Второй первенец вашего мужа

Первенец – для бабушки. Почему в Казахстане и Кыргызстане старшие родственники могут отнять ребенка у молодых родителей

Второй первенец вашего мужа

В Кыргызстане и Казахстане есть традиция, когда пожилые родители забирают у старшего сына первенца. Пол ребенка неважен. Его могут просто похитить, а биологической матери запретить любой контакт с ним. Это может произойти как в первый день жизни ребенка, так и спустя несколько лет.

Так произошло и со мной. Когда мне было два месяца, мама уехала в город сдавать экзамены, папа работал там же преподавателем. За мной остались присматривать бабушка и тетя. Родители вернулись через пару недель, но бабушка отказалась меня возвращать. Я не осознавала, что эти люди и есть мои папа и мама.

Мамой я называла свою бабушку, их – “аке” (брат) и “жене” (жена брата).Им разрешали навещать меня пару раз в неделю. Отец мог общаться со мной чаще, чем мать. Он отводил меня куда-нибудь и давал матери обнимать и целовать меня. Понимая, что они делают что-то запрещенное, я кричала, билась, обзывала их и кидалась камнями.

Помню, как “жена брата” плакала, когда я убегала от нее.

Когда мне было пять лет, бабушка умерла, и биологические родители забрали меня к себе. Город, где жили родители, строился для работников гидроэлектростанции, которых приглашали со всего СССР.

Все они, включая кыргызов, говорили по-русски. Тогда я совсем не знала русского языка, а всех русскоговорящих считала “русскими”. В селе мне говорили: “Не будешь слушаться – русские заберут и съедят тебя”.

В садике я боялась уснуть, чтобы меня “не съели”.

Я боялась четвертого этажа, на котором мы жили, балкона и унитаза – из-за шума слива. В селе мы ходили в туалет на улице – четыре стены и дырка в полу. Одноклассник позже рассказал, что меня за глаза называли “горной Маугли”.

Однако родителям пришлось приучать меня не только к унитазу, ручке и книге, но и к необходимости называть их “мама” и “папа”.

Сейчас я очень близка с родителями и младшими сестрами и братом. Однако меня долго не покидало ощущение, что я не принадлежу этой семье и меня могут увезти в новую. Боялась выражать чувства к своей матери, чтобы не обидеть память бабушки. Я слышала от родственников, что мать меня “бросила”, и я всю жизнь должна быть благодарна бабушке и тете.

Традиция отдавать старшего ребенка пожилым родственникам сформировалась, когда казахи и кыргызы жили большими семьями и вели общее хозяйство с родителями мужчины.

“Во-первых, существовало распределение труда: живя в одной юрте или доме, молодые занимались скотом, строительством, более тяжелыми вещами, а старики – детьми, чаще всего – старшими. Они привязывались [к ним] и могли вовсе не возвращать их.

Это ведет ко второй причине – отсутствию социализации и досуга, пожилым людям было элементарно скучно, и они развлекали себя заботой о внуках.

В-третьих, в то время была высокая смертность среди детей, и свекровь не доверяла молодой невестке уход за ребенком”, – объясняет антрополог Алтын Капалова.

По ее словам, в кыргызской и казахской культурах отношение к невестке – “настороженное и даже враждебное”. “Само слово “келин” (“невестка”) означает “та, что пришла”, “пришлая”, “человек извне”, из другого семейства, клана, племени, – говорит Капалова. – Чтобы получить доверие, она должна была пробыть в семье долго”.

“Ребенок в этой патриархальной системе считается принадлежностью семейства мужчины, а женщина больше играет роль “родильной машины”. Если пара расходилась или мужчина умирал, ребенка могли не отдать матери.

Проявлять чувства к ребенку при свекрови считалось неуважением. Ребенку могли сказать: “Фу, снова ты матерью пахнешь”, – отмечает антрополог.Внуки также рассматриваются как трудовой ресурс.

Когда уезжали дети, внуки могли помогать по хозяйству.

У 65-летней Кундуз из Кыргызстана трое детей, старшему – 45. Однако он не считает ее матерью и почти не поддерживает с ней связь.

Кундуз похитили для замужества в 18 лет. Через два года она родила. “Не рожать целых два года после замужества в кыргызской семье в то время было преступлением. Чуть ли не каждый спрашивал, что у меня со здоровьем, почему не могу подарить мужу ребенка. Однако я не хотела близости с человеком, которого я не знала и не выбирала.

К счастью, он не трогал меня без моего желания”.Еще до рождения ребенка родители мужа говорили, что заберут его. Но Кундуз надеялась уговорить мужа не отдавать ребенка. “Помню, я была на шестом месяце беременности и уговорила мужа серьезно поговорить о будущем ребенка. Он мне сказал: “Родителям же скучно, давай отдадим этого, родим себе другого”.

Не могу описать ощущение обиды и предательства”, – вспоминает она.

Сына забрали через три месяца после рождения. Родители мужа жили далеко, и ездить к ним каждую неделю было сложно. “Но даже когда мы приезжали, я не могла долго обнимать ребенка или разговаривать с ним. Старики очень ревновали и огорчались”.

Через пару лет Кундуз родила еще одного сына, но не смирились с потерей старшего. “Однажды у меня случился нервный срыв, я поехала и кричала, что сожгу их дом, если не вернут мне ребенка.

Следом приехал муж, я рыдала, он рыдал тоже. Так мы просидели у дома его родителей до вечера, потом вернулись в город растить второго ребенка и рожать третьего”.Она думала о разводе, но тогда не было бы возможности видеть старшего сына: “Все бы сказали ему, что я его бросила”.

Кундуз с мужем и младшими детьми приезжали в село к старшему, но дети между собой не ладили.

“Мы жили в столице, отдали младших детей в лучшие школы, музыкалку, спортивные кружки, они учили иностранные языки. А в селе, где жил старший сын, школьное образование и возможности для развития были никакими. Старший сын стеснялся младших, младшие боялись его”.

“Однажды мы решили поехать в Ташкент всей семьей. Свекровь разрешила нам взять сына, но он отказался. Ему было лет 13, и он мог принимать решения. Отказался садиться в машину, накричал на нас и убежал. Всю неделю в Ташкенте я лежала в гостинице и плакала”.

Аскар вернулся к родителям в 15 лет, когда поступил в техникум. Но в новой семье ему было некомфортно. “Сначала он сильно бунтовал. Однажды он разбил все фотографии, где были изображены мы с двумя младшими сыновьями”.

После окончания техникума он нашел работу и переехал жить в общежитие. Сейчас Аскар женат, у него трое своих детей. Он продолжает близко общаться с бабушкой и дедушкой, а с родителями ни он, ни его дети не поддерживают связь.

Серик считал себя единственным ребенком в семье, когда родители сказали, что у него есть старший брат и он скоро приедет жить к ним на север Казахстана.

“Я учился в третьем классе и никогда об этом Амире не слышал. Помню, рассказал подруге со двора, она решила, что мои родители приведут сироту из детдома. Наверное, я был больше обрадован, чем огорчен. Все-таки вдвоем веселее”, – рассказывает он.

Но весело не было. Мальчики жили в одной комнате, и у них были разные увлечения.

Брата, который был старше на два года, отдали в один класс с Сериком: “Я был самым младшим в классе, он – самым старшим, при этом высокого роста и очень драчливый. Он ни с кем не разговаривал, просто дрался”.

“Однажды он сломал мою любимую игрушку, и я попросил родителей вернуть его в детдом. Тогда папа посадил нас и рассказал подробно про традицию казахов забирать старших внуков”, – продолжает Серик.

Сейчас Серику 40 лет, и у него близкие отношения с братом: “Но чтобы поладить, понять и полюбить друг друга, потребовалось много времени”.

Розу воспитывала пожилая мать-одиночка. Она покончила с собой, когда девочке было 16 лет. Только после этого Роза узнала, что это не ее мать, а дальняя тетя.

Когда Розе был год, старейшины семейства решили забрать ее у родителей и отдать незамужней тете, которой на тот момент было за 40 лет. Женщина отказывалась брать ребенка, но его оставили у ее ворот.

“Все встало на места после этого рассказа. “Мама” в целом была довольно холодна ко мне. А когда злилась, то отправляла меня к своим родственникам. Называла я их “дядей” и “тетей”. Знала, что это дальние родственники по дедушкиной линии. Иногда я жила с ними и их детьми месяцами. Мама приезжала, забирала меня, а потом снова привозила”, – вспоминает Роза.

Но как оказалось, это были не “дядя” и “тетя”, а биологические родители Розы, к которым она переехала лишь в 16 лет.

“Расти дочкой пожилой одинокой женщины без отца – не так уж и плохо. Даже если в школе над этим шутят.

Но приходить домой и заставать всегда печальную мать, которая время от времени тебя отвозит в другой конец города и оставляет у родственников на неизвестный срок – это трудно.

А когда к этому добавилось еще и то, что она мне не мать, а мать и отец просто отдали ей меня и даже не боролись – я сорвалась. Три года мои “тетя” и “дядя”, мои биологические родители, водили меня к психологу”, – говорит она.

Сейчас Розе 34 года, она живет в Алматы.

Родители отца похитили Искена (имя изменено) из роддома. “Мама рассказывала, что плакала по ночам и переживала за мое здоровье. Я был слабый и хилый, дедушка и бабушка водили меня по “святым местам”, но ничего не помогало. Позже родители сводили к врачу, и оказалось, что у меня просто были глисты”, – вспоминает он.

Его мать отказалась рожать второго ребенка, пока не вернут первого. Родителям удалось вернуть сына лишь через 5 лет под предлогом, что “он был очень одаренный, и его срочно нужно было отдавать в школу”.

“Папа как южный сын не возражал, когда меня забирали, но сейчас жалеет, что пропустил мои первые слова, первые шаги, первые и важные годы моей жизни”, – говорит Искен.

Его мать с севера Кыргызстана, отец – с юга. (В Кыргызстане встречается бытовой регионализм и противостояние между жителями юга и севера).

“Была семейная война. Родные отца отвернулись от него, он стал для них подкаблучником. Родственники отца называли меня “аркалык” (так на юге Кыргызстана называют северян), хотя на севере я был “сарт” (в Кыргызстане слово считается оскорбительным, используют его по отношению к жителям юга страны)”, – рассказывает он.

“И вот я, не сарт, не аркалык, ни сельский, ни городской, скучал по бабушке и дедушке, но боялся говорить об этом и обидеть родителей. Да и они не пускали меня больше туда, думали, что снова отберут”, – вспоминает 31-летний Искен.

“У нее были кудрявые волосы, как у меня. У него высокий рост и нос в точности как мой. Они мне так нравились! Я мечтала и как-то понимала, что это не просто брат и его жена.

В какой-то момент, лет в 10, я проверила свидетельство о рождении и поняла – это всего лишь фантазии, моими родителями указаны там пожилые и строгие родители, а не молодая и веселая пара, которая с нежностью смотрела на меня”, – вспоминает Асем из Казахстана.

Она росла у бабушки и дедушки в том же городе, где жили и ее биологические родители. У родителей отца было трое взрослых сыновей, и им очень хотелось иметь дочь. Когда у старшего сына родилась девочка, они сразу предложили забрать ее.

Эльмира, мать Асем, говорит, что жалеет о своем решении, но на тот момент их с мужем убедили, что так лучше для ребенка. “У казахов не принято перечить свекру и свекрови, а тут еще и такие люди были – люди науки и искусства. Я страшно комплексовала перед ними, я не была в этом прокачена.

Им было по 43 года, оба уважаемые руководители, с деньгами, связями, в хорошей форме, любят и поддерживают друг друга. У них просторная квартира в центре города, машины, много свободного времени. А мне был 21 год, мужу – 20, когда родилась Асем. Мы учились, снимали квартиру, подрабатывали как могли.

Еще родите, вы молоды, сказали они”.

Каждую неделю “старшие братья” Асем приходили в гости к ним со своими женами и детьми. У самого старшего детей не было. Он и его жена уделяли ей больше всего внимания – забирали из садика, когда ее “родители” задерживались на работе, часто приходили на утренники в школе, “могли без осуждения выслушать об ее влюбленностях, переживаниях и мечтаниях”.

Девочку воспитывали строго, ее день был расписан даже в выходные – она ходила на балет, на пианино, на хор, в конно-спортивную школу, читала книги с дедушкой, пересказывала бабушке, втроем играли в шахматы, готовились к олимпиадам, они следили за ее питанием и здоровьем, с детства она знала диеты и названия лекарств. “Они были удушающе гиперзаботливы, но не сказать, что ласковы и мягки, ко всему относились серьезно. Но я благодарна им за дисциплину. Правда, раньше много раз хотелось убежать из дома из-за всего этого”.

Когда Асем исполнилось 14 лет, у “брата с женой” родилась дочь. Она расстроилась, узнав эту новость, и убежала из дома. После этого Асем рассказали, что ее удочерили. “Для меня это не стало шоком. Просто меня огорчило, что я как будто бы чувствовала, понимала это и, может, даже слышала, но все меня обманывали”.

Сейчас она живет отдельно. Семья также собирается у бабушки и дедушки дома, она также называет их “мамой” и “папой”, навещает “брата” с “его женой”, а иногда присматривает за сестрой.

“Если ребенок растет с бабушкой по согласию с родителями – это одно. А когда мать не имеет возможности даже видеть его – это насилие со всеми вытекающими последствиями”, – объясняет психотерапевт Диана Похилько.

Даже если условия у бабушки и дедушки были замечательными, то это рано или поздно закончится, продолжает доктор: “Но вдруг оказывается, что “мама” и “папа” совсем не они. Это потеря привычного мира с его укладом, потеря самоидентичности, потеря себя. Ребенок отдаляется, ведь для него это как предательство – все знали и молчали. Это очень глубоко ранит”.

Дальнейшая адаптация в семье родителей довольно сложная, отмечает Похилько: “Они и не родные, и не чужие. Особенно если есть уже младшие братья и сестры, которые росли в семье. Младшим детям трудно принять неожиданно возникшего старшего ребенка, а ему обидно, что его отдали, и он не имел доступа к своим близким”.

Ревность, злость, печаль, одиночество, вина, стыд, обида и страх – это, по словам доктора, перечень всплывающих в терапии тем, которыми сопровождается подобная детская травма.

Читайте далее

Источник: https://www.currenttime.tv/a/kyrgyzstan-kazakhstan-asia-traditions/30374891.html

Второй первенец вашего мужа

Второй первенец вашего мужа

Конечно, она возникает у всех старших детей – независимо от возраста и складывающейся семейной ситуации. Разница в том, что ребенок, имеющий с младшим братом или сестрой общих родителей, может выражать свои ревностные чувства более свободно, чем дети «от первого брака».

Они ведь и развод родителей часто переживают как собственную вину. «Папа ушел, потому что я был плохим – не спал в детском саду, капризничал и порвал его книгу», – думает ребенок, в силу своей эгоцентричности еще не понимая, что между мамой и папой могут быть личные отношения, совершенно не связанные с ним самим.

Конечно, ему говорили о том, что он не виноват, что папа продолжает его любить, хоть и живет в другой семье, но… Вот оно, доказательство! У папы есть теперь другой малыш, которым он восхищается и которого очень любит. И ничего тут не поделаешь – а если вдруг поделаешь, то папа может разлюбить окончательно.

Ребенок начинает вести себя просто идеально: помогает ухаживать за малышом, играет, гуляет и при любом удобном случае демонстрирует свою братскую любовь. Он сдерживает свое напряжение, сколько может, а потом вдруг плачет по любому незначительному поводу, начинает грызть ногти или жаловаться на страшные сны.

Ребенок может даже заболеть – по механизму условной желательности, если почувствует, что только так он может привлечь внимание отца к себе и завоевать его любовь. Скрытая ревность может проявляться и по-другому. Старший ребенок начинает «случайно» делать что-то неприятное или даже опасное для малыша.

Держал – и вдруг уронил, или нечаянно включил слишком холодную воду, или задел, проходя мимо. Со временем такое скрытое третирование может стать нормой в отношениях, положив начало откровенной вражде.

Надо что-то делать… Не нужно объяснять ребенку, что он должен любить маленького («Ведь он тебе все-таки родной»), настаивать на их регулярном и тесном общении (чтобы быстрее привыкли друг к другу) и злиться, если он устраивает акции протеста. Относитесь снисходительно к его выходкам – хотя иногда они могут показаться вопиющими.

Славе было шесть лет, когда в новой семье его отца родилась дочка. Мальчик, как и раньше, проводил у папы выходные, праздники – и никаких проблем в общении с новой папиной женой и дочкой не было.

Так все думали – пока папа не встретил на улице воспитательницу Славы, которая выразила… сочувствие и сострадание. Оказывается, Слава рассказал ей, что сестренка выпала из коляски и теперь будет долго-долго лежать в больнице.

«К ней даже не пускают никого и все время делают уколы»; «Нет, выпишут ее не скоро». Папа и его жена, мать шестимесячной, совершенно здоровой Аленки, и мама Славы – все были в недоумении: можно ли считать нормальным ребенка, который это придумал? Представьте себе, можно.

Дело в том, что ревность – одна из самых сильных по энергетике эмоций, и, если ей не дать реального выхода (хотя бы в словах), она переберется в область фантазии. А тут, как видите, возможны самые неожиданные варианты.

Жалость

С рождением малыша в новой семье всегда меняются отношения с первой женой. Часто случается так, что полностью и окончательно разорвать связь между теми, кто был близок, вообще невозможно. Хорошо, если то, что сохранилось, можно назвать легким сожалением и грустью, – и выражается это в нечастых звонках с вопросом «Как дела?».

Гораздо хуже, если осталось так много неразрешенных проблем и невысказанных претензий, что они начинают осложнять отношения и в новой семье. Человек, предлагающий развод, в глубине души может совсем и не хотеть именно такого развития событий.

Возможно, истинная цель – привлечь к себе внимание, доказать, что он уверен в себе, привлекателен для других людей и может быть совершенно счастлив и без своего партнера. Развод видится как временное расставание («Скоро он поймет, что без меня не может жить, и предложит быть вместе»), и только новый брак оставленного супруга возвращает к действительности.

Она, как правило, не очень приятна – ведь приходится признать, что все это – дело собственных рук. И обида в таком случае бывает даже сильнее, чем у тех, кто был оставлен.

Надо что-то делать… Всем надо срочно стать счастливыми – тогда претензии и обиды полностью исчезнут. Но это невозможно. Тогда – вести себя как цивилизованные люди, понимающие, что нет ничего более вредного для детей, чем бесконечные ссоры и скандалы. Это сложно: эмоции бывают сильнее разума и часто мешают нашим правильно спланированным поступкам.

И все же стоит попробовать, пусть сначала в одностороннем порядке. «Мне очень жаль, что ты против наших встреч с сыном» – вместо обвинений и ответных угроз; «Возможно, все было бы иначе, но получилось именно так» – вместо попыток вновь и вновь разбираться, кто прав, кто виноват. В конце концов, сторона, предъявляющая претензии, будет вынуждена говорить в вашем тоне.

И тогда договориться будет намного проще.

Тревога

«Когда у нас родился ребенок, муж устроил фейерверк под окнами роддома, а я сфотографировала его из окна своей палаты.

Я постоянно смотрела на снимок и даже прикрепила его к детской кроватке – невероятно приятно было вспоминать такое чудесное признание в любви.

А потом пришел Артем – старший сын мужа – и сказал, что у них дома тоже есть такая фотография: «Ну прямо точь-в-точь, как эта, – удивлялся он, – я ведь в том же роддоме родился, и папа тоже устраивал фейерверк для мамы».

Точно такая же фотография, точно такие же отношения, точно такой же ребенок… Для меня все впервые и все – праздник, а для него – все «точно такое». Но самое главное, что теперь меня не покидает тревога. Ведь если сейчас все точно так же, как и тогда, где гарантии, что и финал отношений не будет таким же?»

Тревога в период беременности и сразу после родов – явление нормальное, свойственное большинству женщин. Смысл ее – предусмотреть все, что может навредить ребенку. Но «тема» тревог у всех разная.

Кто-то переживает за здоровье, ежеминутно прислушиваясь к дыханию малыша, кого-то волнует материальное благополучие, кого-то экологическая ситуация в районе.

И мысли о том, что человек, который оставил одного ребенка, может оставить и второго, в принципе, относятся к разряду трезвых и логичных. Если, конечно, они не лишают вас сна и покоя и не мешают жить всем окружающим.

Люди, которые понимают, что в личных отношениях может случиться абсолютно все, как правило, чувствуют себя счастливыми, потому что не боятся неприятных неожиданностей.

Надо что-то делать… Что делает молодая мама, если видит, что муж не очень тепло относится к новорожденному, но в то же время начинает все более активно заниматься своим старшим? Призывает к заботе о малыше, упрекает за невнимание, любыми способами сокращает общение отца с ребенком от первого брака. От тревоги это не спасает, а вот семейная обстановка только ухудшается.

https://www.youtube.com/watch?v=tqM2G_Fl2nA

Мужчины не любят претензий – особенно таких, которые они не в состоянии удовлетворить. В отличие от матери, вынашивавшей малыша в течение девяти месяцев и имеющей с ним глубокую эмоциональную связь, мужчине нужно привыкнуть к новому статусу. Им трудно общаться с младенцем и даже трудно его по-настоящему любить.

Приходится привыкать к ребенку, налаживать с ним контакт, и на это, согласитесь, нужно время.

Многие женщины с огромным удивлением наблюдают метаморфозы отцовской любви, когда мужчина, утверждавший, что «нам и без детей хорошо», с трудом переносящий детский плач и раздражающийся от вида вороха грязных ползунков, года через три-четыре становится лучшим папой на свете.

Никогда не стоит воспринимать старшего ребенка как угрозу семейному счастью – их отношения с отцом уже налажены. А маленькому новорожденному тоже есть место в папином сердце, можете не сомневаться. Это непременно станет заметно, только немного позже.

Источник: http://www.parents.ru/article/vtoroj-pervyj-rebenok/

Чувства старшего ребенка – Психологос

Второй первенец вашего мужа

Бывает, любящие друг друга родители заводят второго ребенка, чтобы подарить жизнь новому человеку, и готовы принимать и любить его таким, какой он есть. Папы и мамы ожидают, что появление на свет второго ребенка благотворно скажется на первенце.

Старший будет заботиться о младшем, по-братски делиться с ним вещами, игрушками, лакомствами, что послужит хорошим «лекарством» от эгоизма. Первенец будет избавлен от одиночества – дети смогут вместе играть и гулять. А вот старший ребенок почему-то совсем не радуется.

Вместо этого он вдруг начинает требовать, чтобы родители «вернули» маленького братика или сестренку (отнесли обратно в роддом, сдали в магазин, отдали аисту, который его принес, и т. д.). Почему это происходит и как вести себя родителям в такой ситуации?

Маме и папе следует проявить терпение и такт. Ребенок ведет себя так не потому, что он жестокий и жадный, а потому, что ревнует. Это вызвано резким изменением его положения в семье. Ваш первенец испытывает два сильных чувства: страх из-за возможности лишиться вашей любви и гнев – ведь все его попытки вернуть себе монополию на внимание мамы и папы не имеют успеха.

Ребенок, родители которого хотят иметь несколько детей, обязательно утратит статус единственного, и соперничества при появлении второго ребенка не избежать. Означает ли это, что нелюбовь старшего к младшему неизбежна? Нет. Но вам придется приложить определенные усилия, чтобы предотвратить это.

Прежде всего, мамам и папам следует с осторожностью относиться к словам своих детей. Многие дети просят «подарить» им малыша. Такие просьбы успокаивают родителей, решивших завести еще одного ребенка. А некоторые мамы и папы всерьез задумываются, не стоит ли исполнить мечту сына или дочки.

При этом взрослые не учитывают, что четырех-пятилетний ребенок не всегда понимает, о чем просит. Скорее всего он видел, как кто-то катает по двору колясочку с младенцем, и теперь просто завидует.

К каким еще последствиям, кроме возможности поиграть в «маленькую маму» или «маленького папу», приведет выполнение его просьбы, он не осознает.

​​​​​​​Поэтому, вне зависимости от того, что говорит вам ребенок о своем желании иметь братика или сестричку, заранее подготовьте старшего к появлению младшего на свет. Простого сообщения о том, что скоро родится младший братик или сестренка, для ребенка трех-четырех лет не достаточно. Попробуйте воспользоваться следующими советами.

Советы психолога

1. Старайтесь связать предстоящее событие с конкретными моментами жизни ребенка: «Какую красивую башню ты построила! Когда у тебя будет сестренка, ты научишь ее строить такую же?», «Правда, весело кататься с горки на санках? Вдвоем с братиком тебе будет еще интереснее!».

2. Подчеркивайте, что старший – ваш помощник, что вы надеетесь на него. «Скоро, доченька, у нас в доме появится маленький ребенок.

Хлопот сразу прибавится: и пеленки стирать, и на молочную кухню бегать, и купать ребенка, и гулять с ним надо будет. Нам с папой вдвоем точно не справиться.

Как хорошо, что у нас есть ты! Ведь ты поможешь?» Ну какой ребенок ответит «нет», когда к нему обращаются как ко взрослому?

3. Советуйтесь с первенцем: как назвать будущего малыша, какого цвета пеленки купить, куда поставить кроватку. Если мнение ребенка не совпадает с вашим, но вполне приемлемо, подумайте, не стоит ли уступить. Уважение мамы и папы к точке зрения ребенка позволит ему чувствовать себя вовлеченным в происходящие события, а не отодвинутым ими на второй план.

4. После рождения малыша старайтесь пробудить в старшем интерес к новому члену семьи.

«Посмотри, какие крохотные у него ручки и ножки!», «Правда, он забавный, когда спит?», «А ты видел, с каким аппетитом он кушает?» Не огорчайтесь, если не заметите особой симпатии к малышу со стороны первого ребенка. Ведь новорожденный – незнакомый для него человек.

Пусть первенец пока воспринимает младшего как «живую куклу». Любопытство – уже не равнодушие. А очарование маленького обязательно пробудит в сердце старшего нежность.

5. Помните, вы обещали старшему ребенку, что он будет вам помогать заботиться о новорожденном? Теперь самое время выполнить обещание. Пусть старший внесет свой посильный вклад в уход за малышом.

Обязательно подчеркивайте, как важна для вас помощь первенца. Купаете новорожденного, а старшая дочка поет песенку, чтобы тот не плакал: «Спасибо тебе, доченька».

На прогулке вместе с сыном везете коляску с малышом: «Одной мне было бы тяжело. Спасибо, сынок».

6. Поощряйте любое проявление внимания и заботы старшего по отношению к малышу. Даже если это лишние хлопоты для вас. Конечно, проще и быстрее укачать малыша самой, чем доверить это дочке. Пеленки, постиранные неумелыми детскими руками, скорее всего придется перестирывать. Но радость и гордость ребенка послужат вам достойной наградой за терпение.

Детская обида. Как быть?

Мама двух дочек (пять с половиной лет и один год) обеспокоена поведением старшей. Девочка копирует поведение младшей сестры: делает вид, что не умеет говорить, плачет, как младенец, просит, чтобы ей купили ползунки, покачали на руках.

Несколько раз вытаскивала маленькую сестренку из кроватки и ложилась в нее сама. Мама полагает, что причина такого поведения в детской ревности, и старается не обращать на него внимания. «Я делаю вид, что ничего не слышу и не вижу.

По-моему, таких поступков поощрять нельзя, она ведь уже большая девочка!» – объяснила нам мама.

Старший в семье ребенок, независимо от его возраста, часто слышит от нас «Ты уже взрослый». Как правило, мы говорим это, когда упрекаем его за проступки и плохое поведение или пытаемся заставить сделать что-то, чего он не хочет.

Как ни странно, мы и сами при этом искренне верим в то, что наш первенец уже «большой». Мы не задумываемся о том, что совсем недавно, до рождения второго ребенка, первый был для нас «маленьким».

По этой причине мы прощали ему те проказы и капризы, за которые сейчас наказываем. Почему? Может быть, с появлением в доме второго ребенка изменился старший? Нет. Ему по-прежнему столько же лет. А вот мы, родители, стали относиться к первенцу иначе.

И ребенок вполне справедливо обижается на нас за это. Постарайтесь обойти острые углы, воспользовавшись рядом рекомендаций.

1. Вашим сыну или дочке нелегко привыкнуть к тому, что они уже большие. Не будьте слишком категоричны. Позвольте ребенку иногда побыть «младенцем». Плачет, как новорожденный, – возьмите на руки, укачайте.

Забрался в кроватку младшего – сделайте вид, что не заметили «подмены». Не может уснуть – спойте колыбельную. Для ребенка это доказательства вашей любви.

Необходимость в копировании поведения маленького ребенка отпадет, если первенец будет уверен, что его любят ничуть не меньше, чем второго ребенка.

2. Помните, что «старший» не означает «взрослый». Старайтесь, чтобы ваши требования соответствовали не только новому статусу ребенка в семье, но и его реальному возрасту, его возможностям.

Вы можете доверить первенцу проследить, чтобы маленький не упал с пеленального столика, пока вы сбегаете на кухню и снимете с плиты закипевшее молоко. Он достаточно серьезный и ответственный для этого. Но не стоит просить ребенка посидеть с младшим братиком или сестренкой полдня.

Это непосильная задача для человека четырех-пяти лет, даже если он теперь «взрослый».

3. Быть взрослым – значит иметь не только дополнительные обязанности, но и дополнительные права. Мы требуем, чтобы старший ребенок хорошо себя вел, помогал маме и папе, был аккуратным, ответственным и т. д. Ведь он уже большой.

Зато смотреть допоздна телевизор, решать, есть ему или остаться голодным, и вообще возражать родителям он не имеет права – мал еще. Любой ребенок восстанет против такой системы двойных стандартов.

Пожалуй, предъявляя к ребенку «взрослые» требования, стоит признать за ним и некоторые «взрослые» права.

4. Стремитесь к тому, чтобы понятия «старший», «взрослый» были связаны для ребенка с положительными эмоциями. Избегайте слов «ты уже большой», когда ругаете или хотите принудить сделать что-то неприятное. А вот похвалить за помощь и послушание, сказав: «Вот молодец! Какая взрослая помощница у меня!», не помешает. Тогда ребенок захочет быть взрослым – ведь это так приятно!

5. Как бы вы ни старались, абсолютного равенства между детьми достичь нельзя. Младший ребенок требует больше внимания, чем старший. Да и подход к малышу нужен совсем иной: не всегда накажешь за проступок, иногда приходится уступить его требованиям и т. д.

Но это не страшно. Главное, чтобы старшие сын или дочка не чувствовали себя лишенными родительской любви.

Ведь можно поровну делить между детьми лакомства, игрушки, одежду, но при этом уделять одному из них меньше внимания: при формальном равенстве ребенок все равно будет чувствовать себя одиноким.

6. Старайтесь уделять старшему больше внимания. Конечно, это не просто. С появлением второго ребенка у мамы с папой прибавилось хлопот. Малыша нужно кормить, купать, гулять с ним, стирать пеленки.

И это вдобавок к обычным домашним делам: магазин, приготовление обедов и ужинов, уборка квартиры и т. д. А еще, не дай бог, возникнут проблемы со здоровьем маленького. Уставшим и раздраженным родителям нередко бывает не до бережного отношения к чувствам старшего ребенка.

Поэтому он то и дело слышит: «Уйди!», «Не мешай!», «Видишь, я и без тебя занята!»

Мама отказывается почитать ему сказку перед сном, папа не разрешает приводить домой друзей. А ведь старшему всего три-четыре года! Он еще не понимает, что мама сердится потому, что устала, что шуметь нельзя потому, что спит маленький.

Если вы оттолкнете ребенка, он сделает вывод, что мама с папой больше любят младшую сестренку или младшего братика – возятся с малышом целый день и совсем не кричат на него.

И тогда в душе вашего первенца может поселиться обида на родителей и неприязнь к «виновнику» его несчастий.

https://www.youtube.com/watch?v=DS50-Lytd5E

Как бы вы ни были заняты, постарайтесь найти время для старшего ребенка. Пусть это будут 10-15 минут в день, но полностью принадлежащие ему.

Например: уснул младший – мама может почитать первенцу книжку; мама ушла гулять с малышом – значит, папа с сыном могут немного поиграть; бабушка согласилась посидеть с младшим внуком – родители могут сводить старшего в зоопарк.

Не так уж трудно найти несколько минут в день, но они избавят ребенка от чувства, что он покинут и не нужен.

7. Соблюдайте осторожность и такт, когда хвалите или делаете замечания. Старайтесь не ругать ребенка в присутствии его брата или сестры. Лучше, если проступок или неудача останутся между вами и ребенком.

Во-первых, есть опасность, что у других детей возникнет желание посмеяться над провинившимся. И тогда ссоры не миновать. Во-вторых, публичное наказание – серьезный удар по самолюбию человека.

И даже если братья и сестры не станут злорадствовать, трудно требовать, чтобы ребенок был любезен со свидетелями своего унижения.

Не только ругать, но и хвалить надо с умом. Прежде всего, конечно, не должно получаться так, что одного ребенка вы хвалите постоянно, а другого очень редко. Это не означает, что того, которому все удается, нужно хвалить меньше. Но вы должны научиться видеть, за что можно похвалить и другого.

Например: один с легкостью справился с вашим поручением, а другой, сколько ни бился, не смог. Конечно, первый заслужил ваше одобрение. Но ведь и второго можно похвалить, например за старание.

Кроме того, чтобы второму было не так обидно, вы можете похвалить его «авансом»: «Какая Маша у нас молодец! Костенька постарается и тоже обязательно справится. Правда?»

8. Многие родители спрашивают: «Вмешиваться ли в конфликты детей?» Однозначного ответа на этот вопрос дать, наверное, нельзя. Ведь конфликт конфликту рознь. Конечно, если вы видите, что в ход уже пошла физическая сила, то необходимо вмешаться. Разнимите драчунов.

Выясните, в чем причина ссоры. Но только в общих чертах, не следует устраивать дознание с целью установить главного виновного. Скажите, что вы очень огорчены поведением обоих детей. Посоветуйте, как можно уладить дело мирным путем.

Но если дети просто спорят, воздержитесь от вмешательства.

Родители, которые при первых же признаках ссоры начинают выяснять, кто прав, кто виноват, поощряют ябедничество: «Мама, Саша забрал у меня машинку. Скажи, чтоб отдал!» Останьтесь в стороне. Пусть дети учатся сами разрешать конфликты. Такая «тренировка» с братьями и сестрами пригодится ребенку в будущем при общении с другими людьми.

Мамам и папам следует научиться не бояться детских ссор. «Милые бранятся – только тешатся». Эта поговорка может быть отнесена не только к влюбленным, но и к братьям и сестрам.

Как часто можно наблюдать такую картину: дети, которые только что ссорились, даже дрались, вновь мирно играют вместе. Дети, как правило, не злопамятны и к конфликтам относятся не так, как мы, взрослые.

Ну, поспорили, поругались, выяснили отношения – и забыли, можно снова дружить.

9. Учите детей сотрудничеству. Поощряйте их стремление делать что-то вместе. Обязательно похвалите, если они дружно играют или работают. Старайтесь создавать ситуации для совместной деятельности старшего и младшего. Пусть малыш как можно чаще помогает старшему брату или сестренке. Младший будет горд оказанным доверием, а старший – ролью наставника и руководителя.

Если ваш первенец будет уверен, что мама и папа любят его так же сильно, как и до появления младшего ребенка, он спокойно перенесет то, что малышу уделяют больше времени и внимания, охотно поделится с ним своими вещами и с удовольствием поможет родителям ухаживать за сестренкой или братишкой.

Источник: https://www.psychologos.ru/articles/view/chuvstva-starshego-rebenka

Мальчик или девочка? Истории о том, что многие мужчины хотят сыновей

Второй первенец вашего мужа

Наверняка все слышали фразу, что каждый мужчина должен посадить дерево, построить дом и вырастить сына. Кыргызстанцы не очень обращают внимание на первый пункт, а вот третий принимают очень близко к сердцу. При этом сосредоточившись на слове “сын” (хотя главное здесь все-таки воспитать).

Доказательством этому служат многочисленные истории женщин, которых мужья и родственники со стороны мужа упрекают в том, что они не рожают мальчиков. Распространенная кыргызская пословица “Жаман катын кыз тууйт, кыз тууса да кыш тууйт” (“Плохая женщина рожает девочек, да еще и зимой”) тоже говорит о том, что в семье обязательно должен быть ребенок мужского пола.

Напомним, пол ребенка зависит от мужчины. Давайте вспомним школьные уроки биологии. Каждая клетка состоит из двух компонентов: цитоплазмы и ядра. В последнем располагаются хромосомы. У любого здорового человека их количество постоянно – 46 хромосом, или 23 пары.

22 из них одинаковы и для мужчин, и для женщин; что же касается 23-й, она-то и отвечает за пол: у женщины в организме находятся две Х-хромосомы, а у мужчин – X и Y.

В момент оплодотворения яйцеклетка и сперматозоид содержат только одну половую хромосому: яйцеклетка – всегда Х, сперматозоид – Х или Y. Если яйцеклетка Х встретится со сперматозоидом Х, то на свет появится девочка.

А в том случае, если женская клетка оплодотворится сперматозоидом Y, получится мальчик. Понятное дело, что мужчина не может повлиять на этот процесс. Но именно он – и только он – биологический носитель “шифра”, который определит пол будущего ребенка.

За помощью в молодежный образовательный проект Bilesinbi.kg нередко обращаются женщины, у которых есть несколько дочерей и нет сына, который нужен мужу и его родне. Редакция Kaktus.media перевела несколько историй.

Я не могу родить мужу сына

– Мы поженились по любви и согласию. Чтобы соответствовать статусу “келин”, я старалась угодить свекрови, справлялась со всеми домашними делами. Однажды, вернувшись с рынка, я застала дома золовку, она приехала из города. Это было спустя год после нашей женитьбы. Я ее встретила как полагается, она погостила у нас три дня и уехала обратно. После ее отъезда свекровь и муж очень изменились.

Не выдержав напряжения в отношениях, я спросила мужа, что происходит. Он ответил, что мы уже женаты больше года, но за это время не удалось забеременеть, и предложил пройти медицинское обследование. Я только обрадовалась, потому что тоже думала об этом. Врач, проверив наше здоровье, сказал, что все в порядке и надо просто ждать. Прошло еще пять лет, меня все называли бесплодной.

Стоит двум женщинам встретиться, сразу начинали обсуждать мою неспособность забеременеть. Ночами напролет я плакала. Муж успокаивал меня, и однажды настал долгожданный день, у нас родилась дочь. Муж, увидев ребенка, сказал с полными слез от радости глазами: “У нас родилась дочка, следующим будет мальчик”. Через два года забеременела вторым ребенком. Не было счастливее меня человека.

Но счастье мое не продлилось долго. Плод оказался мертвым, из-за неудачной беременности я лишилась матки. Теперь я больше не смогу иметь детей. Я не смогу родить сына мужу. Он работает вдали от семьи, стоит ему не ответить на звонок, мне в голову лезут разные мысли. Он обещал быть рядом, сдержит ли он обещание или нет? Он уже сильно изменился. Каждому мужчине требуется продолжение рода.

Может быть, мне его отпустить?

Родители любят брата больше меня и сестер

– Мне 22 года. Нас в семье пятеро, я вторая, у меня есть старшая сестра, младший брат и две сестренки. Брат очень избалованный, потому что ему, как единственному сыну, родители многое позволяют.

Когда он был помладше, еще немного слушался нас, теперь никто для него не авторитет. Сейчас он учится в 11-м классе. Мы с сестрами очень дружные, всегда заботимся друг о друге. Чего не сказать о брате, он причина всех наших семейных ссор.

Если даже брат не прав, родители его не ругают. Отец говорит, что боится, что в случает чего брат наложит на себя руки, и не хочет потерять единственного сына. Он всегда за него заступается и винит в конфликтах сестер.

Мы с мамой стараемся разговаривать с братом и объяснять ему. Но он в ответ орет на нас. Думая о наших с братом отношениях, иногда не сплю ночами.

Девочка тоже ребенок

– Не успела я забеременеть, свекровь начала твердить, что я должна родить ей внука. Повторяла пресловутую фразу, что у плохих женщин рождаются одни дочки, всякий раз напоминала о том, что мужчине нужно продолжение рода.

Муж тоже не скрывал того, что ему хотелось бы сына, а не дочь. Я с ужасом ждала наступления беременности, а потом определения пола. Мне было без разницы, сын это будет или дочь. Просто я боялась, что, если рожу дочь, ее не будут любить папа и бабушка.

Потом я родила сына. Все были счастливы, но, как оказалось, ненадолго. Теперь твердят, что мальчик не должен быть один, ему нужен брат. Даже не знаю, как им объяснить, что девочка тоже ребенок и вообще пол ребенка зависит от мужчины.

Я заметила, что у многих женщин вокруг такая проблема – от них ждут сыновей и только.

Умутай Даулетова, специалист по гендерным вопросам

– Предпочтение мальчиков девочкам было довольно развито во многих культурах. Да и в современном мире мы знаем о многих примерах, когда женщин заставляли делать аборты, если УЗИ показывало, что ребенок не того пола, который был нужен семье.

Женщины вынуждены были делать аборт, поскольку в патриархальных устоях предпочтения отдают мальчикам. Такой способ контроля называется селективным абортом. К примеру, он широко практикуется в Китае, Индии, Бангладеш.

Ужасающе, конечно, но в связи с ростом доступности процедуры УЗИ практика селективных абортов растет в сельских регионах этих стран.

Причина в том, что мальчик считается гордостью в семье и наследником не только имущества, но и рода. Даже в Санжыра (генеология, родословная. – Прим. Kaktus.media) указываются только дети мужского рода. К девочкам отношение в семье как к чужому ребенку.

Вообще есть такой интересный феномен – когда человеку нечем гордиться, он начинает использовать врожденные элементы принадлежности к полу, к какому-то племени, к цвету глаз, кожи и прочее, но не к каким-то достижениям, в которые должны вкладываться силы.

Обвиняют в рождении девочек, конечно, женщин, хотя мы знаем, что пол ребенка зависит от мужчины. Но это неудивительно, ведь мужчина – “глава семьи” и он “никогда не ошибается”. Для такого мужчины “ошибется” кто угодно: природа, генетика, но не он.

Нормы, прививаемые мальчикам с детства, не позволяют ему делать ошибок, а значит, по мнению общества, проявить слабость. Знаю много историй подруг, которые обеспечивают родителей самостоятельно, иногда пытаясь оправдать роль “девочки”, однако даже и в этих случаях не получают достаточного признания родителей.

Ильдар Акбутин, психолог

– Это устаревший анахронизм, когда мужчина считался неудачливым, если у него не было наследника и продолжателя рода.

В наше время такая зацикленность может говорить о невежестве, когда наукой доказано, что пол ребенка зависит от мужчины, а не от женщины.

Я бы порекомендовал женщине, у которой одни девочки, помнить, что она не обязана терпеть упреки мужа и родственников. Нельзя позволять обесценивать себя и винить за то, в чем вы не виноваты.

К тому же важно помнить, что ваши девочки также должны быть защищены, чтобы им не передалось чувство вины по наследству. Иначе в их судьбе этот сценарий может повториться. Для этого вам необходимо показать им модель здоровых отношений.

Источник: https://kaktus.media/doc/377330_ne_mogy_rodit_syna_myjy._o_tom_kak_kyrgyzstancy_otnosiatsia_k_poly_rebenka.html

Для родителей
Добавить комментарий