Почему мы боимся АКДС?

Почему мы боимся прививок Фрагмент книги «Недоверчивые умы: Чем нас привлекают теории заговоров» — Meduza

Почему мы боимся АКДС?

В издательстве «Альпина нон-фикшн» при поддержке просветительского фонда «Эволюция» выходит книга журналиста и ученого Роба Бразертона «Недоверчивые умы: Чем нас привлекают теории заговоров».

Автор анализирует различные теории заговоров, рассказывает, как они зарождаются и почему человека притягивает конспирология. Одна из глав «Недоверчивых умов» посвящена прививкам и фобиям, которые они вызывают.

С разрешения издательства «Медуза» публикует фрагмент о прививках против кори и коклюша.

Смертоносный выбор

Австралийская писательница Стефани Мессенджер пишет и издает обучающие книги для детей, такие как «Не обижайте Билла» (Donʼt Bully Billy) и «Сара идет к натуропату» (Sarah Visits a Naturopath).

В 2012 году она опубликовала книгу, в рекламе которой упоминалось, что «ребят приглашают в путешествие, где они узнают о бесполезности прививок и научатся не бояться таких детских заболеваний, как корь и ветрянка».

Аннотация на задней обложке рассказывает, что люди, «корыстно заинтересованные» в продаже «разных снадобий и вакцин», заваливают нас сообщениями, заставляющими бояться болезней.

Мессенджер назвала свою книгу «Волшебная корь Мелани» (Melanieʼs Marvelous Measles). Возможно, вдохновение она черпала в произведении «Волшебное лекарство Джорджа» (Georgeʼs Marvellous Medicine), написанном любимым автором английских детей Роальдом Далем. В этом предположении присутствует некоторая мрачная ирония, учитывая личное отношение Даля к кори, о чем он писал в 1986 году.

Моя старшая дочь Оливия подхватила корь, когда ей было семь лет. Болезнь шла своим чередом, и я помню, как часто читал ей, лежащей в постели, и почти не чувствовал тревоги.

Затем однажды утром, когда она уже выздоравливала, я сидел на ее кровати и показывал, как можно из цветных ершиков для чистки трубки мастерить смешных зверушек.

Когда она попробовала сделать фигурку самостоятельно, я заметил, что пальцы ее не слушаются и она не способна ничего делать.

Я ее спросил: «Как ты себя чувствуешь?»

Она сказала: «Мне очень хочется спать».

Через час она была без сознания. Через 12 часов умерла. Корь перешла в страшную вещь — коревой энцефалит, и врачи уже ничего не могли сделать, чтобы ее спасти.

В 1962 году, когда корь унесла жизнь Оливии, вакцины еще не было. В то время практически каждый ребенок болел корью.

Большинство выздоравливали без каких-либо серьезных осложнений, однако ежегодно от кори погибало около 100 детей в Великобритании и более 400 в США, десятки тысяч попадали в больницы, некоторые слепли или страдали от расстройства мозга.

После того как в 1963 году в США прививка от кори прошла лицензирование, число заболевших снизилось более чем на 95%. Даль пишет, что, «на мой взгляд, родители, которые сейчас отказываются прививать своих детей, рискуют их жизнью».

К счастью, теперь у нас есть вакцина, которая защищает не только от кори, но еще и от эпидемического паротита и краснухи, — ассоциированная вакцина КПК .

По оценке Всемирной организация здравоохранения, за период с 2000 по 2013 годы вакцинация от кори спасла более 15 млн жизней во всем мире.

К несчастью, с конца 1990-х годов вокруг вакцины КПК возникли интенсивные споры и страхи, часто с конспирологическим оттенком.

Проблемы с вакциной КПК начались в Великобритании. Когда в 1988 году здесь начали проводить вакцинацию , это сразу дало положительные результаты. В первый год привили миллион детей. В последующее десятилетие вакцина использовалась для более 90% детей.

Затем в 1998 году врач Эндрю Уэйкфилд вместе со своей научной группой опубликовал исследование, которое вызвало ожесточенные споры. В статье, вышедшей в весьма авторитетном научном медицинском журнале The Lancet, Уэйкфилд с коллегами заявили, что обнаружили вирус кори в кишечнике у нескольких детей-аутистов.

В статье высказывалось предположение, что вакцина КПК может выступать в качестве одной из причин, вызывающих аутизм, однако отмечалось, что имеющихся данных недостаточно для доказательства этой связи. Тем не менее Уэйкфилд рассказал об исследованиях СМИ.

Накануне выхода номера журнала со статьей прошла пресс-конференция, на которую большинство соавторов исследования не явились. На ней Уэйкфилд утверждал, что опасность КПК столь велика, что эту вакцину надо немедленно изъять из обращения и использовать вместо нее три отдельные вакцины против кори, паротита и краснухи, прививаемые с разницей в один год.

Стоит отметить, что сам Уэйкфилд никогда не выступал против вакцинации в целом, он считал, что это важная часть охраны здоровья, нельзя использовать лишь комбинированную КПК-вакцину, которая, как он продолжает утверждать, приводит к аутизму.

Обеспокоенные родители, естественно, подвержены влиянию СМИ, и лучшая иллюстрации этому — паника, возникшая после тревожного выступления Уэйкфилда. Сначала интерес к этой новости был умеренным.

В 1998 году, когда Уэйкфилд провел свою пресс-конференцию, некоторое количество сообщений в прессе было посвящено его заявлению, и использование вакцины начало слегка сокращаться. Так продолжалось до 2001 года, когда ситуация стала выходить из-под контроля.

За несколько лет представление о том, что вакцина КПК вызывает аутизм, получило большее освещение в прессе, чем какие-либо другие научные события. В период наиболее сильного нагнетания страха, с 2001 по 2003 годы, использование вакцины снизилось до 80%.

В некоторых регионах страны, в частности в Лондоне, охват вакцинацией был существенно ниже.

Снижение числа вакцинированных привело к вспышкам заболеваний, от которых ранее защищала прививка (в особенности кори, поскольку она легче передавалась при контакте). Первая такая вспышка случилась в 2000 году в Дублине, где охват вакцинацией уже был ниже, чем в Великобритании.

Было отмечено почти 1600 случаев заболевания корью. Более 100 детей были госпитализированы с серьезными осложнениями, а трое умерли. В 2006 году в Англии умер 13-летний мальчик, ставший первой жертвой кори с 1994 года. В 2008 году, впервые за 14 лет, в Великобритании была объявлена эпидемия кори.

К 2012 году в Англии и Уэльсе было диагностировано более 2000 случаев заболевания корью, в основном у детей и подростков, чьи родители несколькими годами ранее отказались от использования вакцины КПК.

В 2013 году произошла еще одна вспышка кори в Уэльсе — тогда заболели более 1000 человек, 88 были госпитализированы, а один 25-летний мужчина скончался.

В 2004 году выяснилось, что все споры на тему вакцины КПК и аутизма были построены на лжи. Журналист Брайан Дир провел расследование и обнаружил, что Уэйкфилд, перед тем как начать свою работу, подал патентную заявку на якобы более безопасную альтернативу комплексной вакцине КПК.

Кроме того, на проведение своих исследований он получил около полумиллиона фунтов от адвокатской конторы, занимающейся исками по возмещению нанесенного ущерба.

Та же контора направила к нему родителей, которые верили, что их дети пострадали после вакцинации, так что Уэйкфилд мог использовать их отпрысков в своих исследованиях. Сокрытие конфликта интересов — самое незначительное из всех нарушений, допущенных Уэйкфилдом.

Дир обнаружил, что это исследование, в котором проводились инвазивные медицинские процедуры детям с нарушением умственного развития, не получило одобрение этической комиссии.

Наконец, выяснилось, что Уэйкфилд мог подделать детали истории болезни детей так, чтобы они соответствовали КПК-теории возникновения аутизма, а его коллега предположил, что Уэйкфилд мог представить заведомо ложные результаты. В конечном итоге журнал отозвал эту статью, а самого Уэйкфилда лишили лицензии на врачебную деятельность в Великобритании.

Все это выглядит крайне несимпатично, но справедливости ради надо отметить, что не стоит отвергать гипотезу о связи между вакциной КПК и аутизмом только лишь из-за некорректного поведения Уэйкфилда .

После того как его статья была опубликована, в десятках независимых, крупных, добротных исследованиях с участием сотен тысяч детей на нескольких континентах не обнаружили никакой связи между КПК-вакциной и аутизмом.

Как отмечает педиатр и иммунолог Пол Оффит, мы еще не знаем точно, что именно вызывает аутизм, но сейчас можно с полной уверенностью сказать, что вакцины могут быть вычеркнуты из «списка подозреваемых».

Несмотря на то что исследование Уэйкфилда недостоверно, а доказательства обратного очень весомы, в Великобритании и других странах до сих пор сохраняются опасения по поводу КПК-вакцины .

Паническим настроениям не потребовалось много времени, чтобы пересечь Атлантику, где антивакцинаторство поддержали такие знаменитости, как Дженни Маккарти и ее тогдашний приятель Джим Керри. Постепенно эти представления видоизменялись, смешиваясь с другими страхами.

В США особое беспокойство вызывало наличие во многих вакцинах консерванта тиомерсала, содержащего ртуть, который, по мнению некоторых антивакцинаторов, приводил к увеличению распространенности аутизма . Исследования показали, что и это утверждение ошибочно. Для многих тревожных родителей такие споры бросили тень на всю схему вакцинации.

По данным опроса, проведенного в 2009 году, более 10% американских родителей отказываются как минимум от одной рекомендованной вакцины и вдвое больше родителей откладывают определенные прививки, тем самым оставляя детей незащищенными длительное время.

Уэйкфилд остается противоречивой фигурой: герой для одних и опасный шарлатан для других. В недавней статье, написанной под впечатлением от вспышки кори, начавшейся в декабре 2014 года в калифорнийском Диснейленде, Уэйкфилд назван «отцом антипрививочного движения».

Однако необоснованные страхи перед вакцинацией витали еще до Эндрю Уэйкфилда. Более того, это был даже не первый случай, когда английский врач вышел к СМИ с надуманным утверждением о том, что прививки наносят вред.

Аналогичный случай уже имел место несколько десятилетий назад.

Наиболее частый симптом коклюша — неконтролируемые приступы кашля. Вследствие сужения просвета дыхательных путей больной испытывает трудности с дыханием, и иногда выдох сопровождается резким кашлем, из-за чего коклюш еще называют судорожным кашлем. Кашель бывает настолько сильным, что может вызывать глазное кровоизлияние, переломы ребер и появление грыж.

В отдельных случаях кашель может длиться до четырех месяцев, вызывая иногда недоедание, потерю зрения или слуха и повреждение мозга. Но наиболее опасен коклюш в младенческом возрасте. Младенцы не кашляют. Лишенные возможности дышать, они тихо синеют и умирают.

По оценкам Всемирной организации здравоохранения, каждый год от коклюша умирает около 200 000 человек, в основном маленькие дети из развивающихся стран.

К счастью, у нас есть вакцина, которая защищает не только от коклюша , но еще и от дифтерии и столбняка, — прививка АКДС . К несчастью, в 1970-х и 1980-х годах АКДС стала предметом интенсивных споров и опасений, часто конспирологического характера.

В 1973 году британский врач Джон Уилсон выступил на научной конференции с докладом, в котором заявил, что коклюшевый компонент вакцины АКДС вызывает судороги и повреждение мозга у младенцев.

Это исследование проводилось на малом числе детей, к тому же выяснилось, что диагноз многим из них был поставлен ошибочно, а некоторым не делали прививку АКДС.

Тем не менее Уилсон представил свое исследование СМИ, появился в прайм-тайме в телевизионной программе, в которой были показаны душераздирающие снимки больных детей, и утверждал, что сотни маленьких британцев ежегодно получают повреждения мозга в результате прививки АКДС.

Использование этой вакцины снизилось от порядка 80% в начале десятилетия до всего 31% к 1978 году. Это вызвало вспышку коклюша в 1978–1979 годах, во время которой в Англии и Уэльсе были отмечены сотни тысяч случаев заболевания. Всего за время эпидемии погибло примерно 600 детей.

Несмотря на изъяны в работе Уилсона и на растущее количество исследований, не находящих связи между вакциной АКДС и повреждениями мозга, в начале 1980-х этот страх перекинулся на Америку. В 1982 году по телевидению США был показан документальный фильм «АКДС: Прививочная рулетка» (DPT: Vaccine Roulette).

В этом фильме, как и в его британском предшественнике, присутствовало много эмоциональных сцен с детьми, якобы пострадавшими от вакцины АКДС. В фильме утверждалось, что правительство и медицинские учреждения игнорируют и скрывают нанесенный вред.

Там не было сказано напрямую, что родителям не следует делать детям прививок, но намек был вполне очевиден.

Барбара Фишер, одна из посмотревших фильм «АКДС : Прививочная рулетка», поверила в то, что ее сын пострадал от этой вакцины . Вместе с другими родителями, убежденными, что вакцина нанесла вред их детям, Фишер основала группу «Недовольные родители вместе».

Эта группа существует до сих пор, сейчас она называется «Национальный центр информации о вакцинах». Смена названия связана с тем, что теперь их недоверие к вакцинам распространяется широко за пределы АКДС.

За эти годы группа Фишер и другие подобные организации поставили под сомнение безопасность и эффективность практически всех используемых вакцин.

Таким образом, мы возвращаемся туда, откуда начали. В 1998-м The Lancet от 2 мая опубликовал письмо в редакцию, написанное не кем иным, как Барбарой Фишер. Она назвала критику исследования Эндрю Уэйкфилда «упреждающим ударом со стороны американских политиков, отвечающих за вакцинацию».

Намекая на их корыстные мотивы, она писала, что «совершенно очевидно, что медицинские чиновники склонны дискредитировать передовые клинические исследования, касающиеся связанных с вакцинацией проблем со здоровьем, при том что сами они отказываются поддерживать такого рода научную работу».

Впоследствии Национальный центр информации о вакцинах присудил Эндрю Уэйкфилду награду за «смелость в науке». Итак, нынешняя «эпидемия» страхов о КПК-вакцине во многом просто продолжение прививочных тревог, возникших еще в 1970-х. Но началось все гораздо раньше.

На самом деле страхи перед прививками и сомнения в мотивах людей, производящих и продающих вакцины, появились одновременно с открытием самой первой вакцины.

P. S. Фонд «Эволюция», созданный в 2015 году, занимается популяризацией науки и научного знания — и работает в 8 различных направлениях (от книгоиздания до организации школы лекторов). Фонд запустил краудфандинговую кампанию для развития нового этапа своей деятельности.

Перевод Мария Багоцкая, Павел Купцов

Источник: https://meduza.io/feature/2017/04/23/pochemu-my-boimsya-privivok

Почему мы боимся АКДС?

Почему мы боимся АКДС?

К вакцинации у родителей отношение неоднозначное. Одни из нас от прививок отказываются вовсе, другие составляют собственный список опасных инфекций и прививают ребенка выборочно, третьи не хотят торопиться и ждут, пока организм малыша достаточно окрепнет.

Каждый лагерь приводит веские доводы, и перемирий на этом фронте никогда не бывает, однако, как это ни странно, есть пункт, на котором сходятся даже самые яростные оппоненты: вакцина АКДС у подавляющего большинства мам и пап вызывает опасения.

Скажем по секрету, у врачей тоже.

Потенциальные риски

Парадокс: вакцины заслужили недобрую славу из-за собственной эффективности. С тех пор как медицина, в том числе благодаря прививкам, взяла под контроль ряд опаснейших инфекций, мы смогли вздохнуть спокойно. А вот поколение наших мам и бабушек постоянно были настороже.

Они боялись инфекций, потому что прекрасно знали, что те же коклюш, корь и оспа могут вызвать тяжелые осложнения или привести к летальному исходу. Пусть рассказы о страшных последствиях нередко обрастали слухами, зато они служили иллюстрацией реально существующих высоких рисков. Сейчас происходит переоценка ценностей: если наши родители боялись инфекций, то мы боимся уже вакцин.

Звание самой страшной и ужасной среди них досталось именно АКДС. Это трехкомпонентная вакцина против дифтерии, столбняка и коклюша, которой наших детей прививают бесплатно по российскому национальному календарю прививок. Она же использовалась в нашей стране и в советское время, когда мы с вами были маленькие. Результаты ее применения на протяжении многих десятилетий говорят сами за себя.

За прошлый год в России зафиксировано всего два случая заражения дифтерией и 3 ‒ столбняком. Что касается коклюша, то его перенесли 8000 человек, большинство из которых ‒ дети. Это много, даже есть взять всю страну.

Особенно печально, что коклюш максимально опасен именно для малышей первых лет жизни, а самые грустные последствия, вплоть до энцефалопатии и летального исхода, наблюдаются среди грудничков. На основании статистических данных, сразу хочется предположить, что вакцина АКДС в борьбе с коклюшем неэффективна, но это не так.

https://www.youtube.com/watch?v=7nIcr9yHvTA

Многие родители в отношении прививок занимают выжидательную тактику, рассуждая так: лучше подождать, пока малыш вырастет и его организм окрепнет. Некоторые начинают вакцинацию в 1 год, кто-то в 2 года, а кто-то терпит до школы.

Однако такая тактика ошибочна. Чем иммунная система более зрелая, тем выше риск возникновения непредсказуемых реакций на введение вакцины.

Это не просто слова, а подтвержденная многочисленными исследованиями и статистикой закономерность.

Такая широкая распространенность коклюша в наши дни объясняется несколькими факторами. Во-первых, у некоторых детей после прививки формируется довольно слабый иммунитет к этой инфекции. При встрече с коклюшем они заражаются, но болезнь проходит в легкой форме. Для сравнения: к дифтерии и столбняку АКДС формирует надежный иммунитет в 99% случаев.

По какому сценарию пройдет встреча с коклюшем у привитого ребенка, зависит от индивидуальных особенностей организма, и предугадать это нельзя. Можно только по результатам анализа крови определить напряженность иммунитета к этой инфекции.

Однако при массовой вакцинации в этом тесте необходимости нет: находясь в окружении привитых детей, даже незащищенные малыши находятся в относительной безопасности. Во-вторых, существующие вакцины против коклюша, включая АКДС, дают лишь кратковременный эффект.

По наблюдениям врачей, искусственно созданный иммунитет обычно сходит на нет уже к первому классу, поэтому среди детей старше 6‒7 лет вспышки коклюша наблюдаются довольно часто. Чтобы продлить защитное действие, периодически следует проводить ревакцинацию.

На официальном уровне такое постановление пока приняли только в Германии, однако такая необходимость сейчас активно обсуждается в медицинском сообществе на международном уровне. По российскому календарю вакцинация против коклюша состоит из трех прививок АКДС в 3, 4,5 и в 6 месяцев. Ревакцинация проводится в 18 месяцев.

Дальше ребенка прививают только от дифтерии и столбняка. Кстати, если вы по каким-либо причинам опоздаете сделать АКДС в рекомендованные сроки, имейте в виду: после 4 лет эта вакцина не должна использоваться согласно официальным врачебным инструкциям. В большинстве развитых стран ревакцинацию проводят также в 6‒7 лет, а, например, в США, Австралии и Финляндии еще и в 10‒16 лет.

Есть и другое досадное свойство у коклюшного компонента вакцины АКДС, которое как раз и вызывает у родителей больше всего опасений. По сравнению с другими прививками именно он чаще всего вызывает у детей поствакцинальные реакции, и они, как правило, протекают ярче.

Речь идет о временных симптомах, которые держатся от одного до нескольких дней и потом проходят. Это прежде всего повышение температуры, фебрильные судороги на фоне жара, болезненные ощущения в месте инъекции. Укол делается в бедро, поэтому ребенок, который уже умеет ходить, от боли может начать прихрамывать.

Многие родители принимают этот пугающий симптом за паралич и начинают бить тревогу. Хотя такой реакции организма можно даже радоваться: если иммунная система так бурно откликается на повторное введение вакцины, это косвенный сигнал, что предыдущая прививка возымела действие.

Однако со всеми этими симптомами можно справиться, и вреда здоровью они не несут.

Миф о связи между АКДС и развитием детского церебрального паралича стоит рассмотреть отдельно. В интернете таких историй много, но правда в них искажена.

Причины развития ДЦП могут возникнуть либо в период беременности, либо во время родов, либо в первые дни после появления малыша на свет. Прививка АКДС тут ни при чем.

Путаница возникает из-за того, что ДЦП начинает проявляться не сразу, а по мере того как двигательная активность малыша увеличивается, и сроки проявления болезни часто совпадают по времени с календарным планом введения АКДС.

Однако вакцина может негативно повлиять на течение ДЦП, это правда. Если врач предполагает у ребенка ДЦП, что можно заметить на более ранних сроках по косвенным признакам, он должен учитывать эти потенциальные риски, а решение о вакцинации будет приниматься в этом случае совместно с неврологом.

Что касается поствакцинальных осложнений, то есть изменения, которые носят стойкий характер или приводят к смерти, они после АКДС тоже случаются чуть чаще, чем после других вакцин. По этой причине в цивилизованных странах АКДС давно не используют.

Ученые из НИИ детских инфекций в Санкт-Петербурге провели серьезное исследование среди врачей, чтобы выяснить, действительно ли медики прививают собственных детей, как рекомендуют это делать нам.

При этом учитывались не их устные уверения, а формальные записи в медицинских картах и отчетах. Среди педиатров от вакцинации отказался всего 1 процент респондентов, среди врачей узких специальностей (неврологов, офтальмологов, хирургов и т. п.) – 5%.

Среди врачей, занятых в сфере иммунопрофилактики, таких не нашлось вовсе.

Сильные реакции на коклюшный компонент АКДС объясняются легко. В его состав входят путь мертвые и не способные к размножению, но целые коклюшные бактерии. (Кстати, поэтому вакцина АКДС в научной литературе называется цельноклеточной.) Учитывая, что клетка используется целиком, с прививкой ребенок получает полный набор ее антигенов.

Всего у возбудителя коклюша их насчитывается более 3 тысяч. Для сравнения: вакцины против дифтерии и столбняка содержат всего по одному антигену возбудителей этих инфекционных возбудителей.

Задача антигенов – стимулировать иммунную систему: к ним она вырабатывает особые антитела, которые запоминают «врага» и при следующей встрече быстро опознают его и уничтожают. Но когда «провокаторов» слишком много, организм может отреагировать на такую «армию» неадекватно. Однако выход из сложной ситуации уже найден.

Первыми о создании более безопасной версии АКДС задумались японцы. Когда в 1970-х годах в Японии по вине этой вакцины умер маленький ребенок, прививку против коклюша делать резко перестали. Однако вскоре была зарегистрирована вспышка этой самой инфекции, унесшая жизни уже нескольких десятков детей.

Стало ясно, что решение было поспешным и прививку необходимо вернуть. Тогда японцы придумали бесклеточную противококлюшную вакцину, в которую они включили единичное количество антигенов. Так, в современных ее аналогах ‒ Инфанриксе и Пентаксиме – их содержится всего 2–5 штук.

Разница колоссальная, поэтому бесклеточные вакцины считаются гораздо более безопасными: они заметно реже вызывают нежелательные реакции и тем более серьезные осложнения. Но в плане эффективности возникают вопросы, ведь даже АКДС с ее 3000 антигенов не дает стойкого иммунитета к коклюшу.

А некоторые исследования уже сейчас говорят о том, что бесклеточные вакцины менее эффективны. Несмотря на это, в развитых странах используют только их. В России бесклеточные вакцины зарегистрированы, и купить их можно, но привиться ими за редким исключением можно только в рамках платной медицины. Если у вас есть такая возможность, даже многие наши врачи призывают использовать этот шанс и поберечь ребенка.

Особый случай

Если по какой-либо причине вашему ребенку предстоит сделать именно АКДС, вам необходимо знать еще несколько важных моментов. Прежде всего к этой прививке существуют прямые противопоказания: тяжелая реакция на предыдущее введение вакцины, а также прогрессирующие поражения нервной системы, которые обычно бывают врожденными.

Если у малыша есть склонность к появлению судорог при повышении температуры, это показание не к отмене прививки от коклюша, а к использованию бесклеточной вакцины. Однако в этом случае после инъекции такому ребенку в профилактических целях дается жаропонижающее средство. Дозу и препарат всегда подбирает только врач. Если малыш заболел, прививку откладывают.

Сначала нужно дождаться полного выздоровления, а потом отсчитать еще 2–4 недели, в зависимости от тяжести течения болезни. Если у ребенка нет хронических заболеваний и вы сдаете все плановые анализы, то никаких дополнительных обследований перед прививкой делать не нужно. В противном случае заранее нужно сдать общий анализ крови и общий анализ мочи.

И самое главное, о чем должны знать все родители: в течение 30 минут после введения вакцины АКДС возможны тяжелые аллергические реакции, которые требуют неотложной медицинской помощи, например анафилактический шок. По этой причине в течение получаса после прививки ребенок должен оставаться в поликлинике.

Дома в вашей аптечке должны быть наготове жаропонижающие лекарства на основе парацетамола и ибупрофена, а также противоаллергические препараты.

Бесклеточный вариант

Если вы решите привить ребенка бесклеточной вакциной, важно помнить, что все они многокомпонентные. Инфанрикс защищает от 3 инфекций, как и АКДС, а именно от дифтерии, столбняка и коклюша. Пентаксим – сразу от 5 инфекций: от дифтерии, столбняка, коклюша, полиомиелита и гемофильной инфекции.

А Инфанрикс Гексо – от 6 инфекций: от дифтерии, столбняка, коклюша, полиомиелита, гемофильной инфекции и вирусного гепатита B. Бояться такой насыщенной программы не следует. Многокомпонентные вакцины используются во всем мире.

В некоторых развитых странах ими начинают прививать детей не в 3 месяца, как у нас, а уже в 1,5–2 месяца. Ученые доказали, что многокомпонентные вакцины в целом дают меньшую нагрузку на иммунную систему, чем однокомпонентные. Так что такой выбор разумнее, чем делать все прививки по отдельности.

Любая вакцинация, как и любое инфекционное заболевание, приводит к активации иммунной системы. Чем чаще она мобилизуется, тем выше риск неблагоприятных реакций. Об этом и нужно знать всем, кто еще колеблется.

Однако, если вы остановите свой выбор на 5- или 6-компонентных вакцинах, нужно будет заранее уточнить с врачом индивидуальный график иммунизации, потому что делать ряд отдельных прививок вам не потребуется.

И еще один важный пункт: если вы решите купить вакцину в аптеке и привезти ее в прививочный кабинет самостоятельно, помните, что транспортироваться она должна при определенных температурных условиях. Если медики вам откажут, у них будут веские на то причины. Лучше все же довериться врачам и пройти вакцинацию в надежном центре, где за хранением вакцин ведется строгий контроль.

Источник: http://www.parents.ru/article/pochemu-my-boimsya-akds/

Прививки ЗА и ПРОТИВ, пострадавшая девушка от вакцины АКДС и беседа с заведующим педиатрического отделения :: Бобруйск – Новости Бобруйска

Почему мы боимся АКДС?

Иммунная система — одна из самых сложных в организме, на формирование которой влияют многочисленные факторы.

И сегодня мы поговорим об одной из самых обсуждаемых тем последнего столетия — прививки.

После разработки первой вакцины против оспы Эдвардом Дженнером появилось и антипрививочное движение, которое ставило под сомнения всю эффективность вакцинации. Эта тема актуальна и по сей день.

Команда BOBR.BY посетила 1-ю детскую поликлинику, чтобы получить ответы на часто задаваемые вопросы, и пообщалась с девушкой Асей, которая пострадала из-за прививки АКДС.

На фото Прокопович Светлана Георгиевна, заведующий педиатрическим отделением детской поликлиники №1 со стажем работы аж в 25 лет. Именно ей и будут адресованы те самые вопросы.

— Светлана Георгиевна, слышали ли Вы, что в Италии принят закон об обязательной вакцинации детей в возрасте до 16 лет? При отказе дети не смогут посещать сады и школы и родителям будет грозить штраф от 500 до 7 500 евро. Что вы об этом думаете? Нужен ли нам подобный закон?

— Хочу начать с того, что если государство приняло закон, то мы, как законопослушные граждане, должны ему подчиняться. Например, в Беларуси существует национальный календарь профилактических прививок. Так как это государственная программа, а мы живем в этой стране, значит, должны ее соблюдать.

Не могу сказать точно, нужен ли нам закон с наказанием в виде штрафа, но считаю, что те 12 основных прививок, прописанных в календаре, нужно делать каждому в обязательном порядке! Правительство тратит ресурсы, а люди отказываются от бесплатной поддержки. Считаю это неправильным.

— Если человек отказался от прививки, какие в Беларуси принимаются меры? И каковы основные причины отказов?

— Мер наказания как таковых в Беларуси нет. Но есть разъяснительная программа, на которую мы приглашаем родителей и рассказываем все ЗА и ПРОТИВ. Выясняем причины отказов, которые часто происходят из-за того, что якобы заболеваний у нас нет и прививаться вовсе не нужно.

Ну что значит “нет”?! Уже столько лет работает программа по иммунопрофилактике и неспроста стала существовать так называемая иммунная прослойка: привитые дети сами не болеют и других не заражают. А многие думают, что ребенка можно не прививать. Но, понимаете, в мире-то все равно существуют инфекции.

Вы поехали в другую страну или кто-то приехал к вам, заразился и привез эту болезнь.
Вот пример: недавно корь “подняла голову”. А все из-за того, что с многочисленными отказами от вакцинации эта самая прослойка стала более низкой. За 2018 год по данным ВОЗ в Европе погибло 74 человека от кори, когда, казалось бы, она встречается не так часто.

С начала того же года по февраль 2019 года ей заразилось 82 596 человек, пострадали 47 стран, где большая часть заболевших — это непривитое население.

Немного новостей из США

“В штате Нью-Йорк в связи со вспышкой кори объявили чрезвычайное положение. С октября в округе Рокленд зарегистрировано 153 случая заражения корью при населении 300 тысяч человек.

Власти ввели штраф в размере 500 долларов и тюремный срок до шести месяцев за появление непривитого человека в общественных местах.

В течение ближайших 30 дней несовершеннолетним, не сделавшим прививки, запрещено появляться без сопровождения в школах, торговых центрах, ресторанах и местах поклонения”, — сообщает русская службаBBC News.

“Здоровые дети, здоровая нация — процветающая Беларусь”

— Светлана Георгиевна, считаете ли Вы нужными вакцины от гриппа, свиного гриппа и почему?

— Конечно. Грипп — это такая инфекция, которая изменяется каждый год. И бытует еще такое мнение: раз грипп такой изменчивый, то прививку делать бесполезно, ведь мы не знаем, какой именно штамм придет. Но это заблуждение! В мире работает около 100 институтов, которые занимаются гриппозной инфекцией.

В апреле-мае Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) просчитывает информацию о серотипах гриппа, которые будут приходить к нам. Обычно это 3 антигена. И уже на основании этой информации делаются новые вакцины, которые впоследствии поступают в Беларусь.

Врачи ведь не сидят на месте! Поэтому, чтобы максимально защититься от болезни, вакцинация обязательна!

Для чего мы вообще делаем эту прививку? Подцепить вирус-то все равно можно, но само заболевание будет протекать гораздо легче. У привитого никогда не будет острых осложнений. Мы всегда боимся именно их: пневмония, отит, менингит и т. д.

В случае болезни придется принимать специфические препараты. Вы почитайте их побочные действия — они не гарантируют вам стопроцентную победу над вирусом. Даже если привитый заболел, у него пару дней будет подниматься температура, которая успешно снимается многими лекарствами.

Та же краснуха протекает нетяжело, а вот осложнения бывают разные. Если заболевает беременная, то ребенок может родиться с глухотой, слепотой или же пороком сердца.

Так что же лучше: делать прививку и быть уверенным, не думая о таких последствиях, или жить в сомнении?
Здоровые дети — здоровая нация. А это процветающая Беларусь.

— Бытует мнение, что массовая вакцинация уже изжила себя, ведь в XXI веке существуют очень эффективные средства лечения, а болезни, от которых прививают, встречаются все реже. Что вы думаете об этом?

— Это большое заблуждение. К сожалению, лекарства от той же кори, которая в Беларуси только завозная, не существует. Лечение только симптоматическое (направлено на устранение отдельных проявлений заболевания, например, назначение обезболивающих средств). И единственной защитой является вакцина.

Если все-таки и заболеете — осложнений можно не ждать. Кстати, именно из-за вакцинации такой вирус, как натуральная оспа, больше не существует! В Беларуси давно уже не делают против нее прививки.

А Европа с 2002-го года считается полностью свободной от полиомиелита! Все потому, что главным достижением медицины в мире за ХХ-ХХI веке считается именно вакцинопрофилактика.

— Что менее опасно: заразиться от заболевшего ветрянкой или привиться от ветрянки?

— Вакцина не вызывает заболевания, она заставляет организм вырабатывать антитела. Когда иммунитет “пройдет закалку”, ребенок будет защищен от инфекции. В другом случае, если же ребенок заболевает, вирус может вызывать как учащение болезни, так и его осложнения. Именно поэтому лучше сделать прививку.

— Насколько мне известно, для того чтобы сделать прививку, здоровье ребенка должно быть идеальным. Как тщательно ли проверяется здоровье перед вакцинацией?

— Прививки делаются только абсолютно здоровому ребенку, который перед вакцинацией обязательно проходит осмотр у педиатра. Родителей ставят в известность заранее, что такого-то числа детей будут прививать. В школу выезжает бригада вместе с доктором, меряется температура, проверяется горло, проводится осмотр и только после этого дают одобрение на вакцинацию.

— Были ли в Бобруйске случаи летальных исходов?

— За 25 лет работы я не встречала ни одного такого случая.

— Верно ли утверждение, что привитый болеет реже непривитого?

— Да, верно, ведь снижается риск заболевания из-за выработки антител. На сегодняшний день существует только 2 противопоказания к вакцинации: анафилактический шок и первичный иммунодефицит. Последний диагноз выявляется врачами на ранних стадиях, так что родителей поставят в известность и таких детей не прививают. Но это единичные случаи.

— Верно ли, что после вакцины иммунная система ослабевает и становится уязвимой к другим болезням?

— Нет, конечно. Вакцина способна выработать антитела, но не способна вызвать заболевание. Иммунитет никак не страдает.
Изредка бывает и такое: ребенок проконтактировал в том же автобусе или магазине с больным, симптомы еще не проявились, его ведут на прививку, а потом он заболевает. И родители часто связывают это с вакциной. Но ведь не она тому виной, понимаете?   

После беседы со Светланой Георгиевной мы направились в процедурную, где стоял компьютер с базой данных о детских прививках. Зашли в кабинет, в котором делаются инъекции. Там стоит холодильник с градусником внутри, чтобы постоянно отслеживать изменения.

Светлана Георгиевна рассказала про так называемую “холодовую цепь”, которая соблюдается во всем мире от начала производства, доставки и заканчивая хранением вакцин со строгим температурным режимом. “Если не будет соблюдаться — полетят все головы”,  — говорит заведующий педиатрическим отделением.

В кабинете есть шкаф, который полностью оснащен оборудованием по анафилаксии. В случае острой реакции организма на вакцину ребенку сразу же оказывается первая медицинская помощь и вызывается бригада скорой.

Все бы хорошо, уровень вакцинации в нашей стране на высоком уровне. Но есть и обратная сторона медали, которая хоть и редко встречается, но нельзя было ее не упомянуть. В Бобруйске живет девушка Анастасия, которая пострадала из-за прививки АКДС и с самого детства ездит в инвалидной коляске. Несмотря на то, что она сейчас находится в Словакии, нам удалось с ней немного пообщаться.

Врачи твердили, что такие случаи бывают один на миллион

“Меня зовут Анастасия, мне 26 лет.

В возрасте 7 месяцев мне сделали прививку АКДС (адсорбированная коклюшно-дифтерийно-столбнячная вакцина), а спустя 3 дня поднялась температура и меня забрали на скорой.

Как оказалось, случилось кровоизлияние в мозг и это закончилось параличом. Врачи твердили, что такие случаи бывают один на миллион. Я вообще не должна была выжить… И это счастье, что я еще здесь.

Многие доктора считают, что все прививки должны подбираться индивидуально. А у нас их просто штампуют: кашля нет — и слава богу. Бывает так, что у человека снижен иммунитет в силу, например, стресса или других факторов. Никто не сможет это все проверить. Врачи ведь не боги, они тоже могут ошибаться. И поэтому тут, как в русской рулетке, — выстрелит или нет.

Бывает и так: сходите к иммунологу, вас проверят — здоровье в полном порядке. По пути домой кто-то кашлянул рядом, вирус попал в организм, а на следующий день нужно на прививку — и это двойная порция стресса на организм. 

Сейчас я нахожусь в реабилитационном центре “Адели” в Словакии. Здешний врач говорит, что от всех этих болезней иммунитет лучше вырабатывается сам, если кормить ребенка грудью, хорошей пищей и делать, как в старые времена, когда одно дитя заболело и к нему подсаживали своих, чтобы те тоже заразились. Конечно, ведя нездоровый образ жизни, наверное, лучше привить.

Я не против прививок. Я против их поголовного использования

Вообще не люблю быть противницей чего-то, каждому свое. Но давно сделала вывод, что не буду больше вакцинироваться. Если уже “стрельнет” — это намного хуже кори. Лучше уже переболеть. Сейчас я могу захворать раз в год. И зачастую это реже, чем у тех, кто живет с вакциной. Тем более мое питание сейчас нельзя назвать “суперправильным”.

Я не против прививок, а против их поголовного использования. Все, что делается по шаблону, ничего хорошего нам не сулит. Знакомая в России ходила в платную клинику. Там перед вакциной берут кучу анализов, проводят много тестов, осматривают с ног до головы и только тогда дают добро на прививку. У нас же как: горлышко некрасное — и можно действовать.    

Есть одна знакомая семья, которая такого же мнения. Старшую дочку вроде еще прививала в роддоме, а вот со средней и младшим сыночком решили обойти это. Сейчас переехали в деревню, дети играют там с коровами.

И я не видела, чтобы они были какими-то немощными или часто болели. Живут обычной жизнью. Когда ребенок растет, у него только формируется иммунитет, а ему сразу иглы колют.

До появления прививок человечество ведь выжило как-то.

Я не хотела бы такой закон, как в Италии. Считаю, что каждому человеку должен даваться выбор! Для меня делать прививки, когда нет эпидемии или острой необходимости, — это как пить антибиотики “на всякий случай”. Вдруг заболеем…

Мне до сих пор ежегодно звонят врачи и предлагают сделать вакцину, мол, это безопасно, все же делают. Но у меня есть, так сказать, “хороший повод”, чтобы не спорить с ними подолгу”.

Пытаясь хоть как-то разобраться в этом вопросе, я понял, что иммунопрофилактика работает по принципу Аристотеля: из двух зол выбирают меньшее. Уменьшение вероятности возможных тяжелых исходов болезни и подавление в корне эпидемий с полноценной иммунной прослойкой общества — это вполне себе веские причины для городского населения, чтобы прививаться.

Источник: https://bobr.by/news/city/161449

Равнодушие по графику: что убило одесского ребенка?

Почему мы боимся АКДС?

23 марта 2012

Самое, пожалуй, тяжелое из того, что мне доводилось делать в последние годы — это общаться с родителями, похоронившими своих маленьких детей. Увы, беседовать приходилось неоднократно, и приходилось каждый раз искать подходы, чтобы не разбередить незажившие раны и не доставить людям ненужную боль.

Родители, потерявшие детей вскоре после прививки, по-разному переживают случившееся. Некоторые уходят в себя, стараясь закрыться и поскорее забыть о своем горе. Другие искренне считают, что ребенка уже не вернуть. Они готовы к разговору, но не хотят предпринимать активных действий для того, чтобы установить истину.

Анастасия месяц назад похоронила своего младшего сына. Полуторогодовалый Симон умер на руках у матери через четыре дня после прививки.

По официальной версии одесских медиков, причина смерти — «новообразование неустановленного характера других уточненных локализаций (сердца)». Другими словами — опухоль.

Медики считают вопрос закрытым: по их мнению, очередная смерть малыша снова никак не связана с вакцинацией. Но мать считает своим долгом перед старшим сыном, четырехлетним Ильей, выяснить, что же на самом деле убило ее младшего сына.

«Та прививка была второй в курсе АКДС, — рассказывает Анастасия. — Год назад ребенок перенес бронхит с астматическим компонентом. Два месяца мальчика практически ежедневно осматривали врачи.

Разумеется, были сделан различные анализы, прослушивали легкие, сердце. Никаких других отклонений не выявили. Мы с мужем доставали дефицитные лекарства и полностью поставили ребенка на ноги.

Болезнь отступила, и спустя год врачи напомнили, что пришло время продолжить прерванный курс вакцинации».

Родители, как могли, снова позаботились о своем малыше. Вторую прививку ему сделали самой дорогой из продающихся в Украине вакцин — бельгийской «Инфанрикс-Гекса».

Она считается самой безопасной, содержит шесть компонентов и позволяет за одно посещение прививочного кабинета сделать все положенные по возрасту прививки, что, по распространенному мнению, уменьшает нагрузку на организм и психику ребенка.

Несчастье случилось на четвертый день: внезапно остановилось дыхание. Скорая прибыла моментально, но увы: ни искусственное дыхание, ни массаж сердца, ни несколько инъекций адреналина не спасли мальчика.

Убитая горем Анастасия молчала долго. Молчала, когда врачи назвали единственной причиной скоропостижной смерти невыявленное онкологическое заболевание.

Молчала, когда на популярных интернет-сайтах некий Виктор Касюга клеветал на её семью, обвиняя мать фактически в убийстве собственного ребенка, обеляя прививку и оправдывая участкового педиатра.

К слову, участкового врача зовут Елена Касюга, и за прошедший после смерти ребенка месяц она не сочла нужным даже позвонить и поговорить с родителями мальчика.

Анастасия молчала и тогда, когда выяснила, что произошедшее с ее ребенком полностью подпадает под симптомы сывороточной болезни, которая может возникнуть, среди прочего, «в результате профилактических вакцинаций (прививок) в детском возрасте». Она ждала результатов гистологических исследований. Надеялась, что заключение судмедэкспертизы даст ответы на все ее вопросы.

Был ли ребенок обречен? Была ли опухоль злокачественной? Почему она не была диагностирована — учитывая, что ребенок находился под постоянным врачебным надзором? Не стала ли настоящей причиной смерти склонность к аллергии, которая имеет, по всей видимости, наследственный характер? И самое главное: что она теперь должна делать, чтобы уберечь своего старшего сына Илью?

Увы, ответов на свои вопросы Анастасия так и не получила. Три недели лабораторных исследований ничего не добавили к первоначально озвученному посмертному диагнозу «новообразование неустановленного характера», хотя экспертиза как раз и должна была всё установить.

После того, как Анастасия официально обратилась с просьбой предоставить ей результаты экспертизы, начался форменный футбол. Эксперты ссылаются на «тайну следствия» и отправляют её в прокуратуру.

Прокуроры заявляют, что никакого следствия нет, и предлагают обратиться к экспертам. После нескольких таких кругов Анастасия вполне обоснованно подозревает: либо никаких исследований не проводилось, либо экспертам есть что скрывать.

Например, истинную причину смерти ребенка.

Анастасия твердо намерена добиться правды. Если причиной смерти младшего ребенка действительно стала сывороточная болезнь, и если имеет место предрасположенность, то вакцинировать старшего нужно с особой осторожностью.

А именно: проводить специальные скарификационные пробы и предпрививочную реабилитацию ребенка, вводить вакцину по отдельной методике.

Естественно, никто это делать не собирается, но уже звучат требования и даже угрозы: «без прививок ваш ребенок не будет допущен в детский сад».

В результате Анастасия, которая раньше во всем доверялась врачам, приняла решение отказаться от прививок старшему сыну. Права ли она? Не знаю.

Однако за неделю до смерти Симона, 14 февраля 2012 года, в России завершился длительный судебный процесс, в результате которого Верховный суд Якутии взыскал с медиков компенсацию за смерть двух детей. Как сообщили в пресс-службе суда, у детей были врожденные особенности, которые врачи не выявили.

Старший ребенок, 2005 года рождения, после вакцинации БЦЖ скончался. Несмотря на это, четыре года спустя врачи уговорили мать вакцинировать второго ребенка, 2009 года рождения. Итог оказался трагическим.

Суд установил, что имели место «ненадлежащее исполнение обязанностей», «несвоевременная диагностика» и «ненадлежащее лечение второго ребенка».

Я предполагаю, что причиной смерти детей вновь стала ложная уверенность в полной безопасности прививок, которую уже много лет вдалбливают в головы родителей, врачей и чиновников производители вакцин и сотрудники находящиеся у них на содержании организаций, таких как ВОЗ, ЮНИСЕФ.

Результат — хроническая неспособность диагностировать состояния, связанные с прививкой, и даже постоянные попытки скрыть причины происходящего. Так, в Якутии даже такое страшное предупреждение, как смерть старшего ребенка, не заставило врачей насторожиться и сделать правильные выводы.

Согласно решению российского суда, мать, доверившаяся врачам и похоронившая двоих детей, теперь получит компенсацию — 600 тысяч рублей.

Мне неизвестны случаи, когда украинские суды признавали наличие связи между прививкой и последовавшей смертью и уж тем более выносили решение о выплате компенсации.

Более того, даже если такое решение и будет вынесено, вряд ли кто-то получит хоть копейку: как мы помним, КСУ разрешил государству не платить по своим обязательствам, а в территориальные органы пошло негласное указание игнорировать ранее вынесенные в пользу граждан решения.

Анастасии компенсация не нужна. Она хочет, чтобы смерть ее сына стала последней. Чтобы ее трагедия все-таки заставила задуматься всех: врачей, ученых, чиновников. Чтобы были сделаны выводы, которые позволят сохранить жизни и здоровье другим детям.

Если этого не произойдет, если смерть маленького Симона окажется напрасной, вряд ли можно ожидать улучшения ситуации с прививками. Причина проста: в стране тотальный дефицит грамотных специалистов. В интернатуре вопросы прививок не преподаются.

Все врачи-педиатры с оговоренной в приказе МОЗ № 166 периодичностью проходят предаттестационные курсы повышения квалификации по педиатрии, кардиологии, гастроэнтерологии, пульмонологии, неонатологии, сдают тестовые экзамены, получают и подтверждают свои квалификационные категории.

Однако по вопросам иммунопрофилактики они не изучают практически ничего: это удел эпидемиологов, которые со здоровыми детьми по долгу службы не общаются. В самом лучшем случае теоретические знания в этой сфере у педиатров и неонатологов ограничиваются двухчасовой лекцией.

И это притом, что вопросы вакцинации касаются всех детей и подростков без исключения.

По ныне действующему календарю, плановые прививки делаются в первый и третий день жизни, в возрасте 1, 3, 4, 5, 12, 18 месяцев, в 6, 7 и 14 лет.

Очевидно, что в начале своей жизни ребенок фактически находится в постоянном поствакцинальном состоянии, однако глубоких знаний о том, что это за процессы, как они протекают, какие их особенности и как направить их течение в нужное русло, врачам не преподается.

Знания о прививках у большинства участковых врачей-педиатров сводятся к назойливо-оптимистичному рекламному постеру с розовощеким бутузом на фоне календаря прививок, логотипом фирмы-производителя и номером телефона платного прививочного кабинета, а также к ложной, но искренней уверенности в том, что прививки абсолютно безопасны, абсолютно безвредны и показаны абсолютно всем детям.

В итоге врачи, не имеющие необходимых знаний, подгоняемые главврачами, эпидемиологами, заведующими поликлиниками и страхом наказания за невыполнение плана по поголовному охвату, видят в прививках сплошные проблемы. Вынужденные действовать на ощупь, практикующие врачи-педиатры поступают по-разному.

Некоторые честно получают выговоры и нагоняи за невыполнение пресловутого плана, некоторые — занимаются приписками, а некоторые, позабыв первую врачебную заповедь «не навреди», вакцинируют детей, которым прививка совершенно нежелательна.

Итог всегда один: при любом развитии событий, что бы не случилось, врачи всегда становятся главными стрелочниками и первыми заложниками ситуации.

Анастасии придется нелегко. Возможно, ей придется официально потребовать предоставить документы. Напомнить, что у нее есть законные права, в том числе право знакомиться с материалами дела. Обжаловать процессуальные решения. Добиться тщательного обследования второго ребенка: не исключено, это позволит выяснить причины смерти брата.

Возможно, придется стучаться в высокие кабинеты. Как показал трагический случай в Николаеве, скрипучая машина украинского здравоохранения обычно нуждается в мощном пинке и начинает работать в полную силу только после телефонного звонка лично к главе профильного комитета Верховной Рады.

Я готов помочь Анастасии всем, чем смогу. Ведь это неправильно, когда родителям приходится защищать своего ребенка не только от инфекционных болезней, но и от халатности и безразличия некомпетентных исполнителей. Нехорошо и неправильно.

А маленькому Симону Бакуличу, жизнь которого мы все не смогли уберечь — вечный покой и вечная память.

Сергей Дибров

 

Реклама

Возле Дюка присягнули срочники Нацгвардии Украины (фоторепортаж)

Источник: https://dumskaya.net/article/ravnodushie-po-grafiku-chto-ubilo-odesskogo-rebe/

Для родителей
Добавить комментарий