Перинатальная энцефалопатия

Перинатальная энцефалопатия у детей

Перинатальная энцефалопатия

ПЕРИНАТАЛЬНАЯ ЭНЦЕФАЛОПАТИЯ У ДЕТЕЙ

Ревазова А.Б., Тадеева С.Х. , Албегова Б.В.

Северо-Осетинская государственная медицинская академия, кафедра госпитальной педиатрии, г. Владикавказ

Цель исследования – анализ течения заболеваемости и результатов проводимой терапии перинатальной энцефалопатии (ПЭП) у детей по данным психоневрологического отделения РДКБ.

Обследовано 80 детей с ПЭП в возрасте от 1 месяца до 17 лет. Из них 45 (56,2%) мальчиков и 35 (43,8%) девочек. Контингент больных был преимущественно городской (54%). Проводилась экспертная оценка анамнеза матери.

Отягощенный акушерский анамнез отмечен почти у всех матерей – 90% (угроза прерывания, токсикозы I, II половины беременности, внутриутробная гипоксия, преждевременные роды). Хроническая внутриутробная гипоксия плода отмечалась в 24% случаев.

У 30% беременных родовспоможение путем кесарева сечения.

Всем больным было проведено комплексное клинико-лабораторное обследование: оценка общего состояния, характеристика физического и нервно-психического развития, выявление ведущих патологических синдромов. Инструментальные методы исследования включали нейросонографию, электроэнцефалографию, эхоэнцефалографию.

Результаты исследования показали, что последствия ПЭП у детей проявились в виде задержки психомоторного развития (ЗПМР) в 50% случаев, гипертензионно-гидроцефальных изменений в 38%, синдрома двигательных нарушений в 22%, судорожного синдрома в 13,7% случаев. Необходимо отметить, что у каждого больного имело место сочетание 2-х и более синдромов.

Оценка мышечного тонуса у детей с ПЭП выявила диффузную мышечную гипотонию у 37,5% детей, умеренную мышечную гипотонию у 13,7%, дистонус мышц наблюдался у 15% больных, гинертония мышц у 23,8%, диффузная мышечная гипертония у 5%. Без нарушения тонуса мышц было всего 5% детей. А как известно, дети с диффузной мышечной гипертонией угрожаемы по развитию детского церебрального паралича.

По показаниям больным проводились консультации узких специалистов: окулиста, ортопеда, кардиолога, гематолога. Помимо основного заболевания имели место и сопутствующие заболевания.

Наиболее часто отмечались дисплазия тазобедренных суставов – у 11 детей, рахит у 8, деформация стоп у 7 детей, в единичных случаях наблюдались гипотрофия, кривошея, врожденный порок сердца, анемия, ангиопатия сетчатки и астигматизм. Лечение проводилось дифференцированно с учетом клинических синдромов и периода заболевания.

В остром периоде терапия осуществлялась в родильном доме или в отделении патологии новорожденных. В неврологическое отделение больные поступали уже в восстановительном периоде или в периоде остаточных явлений.

На данном этапе, учитывая прогредиентное течение ПЭП, лечение было направлено на стимуляцию роста мозговых капилляров, улучшение трофики поврежденных тканей, восстановление функциональной зрелости нервных клеток, нормализацию мышечного тонуса.

Больным назначали ноотропные средства, улучшающие энергетические и метаболические процессы в мозге (пантогам, энцефабол, пирацетам, глицин, фенибут и др.), витамины группы В, АТФ, продолжали начатую в остром периоде дегидратационную терапию, обычно диакарбом. С целью улучшения мозгового кровообращения применяли препараты сосудисто-восстановительного ряда (кавинтон, циннаризин, или стугерон, трентал). Противосудорожная терапия включала применение седуксена, депакина, радедорма, конвуль-сина. Большая роль отводилась физиотерапевтическим методам, в частности, электрофорезу, парафиновым аппликациям, широко использовали методы ЛФК и массажа, проводились занятия в сенсорной комнате. Положительная динамика отмечалась практически у всех больных.

Таким образом, у большинства детей отмечалась ЗПМР, по-видимому, обусловленная нарушением формирования высших корковых и статико-моторных функций.

Результаты исследований показали, что при своевременной диагностике и адекватной терапии ПЭП прогноз заболевания благоприятный.

ЛИТЕРАТУРА

1. Журнал научных статей. Здоровье и образование в XXI веке. 2007. Т. 9. № 4.

2. Журнал научных статей. Здоровье и образование в XXI веке. 2006. Т. 8. № 4.

3. Журнал научных статей. Здоровье и образование в XXI веке. 2005. Т. 7. № 4.

4. Журнал научных статей. Здоровье и образование в XXI веке. 2004. Т. 6. № 4.

5. Журнал научных статей. Здоровье и образование в XXI веке. 2003. Т. 5. № 4.

6. Журнал научных статей. Здоровье и образование в XXI веке. 2002. Т. 4. № 4.

7. Журнал научных статей. Здоровье и образование в XXI веке. 2001. Т. 3. № 4.

8. Журнал научных статей. Здоровье и образование в XXI веке. 2000. Т. 2. № 4.

9. Электронный научно-образовательный вестник «Здоровье и образование в XXI веке». ЦКЪ: Шр://е-pubmed.org/isu.html. 2007. Т. 9. № 12.

10. Электронный научно-образовательный вестник «Здоровье и образование в XXI веке». ЦКЪ: http://e-pubmed.org/isu.html. 2006. Т. 8. № 12.

11. Электронный научно-образовательный вестник «Здоровье и образование в XXI веке». ЦКЪ: Ы1р://е-pubmed.org/isu.html. 2005. Т. 7. № 12.

12. Электронный научно-образовательный вестник «Здоровье и образование в XXI веке». ЦКЪ: http://e-pubmed.org/isu.html. 2004. Т. 6. № 12.

Материалы! IX международного конгресса «Здоровье и образование в XXI веке» РУДН, Москва

13. Электронный научно-образовательный вестник «Здоровье и образование в XXI веке». ЦКЪ: http://e-pubmed.org/isu.html. 2003. Т. 5. № 12.

14. Электронный научно-образовательный вестник «Здоровье и образование в XXI веке». ЦКЪ: http://e-pubmed.org/isu.html. 2002. Т. 4. № 12.

15. Электронный научно-образовательный вестник «Здоровье и образование в XXI веке». ЦКЪ: http://e-pubmed.org/isu.html. 2001. Т. 3. № 1.

16. Электронный научно-образовательный вестник «Здоровье и образование в XXI веке». ЦКЪ: http://e-pubmed.org/isu.html. 2000. Т. 2. № 1.

Материалы! IX международного конгресса «Здоровье и образование в XXI веке» РУДН, Москва

Источник: https://cyberleninka.ru/article/n/perinatalnaya-entsefalopatiya-u-detey

Опыт ведения детей с последствиями перинатального поражения нервной системы в течение первого года жизни в амбулаторных условиях

Перинатальная энцефалопатия
Авторами обоснована важность своевременной диагностики и раннего лечения детей с диагнозом перинатальной энцефалопатии.

 

Дети, у которых диагноз перинатальной энцефалопатии поставлен в течение первых месяцев жизни и которым в комплекс лечения введен современный полипептидный препарат Кортексин, имели более короткие сроки лечения, более быструю ликвидацию задержки становления моторных функций, психоэмоционального, предречевого развития, а редукция патологических ультразвуковых паттернов проходила без формирования сосудистых дистоний.

Таблица 1. Динамика частоты выявления синдромов негрубых неврологических нарушений у детей первого года жизни с диагнозом ПЭП в исследуемых группах в зависимости от возраста

Рис. Динамика основных синдромов негрубых неврологических нарушений: А – в группе Кортексина, Б – в контрольной группе

Таблица 2. Динамика частоты выявления патологических ультразвуковых паттернов у детей первого года жизни с диагнозом ПЭП в исследуемых группах в зависимости от возраста

Методы исследования В работе у детей с диагнозом ПЭП определялась взаимосвязь неврологического статуса с данными нейровизуализации в течение первого года жизни и оценивалась эффективность разных способов ведения этих пациентов. Отобрана группа детей в возрасте от 1 месяца до 1 года с диагнозом ПЭП. Дети были доношенными, с массой тела 3000–3850 г. С рождения у всех пациентов зарегистрированы клинические признаки перинатального поражения ЦНС гипоксически-ишемического генеза. Оценивались соматический статус, анамнез, неврологический статус, моторное развитие, предречевое развитие пациента, данные нейровизуализации и допплерометрии. Наблюдение велось в течение первого года жизни. В рамках национального проекта «Здоровье» введен план диспансерного ведения детей от 0 месяцев до 12 месяцев, включающий обязательный осмотр детей в возрасте 1 месяца, ультразвуковую диагностику с применением допплерографии. На протяжении 1 года невролог оценивал состояние детей в возрасте 3 месяцев, 6 месяцев, 12 месяцев. При выявлении ПЭП осмотр неврологом осуществляется по мере необходимости, нейросонография проводится в возрасте 1 месяца, далее – по показаниям. Группа обследованных детей состояла из 119 пациентов, у которых была диагностирована ПЭП трех степеней тяжести:

  • легкая степень ПЭП – у 81 ребенка (68,1%). Отмечены небольшие отклонения в процессе беременности и родов, легкие симптомы поражения ЦНС, быстрое восстановление кровотока, умеренные структурные нарушения;
  • средняя степень ПЭП – у 35 детей (29,4%). Отмечены комбинированные факторы повреждения ЦНС – внутриутробные и родовые, но без реанимационных мероприятий. Дети имели структурные изменения головного мозга, нарушения церебральной гемодинамики;
  • тяжелая степень ПЭП – у 3 детей (2,5%). В этой группе выявлены: отягощенный акушерский анамнез, глубокая недоношенность, внутриутробные инфекции, реанимационные мероприятия после родов, структурные нарушения головного мозга, нарушения гемодинамики [7].

В зависимости от проводившегося лечения пациенты были разделены на 2 группы: первую составили 63 ребенка, вторую – 56. План лечения в первой группе включал (в зависимости от синдромов) назначение фармакотерапии – сосудистых препаратов, антигипоксантов, нейротрофов, препаратов, снижающих выраженность внутричерепной гипертензии, а также немедикаментозную терапию – физиотерапевтическое лечение (ФТЛ), лечебную физкультуру (ЛФК), массаж. Вторая группа помимо вышеуказанного лечения получала инъекции Кортексина в дозе 0,5 мг/кг/сут в течение 10 дней. Кортексин назначался в ранний восстановительный период. Согласно представлениям о механизме действия препарата, в этот период он в большей степени осуществляет метаболическую регуляцию, несет информацию о «нормальном» клеточном метаболизме, запускает синтез внутриклеточного белка и способствует восстановлению межклеточных контактов. Именно в ранний восстановительный период происходит стимулирование процессов репарации, регенерации, обусловленное действием серотонинергической системы (нейротрофическое действие – рост глиальных элементов и увеличение количества дендритов). Контроль динамики ПЭП осуществлялся путем оценки неврологического статуса и ультразвуковой визуализации с применением допплерометрии в режимах цветового и импульсно-волнового допплеровского исследования. Исследование проводилось на аппаратах Philips HD3, датчики C 4-2, C 5-2, L-9-5, и Унисон 2-03, датчики СА 621, LA 523, PA 230. Результаты исследования и обсуждение В течение периода наблюдения в группах исследования у 2 детей отмечена аллергическая реакция на сироп Пантогам, у 1 ребенка – на Элькар. Случаев непереносимости Кортексина не зафиксировано. В таблице 1 представлено распределение пациентов в зависимости от основных клинических синдромов, наблюдаемых у них в период от 1 до 12 месяцев: синдром повышенной нервно-рефлекторной возбудимости (СПНРВ), синдром двигательных нарушений (СДН) (гиперкинетический синдром, синдром мышечной гипотонии, мышечного гипертонуса, гемипареза), синдром задержки темпов двигательного развития (СЗТДР), синдром вегето-висцеральных расстройств (СВВР), синдром нарушений предречевого развития (СНПРР), синдром внутричерепной гипертензии (СВЧГ). Часть пациентов имели сочетание данных синдромов в различных комбинациях. Более наглядно клиническая динамика распространенности тех или иных неврологических синдромов ПЭП у детей в двух группах за период наблюдения от 1–3 месяцев до 8–12 месяцев представлена на рисунке. Как видно из представленных данных, в течение года статистически значимое (p < 0,05) изменение частоты встречаемости тех или иных синдромов отмечено у детей как в 1-й, так и во 2-й группе. При этом уменьшение доли пациентов с синдромами повышенной нервно-рефлекторной возбудимости, задержки темпов двигательного развития, внутричерепной гипертензии происходило достоверно быстрее в группе применения Кортексина (p < 0,05). В ходе исследования было установлено, что динамика синдрома вегето-висцеральных расстройств не зависела от проводимого лечения, так как в обеих группах к 1 году (8–12 месяцев) произошло снижение доли детей с этим синдромом до 0%. Выявление достоверных различий между группами в отношении синдрома вегето-висцеральных расстройств на фоне терапии Кортексином или без терапии Кортексином было затруднено в связи с низкой частотой синдрома в обеих группах (у 11,1% детей в 1-й группе, у 10,7% во 2-й группе). У детей, пролеченных Кортексином, распространенность синдрома двигательных нарушений снизилась с 33,9% в возрасте 1–3 месяцев до 8,9% в возрасте 8–12 месяцев (p < 0,05), а в контрольной группе, наоборот, отмечен достоверный рост частоты этого нарушения с 23,8 до 31,8% (p < 0,05). Аналогичная тенденция наблюдается и в динамике синдрома нарушения предречевого развития: у детей контрольной группы отмечен достоверный рост (p < 0,05) частоты данного синдрома, в то время как в группе Кортексина – достоверное снижение (p < 0,05) доли детей с нарушениями предречевого развития. Данные по выявленным при ультразвуковом исследовании измененным ультразвуковым паттернам отображены в таблице 2. Как видно из представленных данных, у детей обеих групп исследования в течение года имело место изменение распространенности ультразвуковых синдромов. Достоверное снижение (p < 0,05) частоты таких ультразвуковых паттернов, как повышение эхогенности перивентрикулярной области и повышение индекса резистентности (RI, resistance index) по ПМА более 0,7 за период от 1–3 месяцев до 8–12 месяцев, отмечается у представителей обеих групп; доля пациентов с этими синдромами в обеих группах уменьшается до 0%, поэтому эффективность лечения по этому критерию оценить невозможно. Но темпы редукции этих синдромов во 2-й группе были выше, чем в 1-й группе. В отношении остальных ультразвуковых синдромов у пациентов обеих групп наблюдается недостоверное снижение доли детей с выявленными нарушениями (p > 0,05), что связано с исходно низкой частотой данных ультразвуковых нарушений в обеих группах. При оценке динамики такого ультразвукового паттерна, как ускорение кровотока по вене Галена, можно отметить рост частоты выявления этого синдрома у детей 1-й группы с 6,3% в возрасте 1–3 месяца до 33,3% в возрасте 4–7 месяцев, а к 8–12 месяцам частота выявления данного паттерна снижалась до 15,9%, что более чем в 2 раза превосходило частоту в период 1–3 месяца. У детей 2-й группы частота обнаружения этого нарушения исходно составляла 10,7% в 1–3 месяца и постепенно снижалась до 1,8% к 8–12 месяцам, то есть частота паттерна ускорения кровотока по вене Галена у детей с ПЭП в возрасте 8–12 месяцев на фоне терапии Кортексином была в 8,8 раз ниже, чем у пациентов контрольной группы. Сходная картина динамики распространенности патологических паттернов в сравниваемых подгруппах отмечена для всех ультразвуковых паттернов. Таким образом, характеризуя неврологический статус у детей двух групп исследования, необходимо отметить, что пациенты, получавшие Кортексин в ранний восстановительный период, в целом показывали более стабильные результаты в отношении формирования навыков моторного развития, становления речевой функции, психоэмоционального фона; у них отмечался более быстрый регресс патологической неврологической симптоматики по сравнению с пациентами группы контроля. В группе детей, не получавших лечение Кортексином, кроме задержки редукции неврологической симптоматики можно отметить следующие особенности динамики ультразвуковых паттернов: повышение эхогенности перивентрикулярной области и повышение индекса резистентности, выявленные в период 1–3 месяца, сменялись в последующем расширением боковых желудочков и межоболочечных пространств, появлением анэхогенных включений в сосудистых сплетениях, повышением скорости венозного оттока по большой мозговой вене (вене Галена). Напротив, у детей, получавших Кортексин, признаки перивентрикулярной ишемии и повышение индекса резистентности по ПМА исчезали без формирования других патологических ультразвуковых паттернов. А положительная динамика данных нейровизуализации опережала положительную динамику клинической картины. Из представленного материала следует, что более быстрая ликвидация неврологических синдромов у детей из 2-й группы и благополучное разрешение явлений перивентрикулярной ишемии обусловлены включением на ранних этапах в комплексную терапию пептидного препарата Кортексин. Добавление Кортексина в схему терапии позволяет сократить сроки лечения, уменьшить количество назначаемых пероральных препаратов, количество курсов медикаментозной терапии, немедикаментозного лечения, включающего физиотерапевтическое лечение, лечебную физкультуру и массаж. Выводы В проведенном исследовании показана возможность эффективного амбулаторного лечения детей с ПЭП. При этом выявлено следующее:

  • Применение Кортексина в раннем восстановительном периоде способствует регрессу неврологической симптоматики и сокращению сроков лечения перинатальных поражений ЦНС, снижает частоту формирования сосудистых дистоний.
  • Кортексин не дает осложнений, аллергических реакций, хорошо сочетается с другими методами лечения.

Таким образом, применение Кортексина в амбулаторных условиях оправдано, эффективно и может являться методом выбора при терапии данной патологии у новорожденных и детей первого года жизни.

Источник: https://umedp.ru/articles/opyt_vedeniya_detey_s_posledstviyami_perinatalnogo_porazheniya_nervnoy_sistemy_v_techenie_pervogo_go.html

Гродненская областная детская клиническая больница

Перинатальная энцефалопатия
Подробности

10 Май 2018

2772

недвижимость за границей
лучшие SPA курорты

Энцефалопатия у детей

Диагноз энцефалопатия у детей стал ставиться все чаще, что очень пугает тысячи родителей. Это заболевание действительно является весьма серьезным и требует неотложного начала комплексного лечения во избежание различных осложнений. Своевременное начало адекватной терапии может привести к полному выздоровлению ребенка.

Поставленный врачом диагноз энцефалопатия может ставить в тупик родителей, которые не знают, что это такое. Этот термин подразумевает целую группу заболеваний мозга ребенка, не связанных с воспалительными процессами.

Это диффузное расстройство развивается под воздействием различных причин и заключается в повреждении мозговых клеток.

Что же это такое?

Перинатальная энцефалопатия (ПЭП) – мозговая дисфункция, вызванная гипоксическим, травматическим, инфекционным, токсико-метаболическим воздействием на центральную нервную систему  плода и новорожденного.

В структуре патологии нервной системы детского возраста перинатальная энцефалопатия составляет более 60%.

Последствия перинатальной энцефалопатии у детей могут варьировать от минимальной мозговой дисфункции и вегето-сосудистой дистонии до гидроцефалии, ДЦП и эпилепсии. Какие же причины ложатся основу данной патологии?

Ведущей причиной повреждения головного мозга плода и новорожденного в перинатальном периоде выступает внутриутробная гипоксия. Внутриутробная  гипоксия возникает при  заболеваниях беременной (пороки сердца, сахарный диабет, пиелонефрит, гипертоническая болезнь и др.

), неблагополучного протекания беременности (угроза выкидыша, внутриутробные инфекции, гемолитическая болезнь плода, гестоз, фетоплацентарная недостаточность) и родов (узкий таз, преждевременные роды, затяжные или стремительные роды, слабость родовой деятельности и пр.).

Повреждающее действие на плод могут оказывать вредные привычки беременной (курение, употребление алкоголя и наркотических веществ), прием потенциально опасных для плода лекарственных препаратов, профессиональные вредности, экологическое неблагополучие.

Кроме этого, перинатальная гипоксическая энцефалопатия может развиваться и в первые дни после рождения, например, при синдроме дыхательных расстройств, врожденных пороках сердца, сепсисе новорожденных и т. д.

 Независимо от непосредственной причины, во всех случаях гипоксического поражения ЦНС пусковым механизмом служит недостаток кислорода. Другие дисметаболические нарушения обычно возникают вслед за гипоксическим поражением ЦНС.

Роль играют и родовые травмы.

В течении перинатальной энцефалопатии выделяют острый период (первый месяц жизни), ранний восстановительный (до 4-6 месяцев) и поздний восстановительный периоды (до 1-2-х лет) и период остаточных явлений.

Легкая степень перинатальной энцефалопатии- это наиболее частая форма. Проявлением этой формы служат следующие симптомы: повышенная спонтанную двигательная активность новорожденного, трудности засыпания, поверхностный беспокойный сон, частый плач, мышечную дистонию, тремор подбородка и конечностей.

Такое поведение малыша может заметно обеспокоить родителей, но важно знать, что при правильном уходе, режиме и подобранном лечении перечисленные нарушения обычно обратимы и регрессируют в течение первого месяца жизни.

Недоношенные дети с легкой формой перинатальной энцефалопатии составляют группу повышенного риска по развитию судорожного синдрома.

Среднетяжелая форма перинатальная энцефалопатия обычно протекает с синдромом угнетения ЦНС и гипертензионно-гидроцефальным синдромом, ослаблением нормальных рефлексов; локальные неврологические поражения (сходящееся косоглазие, опущение верхнего века); распространенная мышечная слабость; частые беспричинные вскрикивания. Вышеуказанные изменения обратимы на протяжении первых 3-4 месяцев жизни.  Необходимо внимательно следить за ребенком и в случае затяжных проявлений характера обратится к врачу за консультацией по данному вопросу.

Тяжелая форма перинатальной энцефалопатии характеризуется прекоматозным или коматозным состоянием сразу после рождения. Тяжелые случаи энцефалопатии часто прогрессируют.

В остром периоде лечение ребенка с перинатальной энцефалопатией осуществляется в отделении патологии новорожденных. Медикаментозная терапия назначается с учетом преобладающих синдромов перинатальной энцефалопатии.

С целью нормализации метаболизма нервной ткани и повышения ее устойчивости к гипоксии осуществляется инфузионная терапия – введение растворов глюкозы, калия, кальция, препаратов магния и т.д.

Медикаментозная терапия может заключаться в приеме:  нейропротекторов (ноотропные препараты, аминокислоты), которые призваны восстановить структуру мозга и предотвратить негативное воздействие на нейроны; препараты для улучшения кровоснабжения мозга; витамины группы В, которые помогают улучшить обменные процессы в мозговых клетках; медикаментозные средства устраняющие симптомы (снимающие гипертонус мышц, судороги, исправляющие двигательные дисфункции).

В домашних условиях параллельно с любым назначенным лечением важно организовать ребенку правильное и сбалансированное питание, регулярные прогулки на свежем воздухе. Также важно нормализовать режим дня с регулированием сна и бодрствования. Детям с энцефалопатией выбор лекарственных препаратов проводит врач невролог поликлиники.Лечебная физкультура, плавание, массаж, физиопроцедуры (амплипульстерапия, электрофорез), гомеопатическая терапии, фитотерапия также могут помочь в лечении данной патологии. Эффективность лечения повреждений мозга у новорожденного зависит от своевременности постановки диагноза, назначения полноценного и комплексного лечения в соответствии с существующими проблемами, а также строгого выполнения всех рекомендаций специалистов. В таком случае большинство детей имеет благоприятные прогнозы на выздоровление без развития последствий во взрослом возрасте.

Диагностирование у новорожденного энцефалопатии может стать настоящей трагедией для родителей. Но повреждения нервной системы при таком заболевании часто не становятся приговором для ребенка, так как абсолютное большинство проявлений болезни можно вылечить.

Отделение для новорожденных и недоношенных детей УЗ «ГОДКБ»

музыкальные новости
пляжный отдых

Источник: http://www.grodkb.by/sovety-vracha/sovety-vracha/791-entsefalopatiya-u-detej.html

Перинатальная энцефалопатия (ПЭП)

Перинатальная энцефалопатия

Обширная группа состояний, синдромов и заболеваний нервной системы плода и новорожденного, развивающихся вследствие действия повреждающих факторов в перинатальный период. ПЭП принято называть время с 28 недели внутриутробного развития до 8-го дня жизни новорожденного.

Уровень заболеваемости и смертности новорожденных повышен у определенной группы беременных и рожениц, которые составляют группу высокого риска (30 % беременных). Существуют различные классификации факторов риска патологии, причем число их колеблется от 40 до 100.

Наиболее важными из них являются социально-биологические условия, экстрагенитальные заболевания, акушерско-гинекологические факторы риска, осложнения беременности и родов, отмеченные в анамнезе.

Часто наблюдается сочетание нескольких факторов риска, что повышает вероятность развития перинатальной патологии и ухудшает прогноз состояния плода и новорожденного. 

Среди социально-биологических факторов риска большое значение имеет возраст матери (моложе 18 и старше 30 лет к моменту рождения первого ребенка), профессиональные вредности (работа на химическом производстве или связанная с радиацией, вибрацией, тяжелый физический труд), вредные привычки родителей (алкоголизм, курение, наркомания и др.), семейная отягощенность по наследственным заболеваниям и др. Экстрагенитальные заболевания беременной женщины, протекающие с обострениями и декомпенсацией, врожденные и приобретенные пороки сердца, гипертоническая болезнь, эндокринные заболевания, хроническая почечная недостаточность, анемии, полостные хирургические операции и другая патология нарушают нормальное внутриутробное развитие плода. Характер и выраженность этих нарушений зависят от степени тяжести имеющейся патологии. Значительно ухудшается прогноз для плода при присоединении поздних токсикозов к имеющемуся хроническому заболеванию беременной женщины. 

К акушерско-гинекологическим факторам риска относят частые медицинские аборты, длительное бесплодие, повторные выкидыши.

Среди факторов риска, связанных с осложнениями беременности и родов, наиболее частыми являются тяжелые токсикозы первой и второй половины беременности, угроза прерывания беременности, групповая или резус-несовместимость крови плода и матери, многоводие, многоплодие, невынашивание и перенашивание плода, патологическое предлежание плаценты, плода, акушерские пособия или оперативные вмешательства, затяжные или стремительные роды, длительный безводный период (свыше 6 ч) и др. Особое место среди факторов риска занимают проведение медикаментозной терапии во время беременности, различные инфекционные заболевания матери – токсоплазмоз, цитомегалия, краснуха, сифилис. 

Признаки перинатальной энцефалопатии (ПЭП)

Клиническая картина поражений нервной системы ребенка в новорожденный период при указанных выше заболеваниях матери протекает как острое состояние с симптомами угнетения ЦНС, судорогами и другими неврологическими проявлениями, нарушениями дыхания и кровообращения.

В остром периоде заболеваний можно выделить, в зависимости от степени тяжести неврологических расстройств, три клинические формы: легкую, среднетяжелую и тяжелую В структуре перинатальной энцефалопатии большое место занимают интранатальные поражения: острая асфиксия (гипоксия плода и новорожденного, внутричерепная родовая травма).

Нередко интранатальные повреждения возникают на фоне предшествующего нарушения развития плода. 

В ранний постнатальный период (после родов) у новорожденных встречаются вторичные гнойные менингиты, абсцессы головного мозга, кровоизлияния в головной мозг и другие осложнения. 

Вторичные повреждения нервной системы у новорожденных чаще всего возникают при гнойно-септических состояниях, нейротоксикозе, гипертермии. Возникающие гематоликвородинамические нарушения, гипоксия и гиперкапния могут, привести к метаболическим нарушениям, расстройству дыхания и кровообращения, способствующим появлению судорог, расстройств сознания и других неврологических изменений. 

Диагностика перинатальной энцефалопатии

Осмотры детского невролога. НСГ (нейросонография – УЗИ мозга).

Сходство клинических синдромов у новорожденных при воздействии различных этиологических факторов вызывает значительные диагностические трудности, тем более что поражение головного мозга ребенка нередко обусловливается воздействием нескольких факторов. 

Лечение ПЭП

При раннем комплексном лечении у большинства детей наблюдается значительное, а иногда и полное восстановление нарушенных функций к 1-2 годам жизни. В некоторых случаях сохраняются симптомы минимальной церебральной дисфункции, гидроцефалия, микроцефалия, органические формы поражения ЦНС очагового характера, детский церебральный паралич, судорожный синдром и др. 

Лечение детей с перинатальной энцефалопатией (ПЭП) проводится в два этапа.

В острый период назначают патогенетическую (гемостатическая, дегидратационная, дезинтоксикационная; устранение метаболических нарушений, гипофункции надпочечников, дыхательных расстройств) и симптоматическую (устранение сердечно-сосудистой недостаточности, гипертермии, дыхательной недостаточности, судорог, повышенной нервно-рефлекторной возбудимости) терапию.

В восстановительный период продолжают патогенетическую и симптоматическую терапию и назначают стимулирующие средства. При судорогах необходимы подбор противосудорожных препаратов и их комбинация в зависимости от характера судорог.

Важное место в восстановительной терапии занимают массаж и ЛФК, которые нормализуют мышечный тонус, улучшают обменные процессы, восстанавливают врожденные двигательные рефлексы и устраняют патологические синергии. Только комплексный патогенетический подход к лечению поражений ЦНС новорожденного с соблюдением принципов этапности и непрерывности в значительной мере способствует восстановлению нарушенных функций. 

При сохранении неврологической симптоматики на 2-м году жизни выставляется диагноз минимальная мозговая дисфункция. 

Слабо выраженная форма детской энцефалопатии – минимальная церебральная дисфункция (МЦД) (органическая мозговая дисфункция, гиперактивность, гиперкинетический синдром, хронический мозговой синдром, минимальный церебральный паралич и т. д.). Число детей с М. ц. д. колеблется в широких пределах – от 2 до 21 %. 

Причины возникновения перинатальной энцефалопатии (ПЭП)

Основная роль принадлежит разнообразным вредным факторам пре- и перинатального периода и, вероятно, прежде всего данный синдром проявляется у детей, перенесших гипоксию. Обращают также внимание на роль недоношенности. 

Признаки ПЭП

М. ц. д. крайне вариабельна и изменяется с возрастом. Основные признаки синдрома наиболее ярко выступают у школьников, особенно в первые 2—3 года обучения. Большинство детей отличаются повышенной моторной активностью, особенно в раннем возрасте. Они не могут длительное время сосредоточиться на чем-нибудь одном, легко отвлекаются различными раздражителями.

Настроение их быстро меняется от приподнятого до депрессивного; иногда возникают беспричинные приступы злости, ярости, гнева не только по отношению к окружающим, но и к себе. Они предпочитают играть с детьми младшего возраста. Плохо засыпают, сон их неглубокий, часто просыпаются, вскрикивают во сне.

В первых классах школы у некоторых детей возникают трудности в обучении, которые не связаны с умственным дефектом или нарушениями поведения. Может быть нарушено восприятие пространственных взаимоотношений, нарушены счет и чтение. Некоторые дети или не могут писать совсем, или их письмо, как и чтение, носит зеркальный характер. С возрастом появляются и нарастают трудности в абстрактном мышлении.

Особенно частыми бывают речевые нарушения (задержка развития речи, артикуляционные недостатки, замедленность или наоборот,' взрывчатость и т. д.). У многих детей с М. ц. д. наблюдаются черты дисплазии (деформации черепа, лицевого скелета, ушных раковин, высокое небо, неправильный рост зубов, прогнатизм и т. д.).

Часто отмечаются нарушения черепной иннервации: косоглазие, в частности косоглазие. Многочисленны двигательные нарушения: мышечная дистония, асимметрия мышечного тонуса, наличие патологических рефлексов. Более чем у 25 % больных детей развивается вегетативная дисфункция.

Дети часто неловки, неуклюжи, у них имеются трудности в завязывании шнурков, застегивании пуговиц, в дальнейшем возникают затруднения в манипулировании ножницами, в письме. Могут обнаруживаться неустойчивость при ходьбе. Перечисленные признаки М. ц. д. не являются строго специфичными, часто варьируют, степень их выраженности различна. 

Поскольку эти признаки наблюдаются и при некоторых других заболеваниях (олигофрения, психозы и пр.), правильную оценку состояния ребенка можно дать только при динамическом наблюдении с обязательной консультацией психиатра, психолога. 

Лечение перинатальной энцефалопатии

Требуется создания спокойной доброжелательной обстановки, ровного отношения к ребенку как дома, в яслях, детском саду, так и в лечебном учреждении.

Родителям следует избегать излишней строгости, требовательности к ребенку, воздержаться от применения каких-либо мер наказания и в то же время не опекать чрезмерно ребенка. Для коррекции нарушений поведения ребенка применяют успокаивающие средства.

Назначают также ноотропные и общеукрепляющие средства, витамины. Обязательна консультация детского невролога, психиатра.

Консультации специалистов Цена приема (руб.)
в центре повт. на дому
Консультация педиатра 1500 1400 Вызов педиатра (консуль тация, неотлож. помощь) 24/7, от 2500
См. детская неотлож. помощь
Консультация детского уролога 1500 1400
Консультация эндокринолога 1500 1400 2500
Консультация невролога 1500 1400 2500
Консультация нефролога 1500 1400
Консультация хирурга-ортопеда 1500 1400 2500
Консультация ЛОР-врача Прайс Прайс 2500
Консультация логопеда 1500 1400 2500
Консультация кардиолога 1500 1400 2500
Консультация гастро- энтеролога 1500 1400 2500
Консультация аллерголога-иммунолога 1500 1400 2500
Консультация офтальмолога прайс прайс 2500
Консультация хирурга 1500 1400 2500
Консультация психиатра прайс прайс
“Ложный выезд” (20-50км от МКАД) 2200
“Ложный выезд”-до 20км от МКАД 1600
“Ложный” выезд в пределах МКАД 900
В/в инъекции (в центре) 350
В/м инъекции (в центре) 350
Выдача медицинской карты в дошкольно-школьное учреждение 150

Коэффицинты, действующие за пределами МКАД:
до 5 км от МКАД1,3
от 5 км до 10 км1,5
от 11 до 20 км от МКАД1,7
от 20 до 40 км от МКАД2,0
свыше 40 км от МКАДдоговорная

Источник: https://www.inpromed.ru/detskiy-nevrolog/perinatalnaya-entsefalopatiya.php

Перинатальная энцефалопатия

Перинатальная энцефалопатия

Перинатальная энцефалопатия (ПЭП) (пери- + лат. natus — “рождение” + греч. encephalon — “головной мозг” + греч. patia — “нарушение”) — термин, объединяющий большую группу различных по причине и не уточненных по происхождению поражений головного мозга, возникающих во время беременности и родов.

ПЭП может проявляться по-разному, например синдромом гипервозбудимости, когда повышена раздражительность ребенка, снижен аппетит, малыш часто срыгивает во время кормления и отказывается от груди, меньше спит, труднее засыпает и т.д.

Более редким, но и более тяжелым проявлением перинатальной энцефалопатии является синдром угнетения центральной нервной системы. У таких детей значительно снижена двигательная активность. Малыш выглядит вялым, крик тихий и слабый. Он быстро устает во время кормления, в наиболее тяжелых случаях сосательный рефлекс отсутствует.

Часто проявления перинатальной энцефалопатии выражены незначительно, но детишки, перенесшие данное состояние, все же требуют к себе повышенного внимания, а иногда — и специального лечения.

Следует отметить, что наиболее часто встречаются гипоксически-ишемические (их причина — недостаточность кислорода, возникающая во время внутриутробной жизни малыша) и смешанные поражения центральной нервной системы, что объясняется тем, что практически любое неблагополучие в период беременности и родов приводит к нарушению снабжения кислородом тканей плода и в первую очередь головного мозга. Во многих случаях причины возникновения ПЭП установить не удается.

Составить объективное представление о состоянии ребенка в момент рождения помогает 10-балльная шкала Апгар. При этом учитывается активность ребенка, цвет кожных покровов, выраженность физиологических рефлексов новорожденного, состояние дыхательной и сердечно-сосудистой систем. Каждый из показателей оценивается от 0 до 2 баллов.

Шкала Апгар позволяет уже в родзале оценить адаптацию ребенка к внеутробным условиям существования в течение первых минут после рождения. Сумма баллов от 1 до 3 указывает на тяжелое состояние, от 4 до 6 — на состояние средней тяжести, от 7 до 10 — на удовлетворительное.

Низкие баллы относят к факторам риска для жизни ребенка и развития неврологических нарушений и диктуют необходимость применения экстренной интенсивной терапии.

К сожалению, высокие баллы по шкале Апгар полностью не исключают риск возникновения неврологических нарушений, ряд симптомов возникает уже после 7-го дня жизни, и очень важно как можно раньше выявить возможные проявления ПЭП.

Пластичность мозга ребенка необычайно велика, своевременно проводимые лечебные мероприятия помогают в большинстве случаев избежать развития неврологического дефицита, предупредить нарушения в эмоционально-волевой сфере и познавательной деятельности.

Признаки

В течение ПЭП выделяют три периода: острый (1-й месяц жизни), восстановительный (с 1 мес. до 1 года у доношенных, до 2 лет — у недоношенных) и исход заболевания. В каждом периоде ПЭП выделяют различные синдромы. Чаще наблюдается сочетание нескольких синдромов.

Такая классификация целесообразна, так как она позволяет выделить синдромы в зависимости от возраста ребенка. Для каждого синдрома разработана соответствующая тактика лечения. Выраженность каждого синдрома и их сочетание позволяют определить тяжесть состояния, правильно назначить терапию, строить прогнозы.

Хочется отметить, что даже минимальные проявления перинатальной энцефалопатии требуют соответствующего лечения для предотвращения неблагоприятных исходов.

Перечислим основные синдромы ПЭП.

Острый период:

  • Синдром угнетения ЦНС.
  • Коматозный синдром.
  • Синдром повышенной нервно-рефлекторной возбудимости.
  • Судорожный синдром.
  • Гипертензионно-гидроцефальный синдром.

Восстановительный период:

  • Синдром повышенной нервно-рефлекторной возбудимости.
  • Эпилептический синдром.
  • Гипертензионно-гидроцефальный синдром.
  • Синдром вегето-висцеральных дисфункций.
  • Синдром двигательных нарушений.
  • Синдром задержки психомоторного развития.

Последствия:

  • Полное выздоровление.
  • Задержка психического, моторного или речевого развития.
  • Синдром гиперактивности с дефицитом внимания (минимальная мозговая дисфункция).
  • Невротические реакции.
  • Вегетативно-висцеральные дисфункции.
  • Эпилепсия.
  • Гидроцефалия.
  • Детский церебральный паралич.

Все больные с тяжелыми и среднетяжелыми поражениями мозга нуждаются в стационарном лечении.

Дети с легкими нарушениями выписываются из роддома под амбулаторное наблюдение невролога.

Остановимся более подробно на клинических проявлениях отдельных синдромов ПЭП, которые наиболее часто встречаются в амбулаторных условиях.

Синдром повышенной нервно-рефлекторной возбудимости проявляется усилением спонтанной двигательной активности, беспокойным поверхностным сном, удлинением периода активного бодрствования, трудностью засыпания, частым немотивированным плачем, оживлением безусловных врожденных рефлексов, переменным мышечным тонусом, тремором (подергиванием) конечностей, подбородка. У недоношенных данный синдром в большинстве случаев отражает понижение порога судорожной готовности, то есть говорит о том, что у малыша легко могут развиться судороги, например, при повышении температуры или действии других раздражителей. При благоприятном течении выраженность симптомов постепенно уменьшается и исчезает в сроки от 4-6 месяцев до 1 года. При неблагоприятном течении заболевания и отсутствии своевременной терапии может развиться эпилептический синдром.

Судорожный (эпилептический) синдром может проявляться в любом возрасте. В младенчестве он характеризуется многообразием форм.

Часто наблюдается имитация безусловных двигательных рефлексов в виде приступообразно возникающих сгибаний и наклонов головы с напряжением рук и ног, поворотом головы в сторону и разгибанием одноименных руки и ноги; эпизодов вздрагиваний, приступообразных подергиваний конечностей, имитаций сосательных движений и пр. Порой даже специалисту бывает сложно без дополнительных методов исследований определить природу возникающих судорожных состояний.

Гипертензионно-гидроцефальный синдром характеризуется избыточным количеством жидкости в пространствах головного мозга, содержащих ликвор (спинномозговую жидкость), что приводит к повышению внутричерепного давления.

Врачи часто называют это нарушение родителям именно так — говорят, что у малыша повышенное внутричерепное давление. Механизм возникновения этого синдрома может быть различным: чрезмерная выработка ликвора, нарушение всасывания избытков ликвора в кровеносное русло, либо их сочетание.

Основными симптомами при гипертензионно-гидроцефальном синдроме, на которые ориентируются врачи и которые могут контролировать и родители, являются темпы прироста окружности головы ребенка и размеры и состояние большого родничка.

У большинства доношенных новорожденных в норме окружность головы при рождении составляет 34 — 35 см. В среднем в первое полугодие ежемесячный прирост окружности головы составляет 1,5 см (в первый месяц — до 2,5 см), достигая к 6 месяцам около 44 см.

Во втором полугодии темпы прироста уменьшаются; к году окружность головы — 47-48 см. Беспокойный сон, частые обильные срыгивания, монотонный плач в сочетании с выбуханием, усиленной пульсацией большого родничка и запрокидыванием головы сзади — наиболее типичные проявления данного синдрома.

Однако большие размеры головы часто бывают и у абсолютно здоровых малышей и определяются конституциональными и семейными особенностями. Большой размер родничка и “задержка” его закрытия часто наблюдаются при рахите.

Маленький размер родничка при рождении повышает риск возникновения внутричерепной гипертензии при различных неблагоприятных ситуациях (перегревание, повышение температуры тела и др.).

Проведение нейросонографического исследования головного мозга позволяет правильно поставить диагноз таким пациентам и определиться с тактикой терапии. В подавляющем большинстве случаев к концу первого полугодия жизни ребенка отмечается нормализация роста окружности головы.

У части больных детей к 8-12 месяцам сохраняется гидроцефальный синдром без признаков повышения внутричерепного давления. В тяжелых случаях отмечается развитие гидроцефалии.

Коматозный синдром является проявлением тяжелого состояния новорожденного, которое оценивается 1-4 баллами по шкале Апгар.

У больных детей проявляются выраженная вялость, снижение двигательной активности вплоть до полного ее отсутствия, угнетены все жизненно важные функции: дыхание, сердечная деятельность. Могут отмечаться приступы судорог.

Тяжелое состояние сохраняется 10-15 дней, при этом отсутствуют рефлексы сосания и глотания.

Синдром вегето-висцеральных дисфункций, как правило, проявляется после первого месяца жизни на фоне повышенной нервной возбудимости и гипертензионно-гидроцефального синдрома.

Отмечаются частые срыгивания, задержка прибавки массы тела, нарушения сердечного и дыхательного ритма, терморегуляции, изменение окраски и температуры кожных покровов, “мраморность” кожи, нарушение функций желудочно-кишечного тракта.

Часто этот синдром может сочетаться с энтеритами, энтероколитами (воспаление тонкого, толстого кишечника, проявляющееся расстройством стула, нарушением прибавки массы тела), обусловленными патогенными микроорганизмами, с рахитом, утяжеляя их течение.

Синдром двигательных нарушений выявляется с первых недель жизни. С рождения может наблюдаться нарушение мышечного тонуса, как в сторону его снижения, так и повышения, может выявляться его асимметрия, отмечается снижение или чрезмерное усиление спонтанной двигательной активности.

Часто синдром двигательных нарушений сочетается с задержкой психомоторного и речевого развития, т.к.

нарушения мышечного тонуса и наличие патологической двигательной активности (гиперкинезы) препятствуют проведению целенаправленных движений, формированию нормальных двигательных функций, овладению речью.

При задержке психомоторного развития ребенок позднее начинает держать голову, сидеть, ползать, ходить. Преимущественное нарушение психического развития можно заподозрить при слабом монотонным крике, нарушении артикуляции, бедности мимики, позднем появлении улыбки, задержке зрительно-слуховых реакций.

Детский церебральный паралич (ДЦП) — неврологическое заболевание, возникающее вследствие раннего поражения центральной нервной системы.

При ДЦП нарушения развития носят, как правило, сложную структуру, сочетаются нарушения двигательные, нарушения речи, задержка психического развития.

Двигательные нарушения при ДЦП выражаются в поражении верхних и нижних конечностей; страдает мелкая моторика, мышцы артикуляционного аппарата, мышцы-глазодвигатели. Нарушения речи выявляются у большинства больных: от легких (стертых) форм до совершенно неразборчивой речи.

У 20 — 25% детей имеются характерные нарушения зрения: сходящееся и расходящееся косоглазие, нистагм, ограничение полей зрения. У большинства детей отмечается задержка психического развития. У части детей имеют место нарушения интеллекта (умственная отсталость).

Синдромом гиперактивности с дефицитом внимания — нарушение поведения, связанное с тем, что ребенок плохо владеет своим вниманием. Таким детям трудно сосредоточиться на каком-либо деле, особенно если оно не очень интересное: они вертятся и не могут спокойно усидеть на месте, постоянно отвлекаются даже по пустякам. Их активность зачастую слишком бурная и хаотичная.

Диагностика

Диагноз перинатального поражения головного мозга может быть поставлен на основании клинических данных и знаний особенностей течения беременности и родов.

Данные дополнительных методов исследований носят вспомогательный характер и помогают уточнить характер и степень поражения головного мозга, служат для наблюдения за течением заболевания, оценки эффективности проводимой терапии.

  • Нейросонография (НСГ) — безопасный метод осмотра головного мозга, позволяющий оценить состояние ткани мозга, ликворных пространств. Он выявляет внутричерепные поражения, характер поражений мозга.
  • Допплерография позволяет оценивать величину кровотока в сосудах головного мозга.
  • Электроэнцефалограмма (ЭЭГ) — метод исследования функциональной активности головного мозга, основанный на регистрации электрических потенциалов мозга. По данным ЭЭГ можно судить о степени задержки возрастного развития мозга, наличии межполушарных асимметрий, наличии эпилептической активности, ее очагов в различных отделах мозга.
  • мониторинг — способ, позволяющий оценить спонтанную двигательную активность у ребенка с помощью видеозаписей. Сочетание видео- и ЭЭГ-мониторингов позволяет точно выявить характер приступов (пароксизмов) у детей раннего возраста.
  • Электронейромиография (ЭНМГ) — незаменимый метод в диагностике врожденных и приобретенных нервно-мышечных заболеваний.
  • Компьютерная томография (КТ) и магнитно-резонансная томография (МРТ) — современные методы, позволяющие детально оценить структурные изменения головного мозга. Широкое использование этих методов в раннем детском возрасте затруднено из-за необходимости применения наркоза.
  • Позитронно-эмиссионная томография (ПЭТ) позволяет определить интенсивность обмена веществ в тканях и интенсивность мозгового кровотока на различных уровнях и в различных структурах центральной нервной системы.

Наиболее широко при ПЭП используются нейросонография и электроэнцефалография.

При патологии ЦНС обязателен осмотр окулиста. Изменения, выявляемые на глазном дне, помогают диагностировать генетические заболевания, оценивать степень выраженности внутричерепной гипертензии, состояние зрительных нервов.

Источник: https://osteomed-clinic.ru/diseases/perinatalnaya-encefalopatiya/

Для родителей
Добавить комментарий