Учиться вместе с ним

Учиться вместе. Что не так с инклюзивным образованием в России?

Учиться вместе с ним

Партнерский материал

Более 25 лет назад в России появилось инклюзивное образование — модель обучения, по которой все дети, в том числе и с ограниченными возможностями здоровья и особенностями ментального развития, учатся в одной школе. Постепенно коррекционные учреждения стали закрывать, а в Минобразования отчитывались, что количество детей, обучающихся инклюзивно, растет.

Однако, по разным оценкам, полноценное школьное образование по-прежнему недоступно едва ли не половине детей с особыми образовательными потребностями, а принимать их готова лишь одна из пяти российских школ. «Такие дела» выяснили, какие преграды мешают особенным детям учиться в школах.

В инклюзивном образовании не хватает специалистов

Почти половина (46%) родителей детей с инвалидностью столкнулась с трудностями при устройстве ребенка в детсад или школу. Например, журналистка Алина Фаркаш рассказывала, как отдала своего сына Александра в первый класс в школу рядом с домом. У мальчика расстройство аутистического спектра, и поначалу учителей это не волновало.

По словам Алины, Саша был очень самостоятельным и не по годам взрослым. Но вскоре начались проблемы: педагоги не были готовы к работе с ребенком с особенностями развития. У Саши была сильная тревожность, но учителя могли прилюдно отчитать его, а особенности поведения объясняли «хамством».

Алину каждый день вызывали в школу, и в результате она приняла решение перевести сына на домашнее обучение.

Нехватка профессиональных знаний — одна из основных помех инклюзивному образованию, говорит Наталья Борисова, несколько лет проработавшая куратором инклюзивного образования в школе № 1321 «Ковчег».

«Учителя, особенно в регионах, не знают, что с ним делать, они не знают, как с таким поведением работать, при этом у них в классе 35 детей, и в такой ситуации они просто сделают все, чтобы особенного ребенка в классе не было», — рассказывает эксперт.

По ее словам, решить эту проблему могли бы курсы переподготовки сотрудников школы, но государство не выделяет на это достаточно средств: «Школы вынуждены искать дополнительные источники финансирования, чтобы педагоги могли освоить, например, ABA-терапию (Applied Behavior Analysis — прикладной анализ поведения, действенная методика в работе с детьми с РАС. — Прим. ТД), чтобы сделать возможным существование малых классов».

Софья Розенблюм, психолог и куратор инклюзивных программ в московской школе № 1540, считает, что педагогам в инклюзивных школах нужна поддержка и специальная подготовка: «Весь наш опыт показывает, что первое и самое главное в подготовке учителей — это работа со смыслами. Учителя, которые привыкли, что результаты их труда формализованы в виде отметок детей, прежде всего должны получить ответ на вопрос, зачем они должны заниматься с особыми детьми».

«Если этого ответа нет, получается формальная, а не настоящая инклюзия»

Розенблюм говорит, что инклюзивное образование вооружает учителя новыми подходами, они помогают ему работать с детьми с любыми проблемами и трудностями, расширяет его педагогический арсенал. При этом педагогу нужна постоянная поддержка, так как при работе с особыми детьми неизбежно будут возникать ситуации, которые он не всегда сможет правильно разрешить сам.

Так, учитель должен внимательно относиться к конфликтам, ведь иногда неправильное поведение особого ребенка может стать причиной его травли, а порой он сам может оказаться зачинщиком травли одноклассника.

«Это происходит потому, что ребенок с ОВЗ ранее сам подвергался травле или просто испытывает определенный стресс при нахождении в коллективе и берет неправильные модели поведения из внешнего мира», — объясняет педагог. Если в школе возникает подобная ситуация, конфликт помогает разрешить психологическая служба.

«В целом в инклюзивной школе все сотрудники, включая даже буфетчицу и охранника, должны знать, что здесь учатся дети с особенностями развития, и понимать, к кому они должны обратиться при возникновении любых проблем с ребенком», — резюмирует Розенблюм.

На качественное инклюзивное образование нужны деньги

Деньги — преграда для внедрения инклюзивного образования. Когда власти объявили о внедрении инклюзивных моделей в школах, образовательные учреждения стали переводить на подушевое финансирование, и уже к 2010 году большинство школ получали деньги не по штатному расписанию педагогов, как прежде, а в зависимости от количества учеников. Это стало вызовом для инклюзивных школ.

«У нас в “Ковчеге” были малые классы по 12 человек и общие классы, где учились в среднем 22 человека. Когда к нам поступал ребенок, мы для него выбирали подходящую форму обучения: индивидуально с педагогом, в малом или общем классе.

Со временем ребенок мог переходить из малого класса в общий или присутствовать там на определенных предметах. Но при переходе на подушевое финансирование такие классы стали невыгодны школе. Можно было бы, конечно, собрать малый класс в 10 человек из ребят, у которых есть инвалидность.

К ребенку с инвалидностью в Москве применяется коэффициент два, это значит, что на него школа получает в два раза больше денег. Но, во-первых, не у всех детей с особенностями развития есть инвалидность. Во-вторых, 10-12 детей с инвалидностью в одном классе — это очень сложно.

И школа была вынуждена классы укрупнить», — рассказывает Борисова.

С ней солидарна Розенблюм. В школе № 1540 действует многоуровневая инклюзивная модель: есть индивидуальное обучение, есть малые группы по пять человек для особенных детей, есть общие классы. С детьми при необходимости работает тьютор или психолог (свой для каждой ступени обучения), дефектолог.

Когда ребенок приходит в школу, специалисты какое-то время наблюдают за ним и выстраивают для ученика индивидуальный маршрут: начинают иногда с индивидуальных занятий, но постепенно ученик встраивается в занятия в группах и в общем классе.

Розенблюм приводит в пример ученика, который пришел в школу в пятом классе: сначала ребенок мог заниматься исключительно в малой группе, но потом перешел в общий класс, в 11-м классе сдал ЕГЭ наравне со всеми и сейчас готовится к поступлению в университет.

Но подушевое финансирование создает определенные трудности для функционирования такой модели: «Мы в своей работе стараемся отталкиваться не только от статуса (есть инвалидность или нет), но и от потребностей ребенка.

Если есть ребенок, у которого статус не оформлен, но у него есть особенности развития и ему нужна помощь, мы эту помощь стараемся организовать.

При этом на ребенка с ОВЗ выделяется дополнительно 25 тысяч рублей в год, и мы, чтобы поддерживать инклюзивную модель, действующую в нашей школе, стараемся дополнительно, кроме государственного финансирования, искать грантовую поддержку».

Инклюзия важна для всех детей — с особенностями и без них

Работающая модель инклюзии, в которую вовлечены дети с разными особенностями, редко возможна только за счет бюджетных средств, подтверждает директор частной школы-интерната «Абсолют» Мария Прочухаева. В школе «Абсолют» учатся 132 ребенка, из них у 86 адаптированные программы обучения.

Школа принимает детей с особенностями развития, со множественными нарушениями здоровья, детей из детских домов и обычных детей.

Модель в школе действует та же, что в инклюзивных школах «Ковчег» и № 1540: общеобразовательные классы, где учатся нормативные дети и дети с особенностями развития (не больше чем 2-3 ребенка с ОВЗ на класс из 20 человек), малые группы, где дети учатся по адаптированным программам: туда, как правило, попадают дети с умственной отсталостью и другими сложностями. В школе работают педиатр, невролог, психиатр, инструктор ЛФК, есть ABA-класс для детей с расстройством аутистического спектра, альтернативные методики коммуникации для невербальных детей.

«Но во главе угла стоит индивидуальный подход к каждому ученику, вне зависимости от диагноза и жизненной ситуации», — резюмирует Прочухаева. Директор рассказывает об одной из учениц, которая в 2019 году окончила первый класс. У девочки аутизм. В начале обучения она резко реагировала на изменения, в том числе звуки, звонок с урока, на урок.

«Любое изменение приводило ее в состояние возбуждения. Она много плакала, кричала, жаловалась. В течение года с девочкой работали психолог и логопед.

Во-первых, ее одноклассники, получив опыт взаимодействия с особенным ребенком, тоже стали гораздо компетентнее в общении, и это знание они начали распространять и друг на друга в том числе.

Они в состоянии спросить: “Почему ты плачешь? Ты хочешь пить или скучаешь по маме? Что тебя утешит?” То есть дети стали внимательнее друг к другу», — рассказывает директор школы «Абсолют». Она добавляет, что к концу учебного года девочка стала гораздо спокойнее, научилась объяснять свои эмоции, у нее расширился словарный запас.

Розенблюм также подчеркивает важность инклюзии для социализации особенных детей: «Иногда родители считают, что инклюзивное образование — это волшебная палочка, которая превратит особенного ребенка в обычного. Не превратит. Но научит ребенка просто жить в нашем обществе».

Пока в стране нет достаточного количества школ, где была бы выстроена эффективная инклюзивная модель: с нужными специалистами (психологами, тьюторами, логопедами-дефектологами), с классами разных размеров, с применением разных методик (прикладного анализа поведения, невербальной коммуникации), с педагогами, которые были бы готовы работать с разными детьми и даже с родителями. Сейчас по адаптированным программам учатся не менее 429 тысяч детей, и есть вероятность, что количество инклюзивных школ будет расти.

При этом подобная модель образования выигрышна для всех: еще ранние исследования 2000-х показали, что обычные дети, которые учатся в инклюзивных классах, успешнее в учебе и коммуникации со сверстниками, меньше тревожатся, им легче устанавливать близкие отношения.

Исследователи считают критичным подготовленность и готовность учителя к вызовам, которые могут возникнуть во время работы.

Инклюзия требует от преподавателей сотрудничества, выработки новых решений и подходов, а это также меняет процесс обучения в лучшую для всех учеников сторону.

Материал подготовлен в партнерстве с благотворительным фондом «Абсолют-Помощь», занимающимся системной поддержкой детей с особенностями развития и детей, имеющих опыт сиротства. Фонд реализует собственные проекты долгосрочной помощи и поддерживает другие эффективно работающие организации.

Источник: https://takiedela.ru/news/2019/07/11/problemy-inklyuzii/

Сын Текслера и внучка Карликанова будут вместе учиться в гимназии №80 Челябинска

Учиться вместе с ним

Сегодня проходят торжественные линейки в большинстве школ города. Глава Челябинской области Алексей Текслер, как обычный папа, пришел с супругой на торжественную линейку в гимназию №80, где будет учиться его сын-первоклассник.

Алексей Текслер, как и говорил на пресс-конференции журналистам, не стал выступать с официальными речами на празднике, а принял участие в церемонии, как и все родители первоклассников. Он вместе с супругой стоял рядом со своим сыном и разделял с ним все эмоции этого важного для каждого ребенка события.

“С твоим первым школьным днём, Миша!”, – написал Алексей Текслер пожелание своему сыну на своей странице в Инстаграмм выложил совместное фото.

На праздничные мероприятия в 80-ю гимназию приехал также первый вице-спикер Законодательного собрания области Юрий Карликанов. Его вторая внучка будет учиться в одном классе с сыном Алексея Текслера.

Первым учителем ребят будет Илья Александрович Иванов – единственный мужчина учитель начальных классов и победитель конкурса самый классный классный. Первая внучка Юрия Раифовича также учится в 80-й гимназии.

На торжественной линейке в школе был замечен и первый вице-губернатор Виктор Мамин.

Напомним, гимназия №80 с этого года стала филиалом Российской академии наук. По итогам 2016-2017 учебного года МАОУ «Гимназия № 80 г. Челябинска» вошла в список Топ-25 лучших школ России. В список базовых школ РАН также включили лицеи №№11, 31, №77 из Челябинска и школу №5 из Магнитогорска. В преддверии нового учебного года в школах побывали представители Российской академии наук.

В учреждениях будут качественно обновлены подходы к ведению образовательной деятельности: внесены изменения в программы развития и образовательные программы, обновлена материально-техническая база, расширен спектр сетевого взаимодействия, усовершенствован кадровый потенциал.   

Спикер Законодательного собрания области, секретарь Челябинского регионального отделения партии «Единая Россия» Владимир Мякуш поздравил с Днем знаний учащихся, их родителей и педагогов школы №94 Металлургического района.

Лидер южноуральских единороссов признается, что любит посещать эту школу, потому что его с ней связывает многолетняя дружба. Директор школы вспоминает, как Владимир Мякуш взял шефство над образовательным учреждением еще во время его работы в тресте «Челябметаллургстрой».

«Я считаю, детям, которые здесь учатся, действительно повезло. Им достались великолепные наставники, они смогут заниматься в различных кружках, секциях, всесторонне развиваться. Здесь создают хорошую базу для будущих высококлассных специалистов», – сказал Владимир Мякуш.

Представители власти побывали сегодня на торжественных линейках и в других школах.

Исполняющий обязанности министра образования и науки области Александр Кузнецов принимает участие в торжественной линейке в школе села Миасское Красноармейского района.

Временно исполняющая полномочия главы Челябинска Наталья Котова поздравила учащихся и педагогический коллектив гимназии №63 Челябинска.

Несколько школ Челябинска и муниципальных образований Челябинской области решили не отступать от традиции и начало учебного года отметить в День знаний, первого сентября, несмотря на то, что в 2019 году праздник пришелся на выходной день.

Первого сентября состоялись торжественные линейки в лицеях №№ 11 и 31, а также в гимназии №1 Челябинска. В школе № 116 (Чурилово) первого сентября состоялась линейка для учащихся 1, 10 и 11 классов, 2 сентября – для остальных школьников.

В День знаний на территории 31-го лицея был торжественно открыт памятник герою романа Сервантеса Дон Кихоту – первый конный памятник в городе. В церемонии и в торжественной линейке приняла участие временно исполняющая обязанности главы города Наталья Котова.

Лицей №11 провел свою торжественную линейку на театральной площади у театра драмы. В гимназии №1 в праздничном мероприятии приняли участие первоклассники и учащиеся первых классов. А право известить о начале учебного года, позвонив в символические колокольчики, было предоставлено всем желающим школьникам.

Всего 1 и 2 сентября в Челябинске пройдут около 200 торжественных линеек в 163 образовательных учреждениях. Все общеобразовательные учреждения города взяты под круглосуточную охрану.

«В каждом учебном заведении будут дежурить полицейские, сотрудники ГИБДД обеспечат контроль за организацией дорожного движения и безопасностью учащихся вблизи общеобразовательных учреждений», отметили в региональном полицейском главке.

В новом учебном году в школах Челябинска будут учиться порядка 136 тысяч учеников. Впервые за парты сядут чуть более 16 тысяч первоклассников.

В целом по области откроются 811 общеобразовательных организаций. К занятиям в школах приступят почти 397,5 тысячи учащихся школ, в том числе 46 тысяч 280 первоклассников.

официальная страница Алексея Текслера

Источник: https://uralpress.ru/news/obshchestvo/syn-tekslera-i-vnuchka-karlikanova-budut-vmeste-uchitsya-v-gimnazii-no80

Дошкольник не хочет учиться читать. Что делать?

Учиться вместе с ним

– Я уже давно занимаюсь с ребенком, почему он не читает? – Мой неохотно берется за книжку, капризничает, ищет повод, чтобы уклониться.

– Занимаюсь с дочкой несколько месяцев, ходим на подготовку к школе, но она все еще не читает и не хочет учиться.

Удивительные возможности дают образованию современные технологии – познавательные мультфильмы, обучающие сайты, развивающие игры – знания адаптируются для детей и становятся доступнее. Несмотря на это, родители часто сталкиваются с нежеланием ребенка учиться. Но больше всего оно удивляет в дошкольниках. Откуда взялось? Ведь это дети – им должно быть интересно все новое!

У школьников нежелание учиться, увы, распространенный симптом. В их случае причину можно искать как внутри семьи, так и во вне: отношениях с учителями в школе, с одноклассниками. В случае с дошкольниками причина только внутри.

Статья посвящена самому существенному фактору в обучении ребенка – правильному отношению взрослого к этому процессу. Если вам удастся сделать акцент на главном, то все остальное: организация занятий, подбор подходящей методики, игровая составляющая – начнет наконец работать, и ребенку станет интересно учиться читать.

Почему мы учим читать дошкольника?

Хотя формальных требований у школы нет, дети сейчас идут в первый класс более-менее читающие. Поэтому вы переживаете, что если ваш ребенок не научится читать заранее, то пока весь класс будет прочитывать текст и отвечать на вопросы, ваш будет с трудом соединять буквы в слова. Возникнет непонимание, отставание по другим предметам.

“Отстающий”. Стоит только появиться этому представлению о ребенке в начальной школе, и этот незавидный ярлык переходит вместе с ним в среднюю. Закрепляется в сознании его одноклассников, учителей, а значит, постепенно и в его сознании, в представлении о себе.

“Да, я такой. Мне все говорят об этом”. Трудно переломить представление окружающих о себе, и так бывает, что из отстающего в 1-м классе ребенок превращается в неуспешного к началу взрослой жизни.

Из неуспевающего в неуспешного – никто не хочет для ребенка такого развития. Поэтому и стараются родители подготовить детей к школе заранее.

Чтобы дать необходимый багаж знаний, чтобы было больше времени и сил на адаптацию к новым школьным реалиям. Чтобы на фоне других он чувствовал себя увереннее, смелее, умнее. Это правильные и нужные рассуждения любящих родителей, но все же…

Проблема в том, что мы, родители, хотим, а ребенок – не хочет.

Что важнее – процесс или результат?

Задумайтесь – что для вас важно? Чтобы ребенок уверенно читал к первому классу. Это результат. Часто мы в погоне за результатом упускаем процесс. Хотим быстрее получить результат от ребенка. Между тем, в освоении любого навыка главное – процесс.

Для ребенка, которому нравится играть в футбол, важен процесс. Он получает от него удовольствие и готов часами пинать мячик.

“Как бы я хотела, чтобы мой сын полюбил учиться так же, как любит гонять в футбол…”, – мечтательно подумают некоторые мамы.

Учеба – тоже процесс.

Но почему же мы требуем результата от дошкольника?

Потому что вся наша жизнь состоит из промежуточных результатов. Начинается все в школе. Оценки, четверти, контрольные – для родителей и учителей это промежуточные результаты, подтверждающие успешное освоение нужных навыков.

В институте успешно сданная сессия – подтверждение прохождения курса и повод для перевода на новый. В профессии тоже промежуточные результаты – дедлайны, KPI, проекты. Ведение бизнеса невозможно без достижения результатов.

Наша взрослая жизнь вся складывается из достижения результатов. И так как обучение чтению – процесс длительный, то чтобы убедиться, что все идет как надо, мы требуем от нашего ребенка промежуточных результатов на каждом этапе.

Дети же, наоборот, осваивают этот мир через процессы. Вспомните, как ваш ребенок учился ходить. Постоянно падал и снова вставал. Ребенок продолжал учиться – каждый день ходил и научился.

Пока ребенок учился ходить, требовали ли мы от него результата? Мы просто помогали малышу, поддерживали его.

Возможно, мы и не говорим ребенку: “Да когда же ты наконец прочитаешь простенькое слово?” Но наши вздохи по поводу его неудачи, всплеск рукой или грустное молчание не ускользают от него и становятся поводом для сомнений в себе.

Каждый раз, когда ребенку не удается прочесть, вспомнить, соединить или понять то, что соединил, мы разочарованы в ребенке и удваиваем усилия по его обучению. Ребенок старается, но при очередной проверке (вдруг так случилось) – опять неудача.

И вот тогда у него срабатывает защита – проще сделать вид, что учиться читать не хочется. Включить капризы или непонимание. Мы слышим: “не хочется”, “не интересно”… Растет неуверенность у ребенка в своих способностях, неуверенность у родителя в способностях ребенка.

Теряется взаимное доверие.

Получается замкнутый круг – родители учат читать ребенка до школы, чтобы избежать возникновения у него комплекса отстающего, но при этом сами этот комплекс формируют.

Что сделать, чтобы учиться стало интересно?

Вместо того, чтобы требовать с него, напоминать о сроках, искать причину ошибок в чтении, сетовать на то, что ему объяснили, а он не запомнил… Просто поддержите его в этот период, как поддерживали, когда он учился ходить.

Процесс обучения должен понравится вашему ребенку, а не казаться трудным и приносить разочарования. И нет ничего невозможного в том, чтобы свой первый учебный навык – умение читать – ребенок приобрел с интересом:

  • Сделайте акцент на процесс и не требуйте результатов, пока они не появятся сами
  • Обеспечьте непрерывность и комфортность процесса обучения чтению (занятия без прерывания, подходящая методика, пособия, интерес со стороны ребенка и родителя)
  • Радуйтесь его успехам и рассматривайте неудачи не как плохой результат, но как естественную часть процесса
  • Начинайте обучение чтению не за месяц до 1 сентября и даже не в начале лета, когда поездки с большой вероятностью прервут ваши занятия. Начинайте за год. Это достаточное время, чтобы комфортно и интересно для вас обоих пройти этот период.

Это верно не только для обучения чтению, но для всего того, чему вам хочется научить дошкольника.

В ваших силах изменить подход к обучению ребенка с ожидания результата на удовольствие от процесса и организовать этот процесс правильно. Попробуйте!

Еще статьи >

Источник: https://uzelki.com/rebenok-ne-hochet-uchitsya

Подросток не хочет учиться — что делать?

Учиться вместе с ним

Поскольку я работаю в детской поликлинике, ко мне часто приходят семьи с детьми школьного возраста. И едва ли не самой частой причиной для их обращения к психологу является успеваемость чада. А еще точнее, проблема, выражаемая практически всегда одной и той же фразой: «Понимаете, он (она) совершенно не хочет учиться!»

Реальные проблемы школьной успеваемости (ребенок или подросток не понимает объяснений учителя, не может выучить материал, решить задачи, обобщить, выделить главное и т. д.) меркнут по сравнению с этим ведущим и откровенно экзистенциальным посылом. Особенно это, разумеется, относится к ученикам средней и старшей школы.

Родители, как правило, уверены, что если бы он вот прямо сейчас «захотел», «взялся», «не ленился» и т. д., то все с учебой было бы нормально или даже очень хорошо. Удивительно, но учителя, судя по всему, массово поддерживают это странноватое родительское мнение.

То есть получается, что ребенку надо просто что-то такое сказать или объяснить (ничего снаружи не меняя) и он — р-раз! — и захочет учиться!

И приходят, и просят: «Ну скажите хоть вы ему, что надо учиться! А то он (она) уже ни нас, ни учителей не слушает!»

«А меня, незнакомую тетку, послушает, что ли?!» — бормочу я себе под нос и с долей неуверенности спрашиваю вслух: «А может, если он не хочет учиться, тому есть какая-то причина?»

«Да они все сейчас такие!» — в сердцах отвечают родители и ссылаются на компьютер, телевизор и масскультуру, которые якобы отвратили их чадо от романов Достоевского, экономической географии и решения дифференциальных уравнений. Мне смешно.

Призванное к ответу чадо сидит на банкетке в кабинете, шаркает ногами по ковру, крутит в пальцах что попадется и подтверждает, что да, учиться ему не хочется совершенно. Уже давно. А может, и никогда не хотелось, просто оно боялось, что родители и учителя будут ругаться. Точно оно уже не помнит.

— Но что же нам с ним теперь делать? — восклицают обескураженные родители. – Ведь без образования-то никуда…

И мне уже не смешно.

Скажу сразу: несмотря на обширную практику в этом столь важном для родителей вопросе, у меня так и не появилось никакого внятного алгоритма его решения.

Каждый раз я пытаюсь исходить из индивидуальной ситуации и иногда достигаю поистине вершин оригинальности.

Например, один пятиклассник с гипердинамическим синдромом по моей рекомендации учил уроки, катаясь на велосипеде, другой читал учебники, только вися вниз головой на турнике.

Два десятиклассника под моим руководством сочиняли роман-фэнтези в виде учебника истории (по образцу учебника географии от Сельмы Лагерлёф). А одна девочка ушла из престижной гимназии (которую безбожно прогуливала) в медицинское училище и стала там круглой отличницей.

Но многим помочь так и не удается — моего творческого запала и инициативы родителей попросту не хватает, чтобы преодолеть инерцию «нехотения» данного конкретного ребенка.

И потому меня не покидают сомнения: если проблемы «не хотящих учиться» чад у сотен семей так похожи, так, может быть, существует и какое-то «правильное» решение этой задачи? Ведь любой обучавшийся математике знает: иногда можно подобрать корни уравнения, опираясь на интуицию. Но лучше все-таки знать, как его решить. И в идеале иметь обоснование, почему именно этот способ решения является самым эффективным.

Так что же все-таки делать?

В общем-то вариантов не так уж много.

1. Если ребенок не хочет учиться, а ценность образования представляется родителям безусловной, значит, его нужно просто заставить.

Есть проверенная веками система поощрений и наказаний: если применять ее творчески, можно добиться неплохих результатов в управлении процессом.

Потом чадо повзрослеет, разберется что к чему и еще будет нам благодарно за то, что не обращали внимания на его капризы.

2. Ничего не бывает просто так. У «нехотения» всегда есть конкретная причина. Возможно, ребенку не подходит эта программа, эта школа, эти учителя.

Он не может и не хочет усваивать знания в одной форме, но, вполне вероятно, захочет, если форму поменять.

По-настоящему заинтересованные в качественном образовании ребенка родители должны искать, пока не найдут нужное, и интерес ребенка к учебе не восстановится.

3. Не нужно заставлять и давить на ребенка, а также экспериментировать на нем и перетаскивать его из школы в школу. Он личность, а не объект приложения наших амбиций.

Вспомните, как вы сами любили правила синтаксиса, химию галогенов или решение квадратных неравенств. Школьное образование — это еще не все. Пусть занимается тем, что ему нравится, и ищет себя.

Со временем он сам во всем разберется.

Какой из трех вариантов представляется вам самым разумным и почему?

А может быть, вы хотели бы предложить четвертый (пятый, шестой) вариант, поделиться своим родительским опытом?

Источник: https://snob.ru/selected/entry/4016

Современные школы требуют, чтобы родители учились вместе с детьми

Учиться вместе с ним

25.09.2016

Современные родители зачастую радуются грядущим каникулам куда больше собственных детей. Шутка ли, каждый вечер после работы их ждут не сделанные уроки, над которыми нужно корпеть после работы из последних сил. В погоне за рейтингами и высокими баллами ЕГЭ школы любыми способами убеждают родителей, что сделать отличника из своего чада — задача пап и мам.

До какой степени стоит помогать детям в учебе?

Современные школы требуют, чтобы родители учились вместе с детьми. Роман Орлов

Привычка учиться

После первого сентября жизнь многих современных родителей стремительно превращается в ад. Бесконечные проекты, доклады и олимпиадные задания уже снятся мамам и папам по ночам.

Да и как тут забыться во сне, ведь в любой момент опять звякнет проклятый телефон, где в родительском чате снова обсуждают способы решения задачи по математике или проекта по окружающему миру про то, как нарисовать мир глазами кузнечика.

И быть безответственным-то не очень получается, в любом классе находятся гиперорганизованные предки, которые уже все сделали раньше и лучше всех.

— Когда я читаю форум наших родителей, у меня возникает просто комплекс неполноценности какой-то, — рассказывает Юлия, мама третьеклассницы. — Я максимум могу проверить у дочки, что уроки все сделаны, и то не всегда. Но не садиться же самой за парту вместе с ней, я свое уже давно отучилась. Такая же история и у моей подруги, дочка которой ходит в школу другого района.

В каждом классе постоянно появляется все больше и больше родителей, для которых учеба ребенка превращается в смысл жизни. Кто-то часами ваяет проект по окружайке, кто-то специально не ведет свое чадо в школу, чтобы вместе с ним занять призовое место на олимпиаде из дома.

К чему это? Разве кто-то сомневается, что взрослая тетя способна выполнить задания 3-го класса на «отлично»?

Подогревают помешательство родителей на успехах ребенка и многие учителя, в свою очередь запуганные требованиями администрации школы в срочном порядке повышать успеваемость в классе.

— В этом году у моего сына-третьеклассника сменилась учительница по английскому, — рассказывает Оксана. — Почти сразу же она влепила сыну «тройку» за то, что он что-то ответил не так.

На родительском собрании я спокойно спросила у этой дамы, нельзя ли немного подождать с плохими оценками, чтобы дети очухались после лета и к ней привыкли. Невинный вопрос перешел в проповедь англичанки о том, что я виновата в этой «тройке» сама, так как оценка ребенка — это на самом деле оценка родителя.

Вот так новость! А может быть, все-таки учителя? Или педагоги у нас теперь нужны только для заполнения электронного журнала?

Безусловно, катализатор повышенного внимания к учебе со стороны родителей — сама система нашего образования. Если послушать большинство директоров школ, то главными словами в их речах будут бесконечные рассуждения о месте школы в бесконечных рейтингах, призерах олимпиад, наградах и грамотах.

Редкий директор станет хвастаться тем, что в его школе ребенку просто и комфортно учиться независимо от его природных способностей. Да и что хотеть, ведь финансирование наших школ, получение ими дополнительных грантов напрямую зависят от баллов выпускников по ЕГЭ и позиции в злосчастных рейтингах.

Не сотвори себе Эйнштейна

По мнению детского психолога Анны Альбертовой, подобная гонка за успехом все чаще и чаще приводит к серьезному травмированию психики детей и подростков. Ведь если твой ребенок не Эйнштейн, с этим все равно ничего не поделаешь.

— Помогать первокласснику в учебе, конечно, нужно. Дети этого возраста еще не очень собраны, им сложно привыкать к новому образу жизни, но, главное, чтобы эта помощь не затянулась на долгие годы, — объясняет Альбертова. — Многие дети, родители которых проявляют чрезмерный интерес к оценкам и процессу обучения, невольно начинают делать все за него, чтоб получилось лучше.

В результате потом ребенок хватает «трояк» на важной контрольной, даже не потому что не знает правильного решения задачи, а просто от страха, что надо работать самому без помощи взрослого. А дальше — круг начинает замыкаться, школьник нервничает из-за переживает, что не оправдал надежды, возложенные на него заботливыми родителями.

И здесь уже недалеко до комплекса неполноценности или серьезного невроза.

По оценкам Минздрава, с каждым годом в Москве неуклонно растет количество детей с психологическими проблемами и проблемами, связанными с нервной системой.

К сожалению, в редких школах сейчас можно встретить хорошего детского психолога, реально занимающегося диагностикой детей, выявлением их проблем на ранней стадии.

По большей части психолог в школах лишь формальная должность, держат его не для реальной помощи школьникам, а просто, чтоб выполнить требования чиновников от образования. Да и хорошие специалисты редко готовы пойти работать в школу, проще спокойно зарабатывать на индивидуальных консультациях.

— помощь в заботе о психике ребенка опять же ложится на родителей, — уверена Анна Альбертова. — Не нужно делать все за ребенка, нужно научить его, как все делать самому.

Как в детстве мы учим наших детей заправлять кровать или чистить зубы, точно так же еще перед школой ребенка надо приучить, что уроки и сбор портфеля — его обязанность и в этом нет ничего страшного.

Школа — это естественная часть жизни, но не единственная, помимо этого есть семья, друзья, свободное время, и жизнь не ограничена лишь успехами в учебе. В семье, где проблемы обсуждают, ведут себя спокойно и не зацикливаются на успехах чада, дети чаще добиваются большего, чем чада, помешанные на оценках.

Кроме того, родитель не может быть для ребенка еще и учителем, это несовместимые роли. Да и обязанности учителей в школе пока у нас никто не отменял. Простой пример — учить таблице умножения должна школа, а считать деньги, к примеру, расплачиваться в магазине, планировать свой бюджет — задача родителей. В этом и разница этих ролей.

Мнение эксперта

Ирина Труманова, учитель русского языка и литературы с 35-летним стажем:

— Современные московские дети в силу сложившихся после развала СССР условий жизни значительно менее самостоятельны, чем были их родители. Если раньше отпустить ребенка в школу одного даже в 1-м классе было в порядке вещей, то сейчас их водят туда за ручку иногда и в 5-м классе. Это, к сожалению, нередко сказывается и на отношении ребенка к учебе.

Самое печальное, что я постоянно наблюдала в старшей школе, — это то, что большинство детей элементарно не умеют учиться. А ведь именно умению учиться в первую очередь должны были обучить ребенка учителя начальной школы. И это именно то, в чем педагогам вполне могли и должны были помочь родители.

Беда в том, что научить учиться в подростковом возрасте намного сложнее, чем в 7–10 лет, иногда это просто невозможно. Конечно, участие родителя в учебе ребенка в начальной школе во многом зависит от способностей и характера их чада. Кому-то нужно лишь изредка помочь разобраться в сложном материале, кого-то контролировать систематически.

Главное — сразу приучать ребенка, что уроки — его личное дело, а у мамы и папы есть свои, взрослые обязанности. Помогать и учиться практически вместе, а то и за школьника, как нередко сейчас бывает, просто недопустимо.

Кстати, ученики, которым чрезмерно помогают родители, очень часто лучше учатся в начальной школе, но потом резко сдают позиции по сравнению с самостоятельными детьми. Учителя, которые напрямую говорят родителю, что оценка ребенка зависит от него, либо молоды и неопытны, либо вообще зря пришли в эту профессию.

Светлана Цикулина

Источники:

Источник: http://pedagogic.ru/news/item/f00/s08/n0000836/index.shtml

Не хочу в школу (подросток) – Психологос

Учиться вместе с ним

Читательница пишет:

…Моему сыну 12 лет и недавно выясняется, что он регулярно (несколько дней подряд) прогуливает школу. Утром кормлю его завтраком, отправляю в школу, сама ухожу на работу, а он гуляет где-то часов до двух до трех, потом приходит домой как будто бы с занятий, каждый вечер делает уроки, собирает портфель, а утром вместо школы – опять гуляем.

Стала выяснять – почему? Ответ один: не хочу!
​​​​​​​Проблем с учителями у него нет, наоборот – “любимец публики”, с одноклассниками тоже. Обещал, что больше такого не повторится, “клялся и божился”, я стала сама провожать его в школу, прогулы прекратились.

Но вчера мне нужно было на работу пораньше и отправила его одного – опять не дошел! Вечером, глядя мне в глаза, утверждает, что был в школе. И опять обещания, слезы, “я больше не буду”. Утром опять повела его в школу, как первоклассника за руку.

Что можно сделать в такой ситуации? И доверия к ребенку нет, тяжело и ему, и мне, каждый вечер приходится выспрашивать: был в школе или нет, звонить одноклассникам, проверять.

​​​​​​​Что делать?

Первое – разобраться, какие у ребенка трудности, и вместе с ним их порешать.

Если отстал по тем или иным предметам – посидеть вместе с ним, во всем разобраться вместе с ним, догнать и перегнать по этим предметам одноклассников. И в принципе научить своего ребенка учиться.

Что вам в этом поможет? Читайте книгу Симона Соловейчика “Учение с увлечением. Советы школьникам” и мою статью “О формате, или Какую судьбу мы подарим нашим детям?”

Бывает, что дело в другом: например, у вашего ребенка конфликт с одноклассниками или с учительницей. Это ситуация сложнее, иногда помогут советы из статьи М. Кравцовой “Ребенок-изгой в классе (советы учителям и родителям)”, а иногда проще сменить школу, чем изменить ситуацию в конкретной школе.

Самый радикальный шаг в этом направлении – вообще перестать водить ребенка в школу и перейти на домашнее обучение. Пишет читательница:

Если ребенку не интересно развиваться и узнавать что-то новое – это очень и очень серьезный “звоночек”. И звенит он о том, что данное стремление (абсолютно естественное, заложенное в каждом человеке от рождения) в ребенке уже задавлено. Кем? Школой, которая не дает радости, и родителями, которые настаивают на такой школе.

Кому нужна такая учеба? Ребенку, которого из года в год собирают в школу, проверяют уроки, ругают из-за отметок, учеба не нужна изначально. Она нужна только его родителям. Всем не хотелось по утрам тащиться в школу, но шли и СИДЕЛИ ЗА ПАРТОЙ И ДЕЛАЛИ ВИД, ЧТО учились. Не надо врать себе. Хотя – не права, учились! Учились лицемерию. Это называется “нас прогибали, теперь мы прогибаем”…

круговорот садо-мазо… А разомкнуть этот порочный круг? Слабо?

Замечание''': несмотря на категоричность, зерно истины в этом мнении есть. См.→

Понятно, что самые умные родители начинают заботиться обо всем этом гораздо раньше, воспитывают у ребенка настоящую самостоятельность еще до школы и учат ребенка учиться в школе с первого класса. Есть прекрасное правило: “В первом классе нужно с ребенком сидеть и учиться вместе.

Научите – все остальные годы ребенок будет учиться сам, а вы будете свободны. Если вы в первом классе решили, что ребенок должен проявить самостоятельность и уроки – его дело, дело закончится тем, что уже начиная со второго класса вы будете делать со своим ребенком все уроки все последующие годы”.

Научите ребенка учиться, и он будет получать от учебы радость!

Пишет счастливая читательница:

У меня сыну тоже 10 лет. Дочери 12. Со второго класса они учатся сами и для себя.

Сами собирают себе портфели, сами разбираются с учителями, если забыли что-то принести, сами исправляют “2” за оставленные дома тетради, сами готовят форму назавтра, сами отслеживают наличие чистых рубашек в шкафу, сами одеваются, принимают душ и чистят зубы вообще с 5-ти лет, сами записывают домашние задания, сами узнают их у одноклассников, если забыли записать, сами учат уроки, сами получают и исправляют двойки, если не выучили и т.п. Но вот не ходить в школу при этом ни у кого желания не возникало. Наоборот, если ты учишься ДЛЯ СЕБЯ, то у тебя есть МОТИВАЦИЯ, чтобы учиться хорошо – получить знания, поступить в институт, чтобы получить ту профессию, которую ты хочешь и т.п. Причем, даже если для этого придется пойти на какие-то сознательные жертвы, например, учить математику или историю, которая не нравится.

Письмо Глеба

Здравствуйте, меня зовут Глеб, мне 13 лет. Я уже замучился от школы, устал сильно. С одной стороны, я понимаю, что учиться надо. История (глубоко ненавистный мне предмет, кстати), к примеру, нужна чтобы понимать ошибки государств и принимать верные решения. И так со всем.

Это все, как мне говорят, может мне пригодиться в жизни. Но это равнозначно тому, что я собираю бутылки на улице, мол, лишние деньги не помешают, но можно и без этого обойтись. Короче говоря, у меня куча глубоких размышлений на эту тему. Но скажу кратко. Знания я ценю и люблю.

НО! В школе меня заставляют учиться, мне скучно, тратится много времени, особенности детей не учитывают, их не пытаются понять и услышать, развивает школа однобоко. Горы материала, стресс, насилие и т.д. Список можно продолжать до бесконечности. Сам я очень много читаю, занимаюсь карате, в общем нормальный человек.

Но не могу принять решение об учебе… Многие предметы мне не даются и они скучные очень. Что делать?

Ответ Глебу

Ч. Елена, психолог, выпускница Университета практической психологии

Здравствуй, Глеб!

Судя по довольно грамотному письму, видно, что ты – человек читающий и думающий. Поэтому хочется тебе дать действительно дельный совет.

Но! К тебе просьба – отнестись к моему совету с уважением. С уважением – это значит, прочитать, выбирая, не с чем поспорить, а с чем согласиться. Возможно, отложить на час или день и прочитать еще раз. И самое главное – применить на практике.

Это вообще самое главное в жизни – действовать. Ты видишь недостатки школьного образования и можешь ярко и образно жаловаться на них. Я тоже вижу. Многие видят. Многие жалуются. Но уважение вызывают те, кто что-то делает, чтобы изменить ситуацию. Они – Победители по жизни. Я называю таких людей Творцами.

А вот теперь совет.

Предлагаю тебе эксперимент. Психологический эксперимент над собой. Есть целая серия экспериментов, придуманных психологами для школьников, которые скучают в школе. Они описаны в книге Л. Соловейчика «Учение с увлечением». Сразу скажу: если ты читал ее, хорошо. Тем быстрее сможешь перейти от чтения к работе, к действиям, к экспериментам.

Если же не читал – я тебе немного завидую. Интересно, ярко и живо написана, эта книга содержит целый ряд задач для тебя. От первой, с которой стоит начать: полюбить историю и (если необходимо) исправить оценки по этому предмету. До высокой, по-настоящему амбициозной, практически вызова: поднять уровень образования и культуры своего класса, своих друзей.

Мне кажется, вызов – это то, что для тебя надо. Жизнь подростков сегодня в нашей стране безопасна и несложна. К вам относятся, как к детям, и оберегают от трудностей. Но без трудностей не будет побед – ты это хорошо знаешь благодаря занятиям каратэ. Узнать себя, каков ты есть, каким ты можешь быть, можно только в реальной, непростой работе, в действии.

И последнее – если сообщишь о результатах эксперимента, будет здорово.

Источник: https://www.psychologos.ru/articles/view/ne-hochu-v-shkolu-podrostok

Для родителей
Добавить комментарий