные группы от 28 до 50 и старше лет.

Опрос проводился как среди детей, так и среди родителей. Полученные результаты были проанализированы в совокупности и дали следующую картину.

Выяснилось, что наиболее часто задают вопросы в семье дети старшего дошкольного и младшего школьного возраста. Самыми авторитетными являются родители, потом старшие братья и сестры, затем бабушки и дедушки, нижние ступени рейтинга отведены

247

довольно широкой категории «другие родственники». Наиболее часто, что неудивительно, дети задают вопросы тем из родных, с кем контактируют наиболее часто, однако, это не всегда совпадает с понятием «наиболее авторитетный взрослый». Вопросы могут задаваться неоднократно разным членам семьи с целью убедиться, что информация в ответе достоверна.

Группы вопросов, наиболее часто задаваемых детьми, условно можно поделить на несколько групп: познавательные, интимные, бытийные и вопросы, которые условно можно назвать «вопросами о новом платье короля» – неудобные, нетактичные или содержащие неоглашаемую публично в данном семейном сообществе информацию.

Однако, начиная с возраста 9-11 лет, типология вопросов изменяется, так же, как снижается и частота вопросов, задаваемых дома.

С одной стороны, этот процесс хорошо известен и связан с переориентацией ребёнка и подростков младшего возраста с семейных авторитетов на авторитеты сверстников и более старших подростков.

С другой стороны, сегодня на этот процесс всё сильнее влияет степень вовлечённости ребёнка в работу с интернетресурсами. Количество «познавательных» вопросов уменьшается по мере нарастания умения пользоваться данными интернетпоиска.

Одновременно по всем остальным категориям вопросов дети переключаются на Интернет. Часто семейные коммуникации сводятся на нет, а коммуникации со сверстниками из реального окружения параллельны контактам с этими же сверстниками в социальных сетях.

При возникновении того или иного вопроса подростки в 80 % делают выбор в пользу Интернета, а не родителей или других членов семьи.

При этом более 67 % родителей такая ситуация устраивает, ещё 23 % пытаются бороться методом запрета и ограничений на пользование Интернетом, и только 10 % родителей ищут конструктивные пути восстановления коммуникаций с подростком – например, предлагают совместно поискать нужную информацию.

Ещё более эффективно задавать вопросы подростку, особенно по классическим «молодёжным» темам – музыка, кино, мода и так далее. Данные опроса показывают, что есть тема, которую и подростки, и родители с молчаливого согласия обходят – вопросы, касающиеся интимной сферы.

Сфера интимных отношений во многом табуирована в наших семьях, и эта традиция пока остаётся устойчивой.

Кстати, по тем же данным, детские вопросы часто останавливаются на классическом «Откуда я взялся?», журналы и сайты для родителей дают советы, как лучше объяснить ребёнку «откуда берутся дети».

В итоге малышам даются наиболее общие ответы, но, по-видимому, некоторое замешательство испытывают даже молодые «продвинутые» мамы и

248

папы. В итоге детям покупается литература по вопросам физиологии полов, благо сейчас много качественной информации на любую тему.

Обсуждают с родителями прочитанное по «деликатным» вопросам не более 10 % российских детей, исключение составляют вопросы интимной гигиены девочек – тут ситуация обстоит лучше -с вопросами к маме или другим родственницам обращается до 60 %, остальные предпочитают черпать информацию от подруг или из журналов или Интернета.

Ситуация с вопросами такого типа 87 % родителей признавались, что их дети не задают вопросов об интимной жизни, при том, это касается всех возрастных категорий – от младших школьников, до уже взрослых детей.

Отсутствие вопросов устраивает родителей, при этом практически все чувствуют необходимость беседы с ребёнком «про это». Интересно, что попытки таких разговоров блокируются уже самими подросшими детьми, а родители воспринимают отказ детей говорить на «щекотливые темы» с облегчением.

Итог неутешительный – задавать вопросы такого типа своим партнёрам не умеют практически 100 % россиян. Кто-то мучительно преодолевает барьеры, возведённые в детстве – часто с помощью психологов, а кто-то страдает от «немоты» всю жизнь.

Самое грустное, что практически все мы продолжаем эту печальную эстафету и дальше, ведь мы сами не научились спрашивать близких о деликатных проблемах, и нам нечему научить наших детей. Возможно, что-то изменится, когда родителями станут наши дети?

Данные опроса показывают, что перед социологами, психологами и педагогами открывается новое поле исследований семейных коммуникаций, при которых роль ещё одного, наиболее авторитетного члена семьи, играет Интернет. Конечно, мы будем дополнять и уточнять полученные данные, а пока мы попытались составить свой рейтинг сложных вопросов российских детей и подростков.

Вопросы российских детей в стройную десятку, подобную британской не выстраиваются. С иностранным рейтингом мы пересекаемся в одном – наши дети тоже часто спрашивают, почему небо голубое.

Кроме голубого неба российские дети спрашивают, почему трава зелёная, или почему волосы у старых людей седые, а у радуги семь цветов. Ещё одна группа детских вопросов – о том «Почему кошку назвали кошкой?» Вопросы о названиях – одни из самых любимых и самых трудных.

Чтобы ответить на них, родителям приходится перерывать словари или отшучиваться.

Из «философских» вопросов среди маленьких детей лидирует вопрос «Откуда я взялся?», подростки спрашивают «Почему люди умирают?», «Можно ли достичь бессмертия силами науки?» и «Что происходит с человеком после смерти?». Современные российские дети также часто интересуются «Будет ли конец света?».

249

Популярны и вопросы: «Как сделать мир более справедливым?», «Почему не исчезают войны, если люди понимают, что это плохо?», «Почему люди врут друг другу, даже взрослые?»

Часто задаются вопросы о будущем человечества: «Сможет ли медицина в будущем победить все болезни?», «Будут ли люди клонироваться?», «Создадут ли индивидуальные лётные аппараты?», «Когда учёные начнут делать киборгов?»

Но при всём многообразии детских вопросов, российские дети с пониманием относятся к тому, что на все их вопросы родители ответить не в состоянии и с удовольствием принимают не только серьёзные, но и шутливые ответы от мам и пап. И в самом деле – если и не узнаем что-то новое, так просто поговорим, ещё неизвестно, что в современном мире дороже – качественная информация или возможность пообщаться.

Ю. И. Виданова

Самореализация как фактор успешного преодоления синдрома выгорания сотрудников

В настоящее время существует множество профессий, в которых человек начинает испытывать чувство внутреннего эмоционального опустошения.

Подвергнувшись выгоранию, сотрудник вынужден психологически защищать себя: он становится менее эм-патичным, снижается эффективность его труда, уменьшается потребность в самоактуализации, слабеет мотивация.

Профессиональная деятельность занимает большую часть жизни человека и следует обратить внимание на профессиональную самореализацию сотрудников, которая может являться фактором успешного преодоления синдрома выгорания.

По мнению В.Е.

Орла, психическое выгорание – это дисфункция, вызванная воздействием профессиональной деятельности на личность, наиболее отчетливо проявляющаяся в сфере субъектных видов труда (профессии типа «человек-человек»). На наш взгляд, синдром выгорания наиболее ярко проявляется в тех случаях, когда профессиональные коммуникации отягощены эмоциональной насыщенностью или когнитивной сложностью.

Трудности адаптации к любой профессиональной деятельности уже на стадии освоения, а в дальнейшем при длительном выполнении без профессионального и личностного роста деформируют личность.

Негативные деформации как профессионально нежелательные качества или профессиональные деструкции (например, синдром выгорания) препятствуют самореализации личности и ведут к смысло-жизненной неудовлетворенности человека.

Профессиональные деформации нарушают целостность личности,

250

Источник: https://cyberleninka.ru/article/n/voprosy-rossiyskih-detey-i-podrostkov-po-dannym-oprosov-v-sotsialnyh-setyah-v-kontekste-semeynoy-kommunikatsii

Нетактичные вопросы коллег

Нетактичные вопросы о детях с особенностями

Печатная версия
Электронный журнал

Спровоцировать конфликт могут не только рабочие ситуации. Порой коллеги забывают о чувстве такта и задают вопросы, на которые отвечать по разным причинам не хочется. Нетактичные вопросы коллег смущают или выводят из себя, а иногда погружают в уныние.

Нетактичные вопросы делят на четыре категории: денежно-карьерные, семейно-личные, вопросы о возрасте и самочувствии, вопросы о пристрастиях (примеры в таблице ниже). Если вы не хотите испортить отношения, то не задавайте их.

Таблица. Какие вопросы нетактично задавать коллегам

Категория вопросов

Пояснение

Пример

Денежно-карьерные вопросы

Вопросы касаются вашего дохода и карьеры. Если же вы не можете похвастаться ни тем, ни другим, то обязательно спросят, почему вы ничего не достигли

Сколько ты зарабатываешь? Откуда у тебя деньги на машину (платье, сумку)? Почему ты не сменишь профессию?

Личная жизнь, семья, нация

Эти вопросы касаются дружбы, любви, семьи, национальности, места проживания и т. п.

Почему ты не замужем? Когда планируешь заводить детей? Почему у тебя муж пьет? Это у вас (узбеков, русских, молдаван) так принято?

Самочувствие, возраст, внешний вид, личные особенности

В этот класс входят вопросы о внешнем виде, здоровье и личностных особенностях – медлительности, пугливости, сентиментальности и т. д.

Почему ты, такая молодая, все время болеешь? Почему у тебя столько морщин? Почему ты так медленно все делаешь?

Личные вкусы, пристрастия

К этой категории относят вопросы о предпочтениях и хобби

Почему тебе нравятся коммунисты (либералы, демократы, консерваторы)? Зачем тебе татуировки? Как можно слушать русский рок?

Многие догадываются, что не обо всем этично спрашивать коллег. Однако снова и снова задают одни и те же вопросы. Есть три причины.

Попытка снять собственный дискомфорт. Некоторым людям сложно сосуществовать с теми, кто на них не похож. Например, семейные мужчины и женщины почему-то не переносят, когда в коллективе есть «свободные» коллеги.

А вот приверженцев идеи чайлдфри (сознательное нежелание иметь детей) раздражают разговоры о детях во время обеденного перерыва.

На самом деле и те, и другие испытывают некоторое сомнение в собственной позиции и поэтому задают вопросы, чтобы уверить себя, что они-то правы, а другие нет.

К этой категории относятся и те, кто повышает самооценку за счет других. Так, симпатичная девушка спрашивает менее привлекательную подругу, почему та никак не запишется на фитнес и не сделает новую прическу.

Положительные эмоции возникают от чувства превосходства. Многие принижают других людей, когда у них произошла неприятность. Накричал начальник – отыграюсь на медлительном коллеге.

Поссорилась с мужем – посмеюсь над дурацкой блузкой коллеги, и неприятное чувство пройдет.

Психологическая атака. Иногда неудобные вопросы задают намеренно, чтобы вывести из себя. Например, как элемент «офисной войны». Интриги в компаниях по накалу могут сравниться с дворцовыми кознями времен Средневековья. Некоторые люди не останавливаются ни перед чем, чтобы занять место поближе к начальству. Они изводят конкурентов, том числе, и с помощью провокаций.

Невоспитанность. Не все понимают, что в обществе принято соблюдать психологическую дистанцию. Иногда люди не хотят причинять неприятности, но задают вопросы, потому что им любопытно или нечего делать. Такое поведение связано с недостаточным воспитанием.

Как отвечать на нетактичные вопросы коллег

Отвечать на неудобные вопросы коллег нужно, хотя и хочется промолчать. Иногда это единственный шанс указать на нетактичность и, может быть, раз и навсегда отучить делать это. Для этого есть разные способы.

Дайте прямой ответ. Если вы уверены, что человек задает некорректные вопросы из-за невоспитанности, то лучше сразу показать ему, что он нарушает границы.

Пример:

– Почему ты ссоришься с сестрой?

– Это личный вопрос, а на личные вопросы я не отвечаю.

– Так и собираешься всю жизнь просидеть в отделе кадров?

– Вопросы карьеры не обсуждаю.

Прямой ответ можно использовать только для того, чтобы увеличить дистанцию, раз и навсегда прекратив расспросы. Этот прием эффективен, когда оппонент сознательно и открыто провоцирует. В других ситуациях метод воспринимается как агрессия. Поэтому используйте другие, более «мягкие» техники.

Доведите вопрос до абсурда. В прием входят две техники. Усиление вопроса – подчеркните и развейте вопросительный посыл. Усиление ответа – если идет речь о сроках, сократите или увеличьте их на два порядка, если это событие, то сделайте его фантастическим.

Пример:

(усиление вопроса)

– Зачем тебе татуировки?

– Хороший вопрос! Я и сама думаю. А с субботы на воскресенье ночь не спала. Даже в Интернете смотрела, зачем мне татуировки.

(усиление ответа)

– Когда планируешь заводить детей?

– Через два часа!

Признайте факт и попросите о содействии. Суть приема заключается в том, что нужно согласиться с предполагаемой негативной оценкой и попросить собеседника помочь. Таким образом вы бросаете вызов и заставляете перевести тему.

Пример:

– Сколько ты зарабатываешь?

– Ой, мало! Дай безвозмездно сто тысяч рублей!

– Почему ты все еще не замужем?

– Как хорошо, что ты спросила. Помоги найти мне жениха.

Сошлитесь на внешние обстоятельства. Неудобные вопросы рассчитаны на то, чтобы смутить человека, заставить искать причину в себе, оправдываться. Обойти неприятные эмоции просто – обвините других. Но чтобы это звучало неагрессивно, «обвинение» должно быть немного абсурдным.

Пример:

– Почему ты в плохом настроении?

– Погода испортилась, никак улучшаться не хочет.

– Почему ты такую юбку купила, совсем вкуса нет?

– Продавец пистолет наставил и сказал, что застрелит, если не куплю.

Подчеркните достоинства. Этот прием заключается в том, что когда вас принижают, покажите преимущества своего положения. При этом подчеркните негативные последствия ситуации, если бы вы были в другом, более выгодном, по мнению собеседника, положении.

Пример:

– Почему ты так мало получаешь?

– У меня много дел – учусь, спортом занимаюсь, с друзьями время провожу. Были б деньги – все время в магазинах бы проводила. Стала бы глупой, толстой и одинокой.

– Что ты так ярко накрасилась сегодня?

– Прочитала в журнале, что те, у кого яркий макияж, долго живут и продуктивно работают. А если не краситься, начинаешь страдать и портить людям настроение.

Дорогой коллега, 90 дней подписки на «Главбух» в подарок!

Узнать больше

На все ваши вопросы с радостью ответят по телефону 8 (800) 505-87-17.

Источник: https://www.glavbukh.ru/art/94013-netaktichnye-voprosy-kolleg

Для родителей
Добавить комментарий