Ребенок после больницы: как ему помочь прийти в себя

Почему благополучные дети сбегают из дома?

Ребенок после больницы: как ему помочь прийти в себя

Вы считаете себя лучшими родителями на свете и  думаете, что ваш жизненный опыт – бесценен, хотя ваш ребенок, на самом деле, успевает узнавать за день больше, чем вы за неделю.

Конечно, вы любите свое чадо, вот только ваша любовь очень часто превращается в сплошное “Я-знаю-как-тебе-жить-я-знаю-как-тебе-быть”. А потом вы однажды приходите домой, а ваш ребенок исчез, в лучшем случае оставив записку.

Вы думаете, что не виноваты в этом? Как бы ни так!

В Беларуси ежегодно в органы внутренних дел Республики Беларусь поступает  около 2 тысяч заявлений и обращений граждан о безвестном исчезновении детей.

Подавляющее большинство ушедших из дома или интернатных учреждений детей находятся в течение одних-трех суток. Однако некоторые из пропавших остаются не разысканными на протяжении многих лет.

Так, на 1 января 2014 года по данным МВД не разыскано 62 ребенка, 35 из них – свыше 5 лет, 5 – от 3 до 5, 10 – от 1 года до 3 лет.

Товарищи родители, подумать не хотите ли?

Вы думаете, что главное в жизни вашего ребенка – это вы, ну и еще школа. О, этот повсеместный родительский заговор “Учитель-всегда-прав”.

Вам никогда и ни за что не доказать, что учитель – это всего лишь человек, и не всегда хороший и умный.

Вы даже представить не хотите, что некоторые будущие учителя поступают в педагогический, потому что там конкурс меньше, а потом учат детей, ненавидя их от всей души.

Вам не нравятся друзья ваших детей, для них у вас прибережен рефрен “они на тебя плохо влияют”. И хорошо, если заботливые мама и папа говорят это своим детям, а не тем самым друзьям.

Наряды детишек громогласно ужасают не только вас, но и всех многочисленных родственников, а невинный пирсинг в пупке скрывался от папы три месяца.

От вас только и слышно: “Делай уроки, ложись спать, сделай тише музыку, где шляешься, убери бардак в комнате, из тебя ничего не получится, как ты разговариваешь с родителями, мы тебя кормим-поим, помой посуду, ты без нас никто, прекрати жевать жвачку…” Вы можете говорить это до бесконечности.

Самое интересное, что вы и вправду считаете это формой выражения заботы и проявления любви.

Хмм, а вы, мама двоих детей, во времена, когда этих детей еще не планировалось, обрадовались, если бы ваш будущий муж проявлял свою любовь именно таким навязчивым способом? Явно после таких “ухаживаний” у вас бы до детей дело не дошло. Так почему вы делаете свою родительскую любовь таким тяжелым бременем для своих детей?

У детей и подростков очень хрупкая, чувствительная психика. И может наступить момент, когда во время очередного промывания мозгов они не выдерживают и выбирают только один выход – уйти из дома. Причем вопрос “Куда?” даже не поднимается. В воздухе висит только вопль “От кого?”.

Ваш ребенок – с другой планеты

То, что вы живете на разных планетах, стало для вашего ребенка ясно лет в шесть. И с тех пор он считает собственных родителей инопланетянами, и думает, что от пришельцев ничего хорошего ожидать не приходится.

И мечтает ваш ребенок о том, как неплохо было бы получить пособие “Как выжить среди родителей”. А вам, родители, не помешало между заботами о насущном хлебе ребенка хоть однажды задуматься, что он, как ни странно, не ваша собственность.

Но вы живете на разных планетах, у вас в ушах огромные клоки ваты, и никакие слуховые аппараты здесь не помогут.

Короче, ваш ребенок собирает рюкзак и уходит. Прекрасно. А дальше начинается жизнь. Довольно невкусное лекарство от иллюзий.

Как это бывает

Пятнадцатилетняя Аня ушла из дома, поссорившись с мамой из-за оценок. Хлопнула дверью и пятеро суток не давала о себе знать.

Пока родители обзванивали больницы и морги, милая барышня спокойно отрывалась у своей подружки, родители которой были в командировке, и которая, невинно гладя в глаза Аниным родителям, вещала о том, что не видела Анечку уже давно, потому что в школу она ходить отчего-то перестала. Закончилась вроде бы невинная история плохо.

С одноклассниками девочки пили водку дома у той самой подружки. Аня сидела на подоконнике открытого окна и, потеряв равновесие, упала вниз. Сломала позвоночник. И теперь никто не знает, сможет ли она когда-либо ходить.

Сергей был единственным ребенком в семье. Мама и папа, научные работники, относились к сыну с обожанием, он хорошо учился и ничем криминальным себя не проявил. Но, начиная с шестого класса, стал постоянно убегать из дома. Находили его в самых разных точках республики, и несколько раз даже за ее пределами.

Родители не могли с этим справиться, искали причины в себе и в школе, в отношениях с друзьями и первой любви. Когда Сергею исполнилось 18, он отправился служить в армию. Несколько раз сбегал и оттуда, что создавало уже проблемы с законом.

Наконец догадались обратиться к психологу, который и сказал, что у Сергея – болезнь, которая не позволяет человеку контролировать такие свои порывы и которая с годами будет усугубляться.

Оля ушла от мамы и папы с твердым желанием никогда их больше не видеть. Они запретили ей встречаться с любимым мальчиком Сашей, без которого, Оленька, разумеется, не могла прожить и дня. Мальчик о ней “позаботился”, поселил в подвале многоэтажки, где у их компании была “камора” (место для вечерних тусовок и прогуливания школы).

Кормил котлетами, принесенными из дома, и всячески радовался ее крутому поступку. Правда, почему-то не захотел присоединиться к любимой и спокойно жил себе дома. После двух недель такого вольного проживания ночью на Олечку наткнулся пьяный бомж. Он ее изнасиловал и смылся. Она вернулась домой, но вряд ли скоро захочет вообще с кем-то видеться.

Игорь сбежал от родителей просто потому, что они его не понимали. А папа у Игоря был большой милицейский начальник, очень властный и авторитарный человек.

Парадокс состоит в том, что пока товарища искала все городская и даже республиканская милиция, он преспокойно обитал на минском вокзале, каким-то чудом просачиваясь через постоянные облавы на беспризорников. Подружился с вокзальными бродяжками и даже успел завоевать у них авторитет. Путешествовал по стране и чувствовал себя абсолютно свободным и счастливым.

Когда его все-таки вернули домой, сказал, что при первом же удобном случае убежит снова. Но решил вопрос по-другому. После девятого класса поступил в училище в другом городе и домой старается приезжать как можно реже.

…Может быть, эти истории благополучных детей покажутся просто глупыми в сравнении с бедами тех, кто уходит от побоев и скандалов родителей-алкоголиков, от постоянно сменяющихся сожителей своих мам, от банального голода. Но от этого ситуация не становится лучше.

О чем они думают, сбегая?

Далеко убежать удается немногим. Денег маловато или нет вообще. Жить негде, потому что все друзья вашего ребенка – такие же благополучные детки, живущие с мамами и папами. Уличные компании ваше чадо пугают с раннего детства. Это хорошая сторона. Но есть и плохая.

Возвращаться домой вашему ребенку уже просто страшно. И еще он хочет отстоять свою позицию. О'кей, пусть доказывает, какой он еще маленький и несдержанный, пусть хлопает дверью и устраивает истерики.

Когда чадо найдется и вернется через несколько дней, вы, конечно, не станете его ругать. Вы будете ему очень рады, будете ходить вокруг него на носочках и сдувать налипшую за время длинной прогулки пыль.

А потом начнется все заново. И будет продолжаться снова и снова. Не до бесконечности.

Ровно до того момента, как ваш ребенок докажет вам, что уже взрослый и самостоятельный человек, может принимать важные решения и планировать свою жизнь.

Не ждите рецидивов, объясните своему ребенку, что для того, чтобы изменить свою жизнь, нужно измениться самому. Иначе – никак. Он, конечно, принадлежит только себе, но для того, чтобы иметь на себя все права, и он, и вы, его родители, должны точно знать, что он способен управлять таким сложным механизмом.

Что делать родителям, когда ребенок ушел из дома?

Сразу же вспомните все, о чем чадо говорило в последнее время. Обзвоните всех знакомых и друзей вашего ребенка, причем разговаривайте не только с детьми, но и их родителями, прося их об адекватных действиях, в случае, если ваш ребенок появится в их поле зрения. Позвоните своим родственникам и знакомым, опросите их.

Проверьте, не пропали ли из дома деньги и ценные вещи. Попытайтесь определить, какие вещи ребенок взял с собой, какую одежду, возможно – книги. Все это тщательно проанализируйте.

Если пропажу ребенка обнаружили вечером – обязательно позвоните классному руководителю, а утром отправляйтесь в школу и опросите всех одноклассников. Вспомните или узнайте у сверстников, где и с кем ваш ребенок чаще всего проводил свободное время, кому мог сообщить о своих планах.

Если вы не видите никаких признаков сознательного ухода ребенка из дома, позвоните в скорую помощь, узнайте, не доставлялся ли туда ваш ребенок, став жертвой несчастного случая. Позвоните в милицию, узнайте, не был ли ребенок задержан – у детей часто не бывает с собой документов, и они не желают (не могут) сказать, как их зовут и куда можно позвонить родителям.

Если все эти действия не принесли результата, срочно обратитесь для организации поисков ребенка в соответствующие органы.

Идите в районное отделение милиции, взяв с собой документы на ребенка и его фотографии. В отделении милиции пишите заявление и подавайте в розыск.

Сотрудники милиции обязаны по первому требованию принять у вас заявление, никакие халатные отговорки “Побегает и вернется” не принимайте.

Далее вы идете к инспектору по делам несовершеннолетних, оставляете ему фотографию ребенка и всю информацию, которая у вас есть.

Продолжайте звонить ближайшим друзьям ребенка, акцентируя внимание на том, что вы очень его любите, волнуетесь, ждете его дома и совсем не сердитесь.

Можете обойти всех друзей, поговорить — ничего не стоит спрятать под кроватью девочку 13 лет так, чтобы родители даже не догадывались, что в доме есть кто-то еще. К тому же личный контакт, возможно, заставит друзей “расколоться”, если они знают, где прячется ваше чадо.

Применяйте хитрость, говорите: “Я точно знаю, что ты в курсе, потому что Сережа говорил, что доверяет тебе все свои секреты, и если что-то случится, скажет только тебе”.

Найдя своего сына или дочь, не нападайте на него сразу с расспросами. Но через некоторое время попытайтесь поговорить на тему побега, узнать, что послужило его причиной, постарайтесь понять своего ребенка и найти взаимопонимание с ним. Помните о том, что вы – не надсмотрщик на галерах, и вашей целью не должно быть тотальное навязывание ребенку своих взглядов на жизнь.

Материал подготовлен при содействии психотерапевта Леонида Шемлякова

Источник: https://interfax.by/news/obshchestvo/society-different/32742/

Вызов врача по-новому: придет или нет?

Ребенок после больницы: как ему помочь прийти в себя

Проблема актуальная, очевидная и еще нерешенная. В развитых странах, чья, в частности, медицина так нам нравится – в Америке, в Европе – некоторые понятия, привычные для нас, – вообще отсутствуют. Например, там не знают, что такое «вызов врача на дом» в связи с, скажем, ОРВИ.

Не имеет значения – ребенок, взрослый, пенсионер – иди лично, собственными ножками на прием.

На расстоянии – нам очень нравится их медицина – эффективная и передовая, а на практике, когда у нас в рамках медреформы пытаются приблизиться к западным стандартам, у многих это вызывает недовольство и сопротивление. Что с этим делать?

Сезон заболеваемости гриппом и ОРВИ уже начался, но в Центре общественного здравоохранения информируют: об эпидемии говорить пока рано, до эпидпорога нам еще 26%.

И поскольку это первый «простудный» сезон после того, как начали действовать новые правила вызова врача на дом, то большинство граждан еще окончательно не разобрались — что и как теперь будет работать, а те, кто уже испытал эти правила, ими оказались не слишком довольны…

Поэтому Укринформ узнавал подробнее, какими были основные претензии пациентов к изменениям в системе вызова врачей, что волнует их больше всего с началом эпидсезона в связи с этими изменениями и оправдывает ли новая система возможные риски?

Родители: врачи не дают номера и отказываются приходить на вызов

На вопрос Укринформа о том, как сейчас все это регулируется, в пресс-службе Минздрава ответили: «Вызовы на дом семейного врача, терапевта и педиатра есть в перечне услуг первичной медицинской помощи, но решение о выезде на дом врач принимает самостоятельно.

Врач по медицинским показаниям определяет, есть ли необходимость ехать на вызов, или он может решить проблему пациента по телефону или пригласить его в амбулаторию».

Но, как отмечал ранее в Сети известный харьковский врач-иммунолог Андрей Волянский, если у врача будет выбор прийти к пациенту или нет, то он, скорее всего, не придет.

Если взрослое население с новыми правилами вызова врачей еще готово мириться, то в отношении детей большинство считает их слишком жесткими:

“Я очень недовольна этими изменениями. У ребенка 38,5, а врач не приходит, говорит привезти его на прием. Но в очереди к врачу встретишь детей с разными болезнями – кто-то чихает, кто-то кашляет, то есть у каждого своя инфекция.

Другой момент: если у ребенка просто температура и насморк — то повезти его к врачу не так рискованно, как тогда, когда у него кашель и есть вероятность воспаления легких”, – говорит Юлия В. из Чернигова. Похожую историю приходилось слышать и от другой черниговчанки, Ирины К.

, которая около месяца назад тоже жаловалась, что врач отказалась приезжать по вызову к ее ребенку, у которого температура перевалила за 39, поэтому им пришлось брать такси и несколько часов сидеть в очереди.

“Когда в выходные у ребенка поднялась температура до 39 и больше суток не спадала, сопровождаясь рвотой и головокружением, я не знала, что делать.

Терапевт, с которым мы подписали декларацию, телефон для таких критических случаев не предоставил, скорая отказалась приезжать, объяснив, что это обычная интоксикация после гриппа и все что там могут сделать – это отвезти ребенка в инфекционную больницу.

Помогла только знакомая врач, которая по телефону давала пошаговую инструкцию, как сбить такую температуру», – рассказала наша коллега Марина С. из Укринформа.

“Когда подписывала декларацию с педиатром, то он сначала отказывался давать телефон и говорил при необходимости звонить в неотложку или скорую.

Когда такой момент наступил и у ребенка поднялась очень высокая температура — так и сделала, но приехали парамедики и просто дали общие рекомендации.

После этого только с третьей попытки удалось выпросить телефон у нашего педиатра”, – говорит другая коллега Ирина Г.

Почему врачи считают, что новая система — на пользу нашей медицине

Пообщавшись с пациентами, а также прочитав много подобных историй в Сети, надо говорить о целом пласте рисков, недоразумений и проблем, с которыми сталкиваются больные в процессе перехода на новую форму общения с врачами.

Во-первых, если говорить о начальной консультации пациента врачом в телефонном режиме, то не увеличивает ли это риск врачебной ошибки?

Во-вторых — если больной с инфекцией и высокой температурой пойдет в больницу, то не навредит ли это ему, а также тем, кто будет вокруг в этот момент?

Насколько оправданы все эти риски? С этими вопросами Укринформ обратился к специалисту в области семейной медицины.

Евгений Мешко

Евгений Мешко, главный врач Центра первичной медико-санитарной помощи Мукачево и один из соучредителей ОО “Академия семейной медицины” говорит, что опытный врач, который уже знает свою аудиторию, сможет и в телефонном разговоре объективно оценить состояние больного, и если поймет, что посетить его необходимо – точно не станет в этом отказывать. Если речь идет о еще незнакомых пациентах, которые недавно подписали с ним декларацию, то скорее всего он приедет для того, чтобы познакомиться и понять, насколько адекватно они воспринимают свое состояние или состояние детей.

«Важно и то, чтобы установить дружеские и доверительные отношения с врачом и ценить его время, от чего зависит и здоровье других пациентов. Ведь если он поедет на вызов к пациенту с обычной простудой, то не сможет принять 5 пациентов, которым помощь тоже нужна.

Но если отношения не сложатся – пациент всегда может поменять врача, но поверьте, большинство врачей в этом не заинтересованы», – говорит Евгений Мешко и добавляет, что когда учреждение, где он работает, перешло на новый принцип работы, от всех вызовов там не отказались, а отсеяли примерно треть таких, когда присутствие врача ничего не меняет, что дало возможность принимать больше пациентов.

Опасения пациентов ухудшить свое состояние или же заразить/заразиться в очереди под дверью кабинета врач считает преувеличенными и подчеркивает, что прежде всего путь передачи ОРВИ – не чихание или кашель больного, а грязные руки.

«То есть надо повышать осведомленность людей в направлении личной гигиены и общественного здоровья.

При этом нет статистически доказанных данных об ухудшении состояния, течения, распространенности инфекционных или неинфекционных заболеваний в тех странах, где вообще нет вызовов на дом”, – объясняет врач.

На вопрос, должен ли врач предоставлять свой номер пациенту, Евгений Мешко ответил, что опять же, здесь все зависит от личных отношений врача и пациента и привел опыт в организации работы мукачевской больнице, где работает: “Мы, например, организовали это так: пациент звонит в больницу, а врач сам ему перезванивает — с рабочего номера, или же с личного, узнает о его состоянии и направляет его действия”.

Врача, который не спешит давать личный номер телефона, понять тоже можно, ведь имея до 2000 пациентов, где гарантия, что ему будут звонить только по реальной необходимости? Возможно, когда пациенты и врачи уже окончательно познакомятся друг с другом, составят собственное впечатление друг о друге и привыкнут участвовать в новой системе, то станут больше доверять друг другу и такой проблемы возникать не будет.

Но пока такой контакт врача с пациентом не наладился, остается и другая сторона медали. В разгар эпидсезона основной целевой аудиторией все же становятся самые слабые – дети и старики, которые в случае высокой температуры просто не в силах добраться до больницы.

Если приезжать к ним из-за экономической нецелесообразности и траты времени отказываться и врач, и скорая помощь, то, возможно, эту проблему решило бы наличие служебных авто если не в каждой, то хотя бы в части больниц, куда можно было бы обратиться при критической необходимости? Ведь общее благосостояние населения опирается не только на экономические показатели, но и на то, как государство заботится о своих гражданах, предоставляя им сервис в самых важных жизненных потребностях.

Юлия Горбань. Киев

P. S. Правила оформления больничных пока не изменились, в том числе и для тех, кто своего семейного врача еще не выбрал

Правила выписки больничного для пациентов, которые подписали декларацию с семейным врачом, терапевтом или педиатром, пока не изменились, о чем сообщили Укринформу в пресс-службе Министерства здравоохранения. В случае болезни пациент обращается к своему семейному врачу, который после осмотра больного выписывает больничный в амбулатории или на дому.

Но чтобы оставить бумажную волокиту с оформлением больничных в прошлом и избежать использования поддельных справок, со следующего года планируется запустить электронные больничные в национальной электронной системе здравоохранения eHealth. Правда, о точных сроках введения е-больничных в Украине пока неизвестно, а подробнее о том, как это будет работать, Укринформ писал здесь.

Если же пациент еще не подписал декларацию с семейным врачом, то он может это сделать непосредственно во время приема. Если пациент до сих пор не определился, какого врача выбрать, то он, как и раньше, может обратиться к своему участковому, который окажет ему помощь и выпишет больничный.

До середины 2019 года Национальная служба здравоохранения Украины дополнительно оплачивает медицинскому учреждению за медицинские услуги для пациентов, которые еще не выбрали своего врача, но проживают на территории обслуживания медицинского учреждения.

При этом все пациенты, независимо от того, есть ли у них декларация, или нет, могут записаться к врачу и прийти на свое время, хотя, скорее всего, первыми в очереди будут те пациенты, которые уже оформили декларации.

Источник: https://www.ukrinform.ru/rubric-society/2575678-vyzov-vraca-ponovomu-pridet-ili-net.html

«Я полтора часа с ребенком по полу каталась»: мать умершего в больнице младенца добивается возбуждения уголовного дела после трагедии

Ребенок после больницы: как ему помочь прийти в себя

По словам Миры, ее сын Тимур появился на свет в результате кесарева сечения, которое женщине сделали на 38-й неделе беременности. «Роды проходили в Энгельсском перинатальном центре. Мальчик родился здоровым. Рост — 52 см, вес — 3,5 кг. После операции ему сделали все прививки и выписали на 6-й день, а не на 7-й.

На день раньше, чем обычно, потому что, как нам сказали, с ребенком все было прекрасно. Затем к нам домой приходил участковый врач, осмотрел малыша и сообщил, что у нас здоровый ребенок. Каждый месяц мы ходили на плановые приемы к врачам, все было замечательно. Ребенок был на грудном вскармливании.

В 2-3 месяца мы прошли осмотры у хирурга, невролога, стоматолога. В поликлинике были свободные талоны, и малышу делали УЗИ сердца, мозга, брюшной полости — все результаты были хорошими», — рассказала Мира. Женщина добавила, что 3 мая она вместе с сыном лежала в больнице из-за кишечной инфекции, которой заразился мальчик.

«Он хорошо отреагировал на лечение и тогда нас выписали».

Мать мальчика также сообщила, что врач-невролог заметила, что у малыша есть небольшой тонус мышц, и направила его на массаж и электрофорез. «Это распространенная ситуация, сейчас чуть ли не каждого второго младенца направляют на массаж.

Мы согласились, и 24 мая пошли на массаж, а 28 мая — на электрофорез в поликлинику на улице Одесской, 69. Там я заметила, что медик был без перчаток, аппарат для физиопроцедуры ничем не обработали, просто приклеили электроды на голое тело ребенка. Мы пробыли в кабинете физиотерапии 10 минут. Затем пошли на плановую проверку к врачу.

Нам измерили рост — 65,5 см, и определили вес — 7,6 кг. Проверили голову, пах, послушали. Все было хорошо. Мы пошли домой. Утром 29 мая ребенок проснулся в 7:00. Он проснулся веселым! Около 8:00 я покормила его грудью, он лежал и улыбался, но потом начал срыгивать. Через 10 минут срыгнул обильно.

После этой рвоты через 15-20 минут у него начался понос. Меня это обеспокоило, я решила, что он подхватил инфекцию, поэтому в 8:00 я вызвала врача».

По словам Миры, около 11:00 она перезвонила в поликлинику и узнала, что врач мог прийти к ребенку только после 14:00. В регистратуре ей посоветовали вызвать «скорую». «Неотложка» приехала быстро.

«Врачи осмотрели ребенка, сказали, что это, скорее всего, кишечная инфекция, и предложили нам ехать в больницу. Мы собрались и поехали, ведь самолечение опасно!

Нас привезли во 2-ю больницу Энгельса. Там мы около 40 минут ждали в коридоре. В комнате размером 5 на 5 метров были 4-месячный ребенок, подросток и взрослые. Мне кажется, в том коридоре мы могли заразиться всем, чем угодно… Затем нас приняли в общем коридоре — там, где палаты. При осмотре ребенка снова стошнило.

Нас отправили в палату. Малыш начал улыбаться, и муж уже засомневался, стоит ли оставаться в стационаре. Но мы остались. Потом пришла медсестра и сказала, что нужно взвесить ребенка. При этом она не смогла сразу включить весы, ей это удалось с третьей попытки.

Затем сказали, что мне надо сдать анализ крови, а ребенку поставить катетер. Его ставили минут 40-60. Ребенок у меня пухленький, смуглый. Когда я его увидела после процедуры, он лежал без ползунков. То есть вену искали даже на ноге. В итоге поставили катетер на левую руку, на кисть. Я забрала ребенка в палату. Он хотел есть.

Мне сказали, что кормить его в ближайшие 5 часов нельзя. Я кормить не стала.

Затем медсестра принесла аппарат для системы, похожий на маленький чемоданчик, а также огромный шприц, примерно на 100 мл, и в нем около 30 мл раствора. Я спросила: «Что это?». Медсестра промолчала. Капельница сначала не работала. Я как будто что-то предчувствовала и  сфотографировала все. Систему нам поставили с третьей попытки. Я спросила, не быстро ли капает.

Она промолчала, пощупала вену и ушла. На пузырьке с лекарством не было подписи. Я видела внутри лекарства то ли жир, то ли воздух, не знаю. Система закончилась через 40 минут. Сын капризничал, а на последних каплях лекарства заснул.

Когда оставалось около 5 мл, я увидела, что он стал сильно и часто дышать, как будто у него сердце сейчас выскочит из груди, глаза закатились, начались хрипы. Я кинулась в ординаторскую. Врач прибежал, прижал подбородок сына к груди. Я спросила: «Что происходит?». Врач не ответил и ушел. Пришла медсестра. Я попросила ее отключить систему.

Она ответила, что этого сделать нельзя, пока аппарат не начнет пищать. Затем она тоже ушла. По моим подсчетам, прошло минут 8 или 10. Пришли врач, заведующая и через какое-то время, медсестра с большим шприцем. Врач спросил, капала ли она «Ацесоль». Она ответила — нет, вот как раз принесла это лекарство. А он ей говорит, что его ставить не надо.

Заведующая начала спрашивать: «Что с ребенком?». Система пропищала, медсестра ее отключила. Малыш на нас не реагировал. Медсестра прижала его подбородок к груди… Я спросила, что происходит, медсестра ответила, что у сына может быть отек мозга или менингит.

Я говорю: «Вы что издеваетесь, он час назад улыбался, а после системы что-то случилось, что вы ему капали?» Врач сказал, что капали «Ацесоль». Я говорю: «Вы за кого меня принимаете, я что, не слышала ваш разговор? Вы только принесли «Ацесоль». Он говорит — капали обычную воду. «Не врите мне!» — сказала им.

В этот момент сына понесли в реанимацию, делать пункцию. Я никакого согласия на это не подписывала. Диагноз мне не говорили. Прошло около 2 часов. Реанимация была через стенку от палаты, стены стеклянные… Я позвонила мужу, он прибежал с работы. Его не пустили, он стоял под окном палаты.

Потом заведующая сказала, что пункцию сделали, менингита нет, и «сейчас началась 100%-я работа сердца», но ребенок в крайне тяжелом состоянии. Я спрашиваю: «Почему?». А он отвечает, что у ребенка тяжелое течение ротавирусной инфекции.

На вопрос, что ему кололи, она сказала, что давали «Ацесоль».

Но во время прошлой госпитализации «Ацесоль» ему капали сутки, он пришел в себя, а тут ему 30 мл какого-то раствора влили за 40 минут, после чего его не стало! Вдруг ему неправильно поставили систему? Насколько я знаю, скорость введения лекарства очень важна для детей. В позвоночнике у него ковырялись, других врачей не вызывали, хотя говорили, что предупредили авиационную бригаду… Почему врач-инфекционист делал пункцию? Он что, все знает?.. Почему так быстро капала капельница? Воздух там был, или что это были за пузырьки?

Потом они спросили меня, как я кормлю ребенка. Я ответила, что только грудным молоком. Мне сказали, что надо нацедить 40 мл молока. Я успокоилась, сцеживаю молоко… Потому выхожу в коридор, отдать бутылочку, вижу, что около ребенка снова множество врачей. Меня снова отправили в палату, сына подключили к аппарату…

Через час пришел врач, который нас принимал, сообщил, что моего ребенка больше нет.

Я в это не поверила. Никто мне не объяснил, от чего он умер. Я побежала в реанимацию, увидела своего сына. Его начали отключать от аппаратов. Кричала на заведующую… Где твоя авиационная бригада? Где врачи?..

Все убежали, оставили меня с малышом. Я там 1,5 часа валялась, по полу каталась с ребенком на руках. Приехал муж, сестры, братья.

Они никого не пустили, не пустили мужа, ничего не могли объяснить, вызвали полицию, сказали, что боятся, что мы на них кинемся.

Но мой муж не такой человек. Мы просто хотели узнать правду. Почему они так себя вели? В тот день нам не отдали никаких документов, ни одну бумажку.

Мы просили их, но врачи и полиция нас выгнали на улицу, хотя я говорила, что просто так не уйду, ведь мой ребенок умер здесь за 3,5 часа! Я родила абсолютно здорового ребенка, его обследовали.

Мы обратились к следователям. Я сказала, что буду добиваться возбуждения уголовного дела».

По словам Миры, следователи изъяли карточки малыша, а в Саратове провели независимую экспертизу. «Нам отдали справку, согласно которой причина смерти неизвестна! Следователь энгельсского отделения СУ СКР сказала, что у ребенка взяли анализы, и результаты будут делать от 1,5 до 3 месяцев.

Но ведь за это время можно переписать все анализы… Сейчас сотрудники правоохранительных органов ведут проверку. Врачи по-прежнему там работают, лечат людей. Моего ребенка нет. Он не сердечник, он здоровым родился… Кого мне винить? Мы хотим, чтобы это дело не замалчивали.

Мне кажется, что все затухает, но так не должно быть».

В министерстве здравоохранения региона корреспонденту ИА «Версия-Саратов» подтвердили информацию о гибели малыша в стационаре, а также пообещали провести проверку и выяснить все обстоятельства случившегося.

«Предварительно можно сказать, что ребенок поступил в больницу в тяжелом состоянии, и, несмотря на все усилия врачей, скончался. Он пробыл в стационаре менее 24 часов, то есть это досуточная летальность. Сейчас проводится исследование для выяснения причин смерти.

По итогам экспертизы министерство проведет тщательное расследование. Мы всегда в обязательном порядке проверяем все случаи материнской и младенческой смерти, — прокомментировал руководитель пресс-службы министерства здравоохранения региона Александр Колоколов.

Источник: https://nversia.ru/news/ya-poltora-chasa-s-rebenkom-po-polu-katalas-mat-umershego-v-bolnice-mladenca-dobivaetsya-vozbuzhdeniya-ugolovnogo-dela-posle-tragedii/

Ребенок после больницы: как ему помочь прийти в себя

Ребенок после больницы: как ему помочь прийти в себя

Odessa Daily

12 октября 2015 в 22:39

По закону, родители или кто из близких имеют право круглосуточно находиться рядом с малышом, лежащим в больнице. Но это в идеале.

На деле чаще бывает, что госпитализированный ребенок остается один в незнакомом, и увы, не всегда приветливом больничном мире. И возвращается оттуда с вылеченным телом и … раненной душой.

И тогда перед родными встает новый вопрос: как помочь ребенку прийти в себя после больницы.

Причин, по которым маленький пациент остается в стационаре без мамы или папы, достаточно. Помимо негибкости врачей и несовершенства наших законов, которые позволяют разные трактовки (а времени на доказательства своей правоты, как правило, нет), есть еще и чисто семейные обстоятельства.

 Например, в семье растет еще один ребенок, и его не с кем оставить, или младший – грудничок, которого мама кормит грудью. Папу под угрозой увольнения могут не отпустить с работы, бабушка с дедушкой нередко живут в другом городе, либо просто не горят желанием помочь.

Так или иначе, но если в вашей семье возникла ситуация, когда ребенок должен остаться в стационаре один, имейте в виду, что бесследно для него этот опыт не проходит никогда. Даже для самых крепких из детей это – испытание.

Неважно, сколько времени ребенок провел в стационаре – несколько дней или пару недель, он все равно пережил стресс. И вернувшись домой, скорее всего «удивит» родителей непривычным поведением. Метаморфозы могут быть разными, слишком явными или едва заметными, но ни одну из них нельзя оставлять без внимания.

Что вызывает стресс? 

Ребенок, которого положили в больницу, даже самую замечательную, оказывается в чрезвычайных условиях, а именно:

  • – Лишается привычных условий жизни, что очень травмирует маленьких консерваторов, которыми являются почти все дети, плохо засыпающие не в своей кроватке или отказывающиеся есть чужой ложкой;
  • – Осваивает новый режим дня – ранний подъем и отбой, обязательные медицинские процедуры (осмотры, уколы, перевязки и прочее), отсутствие прогулок и другие ограничения и требования;
  • – Самостоятельно налаживает контакты с незнакомыми взрослыми: маленький, несамостоятельный и больной, он нуждается в помощи в любой житейской ситуации (переодевание, туалет, еда, мытье рук), и должен обращаться за ней к чужим людям и выполнять их распоряжения;
  • – Без поддержки близких переживает последствия медицинских процедур – боль и страх;
  • – Позиционирует себя в детском социуме, общаясь с соседями по палате или детьми в игровой комнате.

Едва за мамой или папой закрылась дверь, все перечисленные факторы становятся актуальными. А ведь у крохи нет ни опыта – он еще слишком мал, ни сил – из-за болезни. А все вокруг заняты своими делами, пациенты – болезнями, медперсонал – работой. 

Последствия стресса 

Пока малыш живет в условиях стресса, он не осмысливает происходящее и не делает выводов, просто живет одним днем и постепенно привыкает к новым условиям.

Но оказавшись дома, он подсознательно «отыграет» пережитое и построит новую систему координат, где близкие и все прочие люди могут получить новый статус, а прежние обстоятельства – иную оценку.

Если к процессу не подключаются родители, то малыш способен сделать неверные выводы, например:

  • – утвердится во мнении, что родители его не любят и поэтому оставили;
  • – будет бояться врачей, они злые и делают больно;
  • – начнет мстить младшим брату или сестре, из-за которых мама не смогла быть рядом;
  • – привыкнет манипулировать близкими, испытывающими чувство вины;
  • – станет скрытным и недоброжелательным;
  • – откажется слушаться, решив, что родители этого не заслуживают и др.

Чтобы уберечь ребенка от неправильных умозаключений, мама и папа должны понимать, что же именно с ним происходит. Последствия могут быть самыми неожиданными и зависят от многих деталей, но прежде всего от диагноза, характера медицинских процедур и степени выздоровления.

ЕСЛИ РЕБЕНОК ПОСЛЕ БОЛЬНИЦЫ… 

…ВСЕ ВРЕМЯ КАПРИЗНИЧАЕТ
Перемены в поведении ребенка вызывает не только сам стресс – ментальные переживания, но и остаточные проявления недуга, а также последствия лечения.

Допустим, кроха попал в стационар с пищевым отравлением и вроде бы полностью выздоровел. Но наверняка диета, на которую посадили малыша из-за недуга, и отсутствие прогулок привели к авитаминозу.

Долгое время ребенку не хватало витаминов и кислорода, его организм ослаблен, отсюда повышенная утомляемость, вялость, и как следствие – капризы.

Что делать? Проявить терпение и мягкость, наладить прежний режим и восстановить пищевой рацион. Если через две недели ситуация не изменится, обратитесь к специалисту, в частности, гастроэнтерологу.

Не исключено, что отправление привело к сбою в работе пищеварительной системы, из-за чего полезные вещества хуже усваиваются и их дефицит не восполняется.

Возможно виновата сама мама, которая перекармливает карапуза, стараясь как можно быстрее устранить «последствия» болезни и вернуть потерянные килограммы. Переедание не способствует сохранению активности и бодрому расположению духа. 

…МНОГО ПЛАЧЕТ
Это может быть страх и усталости от больницы, например, заболевание предполагало большое количество исследований и интенсивное лечение. А кроме того, ребенка могли обидеть – сверстники или кто-то из взрослых.

Что делать? Выяснить, что произошло, поможет игра в больницу. Соберите как можно больше игрушек – куклы и животные. Ребенок – врач, мишка – больной, лиса или коза – нянечки, а уколы делает кукла. Пусть кроха сам решит, чем займется делать каждый из персонажей.

Возможно не сразу, а через какое-то время малыш обязательно «покажет» вам, что именно с ним произошло: кто-то из действующих лиц наверняка отругает больного медведя или даже накажет, заставит есть невкусную кашу, сделает болезненный укол, а то и замахнется шваброй и т.д.

После этого возьмите инициативу в свои руки и предложите такое продолжение игры, например, пришла медсестра и поругала грозную нянечку, заставила ее попросить у малыша прощенья и обещать, что больше подобное не повторится.

Или врач разрешил не есть кашу, разрешил выйти из-за стола и поиграть.

…БЕСПОКОЙНО СПИТ

Это случается по двум причинам: из-за пережитого стресса ребенка мучают кошмары, допустим он оставался на ночь один в темной палате, и ему это снится.

Еще одна причина – повышенная возбудимость нервной системы, которая никак не может прийти в норму. В криках по ночам тоже виноваты кошмары. И надо знать, почему они появляются.

А может быть ночью у ребенка возникают боли, от спаек после операции, или спазмы в мышцах ноги после перелома.

Что делать? Не исключено, что после полного выздоровления сон восстановится. Но лучше ждать этого и пойти к неврологу, который назначит процедуры, укрепляющие нервную систему, например, массаж, фитотерапию, витаминный комплекс или все в комплексе.

Обязательно искать причину стресса – самостоятельно или с помощью психолога, во втором – обратиться к неврологу, который назначит процедуры. Обратите внимание на домашнюю атмосферу, она должна быть спокойной и доброжелательной.

Уделяйте крохе максимум внимания, не оставляйте его одного надолго и не настаивайте на мелочах: хочет малыш спать с плюшевым медведем, пусть так и будет, просит не выключать свет или вместо поильника требует бутылочку с соской – выполните его просьбу.

…СЛИШКОМ МНОГО СПИТ

Если это происходит в первые дни после выписки из больницы, беспокоится не о чем. Кроха выздоравливает, отсыпается, набирается сил. Важно также проследить, как он ведет себя во время бодрствования: играет, гуляет, общается со сверстниками как обычно – не надо тревожиться. Даже после сотрясения мозга ребенок уже через неделю возвращается к прежнему режиму.

Что делать? А вот когда через 2–3 дня ситуация не изменится, срочно идите к врачу. А вдруг у крохи развивается инфекция. Специалист разберется, где норма, а где – симптом ухудшения или осложнения.

…ПЛОХО ЕСТ

Многое зависит от диагноза, с которым ребенка госпитализировали. Если был сальмонеллез, то очевидно, что аппетит быстро не вернется. После удаления аппендикса – тоже самое. Или вырезание аденоидов: любая операция в ротовой полости чревата неприятными ощущениями во время еды.

Вторая разгадка – ребенок требует повышенного внимания родителей, хочет чтобы с ним понянчились как с маленьким. Покормили из ложечки, поуговаривали. Он мог видеть в больнице как чужая мама кормила своего малыша.

А его мамы не было рядом, то есть карапуз требует от родителей компенсации за отсутствие в больнице.

Что делать? Поуговаривайте, покормите с ложечки – а как же иначе. Наверняка этот прием быстро сработает, ни один здоровый карапуз не станет долго терпеть, что с ним обходятся как с младенцем. А кроме того, внесите перемены в детскую трапезу, добавьте элемент игры. Хорошо, если вся семья сядет за стол, будет общаться, шутить и радоваться встрече друг с другом.

…НИЧЕГО НЕ ЕСТ

Психически и физически здоровый, никогда не будет отказываться от пищи. Он может отвергать конкретное блюдо или продукт, съедать совсем немного, просто пробовать, но голодать не станет. Мама может и сама заглушать аппетит, постоянно предлагая ребенку сладости. Но если кроха действительно ничего не ест, надо принимать меры.

Что делать? Достаточно выждать один день. Если в к концу первых суток малыш ничего так и не возьмет в рот, есть какая-то проблема и надо идти к врачу или даже вызывать Скорую.

…БОИТСЯ ВРАЧЕЙ

Завидев белый халат, малыш начинает плакать, или убегает, или … Вариантов множество, а суть одна и та же: посещение поликлиники превращается в настоящий кошмар. Уговаривать и убеждать кроху в том, что общение с людьми в белых халатах приносит пользу, бесполезно.

Если ребенок боится врачей, то скорее всего пережил что-то неприятное от контакта с одним из них, например, в гастроскопию. Если действовать правильно, то благодаря гибкости детской психики, проблему можно решить.

Но, увы, не всегда, так, пережитое до 3–4 лет скорее всего сотрется из памяти, а вот если малышу в 5 лет на живую вырезают аденоиды, то страх останется навсегда.

Что делать? Играть в добрых врачей, смотреть мультфильмы про Айболита и доктора Плюшеву. Купите набор маленького врача и белый халатик, и пусть малыш лечит членов семьи, друзей и игрушки.

Почаще ходите в поликлинику, но не просто так, а с конкретной и обязательно очень небольшой задачей, например, взять справку, осведомиться о чем-то в регистратуре, или даже посчитать кабинеты на первом этаже.

Когда ребенок перестанет бояться пересекать порог лечебного учреждения, усложните прием. Договоритесь с врачом, что просто зайдете к нему в кабинет поздороваться или показать какую- то незначительную царапину. Скажите малышу, что доктор быстро посмотрит, и выр же уйдете.

Кроха привыкнет вам верить и расслабиться. А значит, следующий раз, когда потребуется визит по серьезному поводу, он не испугается.

…НАЧАЛ ЗАИКАТЬСЯ ИЛИ ПЕРЕСТАЛ ГОВОРИТЬ

Все зависит от возраста, в котором это случилось: если ребенок совсем маленький и едва научился произносит первые слова, как попал в больницу и замолчал, ситуация не самая распространенная, но все же нормальная. Бывает, что у малыша активно развивается какой-то навык, в данном случае – речь, но стресс приводит к тому, навык теряется на какое-то время.

Происходит откат назад, а потом все снова восстанавливается. Есть и более тревожное объяснение: больница стала пусковым механизмом, проявившим скрытый дефект – логоневроз, неправильное развитие речевого аппарата и другие. Такое могло случиться после домашнего скандала, испуга, переутомления и прочих происшествий, требующих повышенной мобилизации организма.

Проблема просто ждала своего часа.

Что делать? Обратиться к специалистам. Они определят причину и степень недуга. Если она незначительная – малыш станет пациентом логопеда, если существенная – должен присоединится невролог.

…ПЕРЕСТАЛ СЛУШАТЬСЯ, НЕ ХОЧЕТ ИГРАТЬ, НЕ ДАЕТ СЕБЯ ЦЕЛОВАТЬ И ОБНИМАТЬ

Все это вещи одного порядка, а именно малыш отдалился от мамы или папы, к которым всегда стремился. Решение зависит от возраста, в котором это произошло. Не исключено, что пребывание в стационаре совпало с кризисом трех лет, который не обязательно приходится точно на три года.

У одних он происходит раньше, у других – позже, но так или иначе, малыш решает, что уже стал достаточно взрослыми и слушаться маму совсем не обязательно. Возможно, он видел, что также ведут себя другие дети, соседи по палате или отделению, и скопировал их манеру.

Еще один ответ: мама, которую малыш не отпускал из больницы, обещала вернуться через полчаса, но ушла на целый день и даже ночь, оставила одного. Разве ей можно верить теперь!

Что делать? Для начала, вспомните, как малыш вел себя до больницы. Но не исключено, что он и прежде был не очень-то и приветлив, периодически отклонял мамины ласки, чурался, сторонился. Речь идет о скрытом аутизме, который после больничного стресса может проявиться в полной мере.

Чтобы не пропустить серьезный диагноз, идите к неврологу. Если карапуз до больницы был ласковым, то придется восстанавливать его доверие. Путь один – обещать и выполнять обещанное, чего бы это не стоило.

Но прежде научитесь договариваться, не говорите ребенку, что вернетесь через полчаса, сообщите, что уходите за соком шоколадкой или игрушкой и появитесь, когда купите их. Еще один ход – не успеваете, позвоните, объясните, что задерживаетесь. Но так поступить можно раз или два, на третий малыш уже перестанет вам верить.

Терпение, ласка и внимание обязательно принесут плоды. Для того, чтобы безвозвратно потерять доверие маленького ребенка, надо очень сильно постараться.

Источник: www.parents.ru

больница; ребенок; стресс

Источник: http://odessa-daily.com.ua/news/rebenok-posle-bolnicy-kak-emu-pomoch-prijti-v-sebya-id80705.html

Для родителей
Добавить комментарий