Воспитание чувств

Воспитание чувств Кэри Маллиган

Воспитание чувств

В российском прокате – фильм режиссера Лоне Шерфиг «Воспитание чувств» (An Education). Сценарий ленты основан на одноименных мемуарах британской журналистки Линн Барбер.

Главную роль в фильме сыграла Кэри Маллиган, получившая за эту работу номинацию на «Оскар».

Галина Галкина: Я прочла статью в газете New York Times, в которой Вам прочили статус голливудской «звезды».

Когда я посмотрела «Воспитание чувств», то согласилась с этим.

А что Вы думаете? Вы ведь прекрасно знаете, что статус «звезды» может оказаться обескураживающим и мимолетным, несмотря на то, что Вы феноменально талантливы?

Кэри Маллиган: После статьи в New York Times я подумала: «Что же мне теперь делать? Зачем весь этот маскарад?» Термин It girl (молодая девушка, достигшая успеха и ставшая знаменитой – Г.Г.) довольно странен сам по себе.

Знаете, я никогда не была на кинофестивалях и никогда не исполняла главных ролей до этого фильма. И Питер Сарсгаард (актер, исполнивший главную мужскую роль в «Воспитании чувств» – Г.Г.) сказал мне, что не приедет на кинофестиваль Sundance потому, что ему надо работать над новой бродвейской пьесой.

Он постоянно пытался меня подбодрить и говорил: «Не огорчайся, если никто не купит наш фильм потому, что, скорее всего, его никто и не собирается покупать». Так что, у меня не было никаких особых надежд. Мало того, я думала, что нет никаких шансов на успех.

Но, когда фильм был принят на «ура» на Sundance и его начали активно покупать, то все, как говорится, встало на свои места. Было как… лучше и быть не могло! Честно! Лично у меня появились возможности, которых не было в прошлом году. Понимаете, я пять лет играла, но оставалась в тени.

Да, я ходила на просмотры, готовясь к ролям, которые, как я прекрасно понимала, никогда не получу. Я знала, что могу сыграть эти роли, поэтому отказы меня сильно раздражали. Лучшее, что со мной случилось после успеха «Воспитания чувств» – это возможность познакомиться с новыми и интересными людьми.


Г.Г.

: Говорят, что Питер Сарсгаард здорово пародирует Лоне Шерфиг – режиссера «Воспитания чувств»?

К.М.: Да, Питер классно пародирует Лоне. Каждый день она приходила на работу в очень хорошем настроении. Она вела себя очень спокойно – никакой нервозности. Лоне никогда особенно не расстраивалась, если что-то шло не так, и не слишком радовалась, когда что-то получалось особенно удачным.

Она считает, что производство фильма не должно быть стрессом, а, наоборот, удовольствием. Поэтому атмосфера на съемках была очень легкой, и нас никогда не посещала паническая мысль: «О боже, мы не укладываемся в сроки!» Все проходило очень спокойно.

Знаете, актеры всегда говорят: «Какая у нас была команда! Мы просто полюбили друг друга!», но в нашем случае это действительно было так.

Г.Г.

: Ваша героиня Дженни на самом деле влюбилась в Дэвида, или он был для нее воплощением иной, более интересной жизни?

К.М.: Я думаю, что у Дженни все началось как способ бегства от действительности. Дэвид олицетворял для нее стиль жизни, к которому у нее не было доступа, но она подсознательно к нему стремилась. А потом она на самом деле в него влюбилась.

Мне кажется, что у них не было сильного сексуального влечения, однако этот человек внушал ей любовь и нежность.

Поводом к началу этого романа стало ощущение застоя, которое испытывала Дженни: как в домашней жизни с родителями, так и в отношениях с учителями и друзьями…


Г.Г.:
По-вашему, что ждет Дженни в будущем?

К.М.: Ну, реальная Дженни поступила в Оксфорд, влюбилась, вышла замуж, и до сих пор счастливо живет со своим мужем. Реальный Дэвид вроде бы жив-здоров, но я не хочу о нем говорить.

Г.Г.: Говорят, что у фильма должен был быть другой финал?


К.М.:
Да, но его вырезали. Было так: Дэвид возвращается в Оксфорд. Он сказал Дженни, что сидел в тюрьме – как, впрочем, и произошло в реальной жизни, его посадили за мошенничество. И еще он сказал ей: «Я развожусь и хочу обратно к тебе». Но она ему ответила: «Пойми, я уже устроила свою жизнь». Эту сцену мы снимали в Оксфорде под слепящем солнцем. Сначала сняли Питера Сарсгаарда, а потом собирались снимать мою часть, но не успели – начались дожди, и картинки просто не совпадали. Мне кажется, что, в конце концов, было решено, что эта сцена не нужна – ее вырезали, однако машина Питера осталась. Вы обратили внимание, то в последней сцене фильма на заднем плане видна его машина?


Г.Г.:
Нет, не обратила…

К.М.: Думаю, что автолюбители ее заметят.

Г.Г.: Героиня «Воспитания чувств» Дженни мечтала поехать в Париж, но когда это произошло, то она поняла, что это была опрометчивая затея. А с Вами происходило нечто подобное – может быть, когда, Вы впервые попали в Голливуд?

К.М.: Нет, не происходило…

Г.Г.: Никогда?

К.М.: Лос-Анджелес точно не для меня. Я переехала в этот город, когда получила эту работу – в сентябре 2008 года, задолго до начала съемок. Когда я только приехала, то мне впервые пришлось иметь дело с агентами, и именно здесь я подписала соглашение со своим агентством. Лос-Анджелес не произвел на меня большого впечатления.

Вот Нью-Йорк – это совершенно другая история! Наверное, потому, что я давно мечтала о Бродвее и хотела стать театральной актрисой.

Я даже и не думала о том, чтобы сниматься в кино до тех пор, пока не стала заниматься этим профессионально.

Г.Г.

: Оливер Стоун пригласил Вас и вашего бойфренда-актера Шайа ЛаБаф в свой фильм «Уолл-Стрит: Деньги не спят» (Wall Street: Money Never Sleeps). Кого Вы там играете?

К.М.: Роль невесты персонажа Шайа.

Г.Г.: Что вас прельщает в актерстве?

К.М.: Я счастливее всего, когда работаю. У актерской профессии есть множество преимуществ, и главное это то, что вы узнаете много такого, чего никогда бы не узнали в обычной жизни.

Например, снимаясь в «Уолл-Стрит», я узнала много нового о финансах – сама бы я никогда не стала этим заниматься потому, что это не моя стезя. Мне нравится становиться другим человеком, растворяться в каком-то персонаже.

Г.Г.: Как Вы думаете, сильные личности, которых вы играете, влияют на молодых зрителей или эти киноистории не более чем развлечение?

К.М.: Не знаю. Но некоторые зрители говорили мне, что хотят, чтобы их дочери посмотрели «Воспитание чувств» для того, чтобы понять что-то очень важное. Думаю, что актерство возлагает на меня определенные обязанности, так как мое поведение может оказать влияние на окружающих.

А что касается моей героини из «Воспитания чувств», то люди должны уметь отличать художественный вымысел от реальности. Думаю, что и после этого фильма девушки не перестанут садиться в машины к незнакомым мужчинам.

ДОСЬЕ

Кэри Маллиган – британская актриса, она родилась в Лондоне. В трехлетнем возрасте семья Маллиган переехала в Германию – ее отец управлял крупной гостиничной сетью.

В результате, будущая актриса восемь лет не имела постоянного дома, но жила в лучших отелях Европы. Кэри получила образование в Германии и Англии. Начала сниматься в кино в 2004 году.

Получила известность благодаря исполнению роли Дженни в фильме «Воспитание чувств». Ее следующий фильм «Уолл Стрит: Деньги не спят» выходит в российский прокат 6 мая.

Источник: https://www.golos-ameriki.ru/a/the-education_2010_03_19-88565137/251614.html

Куба, или Воспитание чувств

Воспитание чувств

Гасан Гусейнов RFI

Недостаточно, а главное – совершенно бесполезно, да и по-человечески нехорошо, то и дело называть кого-то «хамлом» или «лжецом». Даже если сам себя этот кто-то и вовсе воображает таежным жителем – медведем-шатуном или тигром-хулиганом.

Есть географические названия, которые участвуют в разговоре примерно так, как чиркнувшая спичка в опасно сухом лесу. Сталинград, Бородино. С ними все ясно. А вот Брест-Литовск? Если спичка поджигает далекий лес Первой мировой, то загорается Брестский мир, а если Второй мировой? Тогда – Брестская крепость. Но есть и понятия попроще.

С Кубы, кажется, легче начать: все-таки это чужая страна, и общая массовая память о ней – только советская.

И только у того поколения, которое помнит «барбудос», молодого Фиделя, Фиделя с Хрущевым, злобные песни-карикатуры «Куба, отдай наш хлеб! Куба, возьми свой сахар!» Наконец, в девяностые годы прошлого века случилось полное забвение «Коммунизма У Берегов Америки»… Еще бы! «Новые русские» стали капиталистами, буржуа, олигархами, забрезжило исполнение американской мечты.

Полновесный бакс залил глаза. Какой, к черту, социализм! Какие-такие развивающиеся страны? Но медленно-медленно, с начала нулевых, вдруг выяснилось, что Куба все-таки немножко своя. Не потому что социализм, не потому что «бедная, но верная историческая подруга». А потому что начал подниматься антиамериканизм.

Потому что руководству РФ понадобилось найти точку, откуда можно было бы, кто его знает, и снова ущипнуть супостата. Колумбийские повстанцы, которым перевозил оружие Виктор Бут, венесуэльские братья по нефтяной судьбе, никарагуанские партнеры по мировой революции 1970-х гг. – центрально-американские воспоминания о тех годах заиграли в унисон с эмоциями обиженной Америкой Эрэфии.

https://www.youtube.com/watch?v=LlAKAsF7aHc

Ответ грянул с самой неожиданной стороны.

Можно подумать, что кубинцы и их северные соседи дождались последнего момента, когда музейный автомобильный парк Острова может быть в целости и сохранности передан бывшим кровавым собакам империализма.

Говорят, вырученных за эти машины денег хватит на реконструкцию народного хозяйства Кубы, тем более, что долг этой страны был списан по указу президента РФ чуть ли не накануне публичного объявления о братании Вашингтона и Гаваны.

Куба перестала быть нашей, российско-советской Кубой, которой она была 50 лет. Вместо этого она стала чем-то вроде… Крыма. Но только не аннексированного «вежливыми людьми», а другого.

Того Крыма, который, с точки зрения западного сообщества, по-прежнему является частью Украины. Именно на этот «Крым – регион, входящий в состав Украины», распространяются новые санкции нашего воспитателя – Соединенных Штатов Америки.

Пусть сейчас этот Крым – виртуальный. Но ведь и российский Крым не совсем реальность. Для большинства из тех россиян, кто еще два года назад мог провести там отпуск, Крым стал сейчас если и не настоящей заграницей, то опасной зоной.

А Куба? В глазах западного мира Куба превращается из полузабытого сателлита России в точку роста проамериканских настроений, возможно даже – в будущего союзника США.

Конечно, мы еще не знаем, не закончится ли демократизация острова чем-то похожим на события в бывшем СССР или Югославии: слишком многим захочется привлечь к ответственности режим братьев Кастро.

Тут вся надежда кубинцев опять-таки – на американцев, которые в случае чего приструнят радикальных беженцев: в конце концов не в общих ли интересах создание из острова нищеты полуострова американской мечты? Такой же, как и у российских нуворишей 1990-х годов. А воспитанных чувств, или сентиментального образования, кубинцам не занимать.

Что же означает русско-советское слово Куба для чувств грубых, невоспитанных? Это, как любит говорить глава правительства РФ, «совсем другая история». На наших глазах эта история сдвинулась с мертвой точки. Поплыла в сторону Соединенных Штатов Америки.

Будет оттуда показывать пример одному еще недавно в меру процветавшему полуострову, который в русско-советской истории политических эмоций сыграл такую злую шутку с Российской Федерацией.

Герой сатирического романа Ильфа и Петрова Шура Балаганов, у которого в кармане лежали 300 тысяч рублей, «машинально» украл у гражданки в трамвае кошелек, в котором лежал рупь с мелочью.

Руководство Российской Федерации, этот коллективный Шура Балаганов нашей постсоветской эпохи, так же машинально хапнуло у соседки по истории и географии небольшой полуостров. Не просто у соседки, признается сам Балаганов, а у ближайшей родственницы. У страны-колыбели своей Церкви, у матери своей цивилизации.

И ведь все это только последствия невоспитанных чувств: не получившие образования эмоции затмили разум. Российские граждане, очевидно, запутались в собственных чувствах: вполне естественное отвращение к агрессору и насильнику эмоционально неграмотный отказывается испытывать к своим.

Вот почему россияне машинально приняли массовое отвращение к себе за подъем патриотизма и чувства национального единства. Так бывает. Коллективные помрачения рассудка – хорошо описанный феномен. От него никто не застрахован. Тут нечего злорадствовать. Тут надо помогать всем миром.

А вот воспитывать чувства бранью или голой военной силой на европейском ТВД несовременно.
Недостаточно, а главное – совершенно бесполезно, да и по-человечески нехорошо, то и дело называть кого-то «хамлом» или «лжецом».

Даже если сам себя этот кто-то и вовсе воображает таежным жителем – медведем-шатуном или тигром-хулиганом.

Вот почему, слушая речи президента США Барака Обамы, я понимаю его кубинскую политику как воспитание чувств, сентиментальное образование и наших леопардов, и заокеанских ястребов. Начнется ли с переосмысления имени «Куба» переосмысление имени «Крым», и, если да, то когда? Как мы знаем, значение даже ключевых слов часто меняется на протяжении жизни одного поколения.

Источник: http://www.rfi.fr/ru/obshchii/20141221-kuba-ili-vospitanie-chuvstv

Воспитание чувств

Воспитание чувств

Победитель ежегодной премии за худшее описание секса в литературе был объявлен в Лондоне 1 декабря. В этом году им стал американский писатель и журналист Кристофер Боллен. На что ориентируется жюри при выборе победителей, кто из известных литераторов попадал в число номинантов в разные годы и почему эта премия важна для развития качественной литературы — разбирался портал iz.ru.

Полуабстрактный трофей  

Премия вручается ежегодно с 1993 года. Она была учреждена британским литературным изданием Literary Review. Организаторы особо отмечают, что речи не идет об оценке порнографической или эротической литературы. Вниманию жюри представляются только новинки художественной литературы, как правило, принадлежащие перу подающих надежды молодых романистов или именитых литераторов.

Автор цитаты

«Премия была учреждена для того, чтобы почтить заслуги автора, создавшего выдающееся по своим недостаткам описание сексуальной сцены в романе, который является хорошим по всем другим критериям», — говорится на сайте Literary Review.

Сам приз представляет собой статуэтку обнаженной женщины, закрывающей собой раскрытую книгу. Как поясняют создатели, она символизирует «полуабстрактный трофей, каким секс представляли в 1950-е».

Триумф бильярдного треугольника

Кристофер Боллен получил приз за свой третий по счету роман, The Destroyers («Разрушители»). Как отметили члены жюри, они дали писателю первое место за сцену, в которой описывается воссоединение главного героя с его бывшей девушкой.

Ранее Боллен сотрудничал с целым рядом престижных изданий — он был шеф-редактором американского журнала Interview, писал для The New York Times и журнала Artforum, посвященного миру искусства. Его первая книга вышла в 2011 году, следующая — в 2015-м. Литературный триллер The Destroyers был опубликован в 2017 году.  

В рецензии The New York Times книга была названа «впечатляющим литературным триллером», который «компенсирует недостаток экшен-сцен стилистическим щегольством и глубоким психологизмом».

Еще раньше прозу Боллена критики британской The Daily Telegraph сравнивали с творчеством Апдайка и Франзена, а его последний роман, по мнению журналистов, напоминает книги Грэма Грина. В то же время представители издания Literary Review сочли, что Боллен перестарался в попытках превзойти предшественников.

Автор цитаты

«Жюри считает, что в книге есть моменты, в которых Боллен переступает черту, пытаясь описать знакомые явления по-новому, из-за чего местами непонятно, что именно имеет в виду автор», — пояснили представители премии The Guardian.

Окончательную победу над более маститыми конкурентами, представленными в шорт-листе, начинающему писателю принесло сравнение мужских гениталий с бильярдным треугольником, особо отмеченное судьями в указанной выше сцене.

Не дошедшие до победы  

Шорт-лист премии был опубликован в ноябре этого года. В него, в частности, попал 84-летний южноафриканский писатель Уилбур Смит, который пишет об истории колонизации Африки, и французский автор исторических романов Лоран Бине.

Роман Бине «HHhH», посвященный одному из эпизодов в истории нацистской Германии, получил Гонкуровскую премию как лучший дебютный роман, американскую премию National Book Critics Circle Award (2012) и был признан газетой The New York Times лучшей книгой 2012 года (в американском издании). В этом году на премию был номинирован его очередной роман, The Seventh Function («Седьмая функция»).

Автор цитаты

«Он кладет руки на плечи Бианки и сбрасывает с нее блузку с глубоким вырезом. С внезапным вдохновением он шепчет ей в ухо, как будто для себя: «Я желаю пейзаж, который воплощает в себе эта женщина, пейзаж, который я не знаю, но могу почувствовать, и пока я его не раскрою, я не успокоюсь». Бианка содрогается от удовольствия», — цитирует The Guardian один из фрагментов романа.

Уилбур Смит, помимо того что его книги традиционно попадают в списки англоязычных бестселлеров, известен целым рядом громких цитат — в основном об отношениях со своими женами. 

Например, о знакомстве со своей четвертой женой писатель рассказывал так: «Я впервые увидел Нисо 16 лет назад. Я был в магазине WHSmith на Слоун-сквер в Лондоне, копался в секции книг писателя Дэна Брауна. Она была молода, ей только-только исполнилось 20, а я был горяч, как жеребец на ранчо, полном кобыл. Так что я просто сказал ей: «Иди к этой книжной полке, все важные писатели тут».

Всего на счету писателя четыре брака, в четвертом он состоит до сих пор: «Две из них умерли на мне, первая меня ненавидит, а эта любит, так что я покрыл весь спектр».

Внимание организаторов премии привлек его последний роман, War Cry («Крик войны»). Жюри выделило фрагмент, описывающий главных героев на ночном пляже. Фрагмент начинается со слов героя: «Господи, тут чертовски холодно. Я боюсь получить обморожение». Роман посвящен истории двух молодых людей, которая разворачивается в Кении в преддверии Второй мировой войны.  

Всего в этом году жюри выделило семь произведений, в том числе и малоизвестных авторов.  

«Одетое тело — всегда человеческое или человекообразное. Обнаженное тело — всегда животное или животноподобное. Дикость тела обнажается только с близкого расстояния, как бывает, если птица оказалась заперта в доме.

В эти моменты человек мыслит скорее по-звериному», — говорится в романе Here Comes Trouble («Тут приходит беда») начинающего британского автора и журналиста Саймона Ро, чья книга также попала в шорт-лист премии.

  

Хихикающий снежок писателя Моррисси  

В 2014 году в шорт-лист попал роман «Узкая дорога на дальний север» Ричарда Флэнагана, которая в том же году выиграла престижную Букеровскую премию. Внимания судей удостоилась сцена, которая прерывается эпизодом нападения собаки на пингвина.

Автор цитаты

«Когда они потерялись в путешествии друг по другу, неподалеку раздались пронзительные вопли, которые оборвались глубоким воем. Дорриго поднял глаза. Большая собака стояла на вершине дюны. В пасти, покрытой окрашенной кровью слюной, она сжимала дергающегося пингвина», — говорилось в этом фрагменте текста.

Большинство авторов эту награду воспринимают с иронией, но в некоторых случаях реакция оказывается острой. Так, в 2015 году победителем стал британский певец Стивен Патрик Моррисси.

Премии удостоился его дебютный роман List of the Lost («Список потерянного»).

В «призовой» сцене в том числе присутствовал такой оборот, как «хихикающий снежок полноценного слияния» (giggling snowball of full-figured copulation).

На церемонии вручения премии Моррисси не было, поскольку в этот момент он находился в концертном туре.

Когда спустя почти две недели певец наконец прокомментировал награду журналистам, он отметил, что предпочел «сохранять дистанцию», поскольку «в жизни слишком много хорошего, чтобы позволить этим отвратительным ужасам свалить тебя». Награду он так и не забрал.

Правда, в таком решении Моррисси был не одинок — получать ее, например, не стал известный американский прозаик Том Вулф, удостоенный первого места в 2004 году.  Награжден был эпизод из его книги «Я Шарлотта Симмонс»: 

Автор цитаты

«Хойт начал двигать губами, как будто пытался слизать мороженое с верхушки рожка, не используя зубов… Она слышала, как двигается его язык, но его рука — вот на чем она пыталась сконцентрироваться, поскольку его рука могла исследовать всё ее тело, а не только отоларингологические отверстия».

Впрочем, премия носит скорее воспитательное значение. Эротические сцены традиционно считаются одними из наиболее сложных для описания, в особенности для начинающих писателей. Сложности с их изображением стали особенно очевидны на фоне повального увлечения этой тематикой, захлестнувшего литературу к началу 1990-х годов. Собственно, после этого и появилась идея об учреждении премии.

К рассмотрению принимались только те произведения, которые обладали очевидной литературной ценностью.

Ежегодно сотрудники Literary Review и критики крупных международных изданий анализируют качество цитат, попавших в шорт-лист премии.

В этом году в жюри конкурса отметили, что премия оказывает влияние на литературное сообщество, поскольку качество таких сцен в литературе этого года улучшилось.

«Очевидно, что художественная литература меняется и авторы постепенно отказываются от позиции «О, к черту это всё, я просто поставлю здесь эротическую сцену», которая была очень распространена, когда премия только появилась.

Возможно также, что издатели больше не требуют от авторов обязательно включать в произведения такие сцены, поскольку «секс хорошо продается».

В любом случае, я думаю, что всё это к лучшему», — приводит The Guardian слова представителя издания Literary Review Франка Бринкли.

Источник: https://iz.ru/677927/evgeniia-priemskaia/vospitanie-chuvstv

Для родителей
Добавить комментарий