Папа на родах

Сегодня партнерские роды, давно ставшие привычным делом на Западе, становятся все более популярными и в России.

О плюсах и минусах присутствия отца при родах написаны уже сотни статей. Так или иначе, это решение каждая пара принимает самостоятельно. Возможно, личный опыт наших корреспондентов (а “по совместительству” – супругов), описанный в этом материале, поможет вам или вашим близким принять правильное решение.

Мария: чувство сопричастности

Месяц назад мы с мужем стали родителями. Как правило, принято говорить не “мы стали родителями”, а “я стала мамой” или “я стал папой”.

Чаще всего папа узнает о свершившемся чуть позже – когда у мамы найдутся силы, чтобы позвонить и порадовать. В нашем случае это не так. Мой муж и я стали родителями одновременно – в 9.

30 утра, когда в родильной палате раздался крик нашей дочки, и услышали мы его вместе, потому что рожали вдвоем.

С первых же месяцев ожидания ребенка я старалась максимально вовлечь мужа во все происходящее, чтобы самые главные 40 недель нашей совместной жизни не прошли мимо него. Мы вместе ходили на курсы подготовки к родам, вместе читали литературу для родителей, вместе пошли в роддом.

Я с самого начала была за то, чтобы рожать вместе. Не потому, что мне было бы страшно одной. Действительно, все как-то рожают – и ничего. Главным аргументом для меня была сопричастность мужа к таинству рождения нашего малыша. Но с самого начала я твердо решила не настаивать – желание участвовать в родах не должно приходить из-под палки.

Мы сомневались до последнего момента, советовались со всеми знакомыми, ставшими родителями. Мнения были диаметрально противоположными. Начиная от “муж был незаменим во время родов” и заканчивая “он на тебя потом смотреть не захочет после всех этих кровавых ужасов”.

При этом муж был, в общем-то, не против поучаствовать, но подобные советы только сбивали с толку. В итоге мы решили для себя, что последнее слово будет за врачом, с которым мы договорились о родах. Доктор спросила, чем мотивировано желание мужа присутствовать – любопытством или желанием помочь. “Разумеется, вторым”, – ответила я.

“Ну так что ж вы тогда раздумываете?” – развеяла все сомнения врач. И мы приняли решение.

Нам очень хотелось, чтобы роды пришлись не на ночь, но дочка решила по-другому. И вот в пол-одиннадцатого вечера в пятницу мы поехали в роддом. Партнерские роды предусматривают приятный бонус – отдельный родовой бокс, где по соседству с тобой никто не рожает.

Я плохо помню хронологию той ночи, но главное, что запечатлелось у меня в памяти, – я была не одна и мне не было страшно. Когда накатывала боль, муж массировал мне поясницу, дышал вместе со мной.

Во время схваток я просто вцеплялась ему в руки либо тихонечко постанывала у него на шее.

К слову, перед родами мы договорились, что если один из нас решит, что присутствовать дальше не надо, другой согласится. Вскоре я почувствовала, что мне нужен только врач. Да и муж к этому моменту порядком устал. Поэтому оставшееся время он ждал в коридоре, а когда раздался крик нашей дочки, я попросила акушерку позвать его, и ребенка положили мне на живот, когда папа уже был рядом.

Я ни разу не пожалела, что мы решились на партнерские роды. Конечно, подобный шаг зависит от отношений между супругами, от склада характера обоих – да много от чего еще. Но если обдуманно подойти к этому вопросу, я уверена, впоследствии жалеть будет не о чем.

Илья: я слышу громкий рев… Дочка!

Честно говоря, с самого начала к идее совместных родов я отнесся скептически. Нужно ли мне вникать в эти физиологические подробности? Чем я смогу помочь супруге, не имея медицинского образования? Да и вообще, не прихоть ли это жены, не подкрепленная никакими разумными аргументами?

Как водится в таких случаях, изучение вопроса я начал с журнальных статей на эту тему, форумов в Интернете и опроса знакомых мужского пола, имевших соответствующий опыт. Мнения были разными.

Но главное, что я уяснил, – во время родов, или точнее во время схваток, я смогу облегчить страдания жены. Это и стало решающим аргументом для принятия положительного решения.

В конце концов, подумал я, по сравнению с тем, что предстоит испытать ей, мои усилия – сущий пустяк.

Какой-то интенсивной подготовки мы не проходили. Тем не менее общее представление о процессе я получил, а самое главное – должным образом настроился. В конце концов муж может просто держать жену за руку, и уже от этого ей будет легче.

Когда дома у жены начались первые схватки, я еще раз сверился с инструкциями по поводу дыхания и стал засекать время схваток. Эта информация, помнил я, может пригодиться врачам в роддоме. Уже в больнице мы оказались в отдельной палате и, по сути, были предоставлены сами себе. Врачи навещали нас примерно раз в 40-60 минут.

Свою задачу я сформулировал довольно просто: выполнять все просьбы жены, звать медперсонал, если что-то, как мне казалось, идет не так, и максимально внимательно наблюдать за действиями врачей: какие лекарства дают, какие анализы берут, зачем все это надо и какие будут последствия.

Последний пункт, скорее, для порядка, ведь в медицине я ничего не понимаю, но и находиться в полном неведении не хотелось.

Первое время нам это все казалось даже забавным – у нас еще были силы, чтобы смеяться, фотографироваться в палате, изучать медицинские приборы.

Однако уже через пару часов схватки участились и от жены я практически не отходил: каждые две минуты массировал ей спину, приносил воду, болтал о чем попало, чтобы хоть как-то ее отвлечь.

Отчетливо помню, что около пяти утра сознание периодически стало отключаться, накатила жуткая усталость и хотелось, чтобы все поскорее закончилось.

Финальную стадию родов я по просьбе жены провел за дверью. Наверное, я и сам не готов был оставаться там до конца (и дело даже не в физическом состоянии), а она мою неуверенность как-то почувствовала.

Вместе с тем именно эти 2-3 часа были для меня самыми тяжелыми. Не можешь ничем помочь и вынужден просто ждать. Ловишь взгляд каждого выходящего из палаты врача: “Ну как там?!” Они улыбаются и отвечают, что все в порядке.

А вдруг это только дежурные фразы? Вдруг они всегда так говорят? А если не все в порядке?

И тут я слышу оглушительный рев за дверью. “Да это же девочка!” – восклицает медсестра. Ну а дальше все как в тумане: выходит врач, берет меня за руку, закрывает мне глаза и ведет в палату. А когда открывает глаза, я вижу свою жену-красавицу и дочку, лежащую у нее на животе. И спустя месяц могу уверенно заявить: ни секунды не пожалел, что в этот момент я был там.

Компетентно

Нина Рыжкина, главный врач роддома N 1, Нижний Новгород:

– За два последних года я наблюдаю значительный рост популярности партнерских родов. Если еще недавно в нашем роддоме их не было совсем, то теперь это 2-3 процента от общего количества. Это, как мне кажется, вовсе не дань моде.

Дело в том, что сегодня молодые люди гораздо серьезнее стали относиться к планированию беременности.

Много внимания уделяется дородовой подготовке, будущие родители добровольно проходят медицинские обследования, консультируются со специалистами по планированию семьи.

Будущие мама и папа оба вовлечены в этот процесс, и естественно, что при таком подходе у них появляется желание пройти этот путь до конца вместе.

Если пара принимает решение рожать вместе, то, как правило, оба родителя целенаправленно к этому готовятся. Во-первых, это могут быть консультации у психолога. Во-вторых, занятия с акушером-гинекологом, который постарается максимально подготовить молодых людей, и особенно будущих пап, к тому, с чем им придется столкнуться на родах. Тот, кто предупрежден, – вооружен.

По своему опыту могу сказать, что после такой тщательной подготовки практически все пары только убеждаются в том, что совместные роды пойдут им на пользу. Исключениями являются те случаи, когда настрой мужчины изначально не был серьезным.

Я убеждена в том, что плюсов у партнерских родов (опять-таки при должном настрое и подготовке) гораздо больше, чем возможных минусов. Во-первых, это положительно сказывается на настроении женщины, ее эмоциональном состоянии.

Во-вторых, муж может физически облегчить родовые муки супруги. Во время схваток это может быть массаж спины, легкие поглаживания – обо всем этом подробно можно узнать во время подготовки к родам.

Ну и в-третьих, это ощущение единства, сплоченности семьи, которое останется с вами на многие годы вперед.

Если роды проходят сложно, муж ни в коем случае не должен нервничать и паниковать, иначе его настроение передастся жене. Точно так же не должны нервничать и врачи: если они контролируют ситуацию, отдают команды уверенным, спокойным голосом, то и родители будут чувствовать себя спокойно.

Еще один момент, который часто беспокоит будущую маму, – как будет относиться к ней муж, который увидит ее “некрасивой” или станет свидетелем слишком натуралистичных сцен.

На это я могу сказать, что при родах мужчина стоит у изголовья кровати и сам процесс организован так, что никаких лишних подробностей он увидеть не должен. К тому же женщина сама решает, до какой минуты муж нужен ей в палате, и в любой момент может попросить его выйти.

Все эти вопросы решаются индивидуально. Главное – не бояться и тщательно подготовиться, тогда партнерские роды доставят вам только радость.

Источник: https://rg.ru/2010/05/06/reg-pfo/rody.html

Папы на родах: «Потом – целибат до конца жизни»

Папа на родах

Ярослав, жена Настя, дочь Сонечка

Еще до беременности Настя говорила: не хочу, чтобы ты присутствовал во время родов! Но когда узнали про беременность, решили: только вдвоем. Стали читать форумы. На форумах в основном пишут люди, которые чем-то недовольны. Начитавшись страшилок, мы решили, что рожать лучше в космосе или в Тайланде. Но потом посоветовались с друзьями, погуглили и решили, что будем рожать в областном роддоме.

Мы ходили на курсы. Я думал: зачем мне занятия – книжку открою и почитаю. Но на занятиях оказалось интересно. Даже посмотреть на других пап, которые в таком же положении. Выяснилось, что вся механика родов такая сложная и интересная – настоящая головоломка.

А всем мальчикам интересно, как что устроено. На одном из занятий объяснили, что секс во время беременности не только не опасен, но даже полезен – это гормоны, которые стимулируют правильную родовую деятельность.

Все будущие папы после этой лекции выходили с задумчивой и немного рассеянной улыбкой.

…Схватки начались часов в 5 утра. Мы еще поспали, потом приняли душ и стали ждать, когда же появится необходимая интенсивность. Когда у Насти начала болеть поясница, я, наконец, почувствовал себя нужным – стал массировать ей спину. По словам Насти, это сильно облегчало боль. Я поверил, что мои руки волшебные: как только дотрагивался до Насти, она переставала страдать.

В последние полчаса родов доктор сказал мне, что привели другую женщину и что я должен освободить палату, а Настю перевезут в родзал. Я поверил. А потом выяснилось, что доктор спросил у жены, хочет ли она, чтобы я был в родзале. Говорят, в моменты родов отцы пугаются и ведут себя агрессивно, особенно, когда их не подпускают к женам поближе.

Через стенку я услышал, когда раздался детский крик. Я вошел: это была самая большая растерянность в моей жизни. Лежит жена – такая прекрасная! И я точно знаю, что хочу ее обнять и поцеловать. А в двух метрах лежит моя дочка. И я просто не знаю, куда идти! Ребенка мне дали на руки. Все говорят, что отцы в такие моменты могут плакать. Я никому не признаюсь, что было со мной.

Накануне самым сложным было представить обстановку родов. Если бы хотя бы раз нас завели и показали – вот на этой койке будет лежать ваша жена, а тут будете сидеть вы – было бы гораздо проще.

Андрей, жена Саша и сын Кирилл

Мы должны были рожать во втором роддоме, оказалось, что там есть курсы, которые нам нужны. Конечно, начитались форумов про всякие страхи и опасения. Особенно насчет секса: «После такого ждет целибат до конца жизни!» Вообще, неадекватных женщин на форумах, которые точно знают, как нужно жить, оказалось намного больше, чем можно представить.

Когда шли на курсы, представляли: мамы и папы лежат на мягких ковриках, качаются на мячиках и тренируют дыхание и массаж. Ничего подобного. Из всех лекций полезными были часа два. Остальное – информация для общего развития. Чтобы потом надоедать дурацкими рассказами, что «мамино грудное молоко – это кровь, переработанная железами».

…В чем заключалась моя функция в роддоме? Я делал массаж, который, оказывается, действительно помогает. Когда Саша час лежала с датчиком КТГ, я выполнял разные просьбы, дурацкие в том числе, болтал и напоминал то, о чем уже забывала Саша. Я был очень спокоен.

Возможно, мое спокойствие подействовало на медперсонал: акушерка принесла повязку и позвала меня в родзал. А мы с Сашей договорились, что я туда не пойду.

В родзале Саша мало реагировала на ругань доктора, но слушала меня: я заставлял ее вспоминать, что нужно делать, как нас учили. Доктора всем говорят одно и то же: ты плохо рожаешь, вот до тебя девочка делала все хорошо.

Уйдет Саша – следующей будут говорить то же самое. Я запомнил фразу: «Ай, у меня там что-то застряло!»

Обмороки отцов в родзале – это тоже миф.

Когда-нибудь, когда я стану старым дедом, буду рассказывать Кириллу, что первые полчаса его жизни с ним провел я. Я помню, что в голове у меня ничего не было, внешняя среда заставила меня обратиться в эти минуты к космосу – очень сложно ни о чем не думать. Да, наверное, глаза у меня увлажнились. 

Это важно, чтобы папа был на родах. Одни психологи говорят, что отец будет более привязан к ребенку – он знает, что пережила жена. Другие – что он будет больше привязан к жене. Для меня важно было то, что в роддоме я мог все контролировать.

Саша неоднократно вспоминала, что ее радовало то, что именно я принес ей первый раз ребенка, а не она получила его из рук чужой тети. Она запомнила, что когда все закончилось и начал отходить наркоз, я принес ей горячий чай и носки.

После наркоза всегда очень холодно – я был рядом, когда она проснулась, и у меня был чай и теплые носки. Пока она отогревалась, я принес ей ребенка. Именно это нас сильнее скрепило, если, конечно, можно было нас скрепить еще сильнее.

Все мысли и настоящее ощущение счастья пришли ко мне, когда я один шел домой три квартала от роддома. В квартире нужно было доделывать ремонт, я начинал осознавать всю ответственность, которая легла на нас с Сашей в один момент.

Саша, жена Аня, сыновья Марэк (старший) и Ян

У нас не было других вариантов – на роды мы шли только вместе. Аня, конечно, волновалась, а с поддержкой все проходит намного проще. Я редко волнуюсь и вообще ко всему отношусь спокойно, но когда у Ани отошли воды, я стал делать какие-то лишние телодвижения. Стал ходить по квартире, обдумывал, куда поставить стул для доктора, когда он приедет, какую одежду нужно с собой взять.

Хотя в данной ситуации я был не один раз – правда, только со стороны врача, когда работал на «скорой». Однажды принял роды в машине, причем без напарника. Это были «молниеносные роды» – есть такой термин в медицине. Ребенок просто со свистом «упал в штаны», и я привез в роддом уже двоих.

…Меня не пустили в родзал с Аней, но разрешили стоять в предоперационной. Доктор принимала уже вторые роды у моей жены. Как оказалось, партнерские роды – это все-таки роды в предродовой, до момента рождения. Но, стоя в предоперационной, я смог видеть все самое важное.

Меня пустили к ребенку, когда Анечка уже родила. Я сфотографировал не роды, а первые минуты жизни сына. Делал это без задней мысли – просто фотограф попал в родзал, чего еще было ожидать.

Единственное, Аня попросила не фотографировать какие-то неприятные для воспоминания моменты самих родов. Я понимаю, что есть куча суеверий и предрассудков, но люди недостаточно смелые.

Мы рады тому, что у нас есть эти уникальные кадры, и даже выкладывали их в интернет, что, кстати, возмутило многих: люди посчитали, что мы просто два «долбанутых придурка».

У меня нет ощущения, что после родов в моей голове что-то особенное щелкнуло, чего нет у других пап, кто не был на родах. Но я чувствую, что мы с Яном друг друга понимаем. Первым он бежит ко мне, кажется. И спать мы с ним идем вместе. Наверное, это еще и потому, что меня воспитывала только мать и нужно было смотреть и чему-то учиться. Видимо, именно этому я у нее научился.

Вообще, мы пришли к выводу, что в следующий раз в роддом не поедем, а будем рожать дома.

Источник: https://citydog.by/post/papy-na-rodakh/

Роль отца в родах

Папа на родах

Клиника ISIDA делает подарок будущим мамам – предлагает воспользоваться следующими специальными предложениями:

«ISIDA test drive» – это возможность получить бесплатно первую консультацию врача-гинеколога в отделениях клиники ISIDA:

  • ISIDA Оболонь;
  • ISIDA Левобережная;
  • ISIDA Печерск,

А также – пройти УЗ-исследование в этих отделениях.

Воспользовавшись специальным предложением «ISIDA test drive», Вы получаете возможность лично познакомиться с клиникой ISIDA, сформировать собственное мнение об уровне профессионализма специалистов клиники, сервисном обслуживании и т.д. Данное специальное предложение действительно только для пациенток в первом триместре беременности, которые еще ни разу не были в клинике ISIDA.
Подробнее: https://isida.ua/test-drive/

В клинике ISIDA более 70% родов – партнерские. И это – замечательно! Ведь кто, как не близкий человек, должен быть рядом в один из самых незабываемых, радостных моментов жизни.

Однако участие в таинстве появления на свет нового человека требует определенной подготовки. Если женщина идет на партнерские роды с мамой, сестрой или подругой – это одно.

Ведь женщины, которые имеют личный опыт родов, обычно легко ориентируются в своих «правах и обязанностях» в партнерских родах, тогда как мужчинам требуется предварительная подготовка к этому таинству.

В чем же она заключается?

По сути, беременность – это и есть подготовка к партнерским родам. Мужчине будет легче выполнить свою роль в родильном зале, если он будет вовлечен в процесс вынашивания ребенка с первых дней беременности.

Очень хорошо, если будущий папа участвует в визитах в женскую консультацию, знает о результатах всех анализов и охотно разговаривает по вечерам со своим еще не родившимся ребенком. Кроме того, беременность и роды – это не только особые физические, но и неповторимые психологические состояния, которые надо уметь понимать и принимать.

Если будущие мама и папа еще до родов находились на одной «волне», партнерские роды не станут для мужчины испытанием, и он безошибочно найдет способ быть полезным любимой женщине.

Что делать, когда «началось»?

В момент, когда у женщины начинаются схватки, для мужчины главное – сохранять спокойствие. Действуйте по ранее разработанному сценарию.

Позвоните в клинику, если роды начались дома, возьмите документы и личные вещи и отправляйтесь рожать. Если Ваша жена на момент начала схваток находится в клинике, постарайтесь отложить дела, которыми Вы занимались, и отправляйтесь к любимой.

Желательно излучать спокойствие – это именно то состояние, которого ждет от Вас будущая мама.

Отец в родильном зале

Роды в клинике ISIDA – это ваше таинство, свершиться которому помогут высококвалифицированные специалисты, «вооруженные» современным оборудованием, отслеживающим важнейшие показатели состояния роженицы и ребенка. Поэтому главная роль будущего отца в родильном зале – психологически поддерживать любимую женщину в ее радостном, но все-таки нелегком труде.

Глоток воды, удобное положение – это можно получить и от медперсонала, всегда готового облегчить состояние женщины во время родов. Но то же самое, но с рук любимого плюс его психологическая поддержка имеют удивительную действенность! Поэтому без сомнений вливайтесь в слаженную работу нашей команды в родильном зале. Будьте сдержанны, спокойны и уверены в том, что все будет хорошо.

Привет, малыш!

Первая встреча со своим ребенком навсегда остается в памяти даже самых сдержанных мужчин.

Некоторые отцы спокойно и уверенно берут на себя обязанность перерезать пуповину, другие предпочитают не участвовать в медицинских процедурах, а сосредоточиться на восприятии первого крика и движений малыша, которого сразу после родов выкладывают на живот маме.

Если же ребенок появляется на свет с помощью кесарева сечения, у отца возникает особая роль – сына или дочь (а иногда и двух детей сразу) выкладывают на грудь отцу. И ни с чем не сравнимая радость этого момента компенсирует все волнения, которые Вы пережили несколькими часами раньше!

Какими станут отношения между мужчиной и женщиной после партнерских родов?

Многолетний опыт нашей клиники свидетельствует: если решение об участии отца в родах было общим – отношения между мужчиной и женщиной только окрепнут. А опыт партнерских родов становится одной из самых дорогих частей семейной копилки воспоминаний.

Личный опыт отца

К решению о партнерских родах каждая семья приходит своим путем: иногда участие отца даже не обсуждается, и вопрос только в том, как правильно подготовиться, чтобы быть максимально полезным. Для других это тяжелая, с множеством неизвестных, задача.

О том, как это было в их случае, рассказывает Андрей Нестерук, который недавно пережил один из самых трогательных моментов в своей жизни.

Андрей Нестерук с женой Ириной, роды 25.03.2017

«Я ни секунды не сомневался в том, хочу ли я присутствовать на родах, ведь это один из важнейших моментов в истории нашей семьи, – рассказывает счастливый отец. – Единственным вопросом, который вызвал у нас сомнения, было то, сможет ли жена не думать во время родов, как она выглядит в моих глазах.

И не будут ли эти мысли мешать ей сосредоточиться на своих ощущениях и выполнять все советы врачей. Мы с ней решили, что сможет, – и не ошиблись.Что касается моего участия в партнерских родах, то хочу дать всем, кто намерен идти с женой «до конца», очень важный совет. Мужчине необходимо усвоить одно – что не он главный герой в данный момент.

Его присутствие должно быть активным лишь настолько, насколько это нужно его жене. Очень важно излучать спокойствие в этот стрессовый для будущей мамы момент. Пользы же от специализированной подготовки к родам мужа мало, ведь роды принимают профессионалы, в работу которых лучше не вмешиваться, пока они сами не скажут, как можно помочь.

В нашем случае оказалось, что мое присутствие дает жене стойкое ощущение комфорта, поэтому мы практически весь процесс родов были рядом, при постоянном тактильном контакте.

Самое большое вознаграждение ждет папу, который согласился на партнерские роды, когда он слышит первый крик своего малыша.

У нас были очень эмоционально напряжены роды из-за четырехкратного обвития пуповины вокруг шеи ребенка, поэтому когда мы наконец услышали крик своего сыночка, это был момент абсолютного счастья».

В момент, когда впервые раздается крик малыша, ты чувствуешь себя абсолютно счастливым человеком.
Это незабываемо.

Источник: https://isida.ua/rodyi/article/rol-ottsa-v-rodah/

Папа при родах (воспоминания очевидца)

Папа на родах

Борис Тараканов

Как только мы с Леной поняли, что у нас будет ребёнок, то сразу решили обойтись без каких-либо “родовых экспериментов” в собственной ванной, а родить в нормальном стерильном роддоме, но при моём непременном присутствии.

Чтобы во всеоружии подготовиться к предстоящему событию, мы обратились в один из не очень (в то время) дорогих медико-педагогических центров по ведению беременности и подготовке к родам. Там на нас сразу свалился новый термин — “беременная пара“…

В течение нескольких месяцев мы посещали занятия в Центре “САНЯ” (Страна абсолютно нового Я), где Лена обучалась дыхательной гимнастике, родовому аутотренингу, конспектировала лекции по всевозможным диетам, а Ваш покорный слуга изучал специальный обезболивающий массаж и вообще: что происходит, как реагировать, и что делать. Для будущих пап в Центре организовали отдельный курс, где по видеокассетам приучали к зрелищу родов. Впрочем, снято всё было очень ненавязчиво — вот роды в Бразилии, вот роды во Франции, вот роды в Германии. А вот как не надо рожать! И — бац! — вот вам, дорогие папочки, кадры с патологическими родами!..

Когда шок миновал, я утёр выступивший пот (впервые в жизни он был холодным!), и подумал про себя, что теперь мне уже ничего не страшно. Наверное…

Потом было ультразвуковое исследование. Я немного опоздал не него, так как ехал с работы, и, вбежал в кабинет, когда Лена уже лежала на кушетке (помню, что в этот момент она была необыкновенно красива!), а молодая врач водила по её животу внушительным прибором, смазанным чем-то скользким.

На небольшом тёмном экране танцевали причудливые комбинации точек и изломы линий. Пришлось прищуриться, чтобы согнать их в осмысленную картинку. Постепенно из абстрактного нагромождения символов на экране чётко вырисовался профиль головы и плеч нашего 24-недельного младенца (мозги не повернулись назвать его “плод”).

Он сосал пальчик и… улыбался! Допускаю, что последнее могло мне показаться, но каким-то внутренним чувством я знал, что это именно так — он улыбается потому, что ему хорошо! Потрясающее ощущение… Конечно, я тут же задал извечный вопрос, почему-то всегда волнующий будущих пап: “Мальчик или девочка?“.

Врач вновь поводила датчиком, помолчала и с неопределённостью в голосе сообщила, что ничего ТАМ разглядеть не может, и вполне вероятно, что: “…да вы, главное, не расстраивайтесь… и… не передумайте, пожалуйста, хорошо? Смотрите, какая… какой он у там вас красивый, здоровый!“. Ребёнок на экране шевельнулся, всем своим видом как бы отвечая на эти слова.

Разговорились с врачом. Оказалось, что несколько дней назад одна странная пара, несмотря ни на какие уговоры (“Да вы что, в Бога не верите, своих детей убивать??“), как раз по этому поводу взяла и передумала. А у них была совершенно здоровая, красивая малышка… Я заверил, что мы здесь не за этим, и, вообще говоря, это не та тема, которую “передумывают”.

Врач очень обрадовалась. Я подсел поближе к монитору, и мы все вместе с интересом рассматривали крошечные ручки, ножки, с удовлетворением убеждаясь, что развитие идёт так, как нужно.

Параллельно нас учили общаться с ещё не рождённым малышом, — рассказывать ему как прекрасен мир. Не знаю почему, но ещё в детстве, когда я думал, что у меня когда-нибудь будут дети, то всё время представлял себе сына.

То, что может родиться девочка, почему-то даже не приходило мне в голову. Интересно, что даже после слов врача, меня не покидало какое-то странное детское ощущение (а может быть надежда?), что вдруг ТАМ, всё-таки…

впрочем, я тут же гнал прочь эти мысли и даже ругал себя — какая разница, в конце концов! Кого Бог даст, тот и будет!

Каждый вечер я старался общаться с нашим будущим ребёнком, рассказывая ему сказки. Поначалу это выглядело довольно странно, но вскоре я уже не представлял себе вечера без такого вот импровизированного общения.

Через большой живот ощущалось, как маленькое существо нежно толкается и явно положительно реагирует на папин голос. Особенно мне нравилось легонько щекотать пяточку, которая иногда проступала вверху маминого живота.

Пяточка сразу убиралась, и мне казалось, что малыш там внутри улыбается. А может быть, даже смеётся.

В нашем доме постоянно звучала классическая музыка — и в записях, и “в живом исполнении”, т.к. Лена на 7-м месяце беременности решила “слегка поготовиться” к поступлению в один из московских музыкальных вузов на дирижёрско-хоровое отделение.

Конечно, я помогал ей, но не мог же я выучить и сдать за неё программу по фортепиано и дирижированию! Впрочем, выучить, наверное, мог бы, но вот сдать… Забегая вперёд, скажу, что уже на 8-м месяце Лена поступила и теперь ещё и учится.

Но это совсем другая история.

Увы, обещанный нам в Центре подготовки к родам специальный и недорогой родильный дом в самый неподходящий момент закрыли на плановую дезинфекцию. А ведь там нас ждала бы специально оборудованная Центром отдельная палата “на троих”: с музыкой, свечами, цветами… в общем, со всеми атрибутами, чтобы сделать роды романтическим семейным праздником. Согласитесь, это блестящая идея!

Всё началось с того, что в одно прекрасное утро Лена проснулась в мокрой постели — отошли воды! Мне пришлось брать ноги в руки и мчаться, что есть скорости, за направлением в “резервный роддом”. Роддом, оказался совершенно обыкновенным, но бригада врачей уже была предупреждена, что прибудет “подготовленная пара“.

Но всё это было несколько позже, а пока мы, памятуя данный нам в Центре инструктаж, суетливо упаковывали магнитофон, свечи, альбомы с красивыми пейзажами (а как же! Ведь нас научили, что во время схваток надо обязательно смотреть под музыку на что-нибудь красивое!) и много-много всяких вещей, которые, по нашему тогдашнему разумению, непременно должны были пригодиться в роддоме.

Огромный чемодан разбух, как свиноматка, и долго не хотел застёгиваться.

Вызвав такси и кое-как в него погрузившись, мы отправились туда, где должно было появиться на свет наше долгожданное чудо.

Общий вид: в приёмное отделение одного из московских родильных домов вваливается странного вида пара — дама на сносях и вспотевший молодой мужчина, сладострастно обнимающий большой чемодан с округлыми боками (ручка приказала долго жить ещё перед посадкой в такси).

Пожилая нянечка отложила вязание, посмотрела на нас поверх очков и гостеприимно поинтересовалась: “Ну! Чё пришли?” “А угадайте с трёх раз!“, — ответствовала будущая мама, положив руки на огромный живот.

Похоже, что весь этот балаган вокруг предстоящих родов её здорово развлекал…

В процессе регистрации данных о поступившей роженице, в приёмный покой зашёл зав. родильным отделением и, глядя на наш чемодан, поинтересовался: “Простите, вы, что, сразу с вокзала?“. “Да нет, мы… ну, вроде как…“. “А! Вы, наоборот, на вокзал…“.

Да нет же… здесь просто всякие необходимы вещи… ну, магнитофон там, свечи, …чтоб красиво… футболки всякие… альбомы…“. Судя по выражению, которое приняло лицо доктора, он решил сбегать за дежурным психиатром.

Но тут медсестра, которая оформляла наши бумаги, будничным тоном сообщила: “Да не обращайте внимания, это же те самые, подготовленные!“. “Ну что же Вы сразу не сказали!“, — доктор улыбнулся мне как родному брату, и через несколько минут мы уже были в родильном блоке. Одни.

То ли рожениц в этот день было мало, то ли… нет, не знаю, почему.

В течение нескольких часов я делал Лене обезболивающий массаж, как учили, и, похоже, много в том преуспел. Конечно, ни о какой музыке и свечах речи быть не могло, но альбом с пейзажами нам милостиво оставили, также как и наши небольшие венчальные иконы, которые мы тут же водрузили на подоконник.

Схватки шли, но слабые. Мы немного поприседали. Впрочем, приседал я, а Лена повисала у меня на руках — так нас научили в Центре.

И всё же не обошлось без капельницы, наполненной родовспомогающим препаратом с труднопроизносимым названием, и без простодушного заявления врача: “Не будете стараться родить — сделаем вот такое кесарево!“. При этом он впечатляюще воздел руки в интернациональном жесте “Вот такой вышины, вот такой ширины”.

Лена, конечно, сразу начала “стараться”, а я утроил свои массажные усилия. Вдвоём мы наперебой уговаривали нашего малыша не тянуть со свиданием с Белым Светом, и родиться побыстрее.

Сам момент родов отложился у меня в памяти на все сто: Лена полулежит на специальном столе, я стою рядом, делаю ей массаж обезболивающих точек и слежу, чтобы она не напрягала лицо. Вокруг нас колдует бригада врачей и акушерок. Роды шли минут двадцать.

Вот вынырнула очаровательная слегка вытянутая головка, затем правая ручка, левая, и вот наш малыш изящным движением “вывинчен” из родового прохода и на руках врача предстаёт перед нами во всей своей новорождённой красе — мальчик!!! “Борис Борисович!“, — выдыхает Лена, а я буквально немею от охватившего меня чувства нежности и благодарности. На лице у неё слезинки и — Счастье! Говорят, что на моём лице в этот момент было тоже самое. И вот наш Борис Борисович уже лежит у мамы на животе и своим “А-а-а-а…” сообщает о приходе в этот мир.

Потом был визит неонатолога, всякие осмотры, замеры-взвешивания, оценка по шкале Апгар, после чего свёрток, весом в 3 килограмма 150 грамм перекочевал ко мне на руки. Это сопровождалось словами старшей акушерки: “Папаша, погуляй-ка с сынком в коридоре — мы вашу маму пока осмотрим, а это лучше без посторонних глаз“.

И вот держу я на руках это маленькое, но безумно красивое существо, с которым так долго имел только “невидимое общение”, и пытаюсь вглядеться в его личико. Глаза наши встретились. И в этот момент мир перевернулся.

Я вдруг совершенно осознал, что я не только муж и хозяин, но ещё и отец — кажется, мне открылось одно из истинных значений этого слова…

Около получаса я ходил с новорождённым сыном по коридору, что-то рассказывал ему, по-моему, даже пел… Потом мы вернулись к нашей маме, усталой, но очень радостной.

Я подсел к ней на родильный стол так, чтобы наш сын оказался одновременно и у неё и у меня на руках. “На тебя похож…“, сказала Лена, а Борис Борисович сладко позёвывал.

Он был совершенно спокоен, — ведь рядом были и мама, и папа.

Похоже, что ему сразу понравился этот мир.

Об авторе: Борис Игоревич Тараканов, родился в 1968 году, окончил Государственную Академию управления и дирижёрско-хоровое отделение Московского государственного университета культуры (творческая мастерская доцента Е.М. Круговой). Работает в Центральном банке России.

Источник: http://semashko.tomsk.ru/departments/psychological-service/joint-childbirth/dad-at-birth.php

«Я всё видел, и это мне не мешает»: интервью с отцом, побывавшем на третьих и шестых родах жены

Папа на родах

«Буду с тобой в радости и в минуты слабости» — это про Василия и Марию Комковых

Мария Комкова / Instagram.com

Василию Комкову из Самары 35 лет, он успешный айтишник, но при этом ему не страшны ни бессонные ночи, ни грязные подгузники, ни детские плачи, ни… совместные роды.

В семье Марии и Василия Комковых подрастают шестеро детей: Настя (14 лет), Вася (11), Ира (9), Василиса (5), Федя (4) и недавно родившийся Коля. Героический папа видел собственными глазами появление на свет двух из них — Иры и Коли. Василий рассказал 63.

RU, зачем он пошел с женой на совместные роды и как изменилось его отношение к супруге после этого.

«Роднее супругов не должно быть никого»

— Василий, сколько вам было лет, когда вы пошли с женой на первые совместные роды? Кто был инициатором такого шага?

— Мне тогда было 26 лет. Решение вопроса совместных родов во многом зависит от женщины. Для кого-то проще, чтобы никто из близких не присутствовал в такой сложный период. А есть те, для которых присутствие мужа — это помощь. Им проще, когда рядом находится родной человек. Моя жена из таких.

Мы как люди верующие считаем, что роднее супругов не должно быть никого, и полностью разделяем это мнение из Евангелия. Второй момент: когда муж присутствует при родах, меньше вероятности грубого отношения к роженице со стороны персонала.

Так что к совместным родам мы пришли вместе: супруга этого хотела, и я тоже.

— На каком месяце беременности Ирой пришли к такому решению о совместных родах?

— Насколько я помню, мы заранее договаривались, что третьего ребенка идем рожать вместе. Окончательно решили примерно в середине срока. Врачи готовы были пойти навстречу.

С детьми Василий сам немного ребенок. На фото с дочерью Ириной

Алексей Ногинский

— В каком роддоме это было?

— Первые пятеро появились на свет в роддоме больницы Пирогова. И с двумя старшими детьми мне категорически не разрешили присутствовать на родах. Девять лет назад, с Ирой, врачи были уже более лояльными.

И разрешили присутствовать, если в родзале в этот момент не будет других рожениц. Так и сложилось. С четвертым и пятым повезло меньше: вместе с супругой рожали еще женщины, и меня разворачивали буквально уже от дверей.

С шестым ребенком решили попробовать платную клинику.

— Во время совместных родов вы просто наблюдали или пытались помочь?

— Пытался помочь. Делал массаж, спрашивал у врачей, что нужно сделать в тот или иной момент. Всё время был вместе с супругой, не прерывался ни на что. И видел весь процесс целиком. С Иришей я сам разрезал пуповину. А вот с Колей не успел вовремя продезинфицировать руки.

«Помогал как мог», — вспоминает Василий о совместных родах

Мария Комкова / Instagram.com

«Первая эмоция — радость за жену»

— Помните самую первую эмоцию после того, как на ваших глазах на свет появлялись дети?

— Самая первая эмоция — это радость за жену, которая закончила весь свой большой труд. Когда она облегченно вздыхает, и ты понимаешь, что помощи и внимания ей уже надо меньше, тогда можно переключиться на ребенка.

— Волновались во время первых совместных родов? Готовились к ним каким-то образом?

— Я опирался на знание о самом себе, как я веду себя в сложных ситуациях. Видимо, я что-то об этом читал, но уже точно не вспомню.

А что касается волнения, то, конечно, я волновался. На твоих глазах близкий человек мучается, но надо стараться не показывать волнения и переживаний, надо стараться помочь.

И доктора видят, что ты во время процесса вменяем, и позволяют принимать участие, а не просто наблюдать. Например, во время вторых совместных родов врачи попросили меня перенести жену на руках.

Они понимали, что я в себе и я ее не уроню. 

Собрать всех в одном кадре не просто: Василий и Мария с детьми Васей, Василисой, Федей, Колей (в коляске), Настей и Ирой (слева направо)

Алексей Ногинский

— На вторые роды шли более уверенным?

— Нет, за супругу переживал так же, как и в первый раз. Понимаешь, что с каждым последующим ребенком легче супруге не становится, всё так же сложно. И конечно, волнуешься за малыша.

«Я увидел в жене новые грани»

— Есть мнение, что мужчины после совместных родов относятся к жене по-другому. Кто-то лучше, кто-то хуже. Как получилось у вас?

— Мужчины на родах ведут себя по-разному. Кто-то безучастен, кто-то теряется, у кого-то, может быть, возникает брезгливость к женщине. Для меня такой проблемы принципиально не существует.

Акушерки даже предлагали не смотреть сам процесс появления на свет малыша, но я всё видел, и мне это не мешает. К супруге я стал относиться после совместных родов только лучше.

Я пережил с ней двое родов, мне удалось понять и соучаствовать в этом процессе. И мои чувства к ней только окрепли.

— Ваша самооценка выросла после совместных родов? Открыли в себе какие-то новые грани?

— У меня повысилась оценка супруги, в ней я увидел какие-то новые грани. В себе ничего нового не открыл.

— Рассказывали друзьям или родственникам, что идете на роды с женой? Они пытались отговорить или дать какие-то советы?

— Все семейные вопросы решаем только с женой, никого не вовлекаем, даже для консультации.

— А какие советы можете дать сомневающимся парам, которые ждут ребенка, но не могут решить, идти мужчине на роды или нет?

— Во-первых, они знают друг друга лучше и должны ориентироваться на это. Надо учитывать, какой муж по характеру. Как ведет себя в сложных ситуациях? А мужчинам, которые уверены, что справятся, могу посоветовать одно: если супруге хочется, он должен присутствовать на родах.

Вместе и отдыхать веселее. Фото сделано до рождения Коли

Мария Комкова / Instagram.com

— Если у вас будут еще дети, пойдете с женой на роды? Хотите еще детей?

— Да, безусловно, пойду на совместные роды. Если мы с супругой решим, что нам хочется видеть еще одного родного человека в нашей семье, то думаю, что мы в этом себе не откажем. Но загадывать не будем.

— Помогаете жене с детьми? Вы занимаете руководящую должность, с семьей получается проводить много времени?

— Конечно, с детьми помогаю. Я работаю в большой международной IT-компании. И у нас, у сотрудников, может быть скользящий график, главное — работа на результат. В сфере IT-технологий я работаю уже давно, это позволяет получать нужный результат, не перерабатывая и оставляя время на семью.

— Старшие дети не ревнуют к новорожденному?

— Вопроса ревности у нас в семье нет, но не думаю, что мы делаем что-то волшебное. Многое зависит от детей и их характеров. Конечно, мы стараемся никого не выделять, больше любви кому-то одному не давать.

Дома у Комковых никогда не бывает скучно 

Роман Данилкин

Источник: https://63.ru/text/relations/66219568/

Для родителей
Добавить комментарий