Счастлива, потому что беременна… в Норвегии!

Владлена Бобровникова: «Победа на Олимпийских играх – счастливый сон, который стал явью»

Счастлива, потому что беременна… в Норвегии!

Новая героиня проекта Федерации гандбола России «Золото Рио. Год спустя», посвящённого годовщине победе женской сборной России на Олимпийских играх в Рио-де-Жанейро, – Владлена Бобровникова.

Левая полусредняя стала одним из ключевых игроков национальной команды. На Олимпиаде она провела 8 игр, в которых забила 29 голов и сделала 19 результативных передач. Особенно Бобровниковой удался полуфинальный матч со сборной Норвегии, в котором она отличилась восемь раз.

Олимпийская чемпионка Рио подробно вспомнила об игре с норвежками, встрече с президентом России Владимиром Путиным и сообщила, что намерена повторить золотой успех на Олимпиаде в Токио.

– Какие воспоминания и ассоциации у вас возникают, когда вас просят рассказать об Олимпийских играх?

– Какие могут быть ассоциации – это победа на Олимпийских играх, конечно! Все что произошло – как сладкий сон. Наверное, никто не ожидал, не думал и не гадал, что мы выиграем золотые медали. Когда я говорю об Олимпийских играх, мурашки бегут по коже, это незабываемые воспоминания на всю жизнь.

До сих пор обсуждают нашу победу на Играх, и когда говорят обо мне как об олимпийской чемпионке, я всегда немного теряюсь, потому что не хожу и не думаю круглыми сутками, что стала победительницей самого важного турнира в жизни практически любого спортсмена.

Но всегда приятно вспомнить об Олимпиаде, повторюсь, что это был счастливый сон, который стал явью.

– Для вас какой момент Олимпийских игр врезался в память на всю жизнь?

– Конечно, это игра против Норвегии, которую все называли скрытым финалом.

Без сомнения, это самое яркое воспоминание об Олимпиаде, можно сказать, что это матч жизни! Никогда не забуду, как судьба встречи решалась в дополнительное время, и как норвежка на последних секундах встречи запустила «парашют», пытаясь переиграть Викторию Калинину, тогда казалось, что мяч летит в ворота, но непостижимым образом прошёл рядом со штангой, и мы победили. Это было невероятно!

– Вы потом долго приходили в себя после игры?

– Вообще, когда закончилось основное время, сил уже не оставалось. А тут овертайм. Не знаю, из каких закромов достала силы. После финального свистка никто не мог сдержать эмоции, я упала на площадку и просто рыдала от того, что не было сил, и от счастья.

Это были чувства, которые никогда прежде в жизни не переживала. Прежде чем пройти через микст-зону с журналистами, присела на скамейку запасных, чтобы хоть немного успокоиться – болельщики даже сняли видео, как я плачу, пытаюсь прийти в себя.

То, что я испытала, непередаваемо, это был целый поток эмоций.

– Некоторые игроки нашей команды рассказывали, что после матча не могли заснуть от сильных впечатлений.

– Да мы вообще не спали всю ночь! Во-первых, матч закончился поздно. Помню, в день игры мы маялись, не знали, что делать, Марина Судакова и Майя Петрова, например, занимались раскрасками, я что-то лепила из пластилина, когда дожидались начала игры.

Во-вторых, на игре с Норвегией выплеснули огромное количество эмоций и, честно, не понимала, как после такого выходить на площадку на финальный матч с Францией, где брать эти силы.

Я обсуждала это со своим мужем, спрашивала, где брать силы, как играть финал? О том же говорила с родителями, они старались меня поддержать, что нужно сделать ещё один шаг, чтобы выиграть Олимпийские игры.

Мы всей командой понимали, что серебряная медаль у нас уже в кармане, но мы спортсмены, максималисты, и, конечно же, нам хотелось завоевать золото. Возможно, по эмоциям игра с Францией была не такая, как с Норвегией, но всё-таки это был решающий матч Олимпийских игр, и счастлива, что мы победили. Вся команда была на одной волне, мы все этого хотели.

– О чём говорили после игры с Норвегией?

– Мы все были в шоке от того, что обыграли Норвегию и вышли в финал Олимпийских игр. Да, кто-то говорил, что мы едем за золотом, но эксперты, как Сергей Николаевич Приголовкин, считали, что хорошо бы нам выцарапать бронзовые медали.

Когда я вошла в состав на Олимпийские игры, признаться, тоже думала, что будет успехом, если мы попадём в призы, принесём медаль национальной команде, это почётно и престижно.

А тут мы дошли до финала! Никто не понимал, что произошло, как мы смогли так сделать.

– Не спрашивали у Трефилова после полуфинала: «Евгений Васильевич, что это было»?

– Мне кажется, Евгений Васильевич сам был в шоке от того, что мы смогли сделать. Потому что сборная Норвегии – очень сильная, сыгранная команда, которая на тот момент выступала одним составом много лет, и которая тоже была достойна финала. В раздевалке все кричали, плакали, смеялись.

Буквально недавно я пересматривала видео, которое сделала после матча с Норвегией, на нём видно, что все прыгают, обнимаются. Словом, все были счастливы, в том числе, Евгений Васильевич. На Олимпийских играх он сказал, что не знает, что от нас, девушек, ожидать.

Но, думаю, он верил в нашу команду.

– Вы забросили в той игре восемь мячей и вообще выдали свой лучший матч на турнире.

– Перед матчем я разговаривала с папой, и он сказал: «Влада, ты же знаешь, если будешь плохо играть, то и команда проиграет. Всё на твоих плечах. Хорошо сыграешь, тогда команда победит.

Будь в себе уверена!» У нас был прекрасный состав, все замечательные игроки, но всё равно я чувствовала повышенную ответственность, и так получилось, что с первых минут игра у меня пошла.

Матч с Норвегий стал для меня лучшим на Олимпийских играх, а, может быть, и в карьере.

– Ещё одним запоминающимся матчем на Олимпиаде стала четвертьфинальная игра против Анголы, которая вызвала интерес тем, что ворота африканской команды защищала очень колоритный голкипер. Когда-нибудь вам доводилось играть против столь фактурных вратарей?

– До начала олимпийского турнира мы провели товарищеский матч против сборной Анголы, так что были знакомы с этой командой. И правда, ворота анголок защищала очень колоритный голкипер, но я должна сказать, что она молодец, так как хорошо отражала мячи.

Сборная Анголы демонстрировала силовой стиль гандбола, отличный, например, от скандинавского, где делается ставка на скорость.

В африканской команде было много физически мощных игроков, особенно запомнилась двухметровая линейная, которая кроме своего высокого роста выделалась на площадке необычной причёской из копны волос. Вообще каждая игра памятна по-своему.

Тот же матч против Швеции, в котором мы проигрывали шесть или семь мячей, а потом сумели вырвать победу. Болельщики часто писали, что впечатлительным людям нельзя смотреть наши игры в прямом эфире, только в записи. Каждый матч получался невероятным по интриге, с лихо закрученным сюжетом, мы такое выдавали, что сами от себя не ожидали.

– Были ли какие-то приметы во время Олимпийских игр, которые обязательно соблюдали?

– Это нельзя назвать приметой, перед каждым матчем мы с Майей Петровой ходили к батюшке помолиться за всю команду. Накануне игр собирались в комнате Ирины Близновой, пили святую воду. Если говорить о приметах, то я люблю играть в одном и то же топике, носках, которые, как мне кажется, приносят удачу.

Хотя всё-таки у меня такого, как у некоторых игроков, которые считают, что результаты матчей зависят от цвета формы, нет. Если уж ты проиграл матч, то точно не из-за экипировки, а собственных действий.

Единственное, что можно вспомнить, после первого победного матча и вплоть до финала мы старались на фарт выстраивать очередной игровой день так же, как до этого, то есть, просыпаться в то же самое время, так же кушать, надевать ту же одежду.

– Какое событие после Олимпийских игр стало для вас самым запоминающимся?

– Пожалуй, это приём в Кремле у Владимира Владимировича Путина. Во-первых, когда мы вернулись в Россию, ещё толком не осознавали, чего нам удалось добиться. Во-вторых, мне сказали, что я буду выступать в Кремле от имени команды – до сих пор не знаю, почему выбрали именно меня.

Я ответственно подготовилась, написала речь, спасибо маме, которая помогла мне в этом. Когда выступала, сильно волновалась, даже больше, чем перед финалом – у меня тряслись руки, дрожал голос. Но потом зашла в интернет и прочитала, что хорошо держалась, а речь многим понравилась.

Это приятно, потому что выступить от лица команды было для меня почётно. Запомнилось, что когда Владимир Владимирович вручал орден Дружбы и пожимал руку, сказал, что смотрел наши матчи, и мы большие молодцы.

Я так расчувствовалась, что думала, упаду в обморок! К счастью, всё прошло хорошо, горжусь, что всё получилось.

– Вы помните, сколько сообщений получили с поздравлениями после победного финала и сколько интервью за год раздали журналистам?

– Не сосчитать! Мне нравится давать интервью, с удовольствием участвую в различных мероприятиях. Но месяц после Олимпийских игр получился очень насыщенным! Мы участвовали в передачах «Матч ТВ», вместе с Анной Сень были героинями программы Юлии Меньшовой «Наедине со всеми» на «Первом канале».

Было столько всего, почувствовала, насколько вырос интерес к гандболу. Стоило мне выложить какую-нибудь фотографию в свой Instagram, сразу появлялось не меньше 150 комментариев, всем физически ответить было невозможно.

Благодарна всем за внимание, но, честно, после того, как всё это продолжалось целый месяц, хотелось побыть дома одной, чтобы никто не беспокоил, не звонил и не расспрашивал, как было на Олимпийских играх.

Я открыта для прессы, всегда отзываюсь на предложения об интервью, но в тот момент, когда целый месяц мероприятия шли в режиме нон-стоп, хотелось побыть в тишине.

– Сразу после Олимпийских игр начался клубный сезон. Объясните, где вы нашли силы, чтобы продолжать играть в гандбол и решать новые спортивные задачи?

– Если честно, не знаю, после Олимпийских игр нам дали четыре дня на отдых, а потом в клубе сказали, что нужно готовиться к Лиге чемпионов.

Морально было очень тяжело, потому что победа на Олимпиаде для любого спортсмена – это пик формы, а здесь нужно было доставать из себя новые ресурсы.

При этом я понимала, что клубные цели тоже очень важны, потому что я люблю свою команду «Ростов-Дон» и город, где живу уже несколько лет. Морально себя настраивала, что нужно биться за клуб, несмотря на то, что было мало времени на восстановление.

Через какое-то время мы – олимпийские чемпионки – пришли в себя, и дальше было легче. Жаль, что мы не смогли показать результат в Лиге чемпионов, но сезон для «Ростов-Дона» получился удачным, мы выиграли четыре титула из четырех. И вишенкой на торте после такого сезона стала для меня беременность.

– Сейчас вы находитесь в декретном отпуске. Наслаждаетесь жизнью вне спорта?

– Наверное, все знают, что финал Кубка ЕГФ и чемпионата России я играла, будучи беременной. Отдала в решающих матчах сезона всё, что могла.

Когда «Ростов-Дон» играл в Финале четырёх Кубка России, хотелось выйти на площадку и помочь своей команде, потому что уже чувствовала, что соскучилась по гандболу. Но я рада своему положению.

Сейчас по согласованию с клубом в отпуске, который провожу на Сардинии. В конце августа планирую вернуться в Ростов-на-Дону.

– Чем планируете заниматься в Ростове, находясь в декретном отпуске? Наверняка теперь у вас будет больше возможностей заниматься кафе, которое вы открыли?

– Мне бы хотелось быть вместе с командой, обязательно буду посещать матчи «Ростов-Дона». Кроме того, по возможности буду стараться поддерживать форму, так как я хочу попытаться вернуться на площадку уже в конце сезона.

Это амбициозные цели, но я надеюсь, что «Ростов-Дон» попадёт в Финал четырёх Лиги чемпионов, а мне удастся принять участие в решающих матчах за трофей.

Конечно, также буду заниматься нашим магазином и кафе, которые мы открыли в Ростове вместе с нашими итальянскими друзьями. Словом, скучать точно не буду.

– Вы ставите перед собой цель выступить на Олимпийских играх в Токио?

– Конечно, и мне хочется повторить успех Олимпиады в Рио! Это будет сделать сложнее, потому что тяжелее удержаться на вершине, чем на неё взбираться.

Понимаю, что впереди ждёт большая работа, какая была перед Олимпиадой на сборе в Сочи, когда мы просыпались в шесть часов утра, а в семь уже была первая тренировка.

Но у меня огромное желание выступить за сборную России на Играх в Токио. И я надеюсь, что буду достойна места в составе нашей команды!

28 сентября 2017 года олимпийские чемпионки Рио впервые сыграют в Москве в матче против сборной Португалии. Купить билеты можно на портале kassir.ru по этой ссылке, VIP-билеты можно приобрести по этой ссылке.

Самые свежие новости и эксклюзивные материалы от Федерации гандбола России читайте на нашем канале в Telegram в мобильном приложении и веб-версии.

Артем Лисовский, пресс-служба Федерации гандбола России

Источник: https://rushandball.ru/publications/22960/vladlena-bobrovnikova-pobeda-na-olimpijskix-igrax-schastlivyj-son-kotoryj-sta

Как все устроено: семейные традиции норвегии

Счастлива, потому что беременна… в Норвегии!

В этой стране фактически нет игрушек специально для мальчиков и девочек, а в обязанности будущих отцов входит сопровождение своей беременной жены во время всех медицинских консультаций.

Елена Беншин уже много лет живет в Норвегии. Она рассказала о том, как живут семьи в этой стране, каковы традиции воспитания детей в северном королевстве. 

В Норвегии повсеместно проповедуется естественный подход: считается, что беременность — это не болезнь, а естественное состояние женщины.

При этом поддержка отца на протяжении всех девяти месяцев считается необходимой: на приемы к врачу ходят пары вместе, на родах почти всегда присутствует муж. В чем-то это современное веяние, ведь Норвегия долгое время была довольно бедной рыбацкой страной.

В простых семьях мужчина чаще был в море, чем дома. Поэтому с домашними обязанностями, с беременностью, с детьми женщина справлялась сама.

Никаких табу относительно того, с какого возраста можно показывать ребенка, здесь нет. Родственники, друзья, коллеги приходят посмотреть на новорожденного практически сразу. Точно так же не принято скрывать беременность. О том, что в семье ожидается прибавление, всем становится известно где-то на двенадцатой неделе.

В противоположность традициям в России, в Норвегии можно дарить подарки заранее. Поэтому приданое для ребенка собирается понемногу начиная с первых недель беременности.

При этом родственники и знакомые обычно очень активно участвуют в этом чудесном процессе, поэтому к моменту появления ребенка на свет вещей набирается достаточно.

В больнице медперсонал обычно поздравляет родителей в прямо-таки романтичной обстановке. Приносят свечи и обязательно ставят на столик норвежский флаг.

Традиции семейного воспитания в Норвегии зависят от региона и от среды, в которой живет семья. В каждом регионе этой на самом деле небольшой страны люди говорят на своем диалекте, который часто не понимают те, кто приезжает из другой области. Что уж говорить о традициях, если даже язык отличается так сильно. Рыбаки, фермеры и белые воротнички, конечно, воспитывают детей по-разному.

И все же есть моменты, которые можно назвать общими. Современные норвежские родители редко держат детей в строгости. Мало кто из мам и пап будет одергивать детей, запрещать или призывать к порядку. Скорее, наоборот. Доходит до того, что воспитатели в садиках и учителя в школах просят быть с детьми построже.

Одна из главных ценностей – семейная взаимопомощь. Семья – это общее дело. Поэтому каждый должен в него что-то привносить. Родители заботятся о детях, но и дети активно участвуют во многих вопросах. Например, старшим принято поручать заботу о младших братьях и сестрах. Причем это удел не только девочек. Братья также заботятся о младших, гуляют, присматривают.

Это не считается зазорным. Родители общаются с детьми на равных. Взрослые могут говорить на разные темы,  не избегая в том числе и щекотливых вопросов. Проще один раз объяснить, чем годами уходить от ответа. При этом существуют традиционные разговоры на тему выбора будущего спутника жизни. Открыто навязывать свою волю родители вряд ли будут, но свое мнение выскажут.

 

Эмансипация и борьба за равные права отложили отпечаток на воспитание норвежских мальчиков и девочек. Здесь стараются избегать всяческого гендерного деления в том, что касается детей.

Фактически нет игрушек для мальчиков и девочек или мужских и женских видов спорта. Занимайся чем хочешь и играй во что хочешь, если тебе это нравится. То же происходит и при выборе профессии.

Нет мужской или женской работы. Справишься? Работай.

В Норвегии невозможно услышать фразы вроде: «Будь мужчиной!», «Ты же девочка, девочки так не делают» или «Это занятие не для девочки», также как и «Мужчины не плачут».

Такое равноправие по-разному откликается во взрослой жизни. С одной стороны, оно дает свободу. С другой, нередко с детства самостоятельные и эмансипированные норвежские женщины взваливают на себя все возможные дела и с героическим упорством их выполняют, не принимая ничьей помощи.

Не каждая норвежка позволит мужчине открыть себе дверь или поднести тяжелую сумку. При этом никакого логического ответа на вопрос, а почему бы собственно и не согласиться на помощь, нет. Потому что в сознании большинства девочек с детства попросту нет такой категории как мужская помощь.

Все общее, все одинаковое. Иногда доходит до ситуаций на грани абсурда. Расскажу о ситуации из своей жизни. Приходят на фирму новые рабочие столы и вместо того, чтобы попросить помочь мужчин, которых в офисе предостаточно, женщины начинают таскать мебель сами.

Надрывают спины и даже не задумываются о том, что мужчины сделали бы это быстрее, не говоря уже о том, что проще и лучше. Когда одна из наших соотечественниц решила, просто ради эксперимента, обратиться за помощью, у норвежских мужчин вырвался вздох облегчения.

Помогли с огромным удовольствием и продолжают помогать. Хотя своим дамам предложить помощь зачастую просто не отваживаются.

Впрочем, это только одна сторона медали. Иногда говорят, что Норвегия – рай для женщин. И это тоже правда. Дело в том, что женщин здесь меньше, чем мужчин. Поэтому практически любая женщина может найти себе спутника, если пожелает. Чего не скажешь о мужчинах. Это особенно касается сельской местности.

В ситуации, когда в деревенской школе в классе на 36 детей 27 мальчиков и 9 девочек, найти подругу непросто. Прозорливые родители проводят разъяснительную работу с сыновьями с самого детства. Настраивают их на жесткую конкуренцию. Некоторые сердцеедки таковы, что борьба за них начинается еще в детском саду. Вот одна из реальных историй.

Дети дружили в детском саду, потом семья «жениха» переехала, и он перешел в другой садик. Несмотря на это, родители регулярно привозили его навестить «возлюбленную». И было им тогда по три года… В чем-то смешно, зато наглядно показывает, насколько серьезно родители могут относиться к этому вопросу.

И пусть «застолбить» девочку в детском саду вряд ли удастся, воспитать в мальчике настойчивость вполне можно.

Роль родителей сейчас претерпела большие изменения. Нет уже представления о том, что колоть дрова и стучать кулаком по столу – это роль отца, а готовить еду и жалеть – роль матери.

Отец принимает настолько непосредственное участие в беременности, родах, декретном отпуске (который отцам дается наряду с матерями), что зачастую между родителями нет разницы в отношении воспитания или ухода за детьми.

Большинство норвежских бабушек и дедушек работают до 67 лет. Поэтому у них не так много возможностей заниматься внуками. Основная политика родителей после того, как дети создали свою семью – не вмешиваться. Во многом это касается и воспитания детей.

Новоиспеченные родители должны рассчитывать прежде всего на себя. Разумеется, ситуации в жизни бывают разные. Если нужна будет помощь, бабушки и дедушки помогут. Но без просьбы не стоит ждать, что кто-то из старших родственников сам проявит инициативу.

Участие в жизни внуков, в основном, сводится к подаркам, обычно дорогим, и семейным праздникам. Это не значит, что ребенок не может просто так прийти в гости к бабушке с дедушкой.

Просто никто не культивирует это как систему постоянного присмотра за внуками. Зато в доме бабушки детям обычно разрешается все.

Хочешь – бегай, хочешь – играй, хочешь залезть в бабушкин комод или в курятник, милости просим и туда, и туда.

Сейчас семьи стали меньше. Но поколение тех, кому сейчас за 60, как правило, имеет большую семью. Братьев и сестер у бабушек может быть и пять, и шесть, и больше. Как правило, все поддерживают отношения и есть традиция устраивать семейные съезды.

Иногда для них приходится даже арендовать спортивные залы в школах. Потому что родственников со всех сторон набирается по 200 и более человек. Событие это очень интересное.

Для молодых – возможность больше узнать о своей семье и корнях, для старших – шанс встретиться с родными, которых иногда не видят годами.

Норвежцам очень сложно объяснить, почему нужно стучать по дереву, плевать через левое плечо, сидеть на дорогу или смотреться в зеркало, если вернулся за чем-то. В большинстве своем они не придают значения суевериям.

Это касается и подарков. Часы, ножи и прочие «запрещенные предметы» в Норвегии дарят совершенно спокойно. Четное количество цветов в букете тоже ни у кого не вызывает неприятных ассоциаций.

Здесь никто в принципе не будет пересчитывать цветы в вазе или букете.

Большая часть семейных традиций сегодня связана с праздниками. И во многом они не совпадают с привычными нам. Новый год, к примеру, особенно не отмечается. Это скорее, повод встретиться с друзьями, пойти на вечеринку, нежели семейное торжество.

Зато Рождество – настоящий главный семейный праздник. Подготовка к нему начинается за четыре недели, с первого воскресения Адвента (рождественского поста).

Традиции соблюдения постов давно нет, но Адвент остался. В этот период все украшается в лилово-фиолетовые тона. Дети получают рождественские календари.

В специальные красивые венки ставят четыре свечи по числу воскресений, оставшихся до Рождества.

Это время ожидания праздника. Каждую неделю зажигается новая свеча. В это время дети готовят рождественские подарки, причем не только дома, но и в школах, и в детских садах. Рождеству предшествует очень красивый праздник Святой Люсии. Его отмечают не только в Норвегии, но и по всей Скандинавии. У протестантов нет почитания святых.

День святой Люсии проник в Швецию окольными путями и затем распространился на соседние страны. Над смыслом самого праздника сейчас мало кто задумывается. Святая Люсия была сицилийской мученицей, которую ослепили и убили за веру в Христа. Но есть и легенда о том, что Люсия была женой рыбака в Швеции. Однажды ночью, когда муж был в море, разыгралась буря.

Разгулявшиеся злые духи погасили маяк. Тогда Люсия вышла на скалу с фонарем и указывала рыбакам дорогу к берегу. Этим она разгневала нечистую силу. Черти напали на девушку и отрезали ей голову. Но и после этого призрак Люсии стоял на скале с горящей лампадой, продолжая указывать блуждающим в море путь к дому.

В День святой Люсии девочки одеваются в белые одежды, поют песни о Люсии и угощают всех шафранными булочками.

За пару дней до Рождества украшения в домах меняются на красные. Дети посещают церкви, ставят вместе с учителями сценки о рождении Христа. 24 декабря – рабочий день, но заканчивается он рано. Часам к 12 дня все уже свободны и спешат домой. Под ёлкой раскладываются подарки. Кульминация праздника – семейный ужин. В каждом регионе свое меню для праздника.

Основным блюдом может быть копченая и затем отваренная баранья голова, бараньи ребрышки, томленые на пару, свиные ребра, рыба. После ужина для детей наступает один из самых счастливых моментов в году. Открываются подарки! За этим торжественным событием следует подача десерта и долгие разговоры в семейном кругу.

В дни рождественских каникул родственники часто встречаются за ужином или ланчем.

В феврале по традиции отмечается день матери, которые обычно приходится на второе воскресение месяца. В некотором смысле это аналог 8 марта с той разницей, что подарки дарят дети мамам, а не мужья женам.

Впрочем, отец обычно участвует в выборе подарка и может его проспонсировать. В этот день младшие навещают старших. Обычно семьи собираются в доме бабушки и дедушки на семейный ужин.

Есть и традиционный день отца.

Весна начинается с Пасхи. Этот праздник в Норвегии проходит не так шумно, как Рождество. Снова в домах и общественных местах делают декорации. Преобладают желтые тона.

Выставляются зайчики, курочки, яйца – все, что в понятии норвежцев связано с Пасхой. При этом яйца красят редко, да и куличи не пекут. Зато идут всей семьей на гриль. Часто в это время на улице еще лежит снег. Но это никого не смущает.

Народ массово выходит на лыжню и массово «грилит». Мол, весна придет несмотря ни на что.

Пожалуй, самый важный для Норвегии день – 17 мая, день Конституции. При всей своей государственности, он стал вполне народным и семейным. Именно 17-го мая Норвегия перестала быть частью Шведской-норвежской унии и стала независимым государством.

В этот день принято надевать национальные костюмы – бюнады, которые, к слову, стоят (в среднем!) около 5 тысяч долларов. Тем не менее, в большинстве семей такие костюмы есть. Первый бюнад обычно надевают к конфирмации. Это еще одна семейная традиция.

Изначально конфирмация (миропомазание) – подтверждение выбора христианства и принятие даров Святого Духа. Сейчас это посвящение во взрослую жизнь. Проходит она обычно в 15 лет. Обязательно собираются все родственники. Устраивается праздник. Главный подарок на конфирмацию – деньги.

Так молодежь начинает собирать свой первый самостоятельный капитал. Итак, приобретенный на конфирмацию национальный костюм в дальнейшем надевается на праздник 17-го мая в обязательном порядке.

Начинается торжество с семейного завтрака. Обязательно в этот день украсить дом цветами в сине-бело-красных тонах с лентами под цвет норвежского флага. После совместной утренней трапезы можно посмотреть трансляцию из Осло и приветствие королевской семьи.

А там время подойдет и на демонстрацию отправляться. Жители каждой местности собираются в центре города, проходят по улицам под крики «Хип-хип ура! Норгэ эр бра». Дословно можно перевести, как «Гип-гип ура! Норвегия хороша!» («Да здравствует Норвегия!»).

В сельской местности шествие обычно заканчивается в местной школе, где дети исполняют национальный гимн. Далее следует небольшой концерт патриотической песни в исполнении тех же детей и совместный ланч. Праздник продолжается в семье. Стол к ужину обязательно будет очень красиво украшен.

В каждом регионе есть свое традиционное блюдо, которое принято есть 17-го мая. Например, содд – суп-рагу из баранины и говядины с фрикадельками и кусочками говядины. Содд – густое блюдо, но подается в супнице. Отдельно подается отварной картофель и морковь. Причем содд в меню всегда стоит особняком. Это не просто суп и не просто рагу – это содд.

На десерт традиционные пудинги, пироги и домашнее мороженое.

Одной из семейных традиций Норвегии, по крайней мере, последних нескольких десятков лет, можно считать поездку в южные страны летом. Что не удивительно. Норвежцы говорят, что в их стране есть две зимы: белая и зеленая. Поэтому, чтобы погреться, приходится путешествовать.

Некоторые обычаи связаны с традиционным укладом жизни. Раньше выделялись выходные специально для того, чтобы семья могла брать урожай картофеля.

Дети помогали взрослым, поэтому в школах тоже были каникулы. Это отзвук той эпохи, когда Норвегия еще не была нефтяным королевством, и главным «полезным ископаемым» здесь была картошка.

Неделю осенних каникул в народе до сих пор именуют «картофельными».

Автор благодарит Елену Беншин за предоставленные фотографии.

Источник: https://letidor.ru/otdyh/kak-vse-ustroeno-semeynye-tradicii-norvegii.htm?full

В далекую норвегию за своей судьбой

С Асель мы встретились в Тонсберге — старинном городе на юге Норвегии, куда можно добраться из Осло на скоростном поезде за полтора часа. По норвежским меркам, Тонсберг, в котором живет 300 тысяч жителей, считается большим городом, а University College of Southeast Norway — крупнейший скандинавский университет, в котором обучаются больше 17 тысяч студентов.

— Я учусь в кампусе Вестфолд, которой относится к департаменту микро и наносистем, факультет технологий и морских наук, — рассказывает Асель.

— «Erasmus Mundus» — уникальная образовательная программа, в которой объединяются три университета из трех европейских стран, чтобы студент мог получить максимальные знания и опыт по единой программе.

 Мой первый семестр прошел в Англии, второй — в Венгрии, третий — в Норвегии. В этом году я снова приехала сюда, чтобы провести последний, четвертый семестр, который дается на выбор магистранту.

Надежды и потери

— Впервые в Тонсберг я приехала будучи беременной, на седьмом месяце. Все окружили меня заботой и вниманием. Когда здесь видят женщину в положении, люди улыбаются, восхищаются и стараются быть предупредительными.

Норвежцы — теплые открытые люди, с которыми можно легко наладить дружеские отношения.

 Мои руководители в университете не стали ограничиваться рабочими контактами, приглашали на домашние мероприятия, интересовались личными делами.

— Можно было задать любые вопросы, обратиться с просьбой. Так получилось, что моя комната в общежитии была полупустой, так Мерета Ховет, куратор по студенческим делам, привезла диван, кресла, посуду, помогла мне навести уют, нашла больницу и врача.

Как оказалось, медицина в Норвегии для беременных на очень высоком уровне, все услуги бесплатные. В больнице интересуются, какая от них помощь требуется, что они могут сделать, чтобы облегчить мое положение. Есть даже психолог для работы с беременными женщинами.

Мне было приятно встретить такую заботу со стороны незнакомых людей.

Мерет Ховет — администратор, куратор по студенческим делам

— Моя беременность протекала легко, ничего не предвещало плохого, — рассказывает открыто Асель  — Я уже готовилась к родам, когда случилась беда. Мне показалось, что ребенок стал двигаться меньше. Появилось плохое предчувствие, я прошла обследование, сдала анализы — все в норме. Но на следующий день снова пришла на осмотр.

Врач повернулась ко мне и сказала в глубоком шоке: «ребенок умер»

— Она сидела рядом и обнимала меня. Это был единственный способ утешения. Здесь это случается очень редко. Возможно, я была одна в больнице в такой ситуации. Потом пришла Мерета и не выпускала меня из своих рук несколько дней. День и ночь не отходила от меня. Прилетел муж и постоянно был рядом.

Они вдвоем меня спасли. Но самое тяжелое было впереди – надо было малыша еще родить… Я прождала два дня, пока меня подготовили к родам, чтобы сохранить мое женское здоровье. Врач сказала: «тебе будет больно, но это будет не обычная боль, а гораздо больнее.

Родовые муки перекрываются счастьем при виде ребенка, а у тебя его не будет».

Асель продолжила:

— Я сумела взять ее на руки. Это была очень красивая девочка. Если бы я ее не увидела, то не простила бы себе этого. Мы похоронили ее на самом знаменитом местном кладбище «Тысячелетие», неподалеку от Тонсберга. Причину смерти не смогли найти — просто остановилось сердце.

Первые четыре дня я не выходила из палаты вообще. Был страх встретить людей. Все видели меня беременной, я ожидала поздравлений. Через две недели я все-таки пришла в университет. Мерета поговорила со всеми, и мне не задавали никаких вопросов. Просто обнимали и дарили цветы. Цветы в Норвегии — символ печали, их дарят для утешения.

— Первое время я ходила с опущенной головой. Старалась, чтоб меня не узнавали. Как могла избегала людей. Потом пришло время сессии.

Преподаватели предложили взять отпуск и сдать позже. Но я сказала себе, что преодолею все

Необходимо было сдать презентации, отчеты, провести эксперименты. Пару дней я сидела перед компьютером часами и не могла сосредоточиться. А на третий день Мерета серьезно  поговорила со мной.

Я сосредоточилась, успешно сдала все предметы и попала в пятерку лучших результатов. Преподаватели были удивлены, что за такое короткое время я смогла взять себя в руки.

Мои одногрупники говорят, что в Норвегии был самый трудный учебный семестр. Сама не знаю, как это получилось.

Откровение

Идея создания сенсора пришла к Асель тогда же, в больнице. Я подала проект на рассмотрение различным университетским департаментам. Глава департамента акушерства и гинекологии лично рассматривал проект. Я спросила у врачей: я на правильном пути? Это действительно что-то изменит?

Собралась группа авторитетных специалистов, и моя идея получила единодушное одобрение. Это окрылило меня, сейчас я направляю все силы на проект.

Возвращение к работе

— Я начала работу под руководством Кристин Именес. Меня заинтересовал ее проект электромеханического сенсора для контроля сердечного ритма. Этот прибор вшивают в мышцы сердца, чтобы в постоперационный период контролировать состояние пациента. Сейчас аппарат успешно прошел испытательный период и поставлен на коммерческую основу.

Кристин Именес — студенческий координатор программы «Интеграция интеллектуальных систем»

— Себе я поставила другую задачу — разработать сенсор для измерения сердечного ритма ребенка в утробе матери, доступный в домашнем использовании

Сенсор должен учитывать движения и положение ребенка, течение крови в плаценте, движение, дыхание и пульс матери. Прежде чем начать работу, я провела обзор таких устройств. Существует похожий прибор, но он не является полноценным измерительным прибором. Он выдает всего лишь среднее значение биения сердца на момент измерения.

— В измерениях, которые проходят беременные женщины в больницах, есть недостаток. Они измеряют сердечный ритм только в один промежуток времени. К примеру, в больнице мы посидели 30 минут, а потом ушли с мыслью, что все хорошо. Но сбои ритма могут произойти в любое время, важно уловить эти несколько минут. Это будет сигналом пойти в больницу и остаться там под наблюдением.

Возможно, это спасет жизни еще нерожденных детей

— Мой сенсор сейчас находится на первой стадии разработки. Идет работа с электроникой, затем предстоит этап по изготовлению преобразователя электрического сигнала, улавливающего колебания среды, в ультразвук. Аппарат должен отвечать правилам  безопасности, поэтому я выбрала самый безопасный вид сенсора – ультразвуковой.

— Перед входом в лабораторию микротехнологий нужно пройти обязательную процедуру переодевания в стерильной комнате. Дело в том, что при изготовлении микроустройств работа идет с кремниевой подложкой — здесь даже мельчайшие частицы пыли могут нанести серьезный вред.

Также при университете работает бизнес-инкубатор, куда мечтают попасть многие студенты. В случае положительного решения можно выполнить научные проекты совместно с коммерческими компаниями. Например, не так давно одна из начинающих компаний разработала биосенсор для определения ишемической болезни сердца на ранних стадиях.

 — Десять лет тому назад я попала в свою первую лабораторию и провела первый эксперимент получения наночастиц железа. Тогда я поняла, что выбрала правильную дорогу, — рассказывает нам Асель. — Но для того, чтобы быть исследователем, необходимы качества, связанные не только с техническим складом ума.

 К примеру, есть два студента с одинаковым набором реагентов. Они действуют по одному и тому же методу. Но один проведет удачный эксперимент, а другой — нет. Тут уже действует интуиция: нужно  увидеть, почувствовать невидимый процесс. Конечно, все изучаешь, читаешь, учишься, но в исследовательском деле важен также интуитивный путь.

В голове происходит озарение и ты начинаешь изобретать, экспериментировать.

 

— Еще необходима сила воли и терпение, чтобы концентрироваться долгое время над чем-то. Каждое изобретение занимает несколько долгих лет. К примеру, разработка простого микроэлектромеханического сенсора может занять 2-3 года.

— Часто приходится проводить в лабораториях по 12 часов. В процессе работы понимаешь, что если проведешь за экспериментом три часа, то будет один результат, а если пять – то совсем другой. Результат может быть непредсказуемым, тут важна хладнокровность.

Однажды я смешала два реагента, получилось слишком много водорода. Водород начал выходить, пробирка разлетелась. Я не растерялась и мгновенно закрыла стеклянную ширму, обезопасив себя. Сама удивилась  своей спокойной точной реакции. Нужно быть готовой ко всему.

Суть эксперимента в том, что это еще никем не пройденный опыт.

Личный выбор

Завершая свой рассказ, Асель объяснила, что стезю ученого выбрала давно:

— С детства у меня была предрасположенность к техническим наукам. В 2006 году, когда я получила грант «Болашак» на учебу в малайзийском университете, о нанотехнологиях в Казахстане еще мало кто слышал.

Прочитав в интернете о нанотехнологиях как о новом витке развития науки, я заинтересовалась. После получения диплома работала в Назарбаев университет ассистентом физика. Была частью сразу двух команд: по фотонике и по разработке биосенсоров для определения туберкулёза.

Через несколько лет работы решила — надо двигаться вперед. Неожиданно для себя я стала стипендиатом программы Европейского Союза «Интеграция интеллектуальных систем». Поначалу даже думала отказаться: я вышла замуж и на тот момент была в положении.

Изучив документы программы я поняла, что страховка и формат учебы позволяют мне одновременно учиться и получать хороший медицинский уход. К тому же было

приятно знать, что я прошла отбор в группу из 12 человек со всего мира

— Так я отправилась в Европу. В процессе обучения в Англии познакомилась с Кнутом Аасмунвейтом из Норвегии — он показал возможности университета в своей стране, и я решила продолжить обучение в этой скандинавской стране. Как оказалось, это было верным решением.

Кнут Аасмунвейт — директор программы «Интеграция интеллектуальных систем»

— Здесь, в University College of Southeast Norway, существуют все технические возможности для реализации моего проекта.

Квалифицированные преподаватели, библиотеки, лаборатория микротехнологий, лаборатория производства и характеризации ультразвуковых приборов, электронная лаборатория… Можно создать не только законченный прототип устройства, подтвердить принцип его работы, но и провести многочисленные опыты над безопасностью и чувствительностью прибора.

— По медицинской статистике, даже в такой развитой стране с высоким уровнем медицины как Англия, каждый год рождается 3 600 мертворождённых детей. Причины могут быть разными, но чаще всего связаны с сердечными заболеваниями.

— Норвегия стала моей второй родиной, я узнала и нашла много людей, которые стали моими друзьями. Это не только друзья, но и мои родные люди, прошедшими со мной самые тяжелые моменты моей жизни. Успешный качественный проект создается командной работой. Вокруг меня столько помощников и друзей, которые поддерживают всевозможными способами, что я счастлива находиться здесь.

Я очень хочу реализовать свой проект, потому что верю, он поможет услышать стук маленьких сердец.

Фотографии Олега Битнера

Выражаем благодарность за содействие в работе над материалом спонсору перелета авиакомпании «Air Astana».

Источник: https://365info.kz/2016/03/ya-pomogu-uslyshat-stuk-nerozhdennyh-serdets-uchenyj-iz-kazahstana-gotovit-proryv-v-norvegii

Великолепная природа, высокие зарплаты… Почему россиянка пожалела о переезде в Норвегию?

Счастлива, потому что беременна… в Норвегии!

Чуть больше года назад Алёна с женихом-иностранцем переехала из Петербурга на север Норвегии. Красивая страна, как с открытки, безопасная, богатая и… скучная. Слышать это по меньшей мере удивительно, но интересно. Журналист Prian.ru попыталась разобраться, почему манящую туристов всего мира страну считают скучной. А во время разговора узнала кое-что ещё – неожиданное.

Я никогда не мечтала уехать из России. Жила в Петербурге, получила диплом инженера по авиационным приборам и измерительно-вычислительным комплексам, работала в индустрии красоты – мастером по наращиванию ресниц. Потом познакомилась со своим будущим мужем Симонасом из Литвы, который на тот момент вёл бизнес в России.

Частые совместные поездки в Европу изменили мой взгляд на переезд, и мы стали думать о Норвегии, где у нас жили родные и несколько знакомых. Не только близкие люди манили нас в другую страну, но и высокий уровень жизни, социальные гарантии и хорошие возможности для развития бизнеса.

Сказать, что мы как-то особенно готовились к смене местожительства, я не могу. Это выглядело так: решили, собрали вещи и поехали. Процесс упрощало то, что Симонас – гражданин ЕС и виза для Норвегии ему была не нужна. У меня на тот момент был обычный туристический шенген на 90 дней, и с этим мы планировали разобраться на месте.

Работа в Норвегии

По приезде муж открыл строительную фирму, и самой большой сложностью, как ни странно, оказался поиск хороших рабочих. Остальное довольно просто, даже в налоговую ехать не пришлось: заполнил пару форм в интернете – и всё готово. Чтобы ничего не напутать, мы обратились в бухгалтерскую фирму, сотрудница которой помогла нам бесплатно открыть компанию и сама её впоследствии вела.

Я же сразу после переезда получила рабочее предложение в косметологической клинике. Позже мы завели мне что-то наподобие нашего российского ИП, чтобы я могла работать дома – мастером по наращиванию ресниц. Налоги, конечно, очень высокие – от 30 до 50%, но и цены тут выше, чем на родине. Кроме этого, на севере Норвегии, где мы и живём, мастеров в этой сфере не хватает, поэтому спрос большой!

Документы

Вопрос с документами оставался открытым, и я планировала получить ВНЖ с помощью рабочего предложения. Но, как оказалось, на рабочую визу я могла бы подавать документы, только если бы устраивалась инженером.

В Норвегии рабочую визу можно получить, только если есть рабочее приглашение по специальности, на которую претендент обучался не менее четырёх лет. Это должно быть подтверждено документами.

В итоге получить ВНЖ мне удалось… благодаря беременности, о которой мы узнали почти сразу после переезда. И для получения разрешительной бумаги этот аргумент оказался достаточно весомым, хоть и в официальном браке мы не состояли.

Для получения вида на жительство мы представили вполне стандартный пакет документов, в котором были копии паспортов, подтверждение моей беременности, выданное местным врачом, копии снимков УЗИ, справки о том, что мы не состоим в браке у себя на родине. Всё это переводили на английский, даже без апостиля. Кроме этого, прикрепляли подтверждение того, что отец ребёнка находится в Норвегии легально (в нашем случае – по работе).

Ну и самое интересное – нужно было подтвердить, что мы пара и состоим в отношениях давно. Для этого подошёл договор совместной аренды жилья в Петербурге. Мы действительно жили вместе, но, конечно, никакого договора у нас не сохранилось.

Пришлось выкручиваться: в интернете я нашла типовой договор на английском и в фотошопе добавила к нему цветную печать агентства недвижимости. Но, несмотря на то что бумага была фиктивной, все данные, включая имя и номер хозяина квартиры, были реальные. Поэтому мы не боялись, что нас проверят, – наш арендодатель всё бы подтвердил.

Договор о совместной аренде жилья могут заменить официальные документы, письма, которые приходили на общий адрес, или общий счёт в банке.

С момента подачи документов до получения карточки резидента прошло примерно четыре месяца, и, хотя за время ожидания туристическая виза истекла, мне разрешили остаться в стране. Возможно, если бы не беременность, всё было бы сложнее и дольше.

Язык

На момент переезда мой английский был на школьном уровне, то есть говорить на нём я почти не могла. Сейчас – за год жизни за рубежом – подтянула язык. У Симонаса с этим дела обстоят намного лучше, так что до сих пор, если я что-то не понимаю, он помогает и переводит. Но совсем без знания английского было бы невозможно, тут им владеет почти 100% населения.

И, если планировать остаться в Норвегии навсегда, нужно учить норвежский, который, к слову, делится на два – южный и северный.

В Норвегии говорят на Nynorsk и Bokmål. Второй распространён больше – на нём представлена информация на большинстве норвежских сайтов. Его же, как правило, преподают на языковых курсах, и на нём разговаривают в Осло. Но есть регионы, где говорят на Nynorsk.

Кроме этого, в Норвегии много диалектов, которые можно разбить на четыре группы: Nordnorsk,  Trøndersk,  Vestlandsk, Østlandsk.

Наши будни

Самое главное – сейчас мы растим замечательную дочь! В остальном жизнь в нашем городке Сетермоен (2,5 тыс. жителей) довольно скучна. Ходить, кроме супермаркета, тут некуда, и я не преувеличиваю.

Чтобы как-то себя развлечь, я начала вести блог в Instagram, и сейчас это моя отдушина. Правда, он отличается от стандартных страничек, которые пишут о прелестях чужой страны. Я, наоборот, рассказываю о минусах жизни в Норвегии и даже отговариваю от переезда сюда.

Не только я думаю, что здесь скучно, мой муж тоже, даже наша собака! «Развлекаться» ездим в Нарвик и Тромсё. Нарвик – это ближайший крупный (по местным меркам) город с 18 тысячами жителей.

Ехать до него примерно час, но, честно говоря, и там не особо весело. До другого города – Тромсё – два с половиной часа езды. Он крупнее – в нём проживает 75 тысяч человек.

Там ходим в торговый центр и покупаем всё, чего в нашей деревне не найти.

Что касается друзей, то мы их среди местных не завели, да нам, если честно, не особо и хочется. Хватает общения со старыми знакомыми, которые в Норвегии живут давно. Ну и, конечно, я поддерживаю связь через интернет с теми, кто остался в России.

Жильё

Выгоднее всего жильё здесь искать через знакомых, иначе в большинстве случаев арендодатели попросят у вас залог за три месяца.

Если знакомых тут нет, то советую искать через местное «Авито» – сайт finn.no. Тут и аренда жилья, и б/у техника, мебель, что тоже может пригодиться, так как многие дома сдают пустые.

Не забывайте и о : там есть несколько довольно активных сообществ, в которых можно расспросить наших соотечественников на все интересующие темы. Я знаю несколько: «Русскоговорящие в Норвегии», «Русские в Норвегии» и «Русский дом в Норвегии».

Мы арендуем уже второе по счёту жильё. Сначала это был небольшой домик за $725 в месяц, в эту стоимость, кстати, входил интернет. По местным меркам это недорого.

Сейчас снимаем трёхкомнатную квартиру, а это редкость, ведь в основном тут строят частные дома. За нынешнее жильё мы платим почти $900. Правда, за интернет и электричество – отдельно.

Этот вариант нашли случайно: поехали смотреть коммерческое помещение для аренды, и в разговоре выяснилось, что у владельца пустует квартира, которая нам подошла по всем параметрам. К агентам мы не обращались. Расположение смотрели поближе к друзьям и родственникам.

Для сравнения – в Тромсё, о котором я писала выше, квартира, подобная нашей, обошлась бы вдвое дороже плюс залог за три месяца. В общей сложности первый платёж был бы около $5050.

Вид из роддома

Местные

Норвежцы довольно доброжелательны и улыбчивы, и если с ними общаться нормально, то и от них никакого негатива не будет. А ещё они очень любопытны: мы уже привыкли, что они постоянно спрашивают, откуда мы, почему переехали, чем занимаемся, где работаем.

Они любят горы, походы и свою страну. Даже несмотря на скуку смертную, им тут нравится. Они даже в отпуск могут поехать путешествовать по стране. Море и солнце их вообще не интересует.

Плюсы и минусы

Мне очень нравится экология, и особенно чистейшая и вкуснейшая вода! Нравится доброжелательность людей: тут любой встречный может поздороваться, даже если вы не знакомы. Ну или хотя бы просто улыбнётся, проходя мимо.

Меньше всего мне нравится… всё остальное, особенно медицина.

Чтобы попасть к профильному специалисту без экстренных показаний, придётся отстоять очередь к терапевту, а потом по направлению ждать приёма врача – иногда ожидание занимает несколько месяцев.

В целом в России система такая же, но, если дело действительно срочное, даже в бесплатной клинике окажут оперативную помощь. Ну и всегда можно обратиться в платную клинику.

В Норвегии по-другому. Например, недавно я читала, как шестилетнему мальчику на протяжении четырёх дней отказывались делать УЗИ, несмотря на сильные боли в животе. Врачи говорили, что это газы, а оказался аппендицит, который разорвался. Его спасли, но всё могло закончиться гораздо хуже.

Платные клиники тут, конечно, тоже есть, но только в больших городах, а у нас на севере это редкость.

Я слышала, что на юге, особенно ближе к Осло, дела с медициной обстоят куда лучше. А вот на севере врач при пациенте может начать изучать его симптомы по медицинскому справочнику, чтобы назначить лекарство. Толковых специалистов нет.

Читайте другие истории людей, которые переехали за границу:

Роды в Норвегии

Несмотря на то что медицина мне здесь не нравится, всё, что касается ведения беременности и родов, на высоком уровне, к тому же бесплатно для резидентов страны.

Я рожала в роддоме Нарвика. У нас были отдельная родильная и послеродовые палаты. Кроме того, там были палаты, предусматривающие роды в воде для желающих.

Всё время со мной находился отец ребёнка и несколько акушерок, которые сменяли друг друга. Они помогали во всём, в том числе и дышать во время схваток.

А ещё мне предлагали несколько видов обезболивания – акупунктурные иглы, газ и эпидуралку.

Правда, по итогу мне сделали кесарево сечение, но очень качественно – шов просто ювелирный!

Кстати, большинство акушерок здесь являются ещё и консультантами по грудному вскармливанию, помогают налаживать его ещё в роддоме.

А ещё начиная с шестого месяца беременности можно получить единоразовую выплату – 83 тыс. крон (более $9 тыс.) за каждого ребёнка. Оформляется заявление на эту сумму на сайте NAV.

А до 18 лет ребёнка правительство ежемесячно начисляет по 1 тыс. крон ($110), об этом я узнала из письма, которое мне прислали после родов.

Также есть оплачиваемый декрет, выплаты по которому рассчитываются исходя из зарплаты за последние несколько месяцев.

Безопасность

С безопасностью тут полный порядок, не страшно вообще ничего. Забудешь телефон – скорее всего, тебе его вернут. Машину у магазина или на заправке можно оставлять открытую, заведённую и с кошельком внутри – никто не тронет.

Преступность тут вообще отсутствует. О том, что кто-то превысил скорость, могут даже в газете написать. Но опять же это север, тут людей мало, все друг друга знают.

Слышала, что на юге у полиции гораздо больше работы: основная проблема – воровство, этим промышляют приезжие и беженцы.

Вместо вывода

Мы очень скучаем по России, и муж-иностранец тоже – ему нравилось там жить. За год мы съездили в Петербург всего лишь раз, но возвращаться туда пока не готовы – там меньше работы, больше конкуренции и ниже заработки.

Всем, кто решится на переезд в Норвегию, я бы посоветовала не спешить. Норвегия подойдёт далеко не всем. Тут действительно красиво, как на картинках, хорошая экология и высокие зарплаты, но вместе с тем скудная инфраструктура, не очень качественная медицина и весьма высокие налоги.

Переезд не такая уж простая процедура, особенно когда есть ребёнок. А если это переезд в другой город или страну, то тем более. Каждый раз приходится начинать всё с нуля, от покупки предметов интерьера и до развития своего бизнеса. Но для нас самым тяжёлым испытанием оказалась скука! Поэтому мы приняли решение о… переезде. На этот раз летим в Канаду.

Переезд в Норвегию в этом конкретном случае оказался лишь промежуточным этапом – страна больше разочаровала, чем восхитила. Впереди у ребят новая жизнь в Канаде, о которой мы обязательно их расспросим… как только они обоснуются!

Фотографии предоставлены собеседницей

Условия цитирования материалов Prian.ru

Источник: https://prian.ru/pub/pochemu-rossiyanka-pozhalela-o-pereezde-v-norvegiyu.html

Для родителей
Добавить комментарий