Взрослая любовь и маленькие дети

Дошкольная любовь: большое чувство маленьких детей

Взрослая любовь и маленькие дети

А помните ли вы, в каком возрасте впервые влюбились? Большинство ответит, что к этому времени вам не было еще и семи лет… Возможно сейчас, по прошествии десятков лет, вы с трудом восстановите те чувства, которые вас настигли в детском саду.

Но тогда, много лет назад, где-нибудь в песочнице или на качелях это было самым настоящим смыслом жизни.

Архив “ТС”

А помните ли вы, в каком возрасте впервые влюбились? Сколько вам было, когда вас первый раз позвали замуж/жениться? Большинство ответит, что к этому времени вам не было еще и семи лет…

Возможно сейчас, по прошествии десятков лет, вы с трудом восстановите те чувства, которые вас настигли в детском саду.

Но тогда, много лет назад, где-нибудь в песочнице или на качелях это было самым настоящим смыслом жизни.

Полноценные чувства

Как правило, детсадовская любовь детей – единственная, которую родители переживают без особых тревог и переживаний. Это потому, что первая влюбленность ни к чему не обязывает и неожиданной свадьбой через месяц не грозит.

И мама с папой просто умиляются, считая очень забавными «взрослые» детские эмоции, с которыми их чадо столкнулось первый раз.

Однако проливать слезы нежности и умильности – мало, необходимо подойти к этим чувствам внимательно, стараясь понять своего ребенка.

Вот что по этому поводу думает психолог Софья Сергеева: «Несмотря на то что дошкольная любовь, само собой, не является гарантированной предпосылкой к серьезным отношениям, родителям нужно быть очень внимательными и деликатными по отношению к своему ребенку.

Нужно быть осторожными и за излишним умилением не задеть «влюбленного», не давать ему повод думать, что его высмеивают или не воспринимают всерьез. Любовь в пятилетнем возрасте – тоже чувство, имеющее право на уважение и принятие.

Именно в дошкольном возрасте начинают закладываться первоначальные представления о взаимоотношениях полов.

И если сейчас отнестись к первой детской влюбленности несерьезно или, хуже того, негативно или высмеивать ее, то потом, влюбившись в подростковом возрасте, ребенок будет разочарован и уже не будет прислушиваться к вашему мнению. У него будет подорвано адекватное понимание этого чувства.

Именно поэтому будьте чуткими, но не дотошными, а также советую относиться к юной любви как ко взрослой и полноценной. Задайте ребенку вопрос: «Почему тебе больше всех нравится именно этот мальчик?» или «…именно эта девочка?» Поговорите с ребенком о том, какими качествами желательно обладать его будущей избраннице или ее будущему избраннику. Спросите его и внимательно выслушайте ответ».

Влюбиться не по-детски

«Когда я была в средней группе в детском саду, у меня завязались очень даже серьезные отношения с одногруппником – у нас шкафчики располагались рядом, это не могло нас не сблизить. Мой – с белочкой, его – с зайчиком, – рассказывает Елена Андреева, мама двоих детей.

– Все у нас развивалось по классическому сюжету: он меня дергал за косички, я задирала нос и нарочно громко говорила подружкам, какой он глупый мальчик. Но дома я вела себя иначе. Я рассказывала родителям о том, что Витя очень красивый мальчик, что он умеет «делать колесо» и т. д.

И однажды, спустя какое-то время после таких взаимных подколов, задирок, Витя во время тихого часа шепнул мне: «А давай поженимся!» Ну и, разумеется, домой я пришла со словами: «Мы с Витькой решили пожениться!» Но, к сожалению, вскоре семья моего возлюбленного переехала в другой район или даже в другой город, и наша свадьба «сорвалась».

Это сейчас довольно забавно вспоминать этот милый период, но тогда, в детстве, я тосковала после случившегося. А теперь я сама – мама, и мой младший ребенок сейчас ходит в подготовительную группу. Впервые влюбился, когда ему было 3 года. И ходил в садик исключительно ради своей возлюбленной – Сонечки.

Если по утром плохо вставал, капризничал, отказывался идти в садик, Сонечка была моим стопроцентным аргументом. Даже немного стыдно, что эксплуатировала его чувства, уговаривая сопротивляющегося сына: «Как же ты останешься дома? Ведь там Сонечка, она тебя ждет и скучает».

После этих слов все возражения и отказы забывались, сразу откуда-то брались силы и мы отправлялись в детсад. Но эта привязанность быстро сменилась новой – в группу пришла Юленька, белокурая красавица, в которую, мне кажется, влюбились все мальчишки. И мой, конечно, тоже. Но там уже мой «опытный сын» проявил себя почти как взрослый мужчина.

Пришел домой и заявил мне, что они с Юленькой даже поцеловались и он намерен на ней жениться. И потребовал у меня покупки кольца. И через некоторое время, после продолжительных уговоров и уверений меня в серьезности своих намерений, сын вручил колечко даме своего сердца. Я пошла на это, не видя в этом ничего криминального и особо значащего.

К тому же на носу было лето, каникулы. И я было уверена, что за три месяца сын Юлю забудет. Но нет. Он переживал и грустил, скучал по ней. Когда пришла пора возвращаться в группу в сентябре, мы узнали, что девочка будет ходить в другой садик. И мой ребенок тосковал по ней еще довольно длительное время. Как взрослый».

Комментирует Софья Сергеева: «Любовь — это очень серьезно! Обман, предательство или неожиданный финал (объект любви переехал, перешел в другой детски сад и т. д.) могут стать поистине горем и разочарованием для ребенка, которые влекут за собой вовсе не детские переживания.

А поскольку малыш в силу возраста не имеет возможности справиться с возникшей проблемой, то ему необходимо внимание и опыт взрослых. Здесь очень важно дать понять ребенку, что вы сопереживаете, понимаете и действительно хотите помочь.

Неправильным будет совет в духе «У тебя впереди таких Ванек (Сашек, Машек) будет еще ой-ой сколько!» Такие слова сыграют злую шутку. Во-первых, несмотря на юные годы, у вашего ребенка действительно возникло настоящее чувству к конкретному человеку.

И заменять здесь объект любви на что-то, что даже еще не существует в его жизни, неразумно и несерьезно. А во-вторых, таким образом вы прививаете малышу легкомысленное и поверхностное отношение к столь глубокому и важному чувству, как любовь.

Выбрав правильное, мудрое поведение во взаимоотношениях с ребенком в его детстве, вы сможете предостеречь его от грубых ошибок во взрослом будущем. Это можно сделать лишь через понимание, доверие, готовность терпеливо выслушать. Нет ничего опаснее, чем спешка, неуместные шутки или снисходительные нравоучения».

Продолжение следует?

А ведь случается такое, что детская любовь не заканчивается после выпускного в садике. Дети идут вместе в школу, продолжают общаться, вместе растут. Более того, иногда у них дружат родители, что еще больше способствует их сближению.

Конечно, далеко не каждый может похвастаться, что любил один раз в жизни, что познал это чувство на детсадовской скамье и вместе со своей возлюбленной пронес его через всю жизнь. Такое развитие событий скорее исключение, нежели правило и рядовая ситуация.

Но тем не менее это подтверждает то, что даже в трех-четырехлетнем возрасте ребенок может переживать поистине настоящее чувство.

…Как-то у меня дома раздался телефонный звонок. И детский голос попросил к телефону Артема (мой маленький племянник). Я позвала. И потом спрашиваю, кто же это звонил.

Артем сказал, что звонила Светка, что они уже три раза целовались и что она скучает и, вероятно, в ближайшем будущем у них будет свадьба. С ближайшим будущем он, конечно, преувеличил.

А вот в остальном – кто знает, кто знает…

А какова была ваша первая любовь?

Ирина Клочихина, для «Фонтанки.ру»

Источник: https://www.fontanka.ru/2013/02/21/082/

Взрослая любовь и маленькие дети

Взрослая любовь и маленькие дети

Большинство людей вспоминают начало отношений и первые месяцы совместной жизни с легкой грустью. «Мы так любили друг друга – просто дня не могли прожить в разлуке. С утра до ночи вместе, глядя в глаза, держась за руки, – так мы готовы были проводить каждый день.

Цветы, подарки, море ласковых слов, и весь мир только для нас… Сейчас все, конечно, не так…» На самом деле это ведь очень хорошо, что такие чувства долго не длятся. Представьте, сколько всего интересного вы пропустили бы вокруг, если бы так и продолжали смотреть только друг на друга и держать друг друга за руки.

Вся жизнь прошла бы мимо благодаря такой любви. Так что природа поступила очень мудро, ограничив сроки романтических чувств. Хотя думала она при этом, конечно, о другом – о детях. Сильные чувства нужны, чтобы создать пары и обеспечить рождение ребенка. А вот потом люди должны резко переключиться на малыша.

Значит, решила природа, любовь в первозданном, страстном виде должна продолжаться от года до двух. После этого женщина пусть продолжает заботиться о детях, ставя их на ноги, а мужчина – подумает, не надо ли кого еще обеспечить потомством.

А то мало ли чего… Наводнение, например, голод, звери дикие – чем больше людей останется, тем для человечества лучше.

https://www.youtube.com/watch?v=Z2UmK_juvkM

С изменением климата и условий жизни кое-что из плана природы людям откорректировать удалось. Например, существенно ограничив полигамию, создавать относительно стойкие брачные союзы (хотя на борьбу с мужской заботой об обеспечении потомством всех женских особей тратится слишком много сил).

Но во многом природа осталась непреклонна. Страсть должна уйти! Все внимание – детям! Для многих это оказывается неожиданностью, и уже через год совместной жизни больше половины браков оказывается под угрозой распада, не выдержав испытания рутиной, с чувством, что «все оказалось не так».

Многим даже не хочется прилагать усилия, чтобы что-то изменить. Они расстаются, так и не узнав, что на смену страсти приходят не менее прекрасные и удивительные чувства.

Что жизнь двух людей в браке – это не спуск по наклонной плоскости эмоций, а постоянные изменения со спадами и подъемами (и даже страсть, кстати, циклически возвращается).

Пример для подражания

Психологи давно заметили одну интересную особенность. Люди, счастливые в браке, оценивают жизнь и чувства своих родителей тоже как счастье. Те, кто уверен, что любовь может длиться всю жизнь, имели возможность наблюдать трогательные и нежные чувства своих мама и пап, а также бабушек и дедушек.

Неужели любовь передается по наследству? Да, по большей части это так. Какими должны быть отношения, что для этого нужно делать – все это мы усваиваем с раннего детства на примерах близких.

Причем имеют значение как основополагающие факты (например, наличие или отсутствие конфликтов, разводов, само по себе совместное или раздельное проживание), так и множество мелочей, которые мы подчас даже не замечаем.

Поцелуи при встречах и расставаниях, привычка спрашивать, как прошел день, – такой набор картинок семейной жизни к взрослому возрасту есть у каждого из нас, и именно на него мы ориентируемся, выбирая себе спутника и выстраивая с ним отношения.

«Я сделал предложение своей жене, когда она забинтовывала мне рану на ноге. Наверное, странно, но именно в тот момент я понял, что очень ее люблю.

Она так ласково гладила меня по голове, так нежно дула на забинтованную коленку… Я вспомнил, как лет двадцать назад моя мама точно так же забинтовывала ногу папе, когда мы ходили в поход.

Правда, я вспомнил это уже потом, когда все стали спрашивать, почему для предложения я выбрал такую неожиданную ситуацию. А в тот момент меня как осенило – вот, это точно любовь! Я не ошибся – у нас двое детей, а отношения все такие же нежные» (Олег, 34 года).

Родительская семья – невольный образец для подражания. Зная это, легче понять партнера в конфликтных ситуациях.

Но как именно проявлять любовь? Что должно быть доступно для детского взгляда, а что находиться под грифом «Только для взрослых»? На этот вопрос ответить сложнее, чем кажется. Потому что дело, наверное, не в конкретном действии, а в том, как именно это происходит.

Объятия, поцелуи, ласки – ну практически все, кроме непосредственно интимных отношений, – все это не имеет смысла скрывать.

У ребенка это часто вызывает ревность? Ничего страшного – ревность в небольших размерах бывает даже полезна, а привыкать к мысли, что между родителями есть свои, личные отношения, лучше как можно раньше. Но почувствуйте разницу между ситуациями!

Первая. Родители сидят на диване, обнимаются и обмениваются шутливыми ласками. Ребенок, видя это, бросает свои игрушки и прыгает на них. Совсем маленький может буквально насильно оттаскивать маму от папы, чадо постарше будет просто пытаться увлечь их внимание собой.

Они, понимая это и находя ситуацию веселой, быстро переключаются на него. То, что происходит, теперь больше похоже на шумную игру, чем на ласки. Ребенок, довольный тем, что все оказывается на своих местах и про него не забыли, вновь возвращается к своим игрушкам.

Вторая ситуация начинается точно так же, но ребенок, пытающийся завладеть вниманием, слышит реплики недовольства. «Послушай, ты можешь оставить родителей в покое на минуту?», «Иди и займись своими игрушками!» − говорят ему и всем своим видом показывают, что его присутствие в данный момент очень нежелательно.

Что может чувствовать ребенок в первом случае? Уверенность и ощущение стабильности. И оно сохранится, даже если иногда родители оставляют его на попечение бабушек или няни, уходя гулять вдвоем. А во втором ревность может стать очень сильной.

У ребенка появляется чувство тревоги и ненужности, которое может проявиться в расстройстве сна, навязчивых действиях, намеренно негативных поступках или даже самых настоящих заболеваниях.

Головная боль, энурез, нарушения работы желудка и кишечника – такими могут быть последствия, появившиеся по механизму условной желательности. «Меня любят, только если я болею, а вообще родителям не до меня» − примерно такое ощущение запускает стремление болеть и привлечь к себе родительскую любовь.

Так что это еще один пример того, что все хорошо в меру. «Мы очень любим друг друга, но тебя мы любим не меньше, и ты не мешаешь, а делаешь нашу жизнь еще лучше» − примерно это должен понять ребенок. Нет, не понять – постоянно чувствовать.

Ребенку надо знать, что он не мешает родителям, а делает их жизнь намного лучше, – тогда и ревность его к любви между мамой и папой сойдет на нет.

Что же касается сексуальных отношений, то и здесь запретов должно быть меньше. Видеть все, что происходит в спальне, ребенку не стоит. Но сам факт того, что родители хотят быть вместе, находиться в непосредственной близости, скрывать ни к чему.

И не бойтесь, что ребенка начнут мучить вопросы «Зачем вы спите вместе?», «Что вы там делаете?» − наоборот, дети, для которых любовь мужчины и женщины − повседневная реальность, норма жизни, почти не интересуются половыми вопросами.

Они как бы подсознательным чутьем усваивают, что есть что-то, что принадлежит пока только взрослым. И для них оно не представляет повышенного или болезненного интереса.

Малыш должен понимать, что между родителями тоже существуют отношения. Тогда ему легче будет принять факт, что им иногда нужно побыть вдвоем, без него.

Бывает так, что любовь уходит безвозвратно и людей волнует только один вопрос – что делать? Сохранять отношения ради детей, чтобы они не чувствовали себя ущербными, или же расстаться, начав новую жизнь? Конечно, в каждом случае решение будет зависеть от множества самых разных обстоятельств, но в жизни детей, чьи родители на грани развода или уже пережили его, есть общие моменты.

Во-первых, это чувство вины. Ребенок не может понять всех сложностей взрослых отношений, он в силу своей эгоцентричности думает, что все происходящее обязательно связано с ним самим.

Если родители расстаются (а ведь при этом кто-то один уходит), значит, я чем-то его не устраивал.

И это чувство может сохраниться на всю жизнь – в виде ответственности перед родителями и неловкости в общении с ними.

Во-вторых, напряженность. Жизнь ребенка меняется, и часто совсем не в лучшую сторону. Даже если развод был желателен с обеих сторон, отношения трудно сделать бывшими раз и навсегда. Часто остаются поводы для споров, ссор и претензий.

И хорошо еще, если все понимают, что ребенка просто необходимо от всех негативных явлений разводного периода оградить. Иначе дети могут вообще терять почву под ногами, не понимая, что происходит в этом мире. Мама Вари ушла от мужа, когда девочке было 4 года.

Сначала всех устраивало, что Варя живет с мамой, но потом муж стал настаивать на передаче прав на ребенка ему. И хотя судебным порядком добиться этого не удалось, его требования общения становились все более жесткими. Череда скандалов иногда сменялась затишьем, но, бывало, переходила в настоящие драки.

Бабушка забрала ребенка к себе, чтобы обеспечить более спокойные условия жизни. Но, даже приезжая в гости к ребенку – поодиночке или вместе, родители не могли удержаться от взаимных обвинений. Двухлетняя драма привела к тому, что Варя стала сильно заикаться, ее поставили на учет к врачу-неврологу.

Бабушка ходила с девочкой по врачам и на специальные занятия. А родители… Родители опять поженились. Их ненависть была столь же сильной, как и любовь, и обновленная семья стала только крепче. Но дети все это понять не в состоянии, и их потери в результате баталий взрослых могут быть невосполнимыми.

Другой случай семейно-любовной драмы – измены. По результатам исследований 2007 года, 76% мужчин и 50% женщин, живущих в крупных городах, имеют периодические или постоянные любовные отношения на стороне. Какое, казалось бы, это имеет отношение к детям – ведь и собственный партнер вряд ли что-то узнает.

Узнать, возможно, не узнает – ни партнер, ни тем более ребенок (ему же еще и понятие измены не известно), а почувствуют все. Когда люди живут вместе больше двух-трех лет, у них обостряется взаимная чувствительность на эмоции. Мы все понимаем без слов – по глазам, по запаху, по голосу, по интонациям, жестам. Мы чувствуем – и это рождает тревогу.

Но формально получаем подтверждение прямо противоположное: «Нет, дорогая, я люблю только тебя, тебе все это показалось».

И когда так продолжается месяцы и годы, то появляется тревога еще более опасная. Неосознанная семейная тревога (так называют ее психологи) проявляется в постоянно витающем неясном страхе, борьбе мыслей с чувствами.

Она выматывает и иногда приводит к нервному срыву, но, что еще более неприятно, – от нее страдают и дети. Чувство, что «что-то не так, но не могу понять, что именно», передается и им.

Нормальной такую ситуацию назвать нельзя, тем более что и скандалы (формально – по другим поводам) происходят в таких семьях гораздо чаще. Так что без конструктивного подхода здесь не обойтись.

В любых ситуациях важно помнить, что в семье есть дети, и уж они-то в конфликте между родителями никоим образом не виноваты.

Чужая свадьба

Если к любовным отношениям своих родителей ребенок привыкает с детства, то повторный брак мамы или папы бывает стрессом. Для ребенка новый избранник долгое время будет просто чужим, в лучшем случае – хорошим знакомым. И реакция на ваши с ним чувства может быть совершенно неожиданной.

«Родители развелись, когда мне было три года. Я жила с мамой, но выходные часто проводила у отца. Потом мама вышла замуж. «Теперь нам будет гораздо лучше втроем», − сказала она мне. Но лично мне лучше не стало. Я хорошо помню, как на Новый год загадала желание, чтобы новый муж провалился сквозь землю.

Сейчас, конечно, неловко за глупые детские мысли – тем более что Александр оказался очень хорошим человеком. Но тогда мне было неприятно целовать маму, когда я знала, что его она тоже целовала». Что делать? Постараться быть более чуткими к ребенку и понять, что же он испытывает в данной ситуации.

Возможно, он готов все принять так, как есть, – тогда не стоит волноваться. Но, возможно, ситуация для него слишком травматична, и тогда, не стоит демонстрировать чувства слишком открыто. Не нужно никаких лишних объяснений, попыток внушить, что он должен реагировать более позитивно.

Подождите, дайте время самому во всем разобраться или хотя бы привыкнуть.

Источник: http://www.parents.ru/article/vzroslaya-lyubov-imalenkie-deti/

Почему нельзя любить ребенка?

Взрослая любовь и маленькие дети

Почему-то в нашем обществе принято считать ребёнка чем-то благим, ценным и очень важным. Множество семейств организовываются вокруг этого ядра, подстраивая, переделывая, ломая свою жизнь под ребенка, и никак не наоборот.

Уже с этого момента начинают формироваться оковы, которые найдут свое отображение, когда ребёнок вырастет, и то вырастет совсем не таким, каким его старательно «лепили» все, кто только мог: бабушки, мамы, папы, тёти и многие другие.

В ребёнке действительно скрыт потенциал человека, личности, однако из этого вовсе не следует, что из него в будущем действительно получится человек. Как недостаточно иметь глаза, чтобы видеть, и руки, чтобы творить, так же недостаточно содержать в себе этот потенциал, чтобы стать человеком.

Нужны особые общественные условия, которые позволят ребенку увидеть мир человеческим взглядом, превратить свои конечности в деятельное начало, развиться из зародыша в полноценную личность.

Однако любовь родителей разрушает возможность этой метаморфозы на корню, превращая ребенка в специфический вид собственности. По своей сути это любимый раб, о жизни которого родители очень беспокоятся, при этом продолжая держать его в неволе, формируя в нем лишь примитивные потребности, как, например, есть, спать, быть конкурентоспособной личностью…

Так много любви, которая буквально душит ребёнка. А может, хватит уже любить детей? Может, пора с ними уже как-то по-человечески?

Большинство детей совершенно оторваны от реальной жизни, они никак не приобщены к общественному делу, к естественной среде.

Они живут в суррогатном, отчужденном мире, которой им с такой любовью создают родители – мире без забот, без проблем, без противоречий.

Детей учат разукрашивать мир в бело-черные цвета, говоря только о том, что хорошо, а что плохо, вырывая ситуацию из контекста, абсолютизируя.

В 1956 году француженка Марсель Же Бер проводила исследования развития детей в Уганде, и получила неожиданные результаты.

Несмотря на безмерную любовь европейцев к своим чадам и стремление воспитывать их, оказалось, что по уровню психического и физического развития маленькие африканцы из бедных семей в первые годы жизни значительно обгоняют европейских детей.

При всей сложности и нищете их жизни, дети почему-то развиваются быстрее, правда, это продолжается где-то до 3-4 лет, в дальнейшем ситуация кардинально меняется благодаря достижениям западной цивилизации.

Европейские родители водят детей по центрам раннего развития начиная с 2-х лет, развлекают и развращают их. В африканских семьях появление ребенка – дело обыденное и ничем не примечательное. Люди живут своей естественной жизнью, и вовлекают в эту жизнь свое потомство по мере взросления. Мама-африканка не держит малыша в кроватке, не возит в коляске и не сажает в манеж.

С рождения малыш находится возле матери, привязанный к ней платком или куском материи. Ребенок познает мир, видит то же, что видит мать. И спать он ложится тоже с матерью. Он постоянно примотан к ней, дабы она не отвлекалась от общественных дел и оставалась полноценным членом общины.

Дети растут уравновешенными, не капризными, с рождения они осознают себя в этой целостности, в которую постепенно все больше вливаются.

Единственные же возможные взаимоотношений европейских родителей с детьми – это поклонение ребёнку. Современные профессиональные родители всё контролируют, всё знают. Даже самая простая игра, и та была отобрана у детей и вписана график ежедневных занятий. И то, что должно было быть спонтанным и свободным, сейчас тщательно спланировано.

Очень точно выразил это американский сатирик Джордж Карлин: «Когда теперь ребёнок будет просто сидеть во дворе с палкой? Вы понимаете, просто сидеть там с обыкновенной палкой. Современные дети вообще знают, что такое палка? Ну, вы понимаете. Сидишь во дворе с обычной палкой и копаешь обычную ямку. Вы понимаете.

Но у детей больше нет палок. Не думаю, что палки вообще остались. Думаю, их все отозвали из-за некачественной краски. Кто бы мог подумать, что когда-нибудь производство палок будет переведено в Китай. Но вы ведь знаете, что ребёнок всё рано не должен тратить свое время на палку.

Ему 4 года, и он должен готовиться к вступительным экзаменам в детский сад» [1].

Дети давно уже стали мощнейшим инструментом для раскрутки гонки потребления. «Заставить человека любить себя маниакальной любовью – это все-таки довольно сложная морально-этическая задача. А вот любовь к ребёнку – с полуоборота. Дальше только счётчик включай» [2].

В обществе был умело сформирован общий подход к тому, что дети – особенные. Ведь это так выгодно. Каждый ребёнок особенный, и вещи ему нужны только особенные. Но ведь каждый ребёнок вскоре станет взрослым.

И что тогда? Как насчёт каждого взрослого? Разве каждый взрослый также особенный? А если нет, тогда в каком возрасте он переходит от особенного к неособенному?

«Особенностью» ребенка успешно воспользовалось коммерческое телевиденье, прежде всего рекламная индустрия. Культ ребенка стал в открытую пропагандироваться с 50-х годов ХХ века, когда в США было создано первое коммерческое телевиденье.

Лозунг «Все лучшее детям» приобрел новую, товарную окраску, и под ярлыком «лучшее» стал преподносить именно наличие тех или иных товаров для ребенка.

Если же вы не покупаете «лучшее», значит, вы недостаточно любите свое чадо; что же подумают окружающие, как быть с общественным мнением и общественной нормой, ведь их никто не отменял.

Правда, мало кто задумывается над тем, что она может быть «бутафорской» и существовать просто потому, что определенный круг людей интересует собственное обогащение, а не то, насколько счастлив ваш ребенок и насколько хорошо для него такое огромное количество «детских» товаров.

В наше время индустрия рекламы все менее нацелена на взрослых, родителей, и все более сконцентрирована на детях. «Правильные» установки по отношению к тому или иному товару стараются сформировать у человека как можно раньше. В этом есть своя логика.

Многие специалисты ограничивают верхнюю возрастную «планку» любой целевой аудитории 45 годами. Считается, что затем воздействовать на мнение человека практически невозможно.

Зачем биться головой о стену, пытаясь заполучить признание людей с уже устоявшимися взглядами? Гораздо выгоднее привлечь к себе молодую аудиторию, легко воспринимающую все новое, с неустоявшимися вкусами, привычками, с еще несформировавшимися ценностями, жизненными стремлениями.

Поколение, с юных лет воспитанное в духе приверженности к определенному товару, сохранит свою привязанность на протяжении всей жизни. Они пронесут свою лояльность через годы, а рекламные бюджеты, не формирующие, а лишь поддерживающие интерес этих людей, существенно снизятся.

Как свидетельствует опрос, проведенный в 2003 году компанией «Комкон-Медиа», именно малыши составляют более половины (52,4%) зрительской аудитории, на которую так рассчитывают рекламодатели.

Причем чем старше становится ребенок, тем меньше он смотрит рекламу.

Согласно полученным данным, если в 9-летнем возрасте рекламный ролик до конца досматривает 44,8% детей, то к 19 годам – только 15,9% [6].

В свое время педагогика была сознательно поставлена в служение товарной индустрии, ведь появилась необходимость научно подкреплять «особенность» детей и их потребностей. Современная педагогика переживает не самые лучшие времена, она окончательно деформировалась в науку о детях.

Именно дети давно уже стали её центральной составляющей, солнцем, вокруг которого вращаются все другие небесные тела. Педагоги не задаются вопросом, как вырастить человека, личность, они вовсю кричат о том, что самый малый ребёнок – это уже личность, и относится к нему нужно соответствующе.

Но позвольте, откуда же она в нем взялась, эта личность? Неужели она заложена в человеческих генах? Достаточно выйти из утробы матери – и ты уже личность.

На самом деле, как говорил Ильенков, «личность не только существует, но и впервые рождается именно как “узелок”, завязывающийся в сети взаимных отношений, которые возникают между индивидами в процессе коллективной деятельности (труда) по поводу вещей, созданных и создаваемых трудом» [3; 670]. И никак иначе.

Общественные отношения будут играть здесь определяющею роль, ведь влияние родителей на ребенка начинается и заканчивается в рамках общественного, даже если они сознательно от этого уходят. Яркий тому пример – воспитание в семье Никитиных.

Знаменитые педагоги-практики, родители семерых детей, стали известными во всем мире с 60-х годов ХХ века благодаря тому, что привлекли внимание общественности к уникальным возможностям раннего развития детей и заложили в свое время основы для того, что сегодня называется «сознательным родительством» [5].

Однако даже у Никитиных правильно сформировавшийся внутри семьи «узелок» при выходе на общественное показал свою слабину и односторонность.

Дети с высокими, даже гениальными достижениями в физическом и интеллектуальном плане вскоре стали такими же, как и их ровесники, при том что многие прочили им великое будущее.

Общество оказалось не готовым их принять, дать им тот уровень ответственности, значимости деятельности, в котором они нуждались для дальнейшего становления, развития.

Необходимо понимать, что «личность вообще есть единичное выражение жизнедеятельности “ансамбля социальных отношений вообще”. Данная личность есть единичное выражение той по необходимости ограниченной совокупности этих отношений, которыми она непосредственно связана с другими индивидами – “органами” этого коллективного “тела”, тела рода человеческого» [3; 671].

задача педагогики и состоит в том, чтобы создать качественно новый уровень потребности, значимости этой личности в общественной системе.

Не выпуск штампованных индивидов, которые станут незаменимыми винтиками в производстве, а воспитание личностей, которые сделают производство винтиком в построении нового общества. Именно в таком массовом масштабе необходимо мыслить современным педагогам и родителям, не более и не менее.

И здесь не существует универсальной готовой схемы, метода, подхода, который решит все поставленные задачи педагогики. Но ни в коем случае мы не имеем права низводить педагогику до уровня науки о ребенке.

Как говорил в свое время Януш Корчак, «одна из грубейших ошибок – считать, что педагогика является наукой о ребёнке, а не о человеке. Вспыльчивый ребёнок, не помня себя, ударил; взрослый, не помня себя, убил.

У простодушного ребёнка выманили игрушку; у взрослого — подпись на векселе. Легкомысленный ребёнок за десятку, данную ему на тетрадь, купил конфет; взрослый проиграл в карты все своё состояние.

Детей нет — есть люди, но с иным масштабом понятий, иным запасом опыта, иными влечениями, иной игрой чувств…» [4; 110].

Да, дети действительно особенные – в том плане, что они слишком маленькие, глупые, диспропорциональные. Они недоделанные. Недоделанная, незавершенная работа. Разве стоит высоко ценить неоконченную работу?

Дети – это идеальный вариант для развития товарного производства, нагромождения вещей, увеличения прибавочной стоимости, ведь они бездумные, требовательные, капризные, увлекающиеся, они пока ещё не способны видеть мир глазами всего человечества. Они исходят из своих прихотей, потому что их так обучили и научили.

Для них выпускается невозможное количество товаров, которые не предлагают содержательной составляющей, но при этом имеют привлекательную внешнюю оболочку. Дети учатся любить что-то, лишь присваивая это себе.

Так же, как родители не сумели полюбить их, не владея, не присваивая себе, ведь это подразумевало бы наличие человеческого общества и их реализации как личностей в этом обществе. Не составляющих механизма производства, не рынка сбыта товаров, а главной цели самого производства.

Ведь производство должно работать не ради обогащения и прибавочной стоимости, а именно ради счастья человеческого. Не машина пришла в этот мир и была создана человеком, чтобы поработить его; а человек призван поставить её себе на служение, чтобы освободить руки истинного творца, деятеля.

Но если имеющееся общество не человеческое, а капиталистическое, что тогда? Откуда взять правильное понимание ребенка и его общественной роли? Необходимо противостоять существующему положению вещей, суметь разглядеть в данной жизни переходящий момент – процесс преодоления; увидеть в нынешнем моменте возможность перехода в «становящееся», в человеческое. Задача действительно непростая. И прежде всего потому, что самому родителю необходимо суметь стать и быть человеком даже при совершенно бесчеловечных условиях жизни.

Ссылки

1. Джордж Карлин. О современных детях. 

2. Дмитрий Соколов-Митрич: Все лучшее – детям!

3. Ильенков Э.В. Философия и культур / Э.В.Ильенков. – Москва-Воронеж: «МОДЭК», 2010. – 808 с.

4. Корчак Я. Как любить ребенка / Януш Корчак. – М.: АСТ, 2014. – 308 с.

5. Сайт семьи Никитиных

6. Маленькие дети – самые ревностные поклонники телерекламы

Источник: https://commons.com.ua/pochemu-nelzya-lyubit-rebenka/

Психолог: Почему любовь родителей мешает детям расти самостоятельными

Взрослая любовь и маленькие дети

После двух лет родители все чаще слышат от детей: “Я сам”. А потом в одночасье “хочу” сменяется на “не хочу” и “не буду”.

В нашей семье самым популярным стал такой диалог:

– Я первый!

– Нет, я первый!

Как понять, ребенок врет или просто фантазирует

Признаюсь, я пользуюсь лидерскими амбициями сыновей в своих сугубо корыстных и практических интересах. Кто первый съест суп? Кто быстрее наведет порядок? Не надо тратить время на уговоры, которые нередко перетекают в угрозы и очень редко в реальные наказания.

Но все чаще мне становится не по себе, когда младший двухлетний Кирилл старается изо всех сил натянуть колготки, путается в них и, конечно же, проигрывает старшему брату.

Малыш расстраивается и бегает за мной со словами: “Мама, я! Я первый!” А пятилетний хитрец Ваня ходит вокруг и всем своим видом показывает, что его победа неоспорима. Я же пытаюсь быть справедливой к обоим.

Иногда похвалишь старшего, а младшего подбодришь и скажешь, что в следующий раз он обязательно будет первым. В другой раз срабатывает формула: оба лучшие: один просто первый, другой первый среди малышей.

Ничто на свете не сравнится с ясными глазами ребенка, наполненными радостью, гордостью и немного самолюбованием. А уж какое при этом выражение лица! Хотя муж считает это лирикой, которая только вредит воспитанию настоящих мужчин. Он строг и прямолинеен в оценке успехов. Но стоит понаблюдать за глазами папы, когда наши мальчишки превосходят в чем-то сверстников.

Быть первым и лучшим получается не всегда. Ваня очень любит собирать конструкторы. Чем старше он становится, тем меньше по размеру детали и тем сложнее что-нибудь построить. Нужно следовать инструкции, быть аккуратным и терпеливым… Это не всегда получается и ребенок бежит ко мне:

– Мама, помоги!

– Попробуй еще раз сам, если не получится, я помогу.

– Тогда я больше не хочу в это играть…

Так же заканчивается игра в футбол или баскетбол, если количество заброшенных Ваней мячей меньше, чем у мамы или папы.

На IT-форуме рассказали, как обезопасить детей в интернете

А вот младший сын пока проявляет чудеса настойчивости. Он настойчиво делает то, что наметил. Злится, нервничает, но упорно закручивает гайку или несет ко рту ложку с супом, проливая по дороге половину на стол. Не важно, что футболка надета задом наперед, половина еды – на полу, а куличик из сухого песка рассыпался. Он упрямо твердит: “Я сам” и отказывается от помощи.

Психологи называют это кризисом 3 лет. И советуют родителям быть терпеливыми и внимательными. Это очень не просто, особенно когда детей двое, мама работает, домашние дела сами не делаются, а времени не хватает.

И приступы самости случаются обычно в самые неподходящие для мамы моменты. Когда я в очередной раз злилась на Кирилла за то, что мы опаздываем, а он не позволяет мне его одеть, Ваня вдруг подошел ко мне и сказал: “Мама, не ругайся на Кирюшу.

Если он не будет пробовать сам, он так никогда и не научится. А я не смогу быть всегда рядом, чтобы ему помочь…”

С тех пор я стараюсь контролировать свои чувства. А еще поняла, что лирика в воспитании не так уж вредна, раз дети растут настоящими братьями.

Мнение эксперта

Наталья Киселева, детский психолог

– Мамы многое стремятся делать за своего ребенка, ведь так будет быстрее и качественнее. Может, это особенность нашего российского менталитета. Но когда взрослый распределяет и планирует свое время, это не значит, что ребенок воспринимает его так же. У него свое внутреннее время.

И если в данный момент перед двухлетним малышом стоит важная для него сверхзадача самому надеть колготки, ему стоит дать возможность доделать это до конца. А задача взрослого распределить время так, чтобы ребенок успевал сам доделать задуманное. Если времени совсем нет, можно сказать примерно так: “Ты все делаешь правильно.

Я только немного помогу, и мы доделаем это вместе”.

Имею право: Что должны родители своим детям

Это здорово, когда детей одолевает приступ самости. Это происходит в возрасте от 2 до 7 лет, когда ребенок только учится что-то делать сам и ему он получает от этого удовольствие.

Он будет многое делать по-своему и неправильно, так что родителям стоит запастись терпением и выдержкой, следить за выражением лица и своим внутренним состоянием.

Чем самостоятельнее становится ребенок, тем более нервными становятся родители.

Ребенок взрослеет, и одна психологическая особенность сменяет другую. То он начинает заявлять о себе, то уходит в апатию, то начинает вдруг капризничать или откровенно лениться.

Хочется посоветовать родителям быть терпеливыми, гибкими и изобретательными, чтобы суметь понять, что же на самом деле говорит вам ребенок своими действиями.

Если он стал слишком капризным – значит, что-то изменилось в семье или у него что-то болит, а может, просто переутомился.

Не стоит из одного “не хочу, не буду” накручивать целое мироздание. Если сегодня ребенок не хочет что-то делать, мы постараемся это принять и понять, что у него на то свои причины. Но продекларируем: “Я тебя понимаю, ты устал, и я помогу. А завтра ты сделаешь сам”.

Он может согласиться с вами или нет, но миротворческая фраза прозвучала, и ребенок ее запомнил. Никто ему не сказал, что он негодяй или неряха. Родителям важно правильно комментировать ситуацию и с точки зрения понимания, и с точки зрения того, как ее можно исправить.

Если в 2 года мы показываем малышу своим примером, как надо поступать, то с пятилетним ребенком, который уже многое умеет сам и проявляет характер, родители должны быть гибче: где-то отступить, где-то попробовать объяснить, а иногда и настоять на своем.

В 7 лет дети уже понимают суть процессов, систематизируют свою деятельность, и родители могут делать акцент на дружеских отношениях, не забывая, что у взрослых тоже есть характер.

Ученые: Кошка может стать причиной отставания ребенка в развитии

Когда дети стремятся быть первыми и лучшими, это нормальный и необходимый этап взросления. Но было бы неплохо научить ребенка такому понятию, как дружба.

Все начинается с игр в песочнице, когда появляется сверстник, которому малыш дает лопатку, а в ответ получает ведерко. Родители объясняют ребенку, что значим не вопрос первенства, а вопрос отношений и взаимодействия.

Для мамы это большой труд, ведь ребенку нужно не только говорить, но и показывать, а порой и долго уговаривать, потому что некоторые детки очень упрямые.

Не забывайте хвалить детей, но делайте это правильно. Слова: молодец, замечательно – не самая лучшая и информационная похвала для маленького человека. Лучше попробуйте так: ты был сегодня прекрасным другом, потому что поделился с товарищем.

Или ты был сегодня смелым и справедливым, потому что не дал малыша в обиду. Или ты был внимательным, добрым и помог бабушке найти ее очки. Напоминайте ребенку в чем именно он был хорош.

Если что-то не получается, лучше подбодрить ребенка, а не критиковать: “У тебя все получится правильно, если ты захочешь. Я верю, что ты можешь это сделать”.

Когда в семье двое и более детей, у них однозначно начинается соперничество, потому что маленькие дети борются за внимание мамы и хотят быть лучшими перед ней. В том, чтобы предлагать детям сделать что-то на скорость, нет ничего плохого. Это хорошая тренировка, дело делается быстрее.

Но при этом важно придумывать совместные действия, которые бы объясняли детям, что такое дружба и сотрудничество. Можно предложить им сделать общий плакат или вместе приготовить пиццу для всей семьи. Процесс сотворчества и содружества очень важен. А элемент соревновательности, особенно если в семье растут мальчики, это неплохо.

Они непременно столкнутся с этим в школе, во взрослой жизни, а так они будут уже готовы.

Справка “РГ”

Какие качества, по мнению россиян, делают людей лидерами?

20% – целеустремленность и настойчивость;

16% – человечность и забота о людях;

14% – честность и порядочность;

12% – умение побеждать;

12% – образованность.

По данным ФОМ

Кстати

Пять причин, почему дети не хотят делать это сами:

1. Родители излишне опекают своего ребенка (милый, я сейчас все сделаю, все покажу, принесу).

2. Не воспитывается умение преодолевать различные препятствия без помощи взрослого. Не получается закрыть крышечку – психует, одежда не слушается – стоит дикий ор. Мама-папа прибегают и делают все сами.

3. Разное воспитание в саду и дома. В садике – дисциплина, а дома маму с папой можно уговорить, пожаловаться, получить порцию сочувствия и ничего не сделать.

4. Взрослые слишком много критикуют действия ребенка. В итоге у крохи пропадают желание и мотивация.

5. У взрослых не хватает времени и терпения на ребенка.

По данным сайта http://detpsycholog.ru/

Источник: https://rg.ru/2015/06/04/deti.html

Для родителей
Добавить комментарий